«Высокомерный дух – у учеников злодея Билама»

Дата: | Автор материала: Рав Авигдор Хают

1512

От редакции. Рав Авигдор Хают, преподаватель в одной из ешив в Бней-Браке потерял сына и ученика во время трагедии на Мероне. Сам рав Хают и другой его сын были тяжело ранены.

Мы с вами переживаем удивительное время, когда Всевышний говорит с нами напрямую.

Немного было таких периодов в истории…

Недавно мы читали недельную главу Балак. Мы привыкли к словосочетанию «злодей Билам». Разве такой уж он злодей? Он попросил у Всевышнего разрешения пойти проклинать еврейский народ, не получил его, и потому не пошел. Потом он спросил еще раз, получил частичное разрешение, пошел, но, в конечном итоге, так и не проклял. Почему же он злодей? Мишна (Авот, 5:22) противопоставляет Билама Аврааму: «Добрый глаз, смиренный дух и скромная душа – у учеников праотца нашего Авраама; злой глаз, высокомерный дух и алчная душа – у учеников злодея Билама». Авраам и Билам жили в разные исторические периоды, они никогда не встречались друг с другом. Почему же мишна их сравнивает? Объясняет мидраш, что оба они шли по одному пути – пути постижения Всевышнего. Но Авраам, выдержав десять испытаний, использовал полученные знания ради установления истины, а Билам – ради своей личной выгоды. После того что он третий раз бьет ослицу, она заговаривает человеческим голосом. Если бы какое-то животное заговорило со мной, я бы, наверное, бежал оттуда без оглядки, во всяком случае, я бы точно потерял дар речи. Как реагирует Билам? Он отвечает ей. И что же он отвечает? «Ты первая начала, ты сама виновата!» Хочется спросить: «Билам, с тобой все в порядке? Как часто с тобой разговаривают животные? Неужели ты не понимаешь, что Всевышний хочет тебе что-то сказать?». Нет, его это не волнует! У него есть конкретная цель. Он идет к Балаку – заработать деньги, заслужить уважение. Что Всевышний хочет ему сказать? Ему дела нет до этого!

Давайте проанализируем события последних месяцев.

Тяжелый год коронавируса. Люди болели, умирали, теряли источники доходов. Были закрыты синагоги, ешивы, колели, хедеры… Если бы кто-нибудь предсказал такое пару лет назад, кто бы ему поверил? Будут закрыты все учебные заведения? С чего вдруг? Мы не в Греции, не в Риме и не в коммунистической России! Все закроют? По всему миру? Вирус? Какой еще вирус? В нашем современном мире? И вот, это случилось… Мы пережили этот период. Наступил Лаг ба-Омер. Начальник полиции рассказал мне, что этот Лаг ба-Омер они называли праздником победы над коронавирусом.

— При чем тут раби Шимон? – спросил я. Разве он что-то говорил про коронавирус?

— Нет, просто это был удобный случай показать всему миру, что Израиль победил коронавирус! Пусть все увидят!

И все увидели [страшнейшую трагедию на Мероне]… Теперь умные головы сидят и пытаются разобраться, как это могло произойти. Скопление народа? Да это наше обычное состояние! Посмотрите на еврейские свадьбы! А может быть, этот проход [в котором погибли 45 человек] – новый? Нет, ему уже двенадцать лет. После Лаг ба-Омера я был на Мероне пять раз. Люди подходят, смотрят на этот проход… «Какой сумасшедший это построил?» – дивятся они… Двенадцать лет это никого не удивляло! Может быть, в этом году было больше людей, чем обычно? Нет! Больше, чем в прошлом году, тогда их там вообще не было. Два года назад был побит рекорд – пятьсот тысяч! А в этом году – чуть больше, чем сто тысяч… Что же произошло? Я перескажу вам телефонный разговор, который состоялся у меня на прошлой неделе. В 6:30 утра – первый звонок. Я до молитвы на телефонные звонки не отвечаю. После молитвы – 60 не отвеченных звонков, все с одного номера. Кто это? Журналистка с какого-то телеканала:

— Господин Хают, мне необходимо услышать ваше мнение.

— Чем я провинился?

— Ничем… Просто новое правительство собирается начать расследование трагедии на Мероне. И мы хотели спросить вас, что это означает для вас и для вашей семьи.

Я хотел ответить ей одним словом, и на этом мы бы завершили нашу беседу. Я хотел сказать: «Ничего». Но я предпочел кое-что объяснить ей. Для этого мне пришлось мысленно вообразить себя учеником первого класса. Я спросил:

— Расследование? Что это?

— Несколько человек…

— Сколько?

— Трое или шестеро, еще точно не решили… Каждый из них, со своей группой помощников, попытается понять, что на самом деле произошло на Мероне.

— Потрясающе!

— Это действительно потрясает вас?

— Нет, не это. Я потрясен тем, что столько людей готовы работать на добровольных началах…

— Нет, нет, что вы. Расследование финансируется шестью миллионами шекелей.

— И как быстро они предоставят результаты?

— Не позднее, чем через два года.

— Вы можете записать один номер?

— Да, я пишу.

— Банк Апоалим…

— Что?

— Я хочу продиктовать вам номер своего банковского счета.

— Зачем?

— Переведите мне на счет два миллиона шекелей, дайте мне двенадцать часов, и я предоставлю вам полное расследование – с фотографиями, видеозаписями и экскурсиями на место происшествия и на могилы моего сына и моего ученика… Четыре миллиона я вам сэкономлю, я понимаю, что они не будут лишними…

— Нет, это будут расследовать не простые люди…

— Спасибо за комплимент… Ладно, не хотите, не надо. Но объясните мне, для чего они будут это расследовать? Ради нескольких красочных заголовков в газетах?

— Нет, будут осознанны и исправлены ошибки.

— А, это хорошо. Только необходимо учесть, что речь не идет о стадионе или торговом центре. Это – святое место. Если его смогут перестроить так, чтобы туда смогли приезжать сотни тысяч людей, это будет замечательно. Пусть это послужит возвышению душ погибших…

— Но это не главное!

— А что главное?

— Будут найдены виновные!

— Что, есть виновные?

— Ну конечно же!

— Сколько?

— Этого мы пока не знаем, над этим и будет работать комиссия…

— Каков порядок чисел? Тысячи?

— Нет… Думаю, четыре-пять… Может быть, один. Но я обещаю вам, он заплатит сполна!

— Правда? И что с ним сделают?

— Как что? Он будет сидеть в тюрьме много лет!

Я как раз был по дороге на семинар, где я должен был выступать. Я сказал ей:

— Прошу вас, не отключайтесь, я только разверну машину и быстро поеду (а я умею ездить очень быстро!) на кладбище. Я хочу, чтобы вы сказали это моему сыну, пусть он знает, что освобождение уже близко, виновный будет найден, и он сможет встать из могилы…

— Ну… Вы, конечно, понимаете, что ему это не поможет…

— Я открою вам секрет – мне это тоже не поможет. Это никому не поможет!

— А зачем же тогда ищут виновных?

— Я скажу, при условии, что вы не бросите трубку.

— Ну…

— Ваша проблема заключается в том, что Вы не верите в Б-га! Если что-то случилось, и никто не виноват, приходится поверить в Него. Но Вы готовы заплатить шесть миллионов, и добавить еще, если потребуется, только бы, «не дай Б-г», не поверить в Б-га! Найдем козла отпущения, принесем его в жертву, и проблема будет решена!

Все мы знаем истину. «Человек пальцем не двинет, если не будет на то распоряжения Свыше» (Хулин, 7б). Может ли быть, что то, что произошло, произошло случайно, по вине одного человека? Ни в коем случае! Это – отрицание Б-жественного провидения!

Все, что происходит с нами, происходит по воле Всевышнего!

Прошел Лаг ба-Омер, еще не кончился траур по погибшим, начались ракетные обстрелы. Почти шесть тысяч ракет были выпущены по Израилю! И наша жизнь изменилась до неузнаваемости. Накануне Шавуота – трагедия в Карлин-Столинском хасидуте. Трое погибших, сто тридцать раненых… Через неделю, в результате падения фуникулера в Италии, погиб незнакомый нам человек, известный своими добрыми делами, хоть и не соблюдавший заповеди, погиб вместе с семьей, в живых остался его маленький сын. Затем в Рехасим аврех утонул в ручье, жених погиб в автокатастрофе за неделю до свадьбы, рухнул многоэтажный дом во Флориде… А теперь еще и коронавирус возвращается, на этот раз – в индийской версии…

Если мы хотим уподобиться Биламу – нет ничего проще. Надеваем его очки и смотрим на происходящее.

Коронавирус. Какой-то голодный китаец съел летучую мышь, зараженную вирусом, и вирус распространился по планете.

Мерон. Уже создана комиссия, они все выяснят.

Ракеты. Арабы – народ такой нервный. Раз в несколько лет они срываются, с этим ничего не поделать.

Карлин-Столин. Там все просто. Во время строительства была допущена халатность. Впервые в истории государства Израиль. До сих пор все строили добросовестно. Прогуляйтесь по улицам израильских городов, полюбуйтесь балконами, висящими на честном слове, попытайтесь определить, где при строительстве допущена халатность, а где – нет.

Фуникулер. Очевидно! Пять месяцев он бездействовал в связи с коронавирусом, и конечно, как только его запустили, он упал. Можно подумать, что на Хермоне в начале каждой зимы падают фуникулеры, потому что летом они не работали…

Аврех в Рехасим утонул, потому что не умел плавать…

Жених пересек разграничительную белую полосу, это установлено следствием.

Дом во Флориде рухнул, потому что там морской соленый воздух… Видимо, все прибрежные дома – нет-нет, да и падают…

Мы только и делаем, что ищем объяснения происходящему вокруг. Но мы должны осознать, что происходит что-то необычное.

Полтора месяца назад меня пригласили выступить в Рамат-Гане. Предупредили, что публика – нерелигиозная, образованная – врачи, адвокаты… И даже судья Верховного суда из Тель-Авива. Я начал выступление со слов «Добрый вечер», они ответили тем же. Ага, значит, в чем-то мы все-таки солидарны. Я сказал, что мне необходима их профессиональная помощь.

— Как называется одно, из ряда вон выходящее, событие?

— Случай.

— А если происходят подряд два таких события?

— Совпадение.

— А если много таких событий, одно за другим?

— Изменение тенденции…

— То есть?

— То есть, что-то происходит…

— Спасибо, вы мне очень помогли…

— Мы ничего не сказали…

— Вы сказали все!

Господа! Что-то происходит… Храм был разрушен 1950 лет тому назад. Всевышний спрашивает нас: «Как долго вы собираетесь быть в изгнании? Проснитесь!»

Когда я утром бужу ребенка, я трясу его, повторяя раз за разом: «Шмуэль, вставай, проснись!», но как только Шмуэль встал, я ухожу. Больше его не нужно будить. Всевышний продолжает будить нас. Трагедия на Мероне произошла два месяца назад. Сколько трагедий произошло только за эти два месяца? Всевышний обращается к нам, трясет нас, пока мы не проснемся.

В нашем поколении наблюдается небывалый расцвет Торы. Такого количества ешив, хедеров еще не было никогда. А сколько благотворительных организаций! Так почему же Храм до сих пор не отстроен? Потому что мы до сих пор не исправили то, из-за чего он был разрушен! Это – любовь к ближнему, желание помочь другому. Лишних денег нет ни у кого. Но не позволяйте себе сказать: «Это меня не касается…». В тот момент, как Всевышний увидит, что мы проснулись, что мы любим друг друга, что мы помогаем друг другу и думаем друг о друге, прекратятся наши беды!

Да удостоимся мы все скорейшего Избавления, вскоре, в наши дни!

Перевод: г-жа Хана Берман


https://www.beerot.ru/?p=73943