Секреты воспитания детей — Правда в основе успеха

Дата: | Автор материала: Рав Моше Айнхорн

994

Есть еще одна причина пристрастности разума в вопросах воспитания: слепая любовь к своим детям. Безусловно, чувство любви, данное нам Всевышним, это величайшая основа воспитания, но только если оно контролируется разумом. Разум должен непредвзято оценивать то или иное действие, относительно общей цели воспитания. Слепая любовь, о которой мы говорим, имеет несколько проявлений, которые мы сейчас и рассмотрим.

Многие знакомы с таким явлением – дочь приходит в школу или семинар с запиской: она опоздала не по своей вине. Мама написала ложь в записке, и дочь знает, что там написана ложь, но она приносит эту записку учительнице. Я просил преподавателей задавать в таком случае вопрос: «Почему не по твоей вине? Объясни». Мама может написать в записке: «Она была у врача», чего на самом деле не было. Кто пострадает от этой лжи? Сама дочь. Педагоги и родители находятся не по разные стороны баррикад. Почему же родители пишут неправду? Почему приучают детей ко лжи?

Одна из моих дочерей училась в семинаре, где преподаватели не слишком строго относились к обману и ученицы семинара об этом знали. Моя дочь попросила свою маму написать записку, чтобы оправдать опоздание. Ее мама сказала, что не будет писать ложь. Но дочь настаивала: «Мам, ну напиши записку». И мама написала: «Моя дочь (имя) опоздала по своей вине» и дала ей эту записку. Дочь взяла записку и отправилась в семинар. Вечером мама спросила ее, что сказала учительница о записке, и девочка рассказала: «Я дала записку учительнице, но она даже не посмотрела, что там написано, поэтому мне ничего не было». Разве такое должно происходить?

Как директор хедера я получал после Шаббата листки, которые дают ученикам в хедере, чтобы папа проверил знания сына и написал свое мнение. И вот ребенок, которого ко мне отправил его ребе, показывает мне такой листок: Гемара – отлично, Мишна – отлично, законы – отлично, пророки – отлично, молитва – отлично. Все предметы – отлично. Я смотрю на листок, и с улыбкой спрашиваю его: «Папа проверил твои знания по всем предметам?» И ребенок по простоте душевной отвечает: «Папы в Шаббат вообще не было дома». Я звоню папе и спрашиваю: «Скажи мне, ты проверял знания своего сына?» Он понял, что вопрос задан не просто так, и ответил: «Нет, меня не было дома». Я спросил: «А как же ты мог написать, что проверил его знания?» Он ответил: «Ну, Вам же известно, что мой сын знает материал. Так какая разница, экзаменовал я его или нет?» Вы слышите? Я сказал ему: «Ты учишь своего сына быть обманщиком!» На это он ответил: «Ну, это слишком! Не будьте таким пессимистичным! Что тут такого ужасного? Я спросил у сына: ты все знаешь? Он ответил: да. Так я и отметил, что он все знает!» Но это же обман!

Как-то я разговаривал с одним отцом, и он рассказал мне, что его сын в Шаббат копирует своего ребе. «Мы просто покатываемся со смеху, когда он передразнивает своего ребе» – рассказал он мне со смехом. Я был в шоке. Он заметил мое состояние и пришел в небольшое замешательство. Я спросил его: «Вы смеетесь вместе с ребенком над ребе?! Ты понимаешь, что ты разрушаешь душу своего сына? Только задумайся: сегодня твой ребенок смеется над своим ребе, а завтра он будет смеяться над тобой! Почему нет?» Этот отец – аврех колеля, его жена была учительницей. Поверьте, через несколько лет этот отец пришел ко мне за советом: «Я хочу вместе с вами понять, из-за чего случился провал в хедере, в ешиве ктане и в ешиве гдоле». Я спросил: «Какой провал?» Он сказал: «Моему сыну сегодня девятнадцать лет, он скоро начнет выходить на шидухи. Если бы вы только знали, как неуважительно он относится ко мне и моей жене!» Я прикусил язык, потому что очень захотел сразу назвать ему причину неудачи, но только подумал: «А помнишь, что ты мне рассказывал, когда твой сын учился в третьем классе? Не помнишь, что было тогда?» Но я понял, что это все равно, что кинуть камень вослед падающему, и не сказал ни слова. Ведь чем это сейчас поможет? Отец и так совершенно раздавлен.

Мы многого не берем в расчет. Девочка критикует свою учительницу, и, может быть, учительница действительно, не права. Если я соглашаюсь с ней, то этим даю ей легитимацию плохо говорить о взрослых. Тогда почему бы ей завтра не начать критиковать своих родителей? Я ведь позволил ей пренебрежительно относиться к учительнице, что ее удержит от того, чтобы потом так же не начать относиться к нам? Своим примером мы сами показали ей, что можно относиться ко взрослым с пренебрежением. Какая же разница между учительницей и мамой? Никакой. Сегодня учительница, завтра – мама.

Дочь приходит домой и рассказывает историю: «Мама, даже не спрашивай, что учительница вытворила сегодня! Я не виновата, другая девочка говорила во время урока, а учительница наказала меня!» Мама уверена, что ее дочь, несомненно, говорит только правду. Она набирает номер подруги, и рассказывает о произошедшем, и добавляет: «Эту учительницу уволить надо!» Дочь слышит и думает: «Как здорово! Мама сделает за меня всю работу!» И мама тут же звонит учительнице и говорит: «Я бы хотела услышать от Вас, почему Вы наказали мою дочь, ведь она ничего не сделала!» Вы слышите, что она говорит? Она уже повесила эту учительницу посреди улицы без всяких доказательств ее вины. А ведь кто сказал, что дочь говорит правду?

Вы знакомы с такой фразой: «Моя дочь не умеет обманывать!» Я никогда не слышал, чтобы какая-нибудь мама сказала о своем сыне: «Мой сын – супер-обманщик». То есть, получается, что только преподаватели умеют обманывать, а ее ребенок ни разу в жизни не обманул! Задумайтесь на минутку, ведь таким образом разрушаются души наших детей!

У нас, возможно, есть претензии к преподавателю, но самое главное – ребенок не должен видеть неуважение, ребенок должен уважать старших. Дочери можно сказать: я выслушала тебя, а теперь я позвоню учительнице, потому что хочу услышать, что мне скажет она. Обратите внимание на два варианта отношения:

1) Моя дочь рассказала о том, что произошло, и я не понимаю, за что вы наказали ее.

2) Моя дочь рассказала о том, что произошло, и теперь я бы хотела услышать вашу версию. Вы видите разницу между этими двумя вариантами? Во втором варианте мы не говорим, что учительница неправа. Мы выслушали версию ребенка, но не приняли ее, как единственно верную, а позвонили учительнице, чтобы получить информацию от другой стороны.

Каждый из нас, как родитель, должен помнить, что правильное воспитание – важнее всего. Когда мы сердимся на школу, на семинар, на ешиву, прежде всего, должны подумать, объективны ли мы в своей оценке. Можем ли мы спокойно отнестись к произошедшему? Равны ли обе стороны в наших глазах? Ведь, может быть, учительница ошиблась, а может быть, это моя дочь плохо себя повела. И только после того, как я решу, что обе стороны равны в моих глазах, – только тогда может быть дана произошедшему объективная оценка! Но, если я осознаю, что мои чувства только на стороне ребенка, то ни о какой объективности и речи не может быть.

Часто родители могут наблюдать такое явление. Ребенок пришел, и плачет: «Меня побили». Начинаются расспросы: «А ты что сделал?» Ребенок отвечает: «Он побил меня». Потом выясняется вся история. Сказал мне как-то рав Шах: «К тебе пришел ребенок, который плачет, и говорит, что такой-то его побил. Ты зовешь обидчика, и видишь, что он не плачет, – это не значит, что его не побили. Просто есть дети, которые быстрее начинают плакать, а есть те, которые плачут мало». Так сказал мне рав Шах. И вполне может оказаться, что тот, кто не плачет, получил больше ударов, но он не плачет. А тот, кто плачет, как раз получил меньше ударов.

Я всегда спрашивал: «А ты тоже его побил?», и, если получал положительный ответ, то говорил: «Тогда я не вмешиваюсь». И дети знали это. Если они хотели прийти рассказать мне что-то, то знали: «Если я его хоть раз ударю, то директор меня слушать не будет».

Давайте продвинемся еще на один шаг вперед. Мы наносим вред ребенку, если не признаем авторитет педагогов, не хвалим их, если ребенок не слышит дома: «Как мы благодарны школе… Как мы благодарны семинару… Как мы благодарны хедеру,ешиве…». Ребенок должен слышать эти слова от своих родителей. Знаете, почему? Чтобы он понял, что есть такое понятие как «благодарность». Сам по себе ребенок этого не поймет.

Часть из вас возможно уже начали женить старших детей, если нет, то, с Б-жьей помощью, это вскоре случится. И если ребенок не получил дома хорошего воспитания, то мы, как родители, дорого за это заплатим. Есть ли что-то более волнующее, чем вести свою дочь под хупу? Конечно, сына тоже, но сейчас мы поговорим о дочерях. Это самое большое счастье родителей: мы удостоились воспитать прекрасную дочь, она Б-гобоязненна, у нее замечательные качества, все просто чудесно! И вот – ее свадьба. В этот момент закончилась наша часть работы. Она теперь в доме мужа. С этого момента мы начинаем ощущать удовлетворение, как хорошо справившиеся родители. До сих пор был тяжкий труд по ее воспитанию, а теперь – удовлетворение: от детей, от внуков.

Однако описанные выше ошибки воспитания после замужества дочери сразу становятся очевидными. Типичный пример – молодая пара приходит к родителям на Шаббат. Что происходит дальше? Они отдыхают, а мама бегает, приносит, уносит. Конечно, есть дочери, которых научили помогать, но есть те, которых не научили. Пока дочь жила в родительском доме, то вставала из-за стола вместе с мамой и помогала ей. А теперь она замужем и в это время болтает с мужем. Мама бегает, а она разговаривает с мужем. Папа смотрит на нее в ужасе: «Что случилось с моей дочерью? Она не видит, что мама все сама делает»? Дочь вдруг замечает взгляд отца, понимает, что что-то не так и встает идти помочь матери. Но ее муж говорит: «Ты должна отдыхать, садись». И, поскольку написано, что праведная жена исполняет желание мужа, то она садится обратно.

И где же ошибка? Обвинять можно только самих себя. Какое воспитание мы ей дали? Видимо, мы не понимали, что делали, когда: вместе с дочерью смеялись над учительницей или обсуждали при ней невежество учительницы, объяснили дочери, насколько ее семинар ничего не стоит. И дочь росла и впитывала, что она – вершина творения и кроме нее, в мире нет ничего. Что ее родители в течение всех лет вбивали в нее? Я! Только я! Я всегда права! Я всегда правильно поступаю! Это и есть слепая родительская любовь. Иногда, правда, на нее кричали, когда дома что-то не так, но «со мной все в порядке». И потом мы едим то, что сами сварили.

Сколько раз я слышал, проходя мимо, как девочка говорит: «Это моя мама сказала об учительнице…», и я думал: «Ой, Владыка мира, как эта мама дорого заплатит!»

В хедере был один ребенок, который приносил от врача справки (настоящие!), что он был у врача. Я спрашивал его: «Йеудале, как ты себя чувствуешь?» Он пожимал плечами: «Не знаю, не очень хорошо», и такое случалось довольно часто. Его брат, который ранее учился у нас в хедере и потом перешел в ешиву ктану, как-то позвонил мне и сказал: «Рав, я не могу это видеть. Моя мама получила от врача целую пачку бланков справок, и она сама пишет на них, что мой брат был у врача. А он не был у врача!» Подумайте, как это больно видеть брату! Когда этот ученик в следующий раз пришел со справкой от врача, я спросил его: «Йеудале, ты был у врача? Ты точно был у врача?» Он испугался. Он увидел, что я спрашиваю серьезно и тогда сказал мне: «Нет». Я спросил: «Тогда откуда справка?» У него не было выбора, и он признался: «Мама написала мне справку». Я спросил: «У мамы есть бланки от врача?» Он ответил: «Да. Мама получила их от врача». Я звоню этой маме… Послушайте прекрасный ответ. Мама сказала мне: «Рав, вы знаете, что он знает весь материал. Ему нет необходимости быть в хедере шесть дней в неделю, достаточно и двух дней, чтобы знать весь материал. Просто жаль, что он будет зря ходить в хедер в остальные дни». Я сказал ей: «Так почему вы должны обманывать? Можно позвонить мне и сказать, что Вашему гению Йеудале достаточно посещать хедер два раза в неделю. Зачем учить его обманывать?»

Какой духовный вред наносит ребенку папа, который, не дай Б-г, идет в синагогу поздно! Отец может кричать на своего сына: «Почему ты не идешь в синагогу вовремя?» Ребенок знает, что с папой спорить нельзя, потому что это опасно. Но он смотрит на папу и думает себе: «Папа, а ты сам, когда приходишь в синагогу?»

К рав Шаху пришел с вопросом отец одного из учеников моего хедера, который сегодня стал аврехом. На мой вопрос: «Что случилось?» он ответил: «Я пришел посоветоваться с рав Шахом о том, что мой сын не молится. А рав Шах спросил меня: “Ты сам вовремя приходишь на молитву”? Я не стал обманывать и ответил: “Нет”. “Ты стоишь на месте и только молишься? Ты не разговариваешь во время молитвы?” – спросил он меня. – “Знай, если ты сам будешь молиться, приходить на молитву вовремя, не будешь переходить с места на место в синагоге, то твой сын будет молиться!”»

Я все время говорю это родителям: «Личный пример!» Чего стоит благословение после еды мамы, если в то время, пока она его говорит, все время делает знаки руками, указывая что и кому делать. Чему научится ребенок? Что текст молитвы произносить надо, но как его произносить – неважно. Или, другой пример, мама произносит благословение после еды и ее ничего вокруг не интересует: дети могу кричать, телефон звонить, а она сейчас погружена в сидур и произносит благословение после еды. Тысяча слов, которые она скажет ребенку стоят меньше, чем один раз, когда ребенок видит положительный пример своих мамы или папы!

До сегодняшнего дня я помню, как, когда я был ребенком, мой папа будил потихоньку меня рано утром и спрашивал: «Хочешь пойти со мной на Слихот»? Мой отец был евреем, которому приходилось много работать, чтобы заработать на жизнь. И он приходил в синагогу на Слихот очень рано. Он не читал Слихот с восходом солнца, но все же приходил в синагогу очень рано – в четыре часа утра мы выходили из дома. Поверьте мне, это вошло в мою кровь. Когда я учился в ешиве, то читал Слихот вместе со всеми. Но когда я стал аврехом, то я просто не мог прийти в синагогу на Слихот к семи утра. Я не хочу сказать, что семь утра – это плохо. Но для меня это было невозможно: «В семь утра? Как можно произносить Слихот после четырех часов утра?» Я помню своего папу, как он приходил рано в синагогу и произносил Слихот. Как можно делать это позднее, чем папа? Это стало частью меня. Вот результат влияния личного примера. То, что я хочу от ребенка – это прекрасно, но необходим личный пример.

Сейчас начинается зима, и многие мамы наверняка знакомы с таким явлением (просьба не обижаться!): Шаббат, утро, муж ушел на молитву, вы еще в постели, дождь стучит в окно, на улице холодно. Такое удовольствие еще полежать в постели, в тепле, натянув до самого носа одеяло. Я уже выспалась и хотела бы почитать журнал или книгу, но она – в другой комнате. На этот случай у вас есть гномики. У меня было одиннадцать таких гномиков. «Рахели! Принеси мне книгу!» Она тоже еще в постели. «Мама, холодно!» Настойчивее: «Принеси мне книгу!» Девочка приходит: «Где она находится?» Мама указывает рукой: «Там»! Мама лежит под одеялом, а дочь побежала за книгой, ей холодно, но она принесла. «Теперь принеси мне очки!» Она приносит очки. «Можешь вернуть в постель и еще немного полежать». Мама воспитывает свою дочь! Чему же дочь научилась? «Когда я буду мамой, я тоже буду делать так моим детям: буду лежать в постели, а они будут мне все делать!»

Я помню, как читал лекцию группе аврехов. Я спросил у них, знакомы ли они с таким явлением: во главе стола сидит папа. «Мойши, принеси мне вилку. Янкеле, принеси мне ложку. Рахели, принеси мне стакан». И они все ему приносят – сплошное удовольствие! Конечно, есть заповедь почитать отца и мать, но знайте, что ребенок может чувствовать. Папа просит что-то сделать, потому что он хочет удостоить его исполнить заповедь? Или же папа использует заповедь, потому что папа – лентяй? Ребенок это чувствует. Я сам не стеснялся сказать своим детям: «Сейчас я немного ленюсь. Не мог бы ты принести мне чашечку кофе?» Зачем я буду обманывать своего сына? Я скажу правду, и он будет уважать меня в десять раз больше! Как сказал рав Деслер: «Ребенок слышит не то, что отец говорит, он слышит сердце отца». Ребенок чувствует, что у папы на сердце.

Среди тех, кто слушал это, был один аврех, которого это очень разозлило. Я сказал ему: «Минутку, я хочу задать тебе вопрос и получить правдивый ответ: когда ты просишь что-то у ребенка, ты делаешь это потому, что тебе важно, чтобы он исполнил заповедь почитания родителей, но, в принципе, ты готов встать и все сделать сам? Или же ты пользуешься заповедью?» Он сказал: «Какая разница?» Я ответил: «Послушай, я тебе говорю со всей ответственностью: твой сын чувствует, что ты пользуешься заповедью ради собственных потребностей. Это не воспитывает его, это только наносит ему вред. Лучше скажи ему, что ты ленишься. Скажи ему это! Иначе ты наносишь вред своему ребенку с точки зрения воспитания». Но он не мог принять то, что я сказал ему. Конечно, ведь в этом его недостаток: он действительно лентяй, и стремится к тому, чтобы «гномы» ему прислуживали. Это доставляет ему удовольствие, поэтому, анализируя свое поведение, он дает своему разуму заведомо ложные данные.

Воспитание охватывает всю жизнь человека, мы с вами затронули только небольшую его часть. Но, посмотрите, сколько деталей и нюансов было упомянуто? Все это явно относится к воспитанию. Сколько ошибок мы можем совершить если не будем взвешивать заранее, не будем думать и разбираться, нет ли у нас личной заинтересованности!

Ученик ешивы Новардок уже лег в постель, но ему захотелось покурить. Сигареты находились в другой комнате, и он сказал себе: сейчас я буду работать над своими желаниями, я возьму себя в руки, и не стану курить сигарету. Но он же из ешивы Новардок, поэтому он сказал себе: «А кто сказал, что таким образом ты будешь работать над своими желаниями? Может быть, наоборот, будешь развивать свою лень? Ведь сигареты в другой комнате, ты не хочешь вставать – так ты просто лентяй». Как это проверить? Он встал с кровати, пошел во вторую комнату, взял пачку сигарет, оставил ее на столе и вернулся в постель. «О! Теперь я знаю, что это не было ленью, но я справился со своим желанием покурить».

Та мама, которая просит что-то у дочери, должна размышлять так: сейчас я могу встать без проблем, у меня есть силы встать, но я действительно хочу воспитать свою дочь почитать родителей. И ее дочь почувствует это. А мама пусть скажет ей: «Я прошу тебя, потому что хочу, чтобы ты исполнила заповедь».

У меня был друг, который рассказал мне: «Я чувствовал, что папа хочет, чтобы я исполнил заповедь почитания родителей. Он говорил мне такими словами: “Ицик, я могу сам приготовить себе чай, но я хочу, чтобы ты заработал заповедь почитания родителей. Ты приготовишь мне чай”? Я чувствовал, что он говорит искренне, что он может встать и сделать чай сам без всяких проблем, если я откажусь. Я чувствовал истину».

Принятие правильных решений зависит от того, насколько правдивы мы будем сами с собой и с нашими детьми. Чем более мы будем правдивы, тем, без сомнения, большего успеха добьемся.

Подготовила Р. Гальчук


https://www.beerot.ru/?p=23831