О воспитании в еврейской традиции
— Глава 9 — Воспитание продолжается всю жизнь

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

2299

ВОСПИТАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ВСЮ ЖИЗНЬ

В главе ТолдотТора учит нас тому, как развивается человек. Основная мысль в том, что само по себе желание развиваться является частью развития. Успех человека состоит в том, что он не удовлетворяется своим духовным уровнем даже в зрелом возрасте и продолжает развиваться до старости. Мудрецы объясняют (Кидушин, 32б): «Закен (старец) – Зе ше-кана хохма» (тот, кто обрел мудрость). Человек может быть молодым годами, но «старым» много знающим, а может быть и наоборот: человек стар годами, но «молод» познаниями.

Что же это за сила, всегда заставляющая человека стремиться к дальнейшему расту? Это можно понять из той части Торы, в которой рассказывается о Яакове и Эсаве.

Глава Толдот рассказывает, что оба они родились у одних и тех же отца и матери и воспитывались в одном и том же доме. Нет сомнения, что как Ицхак, так и Ривка много вкладывали в воспитание своих детей. Тем не менее, от этих двух братьев-двойняшек произошли два народа, Яаков и Эсав, которые на протяжении всего исторического процесса были очень и очень разными. Они воевали и боролись друг с другом, и их различие проявилось уже при их рождении: «И вышел первый красный, весь как плащ волосяной, и назвали его именем Эсав»(Берешит, 25:25), весь покрыт волосами. Его волосы – символ физической зрелости.

«И назвали его именем Эсав». Обычно отец или мать дают имя; так, о Яакове сказано: «И назвал его именем Яаков». «И назвал» – в единственном числе: отец назвал его Яаковом. Об Эсаве, напротив, написано «и назвали» – т. е. «все звали его так» (Раши). Это – имя, которое было у всех на устах, так как он был «сделанным и завершенным» – с волосами, как мальчик в возрасте нескольких лет. Имя его – от слова асуй (сделанный, завершенный); человек, подобный взрослому. Комментарий Таргум Йерушалми добавляет, что он родился со всеми зубами.

В Торе, как известно, нет ничего лишнего, и возникает вопрос: что скрывается за тем, что Эсав родился «завершенным»?

Сказано далее (там, 25:27): «И выросли юноши, и стал Эсав человеком, сведущим в охоте, человеком поля, а Яаков – человеком цельным, сидящим в шатрах». Тора рассказывает нам, чем занимались оба. Об Эсаве сказано: «Человек, сведущий в охоте», а в переводе Онкелоса: נחשירכןגברא – гавра нахширхан (в книге Бэнетина легер автор приводит объяснение (Тосафот, Бава кама, 92б) от имени рабейну Тама: слово нахширхан состоит из слов נח – нах – «отдыхать» и שרך– срах – «волочить»; другими словами – человек, любящий покой и безделье). Это – прозвище бездельника, такого, который кочует и бродит по степям без всякой цели. «А Яаков – человек цельный, сидящий в шатрах»: «цельный» – говорит Онкелос – означает «совершенный». В каких шатрах он сидел? Объясняют комментаторы: в шатрах (то есть в ешиве) Шема и Эвера. Мы можем быть уверены, что Яаков мог много чему научиться в доме Ицхака, но он, тем не менее, не удовлетворялся этим и искал еще и еще еще одну ешиву, возможность самосовершенствования у Шема и Эвера. Кто же был Шем, сын Ноаха, к шатру которого стремился Яаков? Он был из тех, кто спасся от потопа, и от него можно было услышать то, что он сам слышал от Ноаха, а Ноах – от Метушелаха, а Метушелах – от Адама, первого человека. Дело в том, что современником Ноаха был тот, кто еще видел Адама; можно было научиться еще многому из Торы Адама, который был творением рук самого Всевышнего.

Ощущение несовершенства – стимулк росту

Тора рассказывает нам, что Яаков и Эсав были совершенно разными. Она не говорит (прямо), что Эсав был злодеем, а Яаков – праведником[1], она всегда говорит о корнях происходящего[2].

Что характеризует Эсава? Почему он дошел до самого худшего? И, с другой стороны, как развивался Яаков и что сделало его праведником?

Объяснение таково: Эсав стал таким потому, что не учился, а гулял, бездельничал, и даже присутствуя на занятиях, старался исхитриться и уклониться от учебы. А Яаков не только использовал каждое мгновение на уроке, но искал еще другие места, где учат Тору, искал любую новую возможность…

Эта разница – принципиальная для развития обоих. Безделие Эсава и упорство Яакова в учебе – вот корень различия между ними!

Когда же начался отход Эсава?

«И выросли юноши»: это означает, что «все время, пока были малы, не отличались своими делами» (Раши там). Не было заметно огромное различие между ними, и «не было ясно, какова их сущность» (Раши там).

Детьми они оба ходили в школу и учились. У ребенка нет выбора, ему приходится ходить в школу и сидеть за партой, и в детстве Яаков и Эсав вместе сидели за партой. Когда же им исполнилось тринадцать лет, Яаков пошел в дома учения и продолжал упорно учиться, а Эсав погрузился в идолопоклонство.

Причину того, что Яаков учился, а Эсав – нет, объясняет великий мудрец раби Симха Зисель из Кельма. Существует разница между рождением человека и животного. Теленок через немногие часы после рождения уже может стоять на ногах. Он поднимается, карабкается, пьет, может сам позаботиться о себе, и так происходит с большинством животных. Среди них есть очень развитые уже через считаные часы после рождения; есть такие, которым требуется более длительный период адаптации. Но в любом случае – нет в мире более беспомощного создания, чем человек – новорожденный младенец. Он не может даже повернуться со спины на бок и не в состоянии сделать самые простые вещи, чтобы позаботиться о себе. Сколько сил вкладывают в ребенка прежде, чем удостаиваются видеть улыбку на его лице, прежде, чем он будет способен перевернуться с боку на бок, начнет ползать на четвереньках и садиться! Каждый этап в развитии ребенка требует больших усилий и труда.

В книге рабейну Бахьей Ховот а-левавот, раздел 2-й Шаар бхина, глава 5[3] говорится о том, что Всевышний, по Своему великому милосердию, сделал так, чтобы дети нравились своим родителям, чтобы те любили их и были им преданы; ведь если бы не это, кто вкладывал бы в детей столько сил?

Почему же Всевышний сделал так? Человек – это венец творения, «создание рук Его», и ради человека создан мир. Казалось бы, было бы более правильным, если бы человек был создан более цельным и совершенным, чем животное!

Ответ таков: насколько мы можем понять пути Всевышнего, все это связано именно с величием и возвышенностью человека: в слабости его скрывается величие. Поскольку человек должен развивать в себе в основном свое духовное начало, ему необходимо научиться развиваться. Для того, чтобы человек был способен учиться, Всевышний и сделал его таким слабым и беспомощным. На этих первых этапах – младенец, ребенок, подросток – человеческое существо наиболее способно к учению, поскольку видит себя малым и неразвитым в сравнении с взрослыми – большими и независимыми, на которых дети смотрят снизу вверх. Именно поэтому они инстинктивно стремятся подражать взрослым и быть как они. Например: маленькая девочка из-за стремления к подражанию, заложенному в ней, копирует маму. Она берет куклу, кормит ее «понарошку», кладет в коляску и гуляет с ней;таким образом она представляет себе, что она – мама. Так же и маленький мальчик, желая подражать водителю автобуса, держит в руках палку или другой предмет и крутит его, как будто это руль. Это – естественная, инстинктивная сила, которая заложена в ребенке; благодаря ей он естественным образом учится и воспринимает.

Исследования показывают, что в первые два года жизни ребенок учится большему, чем за всю остальную жизнь. За годы детства из «дикого осленка» – создания, которое еще не может функционировать, как взрослый, – растет и формируется человек, человеческое создание. На самом деле у человека есть два рождения: физическое и духовное. Второе из них это результат воспитания, и это второе рождение – гораздо более тяжелый и продолжительный процесс, чем первое. Стремление учиться в человеке исходит из того, что он чувствует свою незаконченность, несовершенство. В свете этого принципа мы можем понять слова Торы, говорящие о Яакове и Эсаве.

Тора рассказывает об Эсаве, что он родился «сделанным», завершенным, как взрослый. Именно поэтому он не видел необходимости учиться. Хотя завершенным он был только с физической точки зрения, – но, как физическая слабость указывает на слабость душевную, так и физическое совершенство порождает в человеке фальшивое ощущение, будто он совершенен также и с духовной точки зрения.

Постепенное физическое развитие ребенка причина того, что он будет продвигаться в своем духовном развитии, и поэтому он любит учиться.

Эсав же был завершенным. Хотя в детстве он и ходил в школу – но, как было сказано выше, только потому, что это было обязательным, а не из ощущения необходимости, и потому при первой возможности он оставил свою учебу, все забросил и устремился в широкий мир.

Яаков, со своей стороны, символизирует тип учащегося, который сидит, учится и ищет любую возможность учиться еще больше. В главе Вайеце о нем сказано: «И лег в том месте» (Берешит, 28:11). «Здесь он лег – но в течение четырнадцати лет, пока учился в ешиве Эвера, не ложился ночью, а занимался Торой» (Раши). Нужно отметить, что в то время ему было уже за шестьдесят. Он учился, чтобы подготовить себя для той великой задачи, которую должен был выполнить в доме Лавана. Он знал, что ему предстоят там тяжелые испытания, и ради этого нужно было запастись духовными сокровищами.

Даже будучи взрослым, Яаков сидел, учился и всегда чувствовал, что ему недостаточно. Перед уходом в Египет, – а ему было тогда сто тридцать лет, – он, как сказано в Торе, отправил вперед Йеуду основать ешиву в Земле Гошен, чтобы сразуже по прибытии он мог продолжить свои занятия.Мы видим, что ни на одном этапе своей жизни наш праотец Яаков не оставлял учебы, видя в этом обязательное условие для своего развития.

Внешнее совершенство препятствие духовному росту

С Эсавом было все наоборот. В начале главы Толдот рассказывается: «Яаков сварил чечевичную похлебку[4], а Эсав пришел с поля уставший» (Берешит, 25:29). Не напрасно Тора описывает нам его поведение в тот момент, когда он только что пришел с поля. «Сказал Эсав Яакову: влей в меня красного, красного этого, потому что я устал» (там, 25:30). Раши объясняет слово «влей»: «Я открою рот, а ты влей в него побольше» (להלעיט буквально означает «влить в рот»). Эсав желал, чтобы еду ему влили в рот. Воспитанные люди так не едят. Но не о плохих манерах Эсава желает нам здесь сообщить Тора. Она описывает «дикого человека», который до сих пор живет в Эсаве во всей своей силе; она показывает нам, что Эсав до сих пор не прошел процесс искоренения из себя «дикости»! «Красного, красного этого» – что скрывается за этими словами? Мы видим, что из-за них его еще и назвали именем «Эдом»[5]. Мало ли что говорил в своей жизни Эсав; почему же его имя было связано именно со словом «адом»? Подчеркнем также следующее: как известно, имена в Писании не случайны; они характеризуют тех, кто их носит. И у кого же его имя следует этому правилу больше, чем у Эсава, который был назван так из-за того, что был «сделанным» и завершенным? Имя «Эсав» – его характеристика!

Из-за чего же он был назван еще и «Эдом»?

Объясняет Сфорно: «Когда стало понятно, что он так свыкся со своими дурными качествами, которые не соответствует сути человека, что увидел в похлебке только ее цвет, назвали его именем “Эдом” в повелительном наклонении, что означает: “Покрасней” (стыдись), и стань красным, проглотив красное!».

Из слов Сфорно мы учим следующее: Эсав так страстно желал еды, что попросил ее еще раньше, чем увидел, что именно это было. Эта дикость и есть то, что характеризует его.

В главе Ваишлах Тора описывает происхождение семейного клана Эсава: «…он – Эсав, отец Эдома» (Берешит, 36:1). Объясняет Сфорно: подчеркивая, что Эсав – это Эдом, Тора учит нас, что он «всегда одержим своими пагубными страстями» – на протяжении всего жизненного пути он был поглощен ими, «так же, как в тот день, когда назван был Эдомом – когда был таким уставшим из-за своих дурных дел, что даже не узнал чечевицу и не упомянул ее название».

Прошли дни и годы Эсав не изменился. «Вот потомство Эсава» (Берешит, 36:1), – у него есть дети, внуки и даже правнуки, и все равно «он – Эдом». Остался точно таким же диким человеком. Обратим внимание на остроту этой критики. Тора говорит нам этим: так как он не занимался самовоспитанием – остался на духовной ступени «он – Эдом», на которой был вначале; прошедшие годы нисколько не изменили его. Семья, которую он создал, дети, которые у него родились, и внуки, которые уже были у него, не изменили его: он – все тот же «Эдом».

Талмид хахам – и мудрец, и ученик[6]

Бывают взрослые, в которых заметно отсутствие духовного развития. Нередко мы встречаем взрослых, а то и пожилых людей, которые ведут себя подобно маленьким детям; они духовно неразвиты.

Возьмем, к примеру, свадьбу. К столу подходит официант с подносом мясных блюд. Среди взрослых есть такие, которые просто набрасываются на мясо, – а ведь мы говорим о людях, у которых нет никакого недостатка в еде. У них есть дома мясо, но как только появляется возможность получить еще – набрасываются и хватают.

Это – пример отсутствия духовного развития. «Дикий осленок» до сих пор гнездится внутри; человек до сих пор не изжил в себе дикаря. Отсюда мы выводим также, что недостаточно, чтобы лишь родители и наставники занимались процессом воспитания. Главная задача по воспитанию себя ложится на плечи самого человека. Хотя родители и воспитатели начинают воспитание, главное остается на период, о котором сказано: «и выросли юноши». Со дня, когда человек становится самостоятельным, и до своего последнего дня он должен воспитывать себя.

Мудрецы выражают эту мысль в словах: «Пусть никогда не избегает человек Дома учения и слов Торы, и даже в час смерти» (Шабат, 83б).

Насколько же неправильно рассуждает человек, который говорит: «Я уже стар! Уже так много учился в жизни! Может быть, учить других я и должен, но учиться самому – нет!»

С точки зрения Торы человек должен учиться до своего последнего дня.

Наших мудрецов мы называем (в ед. числе) талмид хахам, и это словосочетание, на первый взгляд, содержит в себе противоречие. Ведь если говорится о хахаме (мудром), это означает, что он уже выучился и много знает; а если мы говорим о талмиде (ученике), это означает, что он еще только учится! Но в этом и есть вся суть дела! Наша задача – быть мудрыми, но, тем не менее, искать возможность учиться еще и еще, приумножать свои знания до последнего дня! Это и есть талмид хахам: сколько бы он ни учился, ему надо учиться еще и еще.

Аристотель говорит: «Цель знания – не знать!», в том, чтобы человек осознавал, как много он еще не знает. Это и есть настоящий мудрец!

Так было и с нашим праотцом Яаковом. Хотя ему было уже более шестидесяти, он пошел учиться еще на четырнадцать лет. Несмотря на свой багаж знаний, ему было недостаточно; он до конца оставался учеником.

Главное – внутреннее содержание

В отличие от Яакова, Эсав совершенно не заботился о собственном развитии. Даже когда он пытался подражать и учиться у других, делал это крайне неудачно, и потому на всю жизнь остался все тем же Эсавом, который не учится.

«Когда Эсаву исполнилось сорок лет, он взял в жены Йеудит, дочь хитийца Беэри, и Басмат, дочь хитийца Эйлона, и были они душевным огорчением для Ицхака и Ривки»(Берешит, 26:34).

В Торе подчеркивается, что он женился на двух, мягко говоря, не самых лучших женщинах из народов земли Кнаан: «И были они душевным огорчением для Ицхака и Ривки». По какой-то причине Тора подчеркивает, что Эсав женился в возрасте сорока лет. Она не уточняет, в каком возрасте был Яаков, когда женился, хотя он тоже был немолод в это время. И об Аврааме не сказано, в каком возрасте он женился… Это требует объяснения.

Ответ мы находим у Раши: «“Ему было сорок лет” – Эсав сравнивается со свиньей… Когда свинья лежит, она протягивает свои копыта, будто говоря: “Посмотрите, я кошерная…”[7]. Так и эти (подобные Эсаву): крадут, грабят, а выдают себя за праведников. Таким был и Эсав: до сорока лет похищал женщин у мужей и насиловал их. А когда ему исполнилось сорок, сказал: “Мой отец женился в сорок лет – и я тоже женюсь в сорок лет”». Раздвоенные копыта – это внешний признак кошерности, который есть у свиньи. С виду, таким образом, она кошерна – но так как она не является жвачным животным (то есть внутренний признак кошерности у нее отсутствует), она некошерна. Протягивая копыта, она как бы объявляет: «Смотрите, я – кошерная! Посмотрите на мои копыта!» Точно так – и Эсав. Он крал и грабил, – и все-таки, творя все свои дурные дела, демонстрировал признак кошерности. «До сорока лет Эсав похищал женщин у их мужей и насиловал их. А когда ему исполнилось сорок, сказал: “Мой отец женился в сорок лет – и я сделаю так же”».

Он вдруг решил подражать своему отцу! Но это подражание – обман и лицемерие: ведь его отец, Ицхак, как известно, женился на праведнице Ривке, а Эсав, напротив, женился на двух кнаанеянках, испорченных и порочных, которые были душевным огорчением для Ицхака и Ривки!

Все это доказывает, что Эсав не способен сколько-нибудь по-настоящему учиться. Даже когда, казалось бы, он идет по стопам своего отца, внутренний смысл того, что он делает, извращен. Единственное, что он сделал, как его отец, – женился в сорок лет. Но отсутствует главное! Ицхак женился на праведнице, а Эсав – на порочных женщинах!

Что же было дальше? «И увидел Эсав, что дочери Кнаана противны Ицхаку, отцу его, и пошел Эсав к Ишмаэлю, и взял Махалат, дочь Ишмаэля, сына Авраама, сестру Невайота, вдобавок к своим (прежним) женам, себе в жены» (Берешит, 28:8-9). Из того, что Ицхак отправил Яакова в Харан, чтобы он взял себе оттуда жену, и предостерег его, чтобы не брал жену из дочерей Кнаана, Эсав понял, что его отцу не нравятся кнаанеянки. Что же он сделал? К какому выводу пришел? «И взял Махалат… вдобавок к своим женам, себе в жены». Это значит – добавил еще и дочь своего дяди (Ишмаэля) – из потомства Авраама – к своим женам! «К своим женам» – добавил зло к злу, не разведясь с первыми.

Силы зла в душе также могут быть обращены к добру

Если вдуматься в жизнь Эсава, возникает вопрос: виноват ли он в том, что развивался, как Эсав? Ведь он родился «сделанным» и завершенным – что же ему оставалось?

Ответ таков: действительно, у него были дурные душевные качества; намек на это можно увидеть в том, что он был адмони «красноватым» (см. Берешит, 25:25). Красный цвет всегда символизирует склонность к упрямству, жестокости (и кровопролитию). Когда пророк Шмуэль пришел помазать Давида на царство, он увидел, что Давид – адмони и у него красивые глаза. Сказали наши мудрецы: «…увидел Шмуэль, что Давид – адмони… испугался и сказал: “И этот будет проливать кровь, как Эсав!” Ответил ему Всевышний: “Эсав убивал по собственному побуждению, а этот будет убивать по постановлению Сангедрина (высшего суда Торы)”» (Берешит раба, 63:8). Объясняет Матанот кеуна: «(Он будет убивать) по решению Сангедрина, который называется «глазами общины». Сказал Всевышний Шмуэлю: «Не бойся! Он употребит свои силы и использует свои душевные качества только на благо!»» (Т.е. он всегда будет действовать согласно Торе, во всем советуясь с Сангедрином). Из этого мы учим важное правило в отношении душевных качеств: нет среди них такого, которое было бы плохим по сути. Любое из душевных качеств, когда его используют правильным образом, «отмеривают», может служить человеку для хороших дел. Поэтому силы души – качества – называются на иврите мидот (дословно – меры). Слово мида подразумевает размер и количество. Любое качество в правильном количестве служит добру.

Царь Давид тоже был адмони, но он употреблял свою склонность к кровопролитию только на вещи хорошие и правильные, только для ведения войн Всевышнего против ненавистников Израиля. Он осуществил завоевание земли Израиля от начала и до конца. И этот герой умел в нужный момент сдерживать свою натуру: «А я – червь, а не человек» (Теилим, 22:7), – такое заявление о полном отказе от своего «я» также вышло из уст царя Давида. Мудрецы вдобавок описывают, как он принижал себя перед своими учителями[8]. Он знал, в каком месте, в какое время и в какой мере использовать «это красное» – жестокость. Ведь без этого качества невозможно быть главой Израиля, невозможно быть царем.

Так и Эсав: он тоже, будучи адмони, имел соответствующие душевные качества. Но это не значит, что он не мог изменить и улучшить их[9]. Наоборот! Мудрецы говорят, что если бы Эсав правильным образом использовал свои душевные свойства, направляя их в нужную сторону, он поднялся бы на огромную высоту. Правило таково: в той мере, в какой человек затрачивает усилия, – в той мере он и достигает.

Наши мудрецы учат, что: «Шауль согрешил единожды[10] – и был тяжко наказан, а Давид дважды[11] – и не был приговорен» (Йома, 22б). Шауль совершил один (тяжкий) грех, и Всевышний не простил его он был приговорен к смерти[12]. Почему же? Мудрецы говорят: «потому что правил Израилем как годовалый» – как годовалый ребенок, то есть Шауль был чист в своих душевных свойствах (см. там в Гемаре). У него были прекрасные качества. Он «был на голову выше всего народа» (Шмуэль-1, 9:2), и не только физически, но и духовно; он был скромным и избегал славы. Поэтому, когда оступился в грехе один раз, – Всевышний не простил ему. С царем Давидом было не так: у него было такое душевное качество, как склонность к кровопролитию, но он сумел обуздать его[13], и Всевышний простил ему, когда он оступился несколько раз, поскольку Всевышний принимает во внимание препятствия, которые преодолевает человек в своем служении, и дает ему награду по мере страданий[14].

Также и у Эсава, действительно, дурные качества были изначально даже когда они с Яаковом были еще в утробе Ривки, их матери, как рассказывает Тора: «И толкались сыновья у нее внутри»[15] (Берешит, 25:22). Маараль в своем комментарии Гур Арье (на Раши) спрашивает: у младенца в утробе матери еще нет свободы выбора; почему же Эсав хотел выйти, когда Ривка проходила мимо храма язычников? Далее Маараль объясняет, что Тора описывает нам здесь душевные качества братьев, которые были таковы, что Яаков стремился к учебе и святости, а Эсав – к духовной нечистоте и идолопоклонству. Ему действительно было трудно учиться из-за свойств его характера, но это еще не говорит о том, что он абсолютно немог учиться.

Здесь нужно отметить, что точка зрения Торы противоречит психологическому подходу, источник которого – в нееврейском мировоззрении, согласно которому человек сформирован заранее и его судьба предопределена. Абсолютно неверно! Конечно, у человека есть определенные склонности; при этом большинство людей, к великому несчастью, не принимают критику, не делают из нее выводов и не работают над собой с целью улучшить себя. Они дают своим душевным склонностям развиваться стихийно и потому для большинства людей будущее их предопределено их душевными качествами. Но, разумеется, у каждого остается возможность и обязанность исправлять то, что нуждается в том, и направлять свои душевные качества в нужную сторону. И все это чтобы извлечь человеческое начало из «дикого осленка», который в нем, и стать человеком – таким, который заботится о своем постоянном духовном росте.

Отсюда можно понять причину особой любви Ицхака к Эсаву. Ицхак знал о трудностях, сопровождающих Эсава. Как отец, он чувствовал обязанность оказать сыну всю возможную помощь, чтобы он развивался, рос и решал свои проблемы, поэтому Ицхак любил его и даже хотел дать ему все благословения. Он думал, что если он даст этому сыну все блага этого мира, Эсав сможет стать лучше, и не представлял себе, до какой степени тот испортился, – до того, что никакая помощь уже не могла его исправить.

Чем больше мы воспитаем в наших детях понимание обязанности духовно развиваться, тем лучше они продолжат это сами на протяжении жизни, как говорится в комментарии р. Симхи Зиселя из Кельма на стих: «Воспитывай юношу сообразно пути его, и даже в старости он не свернет с него» (Мишлей, 22:6), – то есть не перестанет воспитывать себя даже в старости. А это возможно лишь посредством изучения мусара.

  1. Автор имеет в виду книгу Берешит, где непосредственно описываются основные эпизоды жизни Яакова и Эсава, – хотя и там (и это только один пример) в завершение эпизода продажи Эсавом первородства мы читаем: «И дал Яаков Эсаву хлеб и чечевичную похлебку, и он ел, и пил, и встал, и ушел, и пренебрег Эсав первородством» (Берешит, 25:24); даже без прямых слов осуждения ясно, каково отношение Торы к поступку Эсава. А у пророков находим также и прямые слова осуждения, например: «Полюбил я вас, – сказал Г-сподь… А Эсава возненавидел» (Малахи, 1:2 – 3). И это – только в письменной Торе, не говоря уже об устной.
  2. Другими словами, Тора не «раздает оценки» – то-то хорошо, то-то плохо, – а показывает, какие события и какой ход развития привел к тому и другому.
  3. Книга имеется в переводе на русский язык под названием «Обязанности сердец». В тексте дана ссылка на раздел 2-й «Познание».
  4. Чечевица – блюдо траурной трапезы. Яаков варил ее, так как это было в день смерти их деда Авраама.
  5. Эдом – созвучно со словом адом – красный (ивр.).)
  6. Талмид хахам – «мудрец» можно перевести дословно как «мудрый ученик».
  7. У животного должно быть два признака кошерности: 1) внешний – раздвоенные копыта 2) внутренний – оно должно быть жвачным. У свиньи есть только один признак – внешний.
  8. И тем более – перед Г-сподом: «И Давид плясал изо всех сил перед (ковчегом) Г-спода» (Шмуэль-2, 6:16), и после этого, в ответ на упреки своей жены Михали, будто он унижал себя этим, он ответил: «Перед Г-сподом… я еще больше унижу себя, и стану еще ничтожнее в глазах своих» (там, 6:21 – 22).
  9. Эту тему затрагивает Магид из Дубно в своей книге Коль Яаков – «Голос Яакова» о пяти мегилот. Он приводит цитату из Гемары: «Тот, кто родился под знаком Марса, будет проливать кровь. Сказал рав Аши: он будет или врачом, или разбойником, или резником, или моэлем (делающим обрезание)» (Шабат, 156а). И Магид объясняет это тем, что у человека есть свобода выбора – несмотря на то, что он рождается под влиянием тех или иных звезд и планет (которые определяют его врожденные душевные качества). Магид также говорит об Эсаве (в своем комментарии Коль а-тор к Мегилат Рут – на стих: «И сказала Наоми двум своим невесткам», Рут, 1:8). Вот его слова: «Мидраш объясняет стих «И вышел первый – адмони» (Берешит, 25:25) так: «приуготовленный к пролитию крови». И это, на первый взгляд, непонятно: если его предназначение – проливать кровь, то почему он подлежит наказанию за то, что делает это? Ведь влияние звезд и планет обязывает его к тому! Но на самом деле, не дай Б-г, не имеется в виду обязательно пролитие крови в плохом смысле. Эсав был первенцем, и поэтому был предназначен к служению Всевышнему: прежде, чем были выбраны для служения левиты и коэны, это было уделом первенцев. Поэтому он и родился под знаком Марса, указывающим на кровь – кровь жертвоприношений. То, что первый вышел красным, и означает: из-за того, что он родился первенцем, он – под знаком Марса».

    Но Эсав продал свое первородство и пренебрег служением, как говорит об этом Раши – о том, что Эсав (узнав, что нарушение строгих правил служения сурово карается) сказал: «Зачем мне первородство?» (там, 25:32). После этого у него не оставалось иного выбора, кроме того, чтобы (в соответствии со своим знаком) стать убийцей, и за это он заслуживает наказания. Ведь изначально у него был другой путь для исполнения своего предназначения, а именно – посредством обрезания или жертвоприношений, а он сам пренебрег ими. (Примеч. составителя).

  10. Тем, что не исполнил полностью и точно приказ Всевышнего об уничтожении Амалека (и не убил царя его Агага) (см. Шмуэль-1, 8:11).
  11. Первый грех – то, как поступил Давид с Урией-хитийцем (Шмуэль-2, гл. 11), а второй – то, что поддался соблазну пересчитать народ в своем царстве (Шмуэль-2, 24:1) (согласно Раши в Гемаре).
  12. Также у него и потомков его было отнято царство, как мы видим из того, что сказал Шаулю пророк Шмуэль: «За то, что ты отверг слово Г-спода, – и Он отверг тебя, чтобы не быть тебе царем» (там, 15:23).
  13. Особенно ярко это проявилось, когда Всевышний дважды предавал в его руку его смертельного врага – царя Шауля, который преследовал его со своим войском, желая убить его, но Давид не позволил себе и своим людям тронуть Шауля, невзирая на смертельную опасность (см. Шмуэль-1, 24:5 – 12 и 26:8 –20).
  14. Комментарий Виленского Гаона на Мишлей, 22:6.
  15. Раши комментирует: «Когда проходила Ривка мимо бейт-мидраша – Яаков порывался выйти наружу, а когда мимо храма язычников – Эсав порывался выйти».

https://www.beerot.ru/?p=9935