В кругу великих
— Часть вторая: Рав из Бриска — Глава третья

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

961

РАВ ИЗ БРИСКА

Глава третья

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОБЩЕСТВО

Многие полагали, – и поныне полагают, – что отношение нашего учителя к организации «Агудат Исраэль» было отрицательным. Это мнение основано на той открытой критике, которую он часто высказывал по поводу определенных вещей, которые там происходили. В действительности же все было наоборот.

Решения Большой конференции предопределяют то,

что будет решено на Небесах

Однажды наш учитель сказал мне: «Скажи им там, в «Агудат Исраэль», что я больший «агудовец», чем самые лучшие «агудовцы» – потому, что я знаю, что такое «Агудат Исраэль» и чем она должна быть. И только потому, что я ценю и считаю важным то, чем «Агудат Исраэль» должна быть, у меня есть критика по поводу происходящего там».

По этому случаю наш учитель поведал мне историю, очень хорошо показывающую его истинное отношение к «Агудат Исраэль». Позднее я рассказал ее на заседании «А-ваад а-поэль а-олами» («Действующее руководство» организации «Агудат Исраэль»), которое происходило накануне Четвертой большой конференции «Агудат Исраэль» в Иерусалиме (она была первой, проводившейся в Израиле), и вновь рассказал ее перед тысячами людей на одном из всеамериканских совещаний «Агудат Исраэль» в Соединенных Штатах.

История эта состоит в следующем. Перед Третьей большой конференцией в Меринбаде в 5697 (1937) г. наш учитель находился на отдыхе. В те дни на лице его была видна глубокая тревога. В один из дней к нему подошел адмор (духовный руководитель хасидов) из Соколова, который тоже находился там, и спросил его, почему он выглядит таким озабоченным.

Наш учитель ответил ему: «Верно, я чрезвычайно обеспокоен, и сейчас скажу тебе, чем. В ближайшие дни должна состояться Большая конференция, и там будут обсуждать вопрос о разделе земли Израиля (между евреями и арабами, согласно плану английского правительства), – о том, следует ли соглашаться с этим планом. Я опасаюсь, что они не примут решение в соответствии с мнением, основанном на Торе, и это не дает мне покоя».

Адмор из Соколова усмехнулся и сказал: «Рав действительно полагает, что решение, которое примет «Агудат Исраэль» на своей конференции, может решить судьбу этого дела? Ведь даже большую сионистскую организацию, способную оказывать влияние по разным каналам, – даже ее никто не спрашивает! Англичане примут такое решение, которое сочтут выгодным для себя! Какие влиянием пользуется у них «Агудат Исраэль»? Разве горстка людей, сидящих в Доме учения, способна что-то изменить?»

Наш учитель сказал ему: «Это ошибка! Судьба дела будет решаться именно на Большой конференции, как видно из сказанного в Талмуде (Сангедрин, 26а)».

У Шавны (человека, который был домоправителем у Хизкияу, царя Иудеи) были тринадцать по десять тысяч (то есть 130 тысяч) учеников. Когда пришел Санхерив (ассирийский царь) и осадил Иерусалим, Шавна и его ученики решили, что нужно сдаться ему, а Хизкияу (у которого было меньше учеников) считал, что сдаваться нельзя. Шавна написал записку и отправил ее с помощью лука и стрелы Санхериву; в ней он написал, что Шавна и его ученики считают, что следует сдаться, а Хизкияу и его ученики считают, что не следует сдаваться. Хизкияу боялся: быть может, не дай Б-г, мнение Святого благословенного склоняется за мнением большинства, и Он примет точку зрения Шавны: поскольку большинство полагает, что нужно сдаваться, Святой благословенный примет это решение. Пришел пророк (Йешаяу) и сказал ему: не будут они (люди Шавны) считаться большинством, поскольку они – нечестивцы и не составляют общины, подлежащей пересчету.

И далее наш учитель продолжал: «О том, что замышляют народы мира, сказано в Писании: «Замышляйте планы – они будут расстроены» (Йешаяу, 8:10); Святой благословенный не считается с ними. Даже то, чего желают и что задумывают сионисты, ничего не значит, ибо Он не считается с теми, которые считают себя свободными от Него, и отрицают Его; все это называется «совет нечестивых». Но с тем, что будет сказано и о чем будет решено на Большой конференции, считаются (на Небесах). Если на конференции будет решено о чем-то большинством мнений, то Святой благословенный исполнит то, о чем решит большинство Б-гобоязненных и праведных евреев, и поэтому я так сильно беспокоюсь. И я молюсь о том, чтобы они удостоились получить помощь с Небес, чтобы принять решение, согласное с мнением Торы».

Наш учитель закончил такими словами: «Вот какую важность я придаю движению, основанному для того, чтобы подчиняться мнению Торы! И если я высказываю критику по поводу его деятельности, то это не потому, что я «не агудовец», а потому, что я знаю, чем «Агудат Исраэль» должна быть».

Имя «Агудат Исраэль» обязывает ее представителей

Всем помнится история «детей Тегерана»[1] – как насильно отрывали детей, спасшихся от огня Катастрофы, от веры их отцов. Творились дела самые преступные и ужасающие. Детям срезали пейсы, поселяли их в нерелигиозных кибуцах, кормили некашерной едой, квасным в праздник Песах, ставили их перед тяжелыми испытаниями, и все это – с целью оторвать их от их веры, так, чтобы они согласились остаться в кибуцах. Ясно, что нашим людям не позволяли ступить на территорию этих кибуцев, и не было никакой возможности навещать тех детей. (Тот, кто хочет подробнее познакомиться с тем, до чего все это доходило, может найти материалы в брошюре Ялдей Теэран маашимим – «Дети Тегерана обвиняют», которую опубликовал в те дни раби Моше Шенфельд).

Наш учитель созвал тогда в своем доме совещание для продолжительного и глубокого обсуждения этой темы с участием всех без исключения глав ешив. В конце его было решено, что ни в коем случае нельзя уступать в требовании получить как минимум представительство в организации «Алият а-ноар», чтобы знать из первых рук обо всем происходящем, и чтобы ничто не оставалось для нас тайной. Если мы не получим на это согласия, то обязаны выйти на борьбу с этой организацией и с организацией «А-магбит а-меухедет»[2], что впоследствии действительно было сделано, когда Главный раввин, р. И. А. Герцог, также выступил против «Алият а-ноар» и «А-магбит а-меухедет» из-за их постыдных деяний в отношении детей.

После принятия этого решения возник вопрос о том, от имени какой организации должно действовать упомянутое представительство. Было выдвинуто предложение, чтобы представитель действовал от имени данного собрания, но наш учитель возразил, что собрание не является каким-то официальным органом, и у представительства не будет законной силы.

Было также выдвинуто другое предложение – о том, чтобы представитель действовал от имени Совета ешив, но наш учитель, подумав, отверг и это – по той причине, что Совет ешив не имеет влияния в делах подобного рода. Были еще предложения, детали которых я не помню в точности, но у него были возражения против всех. И тогда его спросили, в чем состоит его предложение.

Он ответил, что, по его мнению, это должен быть официальный представитель «Агудат Исраэль», но указания он должен получать от участников собрания. Присутствующие удивились: разве наш учитель является партийным деятелем, если он хочет, чтобы официальным представителем был член «Агудат Исраэль»?

Наш учитель объяснил это так: «Да! «Агудат Исраэль» основана для того, чтобы охранять Тору и чтобы воевать против сионистского движения[3] и против всех сил зла. Если этот представитель будет черпать свои полномочия в «Агудат Исраэль», то это будет обязывать его; он должен будет получать от нас указания, чтобы не свернуть с пути и не идти на компромиссы и уступки, ибо если он поступит так, то тем самым потеряет имя представителя «Агудат Исраэль». Если он будет называться только «представителем общины харедим«, то это будет чем-то неопределенным. Он может быть представителем харедим и сделать что-то непозволительное, но в качестве представителя «Агудат Исраэль» он, как я верю, будет чувствовать себя обязанным следовать принципам борьбы с сионизмом и его делами. В момент, когда он отступит от этого в своих делах, он естественным образом потеряет звание представителя «Агудат Исраэль», и мы пошлем вместо него кого-нибудь другого».

Движение «Цеирей Агудат Исраэль» под покровительством

нашего учителя

После кончины нашего учителя Хазон Иша деятели движения «Цеирей Агудат Исраэль» собрались на совет. Решение было таково: поскольку у нашего движения теперь нет наставника, указывающего ему путь, мы не сможем далее продолжать работу и должны осуществить то, о чем сказали мудрецы: «Так же, как мы получали (ранее) награду (с Небес) за толкование (Торы), – точно так же мы получим (теперь) награду за отказ от этого толкования»[4]. Но мы решили не делать этого по собственному нашему усмотрению, а получить прежде согласие рава из Бриска.

Я пошел к нему вместе с равом Моше Шенфельдом и равом Авраамом Райном, и мы сообщили ему о принятом решении. Но он, неожиданно для нас, сказал так: «Если вы пожелаете принять меня как своего наставника и духовного руководителя, я буду готов принять это на себя». Разумеется, мы с радостью приняли его предложение, и вопрос о прекращении деятельности «Цеирей Агудат Исраэль» сошел с повестки дня.

Это было великим чудом; ведь рав из Бриска, как известно, был из числа тех мудрецов, которые боятся брать на себя руководство и вынесение постановлений, и даже когда он был раввином города Бриска, отказывался выносить решения своей общине и позаботился о том, чтобы рядом с ним для исполнения этой обязанности находился большой мудрец Торы р. Ш. З. Ригер; а теперь он принимает на себя обязанность выносить решения по общественным делам! И действительно, с тех пор по всем вопросам, с которыми мы к нему обращались, он давал ясные указания, и не было случая, чтобы он сказал: «по этому делу я не могу принять решения».

Здесь было бы уместно процитировать отрывок из книги «Ор Йехезкель» духовного руководителя (ешив «Мир» и «Поневеж»), большого мудреца Торы р. Й. Левинштейна – его прощальное слово в адрес нашего учителя:

Все время, пока Хазон Иш был жив, рав из Бриска старался поменьше заниматься тем, чтобы отвечать обращающимся к нему, но после кончины Хазон Иша стал заниматься этим много, отвечая на все, о чем его спрашивали, и уделял много времени всем спрашивающим. В этом и состоит достоинство великого человека: в том, что он может изменить свое положение и привычный для себя образ действий в один момент, когда видит, что обстоятельства обязывают к переменам. Ибо истинно великий человек не подвластен своим привычкам и обстоятельствам, а действует в соответствии со своим пониманием, сообразно нуждам данного часа.

О задачах «Агудат Исраэль»

Наш учитель часто повторял: «»Агудат Исраэль» основана для того, чтобы бороться с сионистским движением, но не для того, чтобы победить его».

Он объяснял, что различие двух этих подходов определилось тогда, когда мы пришли к выводу, что в этой борьбе невозможно взять верх и победить.

Если бы задача «Агудат Исраэль» заключалась в том, чтобы одержать победу, то было бы уместным примириться с существующим положением и прекратить борьбу, чтобы достичь, по крайней мере, того, чего можно достичь, поскольку сама цель, то есть (окончательная) победа, в любом случае достигнута не будет. Но, поскольку «Агудат Исраэль» основана для того, чтобы именно бороться против сионизма, – на нее возлагается обязанность продолжать эту борьбу постоянно и при всех условиях. Цель «Агудат Исраэль» состоит в самой борьбе; нет чего-либо более далекого от предназначения «Агудат Исраэль», чем мысль о том, чтобы примириться с сионистским движением и включиться в него в какой бы то ни было форме, под предлогом, что таким образом можно было бы чего-то достичь.

Наш учитель часто повторял мне это определение (задач «Агудат Исраэль») и подчеркивал, что многие из членов организации не знают или не хотят знать эту ее основу и ее предназначение, – то, ради чего она была создана. В ящике его стола хранилось письмо его отца, великого мудреца Торы р. Хаима, в котором он сформулировал 18 положений, которые он представил в качестве условий основания «Агудат Исраэль».

В книге «Йосеф даат» большого мудреца Торы р. Й. Лиса приведена подобная мысль от имени нашего учителя, который выступил против сторонников создания «Объединенного религиозного фронта» совместно с движением «Мизрахи» (наш учитель, как известно, вел непримиримую борьбу с этой идеей):

В наше время совершенно исчезают понятия «можно» и «нельзя». Обсуждают лишь вопрос о том, «стоит» делать что-либо ради укрепления еврейства, или же «не стоит», и совершенно не спрашивают, можно или нельзя.

«Спасти то, что можно»

Наш учитель не считал настоящей ревностностью такую, которая удовлетворяется одними только протестами и остается в бездействии.

Когда Израиль посетил помощник адмора (духовного руководителя) Сатмарских хасидов, он пришел к нашему учителю спросить, что он может передать адмору от его имени. Присутствовавший там раби Амрам Блой начал было говорить с большой энергией, что нужно кричать и протестовать против того, что в стране есть злодеи, желающие искоренить веру и т. п…

Наш учитель откликнулся и сказал: «Есть известная притча Хафец Хаима об одной вдове, которая стояла на рынке с полной корзиной яблок, желая продать свой товар. Пришел какой-то хулиган и опрокинул ей корзину; яблоки раскатились во все стороны. Многие хватали яблоки и убегали с ними, а та женщина кричала, плакала и заламывала руки в отчаянии…

Проходил там один умный человек и сказал той вдове: «Чего ты кричишь? Не время сейчас плакать! Иди, хватай и ты яблоки, как все, а иначе у тебя ничего не останется…»»

Закончив эту притчу, наш учитель сказал: «Передай ребе, что положение в земле Израиля сейчас такое, что все хватают… Они хватают – и мы тоже должны постараться и схватить как можно больше… И потому совет, который можно дать, таков: пусть ребе присылает в землю Израиля как можно больше пожертвований, чтобы мы могли спасать еще и еще еврейских детей» (Из книги Увдот ве-анъагот ле-вейт Бриск от имени большого мудреца Торы р. М. Ц. Берлина).

Истинная цель сионизма

Наш учитель много раз подробно высказывался об опасности, которую несет с собой сионистская деятельность и государство Израиль. В связи с этим он объяснял, что целью сионистского движения и государства Израиль является искоренение веры из народа Израиля и превращение его в народ, подобный всем остальным народам[5].

Я сказал нашему учителю (как я уже писал, он разрешил мне спрашивать обо всем, чего я не понимаю, – и я действительно говорил с ним открыто, желая понять его слова самым ясным образом; он соглашался с этим, и это даже нравилось ему), что когда он говорит, я действительно принимаю его слова, и его взгляд на вещи – это краеугольный камень моего собственного мировоззрения, – но мне трудно понять его слова. Согласно малому моему разумению, те люди, которые занимались формулировкой и разработкой сионистской идеи, просто хотели добраться до власти, и эта жажда власти – естественная черта, которая есть у всех народов и у всех руководителей. Причина, по которой они воюют с нашей верой, состоит в том, что они боятся роста общины харедим, которая в будущем станет доминирующей силой в управлении государством (чему мы становимся свидетелями в наши дни, когда эта община нередко становится «довеском», решающим исход политической борьбы в условиях примерного равенства сил), – и потому они хотят искоренить веру. Но то, что искоренение веры составляет всю их цель, – подобную мысль мне тяжело принять.

В одной из таких ситуаций, после того, как я изложил свою точку зрения, наш учитель поднялся во весь рост и сказал: «Раби Шломо! Я вижу, что ты не можешь принять мои слова. Поверь мне: если бы такое разрешалось, я облачился бы в талит и тфилин и поклялся бы, что истина такова, как я говорю!»

– Если так, – сказал я, – то, конечно же, я безусловно принимаю слова нашего учителя, даже если не понимаю его мысль до конца.

МАПАМ[6] спасает ешивы

Рав Мордехай Вайнштейн из Хайфы рассказывает, что великий мудрец Торы р. Ицхак Зеев однажды сказал ему: «МАПАМ (левая антирелигиозная партия) спасла мир ешив». Он объяснил свои слова: однажды обсуждалось предложение о том, чтобы государство обеспечивало из своих средств все нужды ешив в стране Израиля, но партия МАПАМ воспротивилась этому всеми силами, и идея была отвергнута. Получается, что своим сопротивлением МАПАМ спасла все ешивы

Чудеса совершаются только ради наследующих традицию[7]

В 5708 (1948) г., с объявлением о создании государства, разразилась Война за независимость. Страна, население которой не превышало полмиллиона человек, у которой еще не было регулярных вооруженных сил, и, конечно же, не было необходимого вооружения и боевого опыта, вынуждена была воевать против семи мусульманских стран одновременно – в то время, как те выступили большими силами, оснащенные лучшим оружием. В конечном счете, вопреки всякой логике, страна добилась исключительного успеха – такого, что во всех слоях общества говорили о настоящем чуде.

Люди из движения «Мизрахи», а вместе с ними еще некоторые наивные евреи говорили, что происшедшее является доказательством того, что путь сионизма и провозглашения государства – правильный, и потому Б-г помогал с небес нашей победе, хотя не было никаких шансов на то, чтобы ее можно было достичь естественным путем. С другой стороны, в среде ревнителей говорили о том, что невозможно, чтобы Б-г творил чудеса нечестивцам, и вся это победа – не что иное, как дело рук Сатаны.

Когда я спросил, каково мнение нашего учителя по этому вопросу, и также о том, как нам следует объяснять эти чудеса членам нашей общины, он ответил мне так: «Невозможно и даже запрещено говорить, что эти чудеса совершены ради основателей государства, не верящих в Б-га, – ведь они не достойны того, чтобы ради них совершались чудеса. С другой стороны, нельзя также говорить, что это – дело рук Сатаны; ведь он – не что иное, как один из ангелов, и действует только по поручению Святого благословенного. Истина состоит в том, что чудеса сотворены ради спасенного остатка (истинного еврейства) – тех, кто изучает Тору и исполняет заповеди, – ради того, чтобы исполнилось сказанное: «Не забудется (Тора) в устах потомства его» (Дварим, 31:21), чтобы они могли передать Тору дальше, и через них Тора продолжала бы пребывать в народе Израиля».

Далее наш учитель процитировал слова наших мудрецов, приведенные в комментарии Раши на стих «И вот порожденные Ицхаком, сыном Авраама; Авраам породил Ицхака» (Берешит, 25:19). Сам собой возникает вопрос: зачем в стихе повторяется: «Авраам породил Ицхака»? Ведь если Ицхак – сын Авраама, то уже ясно, что «Авраам породил Ицхака»! Объясняют наши мудрецы: «Потому, что насмешники того поколения говорили: от Авимелеха зачала Сара, ведь она столько лет прожила с Авраамом и не зачала от него. Что же сделал Святой благословенный? Придал лицу Ицхака явное сходство с лицом Авраама, и все свидетельствовали, что Авраам породил Ицхака». Наш учитель спросил: почему наши мудрецы говорят «насмешники того поколения», ведь следовало бы сказать, как обычно всегда говорят: «нечестивцы того поколения»? И еще: в чем была цель насмешников? Ведь главного, что было в этом чуде, – того, о чем сказано: «Разве девяностолетняя может родить?» (Берешит, 17:17), они не отрицают; величие этого чуда нисколько не умаляется, от кого бы ни родился Ицхак, от Авраама или от Авимелеха. В любом случае это – чудо!

Ответ, объясняет наш учитель, состоит в следующем. Чудо было настолько наглядным и явным, что даже нечестивцы не могли отрицать его. И если Б-г Авраама совершил его, это доказывает существование Б-га Авраама и обязанность служить Ему. Поэтому пришли именно насмешники и сказали, что чудо действительно было, – но оно сделано не Аврааму, а Авимелеху: «от Авимелеха зачала Сара»… И если это так, то чудо не обязывает служить Святому благословенному. И потому Святой благословенный придал лицу Ицхака явное сходство с лицом Авраама – так, чтобы все узнали, что чудо совершено Аврааму, и поняли из этого, что путь его верен, и чтобы тоже стали служить истинному Б-гу.

Также и теперь, – сказал в завершение своих слов наш учитель, – чудо настолько явное, что даже самый большой безбожник не в состоянии объяснить победу естественным ходом событий и отрицать это чудо. Но здесь приходят насмешники поколения и говорят: «чудо совершено ради сионистов…» Они не хотят, чтобы из этого чуда был сделан вывод о том, что нужно вернуться к Святому благословенному. Мы должны собраться с силами против них и разъяснить обществу, что чудо сотворено исключительно ради людей, изучающих Тору и наследующих традицию, чтобы они могли и дальше передавать традицию вечной Торы следующим поколениям.

Наш учитель просил меня позаботиться о том, чтобы обнародовать и распространять его слова, насколько это только возможно. Я исполнил его просьбу и оглашал сказанное им на многолюдных собраниях, которые организовывал в основном для этой цели. Общество с жадностью впитывало его слова, принимая их как мнение Торы и чистую истину.

Через некоторое время, когда я вновь пришел к нашему учителю, он спросил меня, исполнил ли я его просьбу об обнародовании его точки зрения. Я рассказал о собраниях, организованных мной, на которых я произносил речи с целью публичного изложения основ правильного мировоззрения, согласно его указаниям. К моему удивлению, он попросил меня, чтобы я в точности воспроизвел перед ним речь, с которой выступал на тех собраниях. Я сказал, что мне трудно повторять перед ним свои выступления в роли оратора, – в частности, по той причине, что речи перед большой аудиторией, по всем правилам ораторского искусства, произносятся не так, как то же самое в личной беседе, и потому я передавал его слова не в той форме, в какой слышал их от нашего учителя.

Но он стал упрашивать меня и вновь потребовал повторить перед ним те самые слова и в той самой форме, как они произносились перед широкой публикой. Выхода у меня не было, и я вынужден был, следуя правилу «не отказывать большому человеку (в его просьбе)»[8], стать перед нашим учителем и воспроизвести перед ним речь так, как я произносил ее перед публикой, хотя мне было очень неловко разыгрывать перед ним подобный «спектакль». Наш учитель вслушивался в каждое слово и в конце сказал: «Я подтверждаю правильность сказанного тобой. Я убедился в том, что ты способен точно воспроизводить мои слова, как я и ожидал».

Обнародование мнения нашего учителя по данной теме внесло ясность в мировоззрение общины харедим, тогда как раньше в этом было немало сумятицы и метаний между доводами сторонников «Мизрахи» и тем, на чем настаивали в кругах сатмарских хасидов (которые все объясняли «происками Сатаны»). Теперь же все стояли на твердой почве ясного и истинного мнения Торы, состоящего в том, что великое чудо действительно было сотворено Святым благословенным, – сотворено исключительно ради людей, соблюдающих Тору и исполняющих ее заповеди.

Говорить с судьей просительным тоном

Война нашего учителя с сионистской государственной системой была не менее бескомпромиссной, чем та борьба, которую вели с этой системой члены организации «Нетурей карта», но у него был иной подход к путям этой борьбы.

Известно то, что сказал наш учитель главам «Нетурей карта» по поводу организованной ими демонстрации: «Неужели в России вы осмелились бы на демонстрацию против властей? Ведь вы побоялись бы там за свою жизнь! Почему же тогда здесь, в земле Израиля, вы демонстрируете против сионистов? Это – признак того, что вы верите, что сионисты не способны сделать вам того, что делают в России… Если это так – это означает, что в глубине сердец вы тоже захвачены сионизмом!»

Только один раз наш учитель участвовал в демонстрации против властей – против «национальной службы», о которой величайшие мудрецы Торы постановили, что запрет на нее по строгости соответствует определению «быть убитым, но не преступить». И также в этом случае – лишь после того, как он дал указание обеспечить наличие многочисленных распорядителей, которые наблюдали бы за порядком.

Рассказывает большой мудрец Торы р. Исраэль Гросман: «Во время одной из акций, проводившейся в рамках большой кампании против мобилизации девушек, я получил вызов в суд в связи с моими действиями против властей. Когда известие о привлечении меня к суду получило распространение, ко мне домой пришли несколько глав «Нетурей карта» и стали со всей силой, и даже угрозами, требовать от меня, чтобы там, в суде, я заявил судье, что «не признаю законных полномочий этого суда»!

Я поехал в Бней Брак к Хазон Ишу и спросил его, как мне поступить. Он ответил мне такими словами: «Вы ведь знаете, что погода в Бней Браке не такая, как в Иерусалиме. В Иерусалиме ветры более бурные… Вы хорошо знаете, кого надо спрашивать!»

Я поехал к нашему учителю р. Ицхаку Зееву. В это время он испытывал тяжкие страдания и лежал в кровати; всякое легкое движение причиняло ему страшную боль. Я вошел и спросил его, как мне вести себя в этом деле.

Как только наш учитель услышал обо всем этом, он перевернулся в своей постели и закричал: «Что они хотят от вашей жизни? Вы должны разговаривать с судьей так, как разговаривают с грабителем, – просительно, очень миролюбиво, и делать все, что вы можете, чтобы спасти себя от суда»».

  1. Речь идет о детях польских евреев, лишившихся родителей и попавших в землю Израиля через Тегеран. Не следует путать эту историю с историей «ялдей Тайман» – «детей Йемена», которых отрывали от родителей уже в земле Израиля – с той же самой целью.
  2. «Объединенный еврейский призыв» – организация, функционирующая в Северной Америке и занимающаяся сбором денег в еврейских общинах для нужд сионизма.
  3. Это движение с момента своего основания было глубоко враждебно истинному еврейству и миру Торы, поскольку его целью было создание государства, в котором евреи будут жить не по своим особым законам, а как все народы; см. об этом подробнее далее, в этой главе, в наших примечаниях.
  4. Если в данном конкретном толковании обнаружена ошибка. Ибо изучение Торы само по себе является заповедью и достойно награды, и потому, если даже обнаружена ошибка и приходится отказываться от результатов, добытых большими трудами, они не пропали напрасно (на основе сказанного в Кидушин, 40а). Другими словами, прекратить деятельность организации, когда в этом есть необходимость из-за того, что нет условий для ее продолжения, – это такая же заповедь, как и начать ее, когда это необходимо и возможно.
  5. Безусловно, само возникновение сионизма было объявлением войны нашей вере и вере наших отцов; весь вопрос заключался для сионистов только в стратегии и тактике этой войны. Прежде всего, это была «война идей»: люди, стремившиеся сбросить с себя «бремя своего еврейства», должны были выдвинуть свою концепцию решения «еврейского вопроса» в противовес избавлению свыше, которого ожидали и в которое верили их отцы столько веков.Вначале их идеей была идея индивидуальной ассимиляции евреев в странах их проживания, – идея, родившаяся в Германии и обернувшаяся затем многими разочарованиями (дело Дрейфуса и т. п.), а в итоге – огнем Катастрофы, «родиной» которой стала та же Германия.Следующей была идея коммунизма, предложенная сыном крещеного еврея К. Марксом, – коммунизм должен был, вместе с прочими проблемами человечества, решить заодно и «еврейский вопрос» – на основе полного разрушения старого мира и, в частности, стирания национальных различий под лозунгом «пролетарского интернационализма».

    Наконец, третьей идеей стал сионизм – идея коллективной ассимиляции евреев в «братской семье» всех остальных народов и государств мира – на основе, опять же, уподобления прочим народам.

    Общей чертой всех этих проектов был отказ от заданной в Торе истинной исторической миссии избранного Б-гом еврейского народа и идея о том, что можно решить проблемы нашего народа силой своей руки, без Б-га, Торы и заповедей – как пели революционеры: «Добьемся мы освобождения своею собственной рукой».

    «Битва идей» принимала многообразные формы в разных местах и в разных исторических условиях, вплоть до войны в полном смысле этого слова – прямой физической расправы, которую, например, учиняли «евсеки» (члены так называемой «еврейской секции компартии») в Советской России над евреями, сохранившими верность Торе (см. об этом в книгах великого праведника нашей эпохи р. Ицхака Зильбера и в книгах, написанных о нем самом).

    В стране Израиля сионисты вели эту войну всеми средствами, какие были в их распоряжении. В первые годы после создания государства, когда в их руках была сосредоточена вся власть, они нередко действовали методами, мало отличающимися от сталинских (см. выше о «тегеранских детях»; много написано также и о том, какими методами были оторваны от веры отцов многие выходцы из восточных еврейских общин и какие трагические последствия это повлекло для них и для всей страны).

    Надо отметить, однако, что в те первые годы государства враги Торы, опьяненные своей силой и успехами, надеялись, что религия сама собой «отомрет» и уйдет в прошлое; известно, например, высказывание Бен Гуриона о том, что «через сорок лет тфилин можно будет увидеть только в музее». Возможно, что именно подобные его взгляды были причиной того, что он, в конце концов, согласился на освобождение примерно четырехсот молодых бней Тора (именно столько их было в то время) от службы в армии.

    Со своей стороны, также и харедим видели в сионизме серьезную опасность – прежде всего, для своей молодежи. Ибо нельзя судить о сионизме тех лет по тем его воистину позорным и жалким останкам, которые мы видим сегодня; в те дни он мог увлечь за собой многих, как об этом упоминает р. Ш. Лоренц в первой главе книги, посвященной нашему учителю Хазон Ишу.

  6. МАПАМ – «Объединенная рабочая партия», сионистская партия социалистической ориентации. Основана в 1948 г, и ее члены в свое время выделялись среди оплакивавших смерть «солнца народов» Сталина. В 1992 г. она вошла в состав крайне левого антирелигиозного движения МЕРЕЦ.
  7. То есть людей, передающих истинное знание и понимание Торы следующим поколениям.
  8. См. комментарий Раши на Берешит, 19:2.

https://www.beerot.ru/?p=9515