О воспитании в еврейской традиции
— Глава 2 — Послание Виленского Гаона

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

1818

ПОСЛАНИЕ ВИЛЕНСКОГО ГАОНА

От составителя

Это послание Виленский Гаон написал своей жене перед отъездом в землю Израиля (он вернулся, по неизвестным нам причинам, не добравшись туда). Мы приводим здесь это послание полностью – для того, чтобы читатель мог получить о нем цельное представление. Мы выделили в тексте отрывки, цитируемые далее, и отметили их цифрами со звездочкой для удобства поиска требуемых мест.

Я хотел бы просить вас, чтобы вы совершенно не огорчались, как вы и обещали мне со всей серьезностью (другой вариант: как обещала мне моя мама, долгих лет ей, да и незачем переживать). Также прошу вас не волноваться. Уезжают ведь люди на несколько лет ради денег оставляют своих жен и странствуют в нищете… А я, благодарение Б-гу, еду в Святую Землю, которую все жаждут увидеть, в место, о котором мечтает каждый еврей (другой вариант: место, желанное Всевышнему, к которому стремятся все творения, высшие и низшие). К тому же ты знаешь, что я оставил детей, к которым привязано мое сердце, все дорогие сердцу моему книги, и стал скитальцем, покинувшим все, что ему дорого…

Известно, что весь этот мир – тщета, а все удовольствия – эфемерны; горе тем, кто одержим этой земной суетой! Не завидуй богатству, ведь бывает, как сказано, «богатство, уготованное своему владельцу во зло ему» (Коэлет, 5:12)! И далее: «Как вышел из чрева матери нагим, так и вернется – таким, каким пришел» (там, 5:14), и еще: «Ведь как пришел – так и уйдет, и что пользы ему, что трудился на ветер» (там, 5:15), и еще: «И если бы прожил дважды по тысяче лет, а блага не видал, – не в одно ли место все уходит?» (там, 6:6), и еще: «Ведь если проживет человек много лет – пусть радуется им всем. Но пусть помнит о днях тьмы, ибо много их будет; каждому приходящему (в этот мир – уготованы) беды» (там, 11:8; см. Раши там), и еще: «И о веселии (сказал я): что проку в нем?» (там, 2:2). Ведь завтра будет плакать о том, о чем сегодня смеялся! Не завидуй ложному эфемерному почету. Время – предатель, подобно весам: поднимает легкое и опускает тяжелое. А мир похож на человека, пьющего соленую воду: ему кажется, что он уже напился, но жажда становится лишь сильнее (Шломо Эвен Гвироль, Мивхар а-пниним). И еще сказано: «До часа смерти своей человек не успевает удовлетворить и половины своих страстей» (Коэлет раба, 1), и также сказано: «Что пользы человеку во всех трудах его под солнцем?» (Коэлет, 1:3). Вспомни тех, которые были до нас, – все их желания, привязанности и радости уже исчезли (см. там, 9:6), – однако они расплачиваются за них множеством наказаний. К чему человеку наслаждения? Ведь его конец – превратиться в прах, тлен и пищу для червей! Все удовольствия обернутся горечью в могиле, а смерть неотделима от человека. Что есть этот мир? Ведь все дни в нем – во зле и в боли, и также ночью нет человеку спокойного сна, – а смерть приходит нежданно, и все поступки человека предстанут перед Высшим Судом! И взыщут с него за каждую, даже незначительную фразу; ничего не будет упущено.

Поэтому я предупреждаю тебя: приучи себя, насколько возможно, не бывать в обществе, потому что грех, совершаемый языком, страшнее всего, как сказано у наших мудрецов (Тосефта, Пеа, гл. 1): «Вот поступки, за которые взыскивают с человека: идолопоклонство, прелюбодеяние, убийство; но злословие равносильно всем им вместе взятым»[1].

Нет нужды в долгих объяснениях, чтобы понять, сколь тяжек этот грех по сравнению с остальными. «Весь труд человека в этом мире – ради рта своего» (Коэлет, 6:7). Сказали наши мудрецы, что все заслуги человека в исполнении заповедей и изучении Торы не покрывают грехи его речи (Коэлет раба, там)*1. Искусство человека в этом мире – научиться быть немым*2 (Хулин, 89а). Пусть сомкнет свои уста, как два жернова*3. И весь каф а-кела[2] наказание за пустые и праздные разговоры. За каждую пустую фразу «перебрасывают» душу из одного конца мира в другой[3]! И такова тяжесть этого наказания лишь за лишние, пустые слова; а за запрещенные, как, к примеру, злословие, насмешки, клятвы, обеты, распри и проклятия, и в особенности за те из них, которые были сказаны в синагоге, в субботу и в праздники, душу опускают глубоко-глубоко вниз, в шеоль[4]. Невозможно постичь тяжесть страданий, которые человек испытывает из-за одной фразы! Не будет упущено ни одного слова – все записывается! «Крылатые писцы» (ангелы) следуют за каждым человеком и не покидают его ни на секунду, записывая каждую его фразу, ведь «птица небесная разнесет слух, и крылатый расскажет» (Коэлет, 10:20), и еще сказано: «Не позволяй своему рту грешить, ведь взыщут и с тебя и с твоих потомков. И не говори ангелу: “Это была ошибка”, зачем сердить его?» (там, 5:5).

Все, что тебе нужно, покупай через посыльного, даже если это в два или три раза дороже, – ведь сказано: «Разве рука Всевышнего оскудеет?» (Бемидбар 11:23), и еще: «Всевышний насыщает всех, от рогов реэмим[5] до яиц вшей» (Авода зара, 3б). Он дает каждому столько, сколько ему нужно для пропитания.

А в субботу и праздники вообще не говорите ни о чем без особой надобности, и даже говоря то, что необходимо, будьте предельно краткими, так как святость субботы чрезвычайно велика. Мудрецы «с трудом разрешили приветствовать друг друга словом Шалом в субботу» (Иерусалимский Талмуд, Шабат, 15:3). Из всего этого видно, насколько велика ответственность за одну фразу! Чти субботу как можно больше, как это было при мне, и не экономь на ней совершенно, потому что «все, что нужно человеку для жизни (на будущий год) определяется в дни Суда от Рош а-Шана до Йом-Кипура, за исключением расходов на субботу и праздники…» (Бейца, 16а).

Еще я хочу со всей настоятельностью убедительно просить тебя*4 воспитывать наших дочерей, самым настойчивым образом*5, чтобы не исходили с их уст проклятия или клятвы[6], ложь, слова распри*6, – но так, чтобы они вели себя миролюбиво, благожелательно и сдержанно*7.

К тому же у меня есть несколько книг по мусару[7] на идиш. Пусть они все время читают их, и тем более в самый святой день – субботу; пусть читают только эти книги. Приучи их постоянно изучать их, а за проклятия, клятвы и обман наказывай битьем, не жалея*8, – потому, что за испорченность детей, не дай Б-г, чрезвычайно сурово наказывают их отца и мать. Даже если ты и будешь их воспитывать, а они не воспримут твои упреки, – какими будут стыд*9, и страдания, и позор (родителей) в будущем мире!*10 Сказано об этом: «Своего отца она позорит» (Ваикра, 21:9), и сказали мудрецы: «Как называют злодея, сына праведника? Злодей, сын злодея…» (Сангедрин, 52а). То же относится и к подобному – злословию и сплетням*11.

Пусть не едят и не пьют без благословения до еды и после нее. Шма Исраэль и все остальное пусть произносят с должным настроем*12. А самое главное – чтобы не выходили, не дай Б-г, из дома наружу*13. Пусть слушаются и уважают тебя, мою маму и всех старших. И пусть исполняют все, что написано в книгах по мусару*14.

Также и сыновей наших, долгих лет им, расти праведными, в обстановке душевного покоя. Плати за их обучение, содержи для них учителя у себя дома и не скупись на его жалованье, так как средства на жизнь определены человеку в Рош а-шана, кроме расходов на обучение сыновей Торе, на субботу и праздники*15 (Бейца, 16а). К тому же я оставил им книги. Ради Б-га, воспитывай их доброжелательно и в душевном покое. Также постоянно присматривай за их здоровьем и питанием, чтобы не было у них ни в чем недостатка. Пусть прежде всего выучат все Пятикнижие, чтобы знать его практически наизусть, – но чтобы это не было им в тягость*16, а только с добрым настроем: ведь выученное остается у человека в памяти лишь тогда, когда он умиротворен и спокоен*17. Давай им мелкие деньги (в качестве призов) и т.п.*18 Именно об этих вещах всегда думай, а все остальное – пустое, – ведь человек не сможет взять с собой из заработанного им в могилу ничего, кроме савана. А также сказано: «И брат не выкупит брата», и также: «Не беспокойся, видя, как другой обогащается», и далее: «Ведь в смертный час не заберет (человек) с собой всего; не сойдет вслед за ним его богатство» (Теилим, 49:8,17,18). Не говори: припасу пропитание для моих сыновей (отправляясь) в шеоль. Люди – как трава полевая: те цветут, а эти вянут» (Эрувин, 54а). Каждый рождается со своим предназначением и под личным присмотром Всевышнего, будь Он благословен; они (сыновья) радуются уходу (отца – из-за наследства), а он спускается в шеоль. Рейш Лакиш оставил своим сыновьям кав[8] шафрана (Гитин, 47а), сказав о себе цитатой: «И оставили другим своё достояние[9]» (Теилим, 49:11). Горе всем тем, кто желает оставить детям наследство! Вся польза от сыновей и дочерей – лишь в Торе, которую они выучат, и в добрых делах, которые они совершат, а пропитание для них предопределено заранее.

Также известно сказанное в Талмуде: «Заслуга женщин[10] – в том, что они приводят своих сыновей в Дом учения Торы» (Брахот, 17а). Сказали наши мудрецы, что самая достойная жена – та, которая исполняет волю мужа; и поскольку я пишу тебе слова Б-га живого, я тем более уверен, что ты сделаешь все, о чем я написал. И все же я хотел бы предостеречь тебя вдвойне, чтобы ты исполняла все, о чем я пишу, и читала это письмо каждую неделю, в частности, в субботу – перед трапезой и во время ее, так, чтобы за столом не было пустых разговоров, не дай Б-г, и тем более – злословия и т. п.

Просьба ко всем вам (другим родным) в связи со сказанным выше: воспитывайте своих сыновей и дочерей, и главное – говорите с ними о мусаре мягко, так, чтобы слова воспринимались сердцем*19. В особенности это важно, если мы удостоимся приехать в землю Израиля*20, – ведь там необходимо следовать путям Всевышнего со всей строгостью*21. Поэтому вырабатывайте у них привычку вести себя подобающе, поскольку для того, чтобы научиться богобоязненной речи и исправить черты характера, требуется выработать устойчивые привычки*22, – как сказали наши мудрецы: «Привычка властвует над всем» (Шаарей тшува), «Всякое начало тяжело»*23 (Мехильта, гл. Итро). Но потом все доброе «войдет в привычку, и тогда (человек) прославится» (Мишлей, 20:14). Ведь злодей сам знает, что плох и горек его путь, но ему тяжело сойти с него. В этом – весь человек. Не идти на поводу у своих желаний, а обуздывать их. До конца своих дней обязан человек мучить себя, – но не постами и самоистязанием, а надев узду на свой рот и вожделения. Это и есть исправление. Вся награда в будущем мире дается человеку именно за эти старания, как сказано: «Ведь (исполненная) заповедь – свеча (освещающая жизненный путь)…» (Мишлей, 6:23). Но (приводящий) к жизни (в мире грядущем) путь – (это не что иное, как) страдания самообуздания, которое гораздо полезнее, чем все посты и самоистязания в мире. За каждое мгновение, когда человек смыкает свои уста, он удостаивается высшего сокрытого света, который ни ангелы, ни кто-либо другой из сотворенных не в силах представить себе. Сказано: «Кто он – человек, жаждущий (вечной) жизни, стремящийся к долгоденствию, чтобы увидеть благо? Стереги язык свой от зла и губы свои – от лживых речей» (Теилим, 34:13, 14). Эти старания искупают ему любой грех и избавляют от «нижнего шеоля» (самого глубокого отделения ада), как сказано: «Хранящий свои уста (от излишней еды и питья) и язык (от пустых речей) бережет свою душу от бед» (Мишлей, 21:23), и также сказано: «Жизнь и смерть – в руках языка» (Мишлей, 18:21). Горе тому, который губит себя из-за одного слова: «И нет пользы злословящему» (Коэлет, 10:11). «От всего есть лекарство, кроме злоязычия» (Рабейну Йона, Сефер а-иръа). Самое главное – не говори ни о ком, восхваляя его, и, тем более – порицая: к чему человеку чужие дела? «Глубокий ров – слова о другом (человеке); прогневавший Б-га падет туда» (Мишлей, 22:14).

Главный способ уберечь себя – уединение. Не выходи, не дай Б-г, за ворота своего дома, и даже в синагогу выходи лишь на время молитвы, а после нее сразу уходи. Еще лучше молиться дома, ведь в синагоге невозможно уберечься от зависти, не услышать пустых речей и злословия. И за все это наказывают, как сказали наши мудрецы: «А также тот, кто слушает и молчит…» (Шабат, 33а), – и тем более в субботу и праздники, когда люди собираются в синагоге, чтобы поговорить, поэтому лучше уж не молиться там вовсе. Старайся совсем не ходить на кладбище (др. вариант: где к человеку прилепляются силы зла, особенно к женщинам). Все беды и грехи приходят от этого.Также и дочь наша лучше пусть не ходит в синагогу, ведь там она может увидеть нарядные платья, будет завидовать другим и рассказывать об увиденном дома; таким образом люди приходят к злословию и к прочим вещам. Вместо этого пусть она все время усердно занимается изучением мусара*24. Не завидуй ничему в этом мире. Все пустое, все мимолетная иллюзия, как сказано: «…и даже если вознесется человек до Небес…» (Иов, 20:6), – все равно «не навеки богатство, и если корона (у него – не передаст ее) из поколения в поколение» (Мишлей, 27:24). И даже когда щедрые блага этого мира приходят к тебе, – ничтожны, презренны и отвратительны они для любого мыслящего человека! Горе тому, кто ошибается в этом! Завидуй богобоязненным; не говори: «Чем заслужу я будущий мир, – мне это не под силу!» Ведь, как сказали наши мудрецы: «Кто-то делает больше, кто-то меньше; главное в этом старании – устремить свое сердце к Небу» (Брахот, 17а).

Ради Б-га, отделяй пятую часть доходов (на благотворительность), как я тебе наказывал, и не уменьшай ее, как я предупреждал, ибо, уменьшая эту долю, человек нарушает несколько запретительных и повелительных заповедей, и поступающий так – будто отрицает саму Святую Тору, не дай Б-г. Но самое главное, что необходимо, чтобы удостоиться будущего мира, – следить за своим языком*25, и это более значимо, чем изучение Торы и добрые дела. Те женщины, которые следят за своим языком, названы «безмятежными» (Брахот, 17а), ибо уста – это Святая Святых*26. Среди наших книг есть Мишлей в переводе на идиш. Ради Б-га, пусть дети читают эту книгу ежедневно! Это лучше, чем любые книги о духовном воспитании. Также и книгу Коэлет пусть всегда читают при тебе, так как там говорится об эфемерности этого мира, и пусть читают также другие книги, важные для духовного воспитания. Но это ни в коем случае не должно быть чтением ради самого чтения, ибо не таким путем приходит к человеку состояние душевного подъема[11]. Есть люди, которые читают книги о мусаре, и это совсем не трогает их сердец. Так происходит именно из-за подобного чтения, а также из-за того, что они прочитывают книгу, не вникая в нее. Тогда весь труд оказывается напрасным; это похоже на сеятеля, разбрасывающего зерна без предварительной вспашки, ветер подхватывает их и уносит, превращая их в пищу для птиц. А все – из-за того, что человек не старается установить себе определенные нормы и обуздать себя, и он подобен сеющему на поле без ограды: приходят свиньи, все съедают и растаптывают остатки. А есть такие, которые сеют на камне, и это каменное сердце, в которое ничто не проникает. Нужно бить этот камень, пока он не расколется[12] *27. Поэтому я написал тебе, чтобы ты била наших сыновей, если они не будут слушаться*28. Но главный принцип воспитания следующий: «Воспитывай юношу сообразно пути его» (Мишлей, 22:6)*29. И моего зятя я предупреждаю обо всем этом; пусть он обращается со своими детьми так же, и пусть вся его учеба Торы будет во славу Небес. Ради Б-га, пусть он приучит себя к этому. Пусть не обращает внимания на тех, кто говорит, что молодой человек не нуждается в этом, не дай Б-г, – наоборот, сказано: «воспитывай юношу…», и также: «Зеленую скорлупу ореха легко снять…». Главное в этих стараниях в том, что благодаря им удостаиваются всего, как мы находим у наших мудрецов: «Сказал раби Меир: каждый, кто занимается Торой ради нее самой, удостаивается многого; и даже более того: весь мир существует для него» (Пиркей авот, 6:1). А также учи трактат Пиркей авот и Пиркей авот дераби Натан, ведь дерех эрец предшествует Торе. Свою свекровь почитай, а ее маму почитай особо. Также и с любым человеком веди себя как положено по нашему закону – спокойно и с достоинством.

Моя любимая мама! Я уверен, что тебе не требуются мои наставления, ведь я знаю, как ты скромна. Тем не менее, пусть читают тебе это послание, потому что в нем слова Б-га живого. Я очень прошу тебя не печалиться обо мне, как ты мне уже обещала. И если будет угодно Всевышнему, чтобы я оказался в Иерусалиме, святом городе, у Врат небесных, буду просить за тебя, как обещал. И мы еще все увидимся, если это будет угодно Милосердному.

Я также прошу мою жену, чтобы она уважала мою маму, как сказано в Торе, тем более, что она вдова, и очень большой грех огорчать ее даже в малом. Также я прошу мою маму, чтобы был мир между вами, чтобы каждая из вас радовала другую добрыми словами, ведь это великая заповедь для всех, и спрашивают человека на Высшем Суде… почитал ли ты своего товарища от всей души?», – нужно почитать его от всей души. Тора обязывает радовать человека. Даже если кто-то из вас поступит несправедливо, прощайте друг другу; ради Б-га, живите в мире. Кроме этого, прошу мою маму: воспитывай моих сыновей и дочерей, увещевай их мягко, так, чтобы они принимали назидание. Присматривай за ними. Своим же сыновьям и дочерям я наказываю, чтобы уважали бабушку. И чтобы не было между вами никаких споров и ссор, чтобы жили вы мирно друг с другом. Властелин мира да благословит вас, и моих сыновей и дочерей, и моего зятя, и братьев моих, и весь Израиль жизнью и миром.

Любящий вас Элияу, сын рава Шломо Залмана.

  1. Этот запрет подразумевает лашон-ара и рехилут. Лашон-ара речи, унижающие человека или наносящие ему ущерб. Рехилут слухи, которые передаются слушателю с указанием, что некто сказал о нем недостойные слова или сделал против него плохую вещь. И то, и другое запрещено, даже если сказанное – правда (по книге Хафец Хаим).
  2. Каф а-кела – место тяжких наказаний души после ее ухода из этого мира – еще до того, как она попадет в геином (ад) (см. об этом в Решит хохма, Шомер эмуним и других книгах).
  3. Каф а-кела означает буквально «праща» – орудие для метания камней.
  4. Шеоль – самый глубокий из отделов ада.
  5. Реэм – могучее животное, упоминаемое в ТАНАХе.
  6. По еврейскому закону запрещается клясться, даже говоря правду, без крайней необходимости, и запрет этот чрезвычайно суров.
  7. Мусар – учение о душевных качествах и нравственном совершенствовании.
  8. Кав мера объема, примерно 1.3 литра.
  9. Мальбим объясняет этот стих так: в будущем мире есть разница между умными и глупцами, однако между богатыми и бедными разницы нет: и те, и другие, умирая, оставляют свое богатство другим.
  10. В Торе – притом, что они сами не обязаны учить ее, а без такой заслуги у человека не может быть удела в будущем мире.
  11. Здесь Виленский Гаон учит нас важнейшей основе изучения мусара: это должно быть изучение с целью исполнения, с глубоким пониманием и душевным волнением (см. об этом также в Игерет мусар р. И. Салантера).
  12. Само слово мусар – от корня יסר, означающего «поучать, наставлять», а также «мучить, причинять боль».

https://www.beerot.ru/?p=9928