Секреты воспитания детей — Как заинтересовать ребенка? Часть 1

Дата: | Автор материала: Рав Моше Айнхорн

1798

Задумайтесь, по какой причине ребенок, который учится в хедере, будет получать удовольствие от повторения одной и той же молитвы? Произнося еще и еще раз тот же «Барух ше-Амар», тот же «Ашрей», тот же «Иштабах», тот же «Йоцер ор» – с чего вдруг он будет получать удовольствие от этого? Бывает подарок с Небес – ребенок, который рождается с чувством любви к молитве, с чувством любви к учебе. Такой ребенок получает удовольствие от молитвы и от учебы!

Но я говорю о ребенке, который не родился таким. И от меня требуется повлиять на него, чтобы он стал молиться. Таким образом, я должен задуматься, как пробудить в нем чувство нехватки в отношении духовного мира.

Когда я захожу в класс, то совершенно ясно понимаю, что ученики не хотят учиться. И это нормально. Как-то в хедере я предложил одному еврею: «Ты хочешь получить немного удовольствия? Пойдем со мной!» Мы зашли в восьмой класс, и я сказал ученикам: «Сегодня после обеда уроков не будет». Они запрыгали от радости до потолка. Я спросил учеников: «Так плохо вам в хедере?». Они ответили: «Нет!» Но не учиться – это такое удовольствие! И это удовольствие никак не связано со школой. Чтобы не сердиться, нам следует это понять.

Дома можно увидеть, что ребенок не молится, а просто листает сидур, мечтает о чем-то во время «Биркат а-Мазона». Мы, родители, можем, рассердившись, сказать: «Как ты молишься?!» А что вы хотите от ребенка? У него есть проблемы с заработком, чтобы он произносил «Биркат а-Мазон» сосредоточенно? У него есть проблемы с воспитанием детей? Нет у него никаких проблем! Так зачем же ему хорошо молиться? Совершенно логично, что он не будет стараться. Если он вообще молится – прекрасно!

Как-то я посетил нашего великого учителя рава Хаима Каневского. Я рассказал ему, что у нас в хедере по традиции принято в Лаг ба-Омер учиться, а в канун Шавуота – нет, и задал ему вопрос: «Как можно в канун праздника Шавуот не учиться? Это же канун праздника дарования Торы!» Вот послушайте, что ответил великий человек, который может понять и объяснить маленького ребенка. Он сказал мне с улыбкой: «Смотри, есть у еврея заповедь радоваться в праздник. Чему мы, взрослые мужчины, радуемся? Дарованию Торы. Мы получили Тору в этот день, и мы радуемся. Чему радуется женщина? Написано, что муж должен купить ей украшение». Сам рав Каневский как-то в канун праздника Шавуота поспешил в магазин, чтобы купить своей жене терку для овощей. Ведь ей нужно что-то новое на праздник, так он принес ей терку для овощей. Что бы вы сказали, если бы ваш муж подарил вам терку? Но для рабанит Каневский эта терка стоила миллионы! «А что же даст ребенку почувствовать радость перед наступлением праздника Шавуот? День без учебы!». То есть ребенку не нужно идти в хедер в канун праздника Шавуот – чтобы он мог радоваться в праздник! Я получил удовольствие от такого ответа.

Я хочу, чтобы мы поняли: я должен ломать голову, как мне повлиять на ребенка, чтобы у него появилось желание, я должен привести его в состояние, в котором он почувствует нехватку. Но сейчас он не чувствует недостатка в учебе, не чувствует недостатка в молитве, не чувствует недостатка в заповедях. Таким образом, я должен воспользоваться средствами «не во имя Небес», чтобы в дальнейшем это привело к «во имя Небес».

Давайте приведем еще один пример. Гемара в конце трактата Недарим рассказывает, что происходит, когда замужнюю женщину подозревают в связи с другим мужчиной. Ее подозревают, есть доказательства, хоть и неясные, но есть подозрение. И вот, если тот человек, которого подозревают в связи с этой женщиной, увидит, что ее муж собирается выпить стакан воды, и предупредит его: «Не пей! Змея впрыснула в него яд», – это знак, что не было у этого человека связи с этой женщиной. Это – доказательство, что не нужно опасаться запрещенной связи. Почему? Потому что, если была у него связь с этой женщиной, когда он видит, что ее муж собирается выпить стакан с отравленной водой, он захочет, чтобы ее муж умер, ведь тогда он сможет взять ее в жены. Гемара говорит: пшита – это очевидно. И отвечает, что это не очевидно. Возможно, была у него с ней связь, и если он теперь на ней женится, то исчезнет удовольствие – ведь она теперь его жена. А все то время, что она запрещена ему и он должен добиваться ее – «краденая вода слаще». Быть может, была у него связь с ней, но он хочет, чтобы ее муж продолжал жить, поскольку «краденая вода слаще». Он не хочет, чтобы ее муж умер, поскольку не хочет жениться на ней! Однако после такой веской аргументации – почему все-таки полагаются на то, что подозреваемый не согрешил с этой женщиной? Тосафот дают ответ на этот вопрос: он не знает этого секрета, не знает, что источник наслаждения – «краденая вода», чувство нехватки и стремление получить недостающее. Он думает, что получает удовольствие от женщины, и поэтому уверен, что даже когда ее муж умрет и он женится на ней, то продолжит получать удовольствие. Он не знает этого секрета: все то время, что она ему запрещена, у него есть стремление к ней, и он получает удовольствие. Но в тот момент, когда он женится, – он перестанет получать удовольствие.

Я хочу спросить вас: а если он учил Гемару, учил Тосафот, то он знает, что удовольствие он получает благодаря чувству нехватки, а не от самой женщины? Просто замечательный ответ на этот вопрос дал рав Деслер: «Даже если он это знает, он чувствует иначе».

Даже если человек что-то знает, его знание не так быстро начинает оказывать влияние на его сердце. Чтобы влияние проявилось – необходимо много времени. И поэтому, хоть этот человек и знает, что если эта женщина будет ему разрешена – он не будет получать удовольствие, сейчас он чувствует, что получает от нее удовольствие, и поэтому предпочтет, чтобы ее муж умер. По этой причине Гемара считает, что если у этого человека действительно была с ней связь, то он предпочтет, чтобы муж этой женщины умер. Таким образом, его предупреждение может быть засчитано как доказательство, что у него с ней не было никакой связи и вообще ничего не было.

Сидел как-то напротив меня отец мальчика, который учился в 7 классе, и плакал, по-настоящему плакал. Он попросил: «Может быть, Вы сможете помочь мне. Мой сын не хочет учиться. У него нет желания. И все, что ему ни говорят – совершенно не помогает. Что я могу сделать?» Я спросил его: «У Вас хорошие отношения с хедером?» Он ответил: «Прекрасные». Тогда я сказал ему: «Я дам вам идею, скажите это директору. Но не говорите, что это я вам подсказал. Скажите, что это ваша идея, и Вы увидите, что все уладится». Я в то время тоже был директором хедера, и понимал, что никому не нравится, что кто-то из другого хедера вмешивается. Он рассказал директору своего хедера об этой идее. И вот, директор вошел в класс и в присутствии всех учеников сказал, обращаясь к сыну этого человека: «Послушай, если ты всю следующую неделю будешь хорошо учиться, то благодаря тебе весь класс отправится на экскурсию в парк Яркон, и всех ждет прогулка на катамаранах».

Вечером ребенок, придя домой сделал серьезное лицо и сказал: «Папа, у меня нет выбора. Я должен начать учиться». Отец спрашивает: «Что случилось?» Послушайте хорошенько, что он ответил: «Все ученики в классе просто умоляют меня, чтобы я начал учиться!» В тот момент, когда директор покинул класс, все началось. Тот, кто сидел с ним за партой, каждые пару минут шептал ему: «Слушай внимательно, ребе смотрит на тебя. Не отвлекайся». На перемене все окружили его: «Ты понял урок? Мы будем учиться с тобой. Мы объясним тебе. Пожалуйста, учись! Ведь благодаря тебе мы можем пойти на экскурсию! Будь так добр!» Одноклассники стали приходить к нему домой, повторять с ним. Старались, чтобы ему понравилось учиться. Целую неделю он был царем. Целую неделю – царь! Скажите, разве ради этого не стоит учиться? Ту неделю ребенок учился с удовольствием. Весь класс действительно получил прогулку на катамаранах в парке Яркон.

Кто-то спросит меня: «А что после окончания этой недели?» Но это совершенно бессмысленный и неразумный вопрос! Ведь моя цель – пробудить у ребенка чувство нехватки в отношении духовного мира. Это – огромная работа. Конечно, придется придумывать еще проекты. Вы согласны со мной, что если ребе спросит у него: «Скажи мне правду, верно, что учеба доставляла тебе удовольствие?», ребенок не станет обманывать его и скажет: «Да, я получал удовольствие». Теперь у ребе есть возможность зайти в сердце ребенка и начать говорить с ним. До сих пор не о чем было говорить с ним, ребенок просто не хотел учиться. Теперь же есть возможность начать разговор: «Ты видишь, тебе нравится учиться!»

Моя дочь была классной руководительницей в пятом классе. Она услышала эту историю и воскликнула: «Какая прекрасная идея, папа! У меня есть девочка в классе, которая не делает домашнее задание. Ничего не помогает». Она пошла к директрисе и спросила, может ли она сказать этой ученице, что если она всю неделю будет делать домашнее задание, то благодаря ей весь класс пойдет на два часа на прогулку в парк? Директриса сказала, что это прекрасная идея. Целую неделю весь класс просто не давал этой девочке покоя! Одноклассницы приходили к ней домой, помогали с уроками. Целую неделю она делала домашнее задание. Просто чудесно!

Что я хочу сказать? Моя задача – открыть в ребенке то, что ему недостает, и восполнить недостающее, чтобы посредством этого привести его к учебе. То есть, поскольку учеба его не интересует, то моя задача как отца ломать голову, как его заинтересовать. Я должен сказать, что мы даже представить себе не можем, какое удовольствие получает ребенок (и я должен говорить это отцам больше, чем матерям), когда папа или мама сидят с ним на полу и играют с ним. И я говорю это отцам бесконечное количество раз: «Сделай доброе дело, возьми свою дочь, возьми своего сына и пойди с ними погулять и ни в коем случае не произноси ни одного слова наставлений. Ни одного слова! Говори с ними о том, о чем им хочется, о том, от чего они получают удовольствие. По дороге купи им что-нибудь. Дай им это чудесное ощущение, что “папа меня любит, живет моей жизнью и получает от меня удовольствие”».

Есть такая ешива – «Шаарей Йошер». Это ешива для юношей, у которых произошел духовный спуск. Глава этой ешивы, рав Гольдштейн (я завидую его будущему миру!), прилагает усилия, чтобы вернуть их обратно, и немало преуспел в этом. Посмотрите, как поступает этот большой человек.

Шел он как-то по улице Кинг Джордж в Иерусалиме и обнаружил двух своих учеников сидящими в ресторане. Кашерный ресторан, хотя и нет у него эхшера БаДаЦ (удостоверения кашерности от авторитетной, независимой организации по надзору за кашрутом). Что делает рав Гольдштейн? Он заходит в ресторан. Они увидели его и очень испугались. Он берет стул, потом еще стул. Садится на один стул, а ноги кладет на другой и спрашивает: «Что вы хотите заказать? Официант!» Обращается к одному из них: «Что ты хочешь заказать? Говори!» Обращается к другому: «А что ты хочешь заказать? Говори!» Им пришлось сказать. «Официант, принесите заказ!» И рав Гольдштейн заплатил. Он сидел с ними 45 минут, пока они ели. Разговаривал с ними обо все на свете, не сказав ни слова о том, как они могут находиться в таком ресторане! Ни одного слова. Это был кашерный ресторан, но не того уровня кашерности, который мы бы хотели, чтобы ученики ешивы ели. Через 45 минут он встал, пожелал приятного времяпрепровождения и ушел.

Какое, как вы думаете, впечатление произвел его поступок на этих парней? Это их обязывало, и рав Гольдштейн знал об этом. Теперь они не смогут не учиться. Просто не смогут. «Как мы можем его теперь разочаровать? Невозможно!» Они прекрасно поняли, что он сделал. Нет сомнения, они боялись, что он сразу же выскажет им об их поступке. А поскольку он этого не сделал, они оценили его поступок и стали уважать. «Какой человек! Мог выкинуть нас из ешивы. Мог отругать на нас. А он не только не отругал, но еще и отнесся к нам самым лучшим образом». Его поступок обязал их в качестве благодарности воздать ему тем же. И рав Гольдштейн знал это. Он чувствовал, что делает это только ради них, чтобы они почувствовали себя обязанными по отношению к нему. Ведь даже невозможно представить, что можно выиграть в такой ситуации!

Запомните хорошенько: нужно создать у ребенка чувство нехватки, за которым последует желание делать.

В прошлые времена был внутренний мир, только требовалось устранить оболочки, скрывающие то, что внутри, поэтому физическое наказание могло помочь убрать оболочки. Сегодня же от меня требуется выстроить у ребенка внутренний мир, которого не существует. Наказание – не строит, наказание может только разрушать, поэтому мы должны думать, как развить внутренний мир ребенка. Конечно, не рассказами о том, что есть Рай и Ад. Это не окажет на него влияния. Не рассказами о том, насколько важно исполнять заповеди – это тоже никак не повлияет. Я должен искать что-то другое, что вызовет у ребенка желание. И в этом состоит наша работа как учителей и как родителей.

Чтобы создать у ребенка чувство нехватки, часто нет другого пути, кроме как воспользоваться тем, что «не ради Небес». Как-то раз ко мне обратились несколько родителей учеников 6 класса и рассказали: «В классе мальчики много дерутся. Просто ужас». Что делать? Я зашел в 6 класс, говорил с учениками. Не помогло. Нужно что-то придумать. Я зашел в 5 класс, который был очень хорошим классом и сказал им: «Смотрите, поскольку вы так хорошо ведете себя по отношению друг к другу, то вы поедете на экскурсию в парк на следующей неделе». Когда они вышли на перемену, то от радости прыгали до потолка. Ученики 6 класса сразу же услышали об этом и быстренько прибежали ко мне: «Мы тоже хотим!» ­– «Вы? Вы же только и делаете, что деретесь друг с другом!» – «Рав, мы обещаем, что больше не будем…» – «Я вам не верю. У вас не получится!» – «Но рав, мы…» – «Вы не сможете… Я вам не верю».

Я всегда пользовался этим приемом: я, директор, – плохой, а ребе – хороший. Он – будет адвокатом, а я – прокурором. Это работает прекрасно!

Они побежали к своему ребе. «Смотрите, – говорит ребе, – директор вам не верит, что поделать». – «Но мы…». – «Знаете что, вы сейчас идите к директору с письмом, под которым поставит свои подписи весь класс, и где будет написано, что в течение двух недель не будет никаких проблем в вашем классе, и вы приложите все усилия, чтобы выполнить обещание. А я попытаюсь уговорить директора, чтобы он все же поверил в вас, и вы тоже получили экскурсию». Мне не нужно было больше следить, чтоб они не дрались, они сами следили друг за другом: «Ты что? Из-за тебя мы не пойдем на экскурсию!» Просто удовольствие смотреть. С драками было покончено. А что дальше? То же, что я говорил ранее.

Нужно дать ребенку чудесное ощущение: «я сделал», «я смог», «это было очень хорошо», «я получил большое удовольствие». Вспомним главное правило: только то, чего мне недостает, я стремлюсь заполучить. Только то, к чему я стремлюсь – доставляет мне удовольствие.

Мы, родители, можем представить себе девочку, которая не хочет учиться. Мама должна сказать себе: «Она права. Права, что не хочет учиться, с чего вдруг она будет хотеть учиться? Она права!» Так должна чувствовать мама. А после этого она должна подумать: «Что мне делать, как воспитывать ее». Но самое первое чувство – не разочарование, не чувство поражения. Нет. Нормально, что она не хочет учиться. И я говорю вам с полной ответственностью: та девочка, что хорошо учится – родилась такой, и та, что не учится – родилась такой. Так не за что хвалить эту, и незачем думать плохо о той. Девочка 2-3 класса, без сомнения, не работала над собой, чтобы начать учиться. Нет! В чем же дело? Одна девочка родилась с такими качествами, а другая – с другими. И теперь я, родитель, должен, что называется, поломать голову, как мне направить ее в правильном направлении. И об этом мы будем еще много говорить.

Прежде всего, нужно осознать: я не должен чувствовать разочарование. Мой ребенок – это сосуд, который мне дал Творец мира, и теперь нужно позаботиться о нем, посмотреть, что можно сделать. Но нельзя сказать, что ребенок плохой. Он не плохой. Он таким родился, это те качества, которые дал ему Творец мира. Не хочется ему учиться, у него есть лень в отношении учебы, нет у него желания учиться.

Главный вопрос: хочу я или не хочу. Когда я чего-то хочу – я могу сдвинуть стены с места. Когда я не хочу – я не могу сделать ничего.

Ребенок не хочет вставать утром. Нет у него желания. Что я могу сделать, чтобы он все-таки встал с постели? Что мне делать? Побить его? Нет, так я не построю его личность. Ребенок не хочет вставать, потому что ему незачем вставать. И, обратите внимание, тот же самый ребенок, который твердит «я устал, я устал», если вы скажете: «Сегодня экскурсия», вскочит с кровати моментально. Так он может встать с постели или нет? Ответ: смотря для чего. Для того, что ему хочется – он может. Запомните железное правило: когда я хочу – все легко, когда я не хочу – все чрезвычайно трудно. В этом суть.

С точки зрения объективной реальности нет ничего легкого. Но человек может отправиться покорять Эверест и будет счастлив. Это очень трудно, но он счастлив, ведь он покоряет Эверест! Или человек отправится в экспедицию на Северный полюс. Там температура ниже -60 градусов, но он счастлив – ведь он покоряет Северный полюс. Когда я чего-то хочу – все трудности исчезают, когда я чего-то не хочу – они становятся непреодолимой преградой. Все зависит от меня и моих желаний.

Как-то я сидел с родителями уже достаточно взрослой девочки из 11 класса, которая не хотела учиться. Я сказал им, исходя из того правила, что привел вам: «Она не хочет учиться, но ее можно стимулировать учиться. Сейчас начало учебного года. Может быть, вы, папа или мама или оба вместе, пообещаете ей, что если она будет хорошо учиться в этом году, то ее возьмут в путешествие в другую страну?» Папа сразу сказал своей жене: «Ты помнишь, я тебе это говорил!» Дети в этом возрасте готовы на все ради путешествия в другую страну.

И почему я сделал такой вывод? Аврех, чей сын совершенно не хотел учиться в ешиве, пришел к раву Эльяшиву и спросил: может ли он обещать своему сыну, что если тот будет хорошо учиться в течение года, то он поедет с ним заграницу на две недели?» И рав Эльяшив ответил: «Да». Тогда он пришел к сыну и сказал: «Если будешь хорошо учиться, то в конце года мы поедем с тобой на две недели заграницу». Он спросил: «Папа, правда?» «Я обещаю тебе». Ребенок учился серьезно целый год и в конце спросил у отца: «Папа, я хорошо учился?» – «Я слышал только похвалы о тебе!» – «Тогда, папа, исполни то, что обещал – я хочу поехать с тобой заграницу». Папа был в шоке. Он отправился спросить рава Эльяшива, что ему делать. «Конечно, ты обязан поехать с ним, ты же обещал. Поезжай с сыном в Рим на две недели!».

Я должен создать у ребенка устремление! Как это сделать? Рассказать ему о Будущем мире? Это ни о чем ему не говорит, а вот рассказ об этом мире – ему понятен. Саба из Кельма называл тело человека лошадью. И он приводит вопрос, который задают все ришоним: почему ни в одном месте Торы не говорится о Будущем Мире? В Устной Торе есть намек, но Письменная Тора обещает нам только этот мир: исполняй заповеди – будет у тебя вкусная еда, самое лучшее питье, счастливая семейная жизнь, не будет у тебя войн. Тора обещает только этот мир, а по поводу Будущего мира открыто не говорит ничего. Существует много ответов на этот вопрос. Но Саба из Кельма дает самый простой ответ: Тора разговаривает с лошадью. А как убедить лошадь, чтобы она пошла с человеком? Ее нужно уговорить: «Хочешь хорошо кушать? Будешь хорошо кушать, если будешь исполнять заповеди! Хочешь хорошо спать? Будешь хорошо спать, если будешь исполнять заповеди!» То есть заповеди Торы разговаривают с лошадью. А после того, как лошадь согласилась, можно говорить и с человеком – в Устной Торе. Но самое главное – убедить лошадь. Так сказал Саба из Кельма.

Тора Израиля полна обещаний изобилия в этом мире, чтобы убедить меня исполнять заповеди. Обещаний не о том, что человек получит в Будущем мире, а о том, что он получит в этом мире. «Тебе стоит исполнять заповеди ради изобилия в этом мире!»

Прекрасно! Если это верно в отношении меня, то в тысячу раз больше это верно в отношении ребенка. В тот момент, когда я понимаю проблему, я понимаю, в каком направлении нужно искать решение. И даже если мне очень мешает поведение ребенка, я не стану его наказывать, ведь если я накажу его, то получу результат, противоположный желаемому. Наказав его, я только раздавлю его внутренний мир (если там есть что-то), и не выиграю ничего. Поэтому я должен приложить все усилия, чтобы не обидеть его, а помочь ему подняться.

Как-то я сидел с одним отцом, очень важным человеком, и умолял его. Я говорил ему: «Сделай доброе дело, твоя дочь очень хочет, чтобы ты посидел с нею на полу и поиграл с ней (девочка начала учиться в семинаре)». Он с удивлением сказал: «Что?» «Я говорю тебе, что она очень этого хочет. Она хочет почувствовать, что ты ее любишь, а не только выполняешь роль полицейского. Я говорю тебе – сядь, поговори с ней, поиграй с ней!». Он не послушал меня, поскольку посчитал, что лучше разбирается в воспитании. Его дочь стала нерелигиозной. А ведь нужно было немного подумать. Но человек чувствует – это не почетно, это не для меня. Да оставь ты «подходит – не подходит»! Сделай то, что я сказал – ты увидишь, что ты выиграешь! Поиграй со своими детьми, пусть они получат удовольствие! Это доставит им удовольствие – поиграй с ними! Для чего? Потом ты увидишь, что сможешь оказывать на них влияние. Только сейчас, когда ты играешь с ними – не говори им наставлений. Дай им получать удовольствие от совместного времяпрепровождения, и ты только выиграешь от этого!

Наша проблема в отношении духовного мира в том, что у нас нет чувства нехватки. Только посмотреть, как мы молимся, посмотреть, как учимся. Обратите внимание: что нужно, чтобы аврех хорошо учился? Деньги. Если сказать ему, что если он придет в 9:00, то выиграет 5 минут учебы – это повлияет на него, даже если он серьезный аврех? Дай Б-г! Но если ему дадут доллар, то он придет вовремя. Всего один доллар и он придет вовремя.

Я обратил внимание, что у даже авреха, серьезного, Б-гобоязненного авреха, проблема начинается с того, что у него нет ощущения нехватки. Ведь он учится целый день и не чувствует, что этих 5 минут ему не хватает. Он не знает, что когда придет в Вечный мир, то будет сильно раскаиваться, что не использовал эти 5 минут. Но здесь, в этом мире, он не чувствует в них нехватки.

Рассказал мне один состоятельный еврей, что подошел к нему аврех и рассказал: «Нас пять аврехов, которые стремятся к тому, чтобы во время учебы не говорить на посторонние темы. Для этого мы хотим приложить особые усилия в первые 2 часа учебы, и это должно повлиять также и на остальное время. Можете ли Вы помочь нам?» – «Чем я могу вам помочь?» – «Каждый из нас получит от Вас по 10 шекелей, если эти первые 2 часа в день он не будет говорить на посторонние темы. Утром пришел в колель, открыл Гемару и начал учиться, не произнося ни одного лишнего слова 2 часа – 10 шекелей. После обеда тоже 2 часа – 20 шекелей. За 5 дней – 100 шекелей. В месяц – 400 шекелей. Таким образом, Вам это будет стоить 2 тысячи шекелей в месяц». Сказал тот еврей: «Прекрасно! Я согласен. Я тебе доверяю, и поэтому пусть каждый записывает, сколько раз он говорил на посторонние темы, приносит тебе, а ты назовешь мне общую сумму в конце месяца». И так было. «Целый год, – сказал он мне, – я платил им каждый месяц, и каждый месяц выходило почти по 2 тысячи шекелей, иногда немного не хватало, но несущественно. Это была особенная группа аврехов. Через год они пришли ко мне и сказали: ”Большое Вам спасибо, больше не нужно платить нам, мы уже привыкли так учиться“». Прекрасно! Это называется превратить «не во имя Небес» в «во имя Небес». Перед ними была цель – приучить себя не говорить на посторонние темы во время учебы. За год это вошло у них в привычку.  Когда я хотел создать в себе определенное чувство: ценности жизни по Торе, ценности учебы, ценности не произнесения лишнего во время учебы, то я попросил 10 шекелей – это подстегнет меня, и «лошадь» тоже станет принимать участие. Поэтому через год вся группа решила отказаться: мы привыкли и больше не нуждаемся в стимулировании.

И что я из этого должен понять? Что и мне нужен стимул. Мне тоже нужен этот мир, потому что у меня нет чувства нехватки и нет желания. Идея использовать «не во имя Небес», чтобы достичь «во имя Небес» –  просто замечательна!

Если аврех получает доллар, чтобы приходить в 9:00, но видит, что это влияет на него так, что и в бейн а-зманим (каникулы), когда он посвящает учебе 2 часа в день, он старается открыть Гемару в 9:00 – это замечательно!  Один доллар привел его к привычке,  «не во имя Небес» помогло ему. Но если он только в те дни, что получает доллар, приходит к 9:00, а в бейн а-зманим, когда он не получает этот доллар, – нет, то он просто несчастный человек. В таком случае, он не созидает себя, а только разрушает. Но если он берет этот доллар, чтобы стимулировать себя, то нет ничего лучше этого. Более того, это самое лучшее, что может быть!

Представьте себе молодого парня, который пришел на призывной пункт армии. Обычно, если можно дать новобранцу то, что он просит, то дают ему, если нет – помогают ему выбрать что-то другое. И вот, приходит очередь нашего парня и его спрашивают: «Где ты хочешь служить?» Он отвечает: «В таком-то секретном подразделении». Его спрашивают: «А ты знаешь, что это?» – «Нет, не знаю. Но я слышал, что это особенное подразделение и мне очень хочется служить именно там». – «Хорошо. Иди в кабинет номер 29». Он стучит в дверь этого кабинета, ему говорят: «Заходи», он заходит и видит перед собой трех генералов. Ему говорят: «Садись», он садится. Его спрашивают, какой у него вопрос». Он отвечает: «Хочу присоединиться к вашему подразделению». У него интересуются: «Знаешь ли ты, что у нас за подразделение?» Он отвечает: «Нет». Одни из генералов сказал: «До того, как мы тебя примем, я хочу, чтобы ты еще раз подумал. У нас очень трудная подготовка. Что ты скажешь?» – «Согласен». – «Ты, видимо, не понял, я расскажу тебе подробнее: тебе, например, придется идти по 20-30 километров с тяжелым рюкзаком, отдых 2-3 часа, после чего еще 5 километров». – «Согласен». – «Тебя привезут в пустыню, дадут тебе фляжку с водой и карту и тебе придется самому найти дорогу. Были те, кто не смог и умер от жажды». – «Я согласен». – «Тебя отвезут на середину моря, посадят на маленькую резиновую лодку, дадут тебе компас, фляжку и карту. Вокруг тебя будет только море, и не будешь знать: гребешь ты к берегу или в противоположном направлении. Тебе придется полагаться только на компас, и чего только может не случиться!» – «Я согласен». На все, что рассказывали ему, он отвечал: «Я согласен». Хорошо. Его приняли в это подразделение. Это подразделение добровольцев, которые проходят службу в очень тяжелых условиях. И вот, однажды командир этого подразделения собирает всех своих солдат (их немного) и говорит им: «Мы должны выполнить задание в глубине территории врага. Требуются три добровольца. Шансов на то, что они вернутся обратно, почти нет. Их сбросят с самолета, и они приземлятся на парашютах на вражеской территории. Их задача взорвать здание и вернуться обратно. Их будут ждать в определенном месте, и если они смогут до него добраться, то их вернут обратно в Израиль. Кто готов отправиться на задание?». Как вы думаете, кто согласится? Конечно, каждый захочет, чтобы выбрали его и будет расстроен, если он не отправиться на это задание. И если ему скажут: «Но ведь ты подвергаешь свою жизнь опасности!». Он только ответит: «Оставь эти глупости!», ведь перед ним не трудности, а вызов. Перед ним – вызов! «Но ведь никто не узнает, что ты сделал для всех» – «Это неважно. Глава правительства будет знать. Командир подразделения будет знать. Мне этого достаточно. Больше ничего не нужно».

Продолжение следует

Подготовила Р. Гальчук


https://www.beerot.ru/?p=22961