О тшуве — Бейт Элоким. Суть тшувы — Часть 1

Дата: | Автор материала: Рабби Моше бен Йосеф из Терани (а-Мабит)

1342

Глава 2. Суть тшувы. Часть 1

Суть тшувы состоит в раскаянии в том, что <было содеяно> в прошлом, и в отказе от греха на будущее. Без выполнения двух этих условий тшува не будет полной: ведь если человек раскается в грехе, но не прекратит его совершать в будущем, это будет выглядеть так, как будто он и не раскаивался. Если же он оставит грех, не раскаявшись в том, что совершал его раньше, это будет выглядеть так, будто он оставил грех не из-за того, что так делать запрещено, а просто оттого, что более не вожделеет к нему. Ведь если он оставил грех по причине того, что Тора запретила его, он должен был также и раскаяться в содеянном. И хотя у тшувы есть много основ (рабейну Йона в первом разделе «Шаар а-Тшува» перечислил 20 основ тшувы) – все же этих двух достаточно для искупления грехов человека, а остальные нужны для того, чтобы восполнить и закрепить совершаемую им тшуву.

Слово «тшува» (от корня «шав», возвращаться, может быть использовано и как «оставить») указывает на то, что главное – это оставить грех, отвернуться от того, что делал ранее, и оставить свои дурные пути. А также указывает на раскаяние, когда человек разумом и мыслью оставляет то, что думал ранее, совершая дурные поступки, и раскаивается в этих помыслах. Остальные же основы не являются тшувой как таковой, не будучи настолько необходимыми для исполнения сути тшувы, как оставление греха и раскаяние. И в Торе разъясняется именно слово «тшува» в стихах «и возвратишься к Г-споду, Б-гу твоему», «когда возвратишься к Г-споду, Б-гу твоему», так как слово «тшува» намекает на обе основы, необходимые для нее, и основы эти четко разъяснены в словах пророков, как сказано: «Оставит злодей свой путь, и несправедливый человек – помыслы свои, и вернется к Г-споду…» (Йешаяу 55), и «Потому что, вернувшись, раскаялся я…» (Ирмияу 31). Так мы видим, что слово «тшува» упоминается в связи с оставлением греха и раскаянием, однако в первом случае тшува упомянута после оставления греха, а во втором – до раскаяния. Это учит нас общему правилу: оставление греха относится к будущему, и поэтому тшува упоминается после него, а раскаяние относится к прошлому, поэтому тшува упомянута до него. И также то, что грех был оставлен из-за тшувы, становится заметным только после того, как два или три раза у человека появится возможность совершить его, а он удержится. Поэтому и сказано: «Оставит злодей свой путь… и вернется к Г-споду…» – после того как у человека несколько раз была возможность совершить грех, а он удерживался от этого, становится ясно видно, что он совершил тшуву. Однако часть тшувы, связанная с раскаянием, начинается еще до того, как завершится часть ее, связанная с оставлением греха, и об этом написано «Потому что, вернувшись, раскаялся я…». То есть – теперь я уже сделал тшуву и в том, чтобы более не повторять тех поступков, которые я совершал до сих пор, <но> раскаялся сразу, еще в начале оставления греха.

Причина, по которой раскаяние и оставление греха являются основными составляющими тшувы, состоит в том, что они подобны составляющим греха, который не может быть завершен без замысла и действия. Потому, когда человек раскаивается мысленно, и когда появляется возможность согрешить – отказывается от нее, тем самым он совершает нечто, противоположное греху; согрешил мысленно и действием – и тшуву совершил так же. Подобное говорил и Шауль, обещая Давиду: «Не причиню я тебе более зла… Я проявил глупость и очень сильно ошибся» (Шмуэль I 26). Таким образом, тшува Шауля была полной – оставив грех, он пообещал: «Не причиню я тебе более зла», и, раскаиваясь, признал: «Я проявил глупость и очень сильно ошибся». Глупость заключалась в том, что он собирался причинить зло Давиду – и в результате это привело его к ошибке в действиях. <Сказал Шауль>: поскольку я понимаю, что это была глупость, я раскаиваюсь о прошлом, и не причиню тебе зла в будущем – это и есть полная тшува.

Человек сотворен с телом и душой, и грешит он при помощи и того и другого, соответственно, и тшува должна быть совершена и телом, и душой – в поступках и в мыслях, чтобы человек сохранился бы, как творение <Б-га> (Прим. ред. – нарушая волю Б-га, человек разрушает себя как творение, и только благодаря Его милости получает возможность исправиться с помощью тшувы, и тем самым поддержать свое существование). И об этом говорил Каин, <обращаясь к Всевышнему> (Берейшит 4): «Велик мой грех, чтобы снести его?» Поясняет Мидраш Раба (гл. 22): «Ты терпишь все, <что делают> высшие и низшие, а мой <грех> Ты не можешь стерпеть?» Это учит нас, что хотя он согрешил душою, которая принадлежит к «высшим», и телом, которое принадлежит к «низшим», поскольку Всевышний терпит и высших, и низших, сотворенных ради человека, Ему подобает стерпеть и грех Каина, ведь тот раскаялся в содеянном и оставил грех. А причиной греха стало то, что тот сам был сотворен и вылеплен из низшей материи, и поэтому он так сказал – поскольку человек почти что вынужден согрешить, ведь «нет праведника на земле, который поступал бы хорошо, и <ни разу> не согрешил бы», вследствие того, что тело человека сотворено из грубой материи, – поэтому Ты просто обязан принять тшуву того, кто оставляет грех. Ведь Ты терпишь весь мир, и если бы это не было так, то все творение мира оказалось бы напрасным, потому что невозможно, чтобы люди не грешили – один больше, один меньше, а ведь Творец не желает уничтожения мира, поэтому подобает Ему прощать.

Перевод – рав О. Климовский


https://www.beerot.ru/?p=17700