Хафец Хаим — Как увековечить память близких?

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

2604
память близких

Считаю нужным напомнить здесь об одном насущном деле.

Есть люди, которые желают удостоить своих родителей имени вечного и сделать нетленной память о них.

С этой целью над могилой ставят дорогой мраморный памятный знак, выбивают на нем надписи с позолоченными буквами и т. п., а также много рисунков и цветов. Некоторые добавляют к этому декоративные насаждения и многое другое из того, чем услаждают люди свое пребывание в этом мире, и тратят на это большие деньги. Они думают, что творят этим великое благо душе покойного. Какую же ошибку совершают те, кто так думает! Ведь в действительности душа умершего, покинув этот мир, осознает там, в мире истины, цель и желанность [Всевышнему] Торы и заповедей, так как она видит, что это – «товар» драгоценный, имеющий хождение во всех мирах. В их заслугу человек будет наслаждаться [в высшем мире] светом жизни. И тогда дороже золота червонного будет ему какая-нибудь легкая заповедь, исполненная им в этом мире! И он будет очень сердит на самого себя за то, что тратил жизнь в погоне за пустыми усладами и ложным почетом, за которые должен дать теперь отчет! Потому – какое душевное удовлетворение он может иметь, видя, что его сыновья, в которых он вложил все свои силы и думал, пока был жив, что они спасут его от наказания своими достойными и праведными делами, – а они в итоге добавляют лишь то, что приносит подобные пустые удовольствия [живым, но совершенно бессмысленно для мертвых]?

Было бы лучше для них, если бы они поставили памятный знак не слишком дорогой, с простыми не позолоченными буквами, без рисунков и цветов и без декоративных насаждений [примеч. автора: но сам по себе памятный знак с именем и т. п. – нужен для души умершего, как сказали наши мудрецы в трактате Шкалим]. А на остальные средства, которые намеревались потратить на эти цели, следовало им купить собрание томов Талмуда и отдать его в Дом учения, надписав там, что приобретение это сделано ради памяти о душах родителей. Либо можно было организовать на эти деньги постоянный гмах – фонд благотворительных ссуд – в память о душах родителей. И в заслугу этого поднялись бы души их чрезвычайно, поскольку с каждым займом из этого гмаха сыновьям прибавлялась бы повелительная заповедь из Торы, а также увеличивалась бы заслуга и родителям, подобно сказанному в книге «Йеш Нохалин» [рава Авраама Гурвица]: все заслуги сына и каждая заповедь, которую он исполняет после смерти своего отца, – это искупление души отца, несмотря на то, что сын действует по своей инициативе. И пишет об этом сын рава А. Гурвица [р. Йешаяу а-Леви Гурвиц], автор «Шней Лухот а-Брит»: «И не только спасает своего отца от суда в Геиноме [аду] и избавляет его от страданий, но и вводит его потом в Ган Эден [райский сад], и помещает его среди праведников, как сказано в книге “Зоар”, в конце главы Бехукотай: «”Сын почитает отца” (Малахи, 1:6), – хотя тот и умер, еще больше обязан [сын] чтить его, как сказано (Шмот, 20:12): “Чти отца твоего”. Ведь если сын идет дурной дорогой и оступается, то он наверняка позорит отца и т. д. А если сын идет дорогой доброй и прямой, и дела его достойны, то он наверняка чтит этим отца своего в этом мире перед людьми и в мире будущем – перед Всевышним; и Всевышний проявляет милосердие к отцу и сажает его на почетное место».

Если у сына есть сила воздать отцу своему весь этот почет и ввести его в райский сад, то тем более есть у него сила сделать так, чтобы его не наказывали в Геиноме, и чтобы избавить его от мук.

Хотя сказано в «Сефер Хасидим», что молитва и помощь бедным не помогают, если человек совершает их ради нечестивца, на это следует ответить, что сказано это лишь в отношении человека чужого, не из потомства того нечестивца. Тогда как сын – это как бы «нога отца» (Санедрин, 104а), и отцу это наверняка поможет. [Человек, пока жив, «идет» – благодаря своей Торе и заповедям, а после смерти – «стоит», подобно ангелам. Но если у него есть достойный сын, то он продолжает и в высшем мире «идти ногами сына» – благодаря его Торе и заповедям.]»

И пусть человек представит себе, что если бы он сам, не дай Б-г, был брошен в огонь или подвергнут другим тяжким мукам, – как страстно ему бы хотелось, чтобы его сыновья собрались и дружно подставили плечо, делая все, что в их силах, чтобы спасти его от этого страшного наказания! Так и он сам должен делать все ради душ отца своего и матери, которые трудились ради него изо всех сил, пока не поставили его на ноги. Силой своих добрых дел он может спасти их от горького наказания за грехи. Ведь, несомненно, нет на свете такого праведника, который никогда бы не согрешил.

Во время семидневного и тридцатидневного траура по ним, когда суд особо строг, как известно, – пусть подумает, как увеличить ради них Тору, помощь нуждающимся и хесед – благодеяние, по мере своих сил. И этим он спасает их от наказания в Геиноме [аду] и приводит к жизни в будущем мире. Пусть обо всем этом задумается человек, пока он жив. И той же мерой, какой человек отмеривает, будет отмерено ему. Это мои выводы из глубины приведенных выше святых слов (Шла а-Кадош).

И действительно, каждая заповедь, исполняемая сыном, помогает умершему, как сказано в книге «Йеш Нохалин» от имени мудрецов-ришоним.

Тем более, если исполнялась именно данная заповедь – хесед, благодаря которой пробуждается качество хесед в высших мирах, как мы писали в предыдущих главах. Так как же поможет в высших мирах душе умершего то, что Всевышний будет обращаться с ним во всем тоже по мере хесед. В том числе и благодаря этому имя родителей [того сына] будут упоминать прилюдно добрым словом, говоря: хорош удел породившего такого-то; хорош удел вырастившего такого-то! И тем самым пробудится также и к родителям заслуга и милосердие в высших мирах; см. там далее в словах Шла, который приводит несколько высказываний наших мудрецов, и заканчивает: «Ведь тот, кто помогает нуждающимся ради души умершего (даже если он не родственник, и достаточно, что он не злодей; но тем более – если он сын, или дочь, или брат, или сестра), – наверняка он совершает великое спасение и приносит удовлетворение душе умершего» (см. там). И это – основная тема сказанного в «Шулхан Арухе» («Йоре Дэа», в конце раздела 249, см. там).

И потому, если случится у кого-то, что умрет у него, не дай Б-г, кто-то из детей или внуков молодым, не оставив на земле после себя потомства, то хорошо было бы ему организовать в память о душе умершего постоянное исполнение заповеди с того дня и в последующих поколениях, как писалось об этом выше [например, организовать и вести гмах и т. п.], если это по силам ему, – и будет это на вечную память о праведнике. Но даже если нет у человека возможности сделать это, – пусть он, по крайней мере, купит ради души умершего какую-нибудь святую книгу из тех, в которых нуждаются многие при изучении Торы, и надпишет на ней имя умершего. И всякий раз, когда будут учиться по ней, это будет приносить удовлетворение душе умершего. Я видел, что многие так поступают. И да сделает Всевышний так, чтобы осуществилось в наши дни сказанное в Писании (Йешаяу, 25:8): «Уничтожит Он смерть навеки, и сотрет Г-сподь Б-г слезу с каждого лица и т. д.».

Перевод: рав Пинхас Перлов


https://www.beerot.ru/?p=44485