Секреты воспитания детей — часть вторая

Дата: | Автор материала: Рав Моше Айнхорн

1073

Проблема нашего поколения. Часть 2

Человек стремится восполнить то, чего ему недостает, поэтому Творец мира, чтобы усилить стремление человека, вложил в него способность получать удовольствие.

Как-то я давал урок на эту тему перед группой аврехов. И один из них сказал мне: «Как это чудесно! Теперь я понимаю то, что говорил мне мой папа». Его отец был ректором в Бар-Иланском университете, известным математиком. Вот что он ему сказал: «Эйтан, ты знаешь, чего боится большой ученый? С одной стороны, у него есть сильное желание найти решение задачи. А с другой стороны – он очень боится найти это решение. Ведь все время, что он бьется над разгадкой, он наслаждается процессом: размышляет, рассматривает, не может заснуть. Но когда он найдет решение – все заканчивается».

Я помню себя маленьким ребенком. Несравненное удовольствие – собирать кубик Рубика! Я молился и даже специально что-то делал, чтобы меня поскорее выгнали из класса, а когда меня выгоняли, тут же, на месте начинал его собирать. И так продолжалось, пока я не смог его собрать. И после того, как я собрал его один, два, три раза – все, с кубиком Рубика было покончено. Что с ним еще можно делать?

Больше нет передо мной задачи и нет стремления. Удовольствие существует только до того момента, когда будет найдено решение. В тот момент, когда решение достигнуто – это пик удовольствия, но в следующее мгновение – удовольствие заканчивается.

Железное правило: только к тому, чего мне недостает, я буду стремиться, и только от этого получу удовольствие. Таким образом, задача человека – создать чувство, что ему чего-то недостает. Ведь если у меня нет ни в чем недостатка, то не будет устремления. А если не будет устремления, то я не смогу получать удовольствие.

Чтобы понять это лучше, приведем еще один пример. У меня в хедере был ученик, который не вставал вовремя на молитву. Молитва начиналась в 7:15, а он мог прийти в 7:45. Он жил в минуте ходьбы от хедера. Без преувеличения. Его дом находился через дорогу. Я говорил с ним, говорил с его мамой. И его мама сказала мне: «Может быть, вы готовы сделать доброе дело и прийти утром разбудить его? Поверьте мне, поднять мешок картошки проще, чем разбудить моего сына. Он просто падает обратно на кровать и говорит, что не может встать». Почему? Потому что не хочет вставать. И теперь мне нужно сделать что-то, чтобы он захотел. Я стал ломать голову. Потом позвал его и сказал: «Цвика, я хочу назначить тебя ответственным за то, чтобы открывать и закрывать хедер». До этого момента был ребе, который открывал хедер, и ребе, который закрывал. Он сказал: «Хорошо». – «Но для этого тебе придется приходить вовремя». – «Я обещаю, что буду приходить». Я знал, что оказываю ему почет, но даже не догадывался, в каком направлении он думает в этот момент.

Цвика учился в 7-м классе. Сразу же я позвал тех ребе, которые открывали и закрывали хедер, взял ключи у них и сказал: «Есть кто-то, кто будет это делать». Они были рады, что их освободили от этой обязанности. Я передал ключи Цвике и сказал, какие классы нужно открыть утром и закрыть вечером. Все было прекрасно. В семь часов вечера заканчиваются занятия, и все идут по домам. Цвика дождался момента, когда ребе закрыл книгу, вышел из своего класса и сразу же побежал к кабинету 8-го класса. Как только ребе 8-го класса вышел из кабинета, Цвика стал в дверях, поднял связку ключей и сказал: «Я прошу всех покинуть кабинет». Вы можете себе представить: семиклассник так говорит восьмиклассникам? И он продолжает: «Если вы сейчас же не пойдете домой, у меня не будет выбора, мне придется сообщить директору». Его просто хотели стереть с лица земли, но не могли сделать ничего! Вы можете себе представить, что значит для семиклассника указывать 8-му классу?

Его мама позвонила назавтра, и буквально плакала в трубку, спрашивая: «Как вы это сделали?! Мой ребенок уже в 5:45 стоял одетый у дверей!»

Раньше ребе открывал хедер в 7:00, ученики крутились по хедеру до 7:10, потом собирались в зале и в 7:15 начинали молитву. Теперь Цвика – хозяин положения. Он стоит у дверей хедера в 7:00, все кричат ему: «Открывай!» Он сморит на часы и говорит: «Еще рано. Еще рано», и не открывает до 7:10. Вы понимаете, что в этот момент была решена проблема?

Через некоторое время пришли ко мне ученики 6-го класса, и каждый просил: «Можно я в следующем году получу ключи от хедера?» Я отвечал: «Посмотрим, как ты будешь себя вести, молиться, учиться, не каждый этого заслуживает…».

Как человек становится начальником? И что такое, по сути, начальник? Он должен разбирать споры с коллегами, клиентами. Это много работы, ведь если все в порядке, то зачем он нужен? Так почему человек становится директором? Потому что на его двери будет написано, что он не какой-то уборщик, а директор! Это почет, это стоит того! Устремление создает удовольствие.

Нет ничего трудного, и нет ничего легкого. В тот момент, когда я этого хочу – это перестает быть трудным. А когда я этого не хочу – это катастрофа, это ужасно. Нет понятия «тяжело», и нет понятия «легко». Если человек говорит себе: «Это тяжело», видимо, он не находится на правильном пути. И подобное мы находим в Писании: «Не ко Мне взывал ты, Яаков, ибо тяжело трудился Исраэль». Говорится в «Драшот а-Ран»: «Если ты чувствуешь, что тяжело трудишься, это знак, что ты взывал не к Всевышнему, а, видимо, к кому-то другому». Ведь если бы ты взывал к Всевышнему – ты бы не устал. Если я чего-то хочу по-настоящему, это не будет трудно для меня.

 Давайте поймем очень важное правило. Источник удовольствий – не деньги и не почет, не еда и не питье, а только лишь – ощущение нехватки чего-либо. То, чего недостает мне, и, соответственно, я стремлюсь это иметь – от этого я получаю удовольствие. Таким создал человека Творец мира. Почему? Чтобы у человека, если он переместит фокус ощущения нехватки на духовное направление, была возможность испытывать бесконечное наслаждение в этом мире, кроме того, что он получит в Мире Грядущем.

Таким образом, суть работы человека в этом мире состоит в том, чтобы создать чувство нехватки в отношении духовного мира. Каждая из вас понимает, почему, когда я ем первый раз какую-либо еду, я получаю удовольствие, а в тысячный раз – нет? Потому что в первый раз я чувствовал ее нехватку, а в тысячный – нет. Если нет чувства нехватки, то нет стремления, если нет стремления – я не получаю удовольствия. Почему, когда мужа целый месяц нет дома, я скучаю по нему? Потому что мне его недостает. А когда он рядом со мной, то я не чувствую, что мне его недостает. Кстати, создание чувства нехватки – одно из объяснений законов чистоты семейной жизни.

Когда я был ребенком, мы жили напротив университета «Бар-Илан». Там было поле арахиса. Прошло уже больше пятидесяти лет, но до сегодняшнего дня я помню это арахисовое поле. После того, как собирали арахис, дети могли пролезть под оградой и подбирать оставшийся на земле арахис. До сегодняшнего дня я помню, каким вкусным он был! Если бы я попросил у мамы купить мне немного арахиса, она бы мне купила. Но тот арахис, который мы собирали тайком, имел совсем другой вкус! Настоящий вкус рая!

Сказал царь Шломо (Мишлей, 9:17): «Краденая вода сладка», то есть, вода – та же самая, но чувство нехватки и желание, чтобы получилось украсть, придают воде совершенно новый вкус. Мой газон, который у меня есть, меня не интересует. Но соседский газон, которого у меня нет, доставляет мне удовольствие.

Тора Израиля опередила на тысячи лет современную психологию, и далее мы посмотрим, как объясняют сказанное мудрецы. Вспомним Мегилат Эстер. Сто двадцать семь государств кланяются перед Аманом: цари, главы правительств, министры – все! И только один еврей не кланяется ему. Какая тебе разница? Можешь – казни его, но какое тебе дело до того, что он не поклонился? Оставь его. Можешь просто не смотреть на него. Но Аман просто замечательно выразил свои чувства, и это записано, чтобы научить нас: «…И все это ничего не стоит для меня». То есть сто двадцать семь государств для него стоят меньше маленького еврея. Почему? Потому что все эти сто двадцать семь – в его кармане, они уже ему кланяются. Но этот еврей противится. Все желание Амана направлено на то, чтобы склонить этого еврея. И Аман не может наслаждаться тем, что у него есть, потому что у него есть чувство нехватки.

В Греции жили два двоюродных брата. Одного из них звали Онассис. Оба были миллиардерами. Онассис написал в своем завещании, что часть наследства в 400 миллионов лир (примерно 3 миллиарда шекелей) получит внук, который будет назван его именем. У него была компания «Олимпик», у него были острова, которые он приобрел в собственность. Но у него не было времени, чтобы нормально позавтракать. И почему? Потому что всю жизнь он соревновался со своим двоюродным братом – кто богаче. Они ненавидели друг друга так сильно, что невозможно описать. Какая тебе разница, сколько у него денег? У тебя есть семь, даже восемь миллиардов долларов – ты можешь их потратить? Какое удовольствие ты не можешь оплатить? Ну какое тебе дело до того, что у него есть девять миллиардов? Но все это ничего не стоило для него. У него не было времени на завтрак, он вставал с постели и сразу бежал в офис работать, чтобы быть уверенным, что он станет богаче своего двоюродного брата. Сказали мудрецы: «Кого можно назвать богатым? Того, кто рад своей доле». Но Онассис не был рад.

Как сказал рав Йонатан Эйбешиц: есть у меня сто шекелей, но они стоят меньше, чем сто шекелей, принадлежащие другому, и поэтому я не достиг половины своих желаний. Девочка купила новое платье, потому что ей его недоставало. Она счастлива. Поносила его два-три дня, и уже нет чувства нехватки, и поэтому пропало удовольствие. Я уехала из дома на месяц, я скучаю, потому что мне его недостает. Я пошла в магазин – я не скучаю по дому, потому что не чувствую, что мне его недостает. Вы видите? Это, по сути, объясняет все.

Одному сумасшедшему недостает марок. Другому сумасшедшему недостает антиквариата. Маленькой девочке недостает фантиков или салфеток. Все – одно и то же. Чего мне недостает – к тому я и стремлюсь.

Я помню, как моя жена сидела в больнице в очереди к врачу с двумя или тремя детьми, и мы ожидали еще ребенка. Рядом с ней в очереди сидела нерелигиозная женщина. Она сказала моей жене: «Я вижу у тебя много детей, верно?» Жена ответила: «Да». Тогда она спросила: «Не тяжело тебе?» Жена ответила: «Нет». Та спросила: «Как такое может быть?» Жена сказала: «Но ведь у каждого есть хобби, верно? Так вот, мое хобби – “собирать” (воспитывать) детей. Чем больше, тем лучше. От этого я получаю удовольствие. Тяжело? Мне совсем не тяжело». Я еще раз повторяю: к тому, чего недостает, я стремлюсь, и от этого получаю удовольствие.

Вы понимаете, в чем наша трудность с духовной точки зрения? Мы рождаемся с естественной нехваткой в нашем материальном мире. Не нужно учить ребенка чувствовать любовь, чувствовать уважение. Не нужно учить его чувствовать желания – он справляется сам. Каждая мама покупает ребенку новую обувь. Посмотрите, как он будет себя вести. В первый день он ходит в ней, не снимая, и даже спать идет вместе с ней. Кто научил его, что новое – это интересно? Моя дочь, когда ей было 2,5 года, получила новое платье. Она подошла к зеркалу и стала крутиться во все стороны, приговаривая: «Я красивая, я красивая». Где она этому научилась? Но для этого не нужно школы, это схватывают на лету без проблем.

Когда у вас в доме появляется новый ребенок, его брат, который совсем немного старше него, кусает его, когда только может, а если бы только мог – убил бы. А за что? Он занял мое место! И умная мама должна правильно разделить между детьми свое внимание, чтобы никто из детей не завидовал другому. Одна ученица мне рассказала, что ее старшая дочь сказала про свою новую сестричку: «Мама, выкинь ее в окно». Мама спросила: «Почему?» – «Потому что она все время кричит. Выкинь ее». Старшая дочь чувствует, что заняли ее место. Этому детей учить не надо, они сами это понимают.

Но отсутствие нехватки в духовном – это большая проблема. Я не чувствую, что мне не хватает молитвы, не хватает заповедей. У меня уже есть достаточно. Вы понимаете? Так, когда я начинаю воспитывать своего сына, первое, что я должен сделать – это понять, что все то время, что он не будет чувствовать, что ему этого не хватает, – я буду толочь воду в ступе, и мне будет очень тяжело. Если же я буду заставлять его, то результаты будут ужасными.

У людей прошлых поколений внутри было что-то, хоть и скрытое оболочкой, и если устраняли эту оболочку, то внутренний мир вырывался наружу. Но в нашем поколении внутренний мир совершенно пуст, там ничего нет. По этой причине наказание не сможет помочь исправить внутренний мир, ведь наказание, как говорит Рамхаль, может убрать оболочки, которые скрывают внутренний мир. Поэтому в прошлых поколениях можно было бить в наказание, и это помогало убрать то, что мешало ребенку.

Но в нашем поколении есть проблема – духовное не вызывает интереса и совершенно не привлекает. Поэтому я должен ломать голову, как сделать так, чтобы у ребенка появилось желание к этому. Но вначале я должен спросить самого себя, хочу ли я сам этого, и что мне делать, чтобы я захотел. Ведь в тот момент, когда у меня появится желание, мне станет легче вызвать это желание у ребенка. Но прежде давайте поймем основу. Наша проблема в исполнении заповедей Торы состоит в том, что мы не чувствуем в них нехватки! Не потому, что мы не хотим, а потому, что не чувствуем, что нам этого недостает. А поскольку не чувствуем нехватки – не хотим. Поскольку не хотим – нет устремления. Поскольку нет устремления – нет удовольствия. Таким образом, главный вопрос: есть чувство нехватки или нет? В тот момент, когда мы почувствуем нехватку – мы побежим, и не просто побежим, а помчимся со всех ног исполнять все, что только сможем! Но сейчас я не чувствую, что мне этого не хватает.

Внутри человека существует ощущение нехватки: мне недостает денег, недостает почета, но моя проблема в том, что я не чувствую, что мне недостает заповедей. Я объясню это еще лучше. Как я сказал ранее, сначала нужно понять это в отношении себя, а потом придет понимание в отношении детей.

Как я рассказывал ранее, я работал директором хедера, а сам я воспитанник ешивы «Коль Тора», где пятьдесят лет назад была строгая дисциплина. И вот я начал управлять хедером. Через несколько дней не пришел на работу один из членов коллектива хедера. Тогда не было мобильных телефонов, а по домашнему телефону он не отвечал. Назавтра я спросил его о причине отсутствия, он сказал: «И не спрашивай. У моей жены болел зуб, она не спала всю ночь, и я не спал вместе с ней. Назавтра она пошла к врачу, и я пошел вместе с ней». Когда не пришел другой ребе, и я спросил его о причине отсутствия, он сказал: «И не спрашивай, у меня пятеро детей болеют. Моя бедная жена пошла с двумя из них в поликлинику, а я остался дома с остальными». Когда не пришел третий, и я спросил его, в чем дело, он сказал: «Не спрашивай, мой брат выдавал замуж свою дочь. Я вернулся в три часа утра и просто не смог встать утром с постели. Просто не смог встать». Поверьте мне, целый год я записывал все такие случаи, говорил с членами коллектива, просил их и умолял – ничего не помогало. Получилась толстая тетрадь пропусков и опозданий.

В конце концов, я сказал двум своим друзьям: «Мне жаль, но я вынужден вас покинуть». Почему? Потому что так работать неправильно. То один не приходит, то другой. Я так не могу. Сказал мне один из них: «И у тебя нет решения проблемы?». Я сказал: «Есть». – «Какое же?» – «Это стоит денег». – «Что ты имеешь в виду?» – «Давайте соберем весь коллектив. У каждого есть его зарплата. И скажем всем: тот, кто в течение всего месяца приходит вовремя, получит надбавку в 10%. Тот, кто не приходит вовремя, неважно, по какой причине, не получит надбавки – значит, на Небесах решили не добавлять к его зарплате». Я добавил: «Уменьшать зарплату – неудобно, поэтому лучше дать надбавку». И этот человек сказал мне: «Что? Ты хочешь сказать, что вчерашнему авреху, который и сегодня, начав работать, остался человеком Б-гобоязненным, – ему неважно, что 1800 минут дети не учатся (30 детей умножить на 60 минут), а 400 шекелей повлияют на него?» Я ответил ему: «Ты задал хороший вопрос».

Мы поехали с ним к раву Шаху. Я помню, как он изложил раву Шаху проблему и взволнованно добавил: «Вы слышите, какое решение проблемы он предлагает? Дать денег меламедам!» Я не забуду, как рав Шах широко улыбнулся и сказал: «Просто замечательно! Очень хорошо! Так и сделайте». И я хочу сказать вам, что уже восемнадцать лет (хотя потом надбавку снизили до 5%) не рождались дети в Петах Тикве, родственники не женились, никто не болел и поэтому все приходили на работу вовремя! Не было ни одного, кто пропустил бы хоть один день. Поверьте мне, за все восемнадцать лет не было столько пропусков, как в мой первый год. Я даже спросил как-то у одного: «Я же знаю, что у тебя дети болеют, что ты сделал?» Он сказал: «Я позвонил своей теще». Спросил у другого: «Твой брат не обиделся, что ты не пошел на брит?» Он ответил: «Я сказал брату, что еще до первого шага его ребенка я потеряю 400 шекелей». И брат сказал: «Ты прав, можешь не приходить». И брат не обиделся. Меламед, который опоздал на подвозку из Бней-Брака, приехал, как миллионер, на такси! Он заплатил 35 шекелей за такси, вместо 3 шекелей за подвозку, но он выиграл 400 шекелей.

Проблема решена! Я спросил у одного из членов коллектива: «Реб Лейзер, я знаю, что ты человек Б-гобоязненный, объясни мне, вот был задан прекрасный вопрос: как такое может быть, что 1800 минут Торы, которую учат дети, не могут повлиять, а 400 шекелей – да?». Я не забуду его ответ: «Что делать, на заповеди ничего в магазине не купишь». Вы слышите? Сколько в этом истины: на заповеди ничего не купишь в магазине. Денег – мне не хватает, а заповедей у меня есть достаточно, и даже с избытком, можно с другими поделиться.

Кто из вас опасается, что после 120-ти она окажется только во втором ряду в Ган Эдене? Не в аду, не дай Б-г, а во втором ряду в Ган Эдене! Все вы спокойно спите ночью, у всех хороший аппетит, все хорошо выглядят. Мы спокойны, все будет хорошо: я буду сидеть в первом ряду в Ган Эдене с праведниками. Нет, вы так не думаете. А почему мы тогда спокойно спим ночью? Если бы мы боялись, что завтра потеряем 100 тысяч долларов, мы бы могли спокойно спать ночью? А я могу потерять весь свой Будущий Мир, потому что не выполняю заповеди. Почему же меня это не беспокоит? Потому что не чувствую нехватки этого. Но если я не чувствую в этом нехватки, то чего я хочу от своего сына? Что я хочу от своей дочери? Ведь поскольку я не чувствую в этом нехватки, то я никогда не смогу дать им почувствовать, что мне этого не хватает. С чего же вдруг им этого будет недоставать? Откуда у них вдруг появится стремление к духовности? Прежде – я, а потом я уже могу говорить с другими.

Когда я жил на улице Мирски в Иерусалиме, я мог устанавливать время на моих часах по аврехам колеля «Ешиват а-Ран» (на улице неподалеку). Утром можно было видеть, как они идут в колель. Те, кто проходил мимо моего дома в 8:53, шли медленно, с чувством достоинства. В 8:56 – быстрым шагом. В 8:58 – бежали, подхватив пиджаки. И почему? Потому что тот, кто приходит вовремя, получает дополнительно доллар. Сколько стоит доллар? 3-4 шекеля. На эти деньги даже один раз в автобусе проехать не получится. Но в месяц выходит 20 долларов – это уже большие деньги! Если я 5 минут не буду учиться – не страшно, я не чувствую нехватки в учебе, но доллар стоит для меня много! И это прекрасно, что так поощряют, чтобы тот самый аврех подумал: как же так, доллара мне не хватает, а нехватки 5 минут учебы я не чувствую?

Давайте поймем: вся проблема в том, чего нам недостает. И далее – устремление. А после – удовольствие.

Поговорим о великих мудрецах Израиля, о том, как они жили, и тогда поймем, почему им было так легко. Потому что они чувствовали нехватку. Мы еще поговорим об этом. Но прежде давайте попробуем понять первую проблему. Завтра же утром, когда вы будете просить ребенка что-то сделать, а он будет отказываться, поймите его. «Почему ты не хочешь, ведь ты заработаешь заповедь!» Но он не хочет, потому что не чувствует в этом нехватки. Скажите ему: «Я дам тебе за это конфету». Совсем другое дело! Тогда он готов сделать, потому что конфеты ему недостает.

Что же мне делать, чтобы он выполнял заповеди, и чтобы потом потихоньку у него раскрылось чувство нехватки заповедей? Это процесс. Это работа. Но прежде всего работа над самим собой. Чем больше я буду работать над собой и смогу достичь правильного понимания того, как мне создать чувство нехватки у себя, тем легче мне станет начать работу со следующим поколением. Если я не достигну успеха в работе над собой, если мне ни разу не удастся почувствовать нехватку, то будет очень проблематично передать это следующему поколению. Я смогу добиться чего-то только криками и заставляя исполнять – от чего не будет никакой пользы, ведь я не создал у ребенка чувства недостатка.

Я еще раз подчеркиваю, что для предыдущих поколений требовалось только устранить внешний заслон, и поэтому было место для наказания. В нашем же поколении наша работа как родителей состоит в том, чтобы создать у ребенка чувство нехватки. И поэтому нужно действовать иначе, не через наказание, поскольку наказание не созидает. Возможно, наказание может принудить, но наказание не может созидать. Мы должны подойти к этому вопросу иначе. Мы должны созидать. Я еще раз говорю – основа уже существует в душе человека, поскольку человек не может существовать без ощущения нехватки. Такими Всевышний создал нас. Моя же задача состоит в том, чтобы направить эту основу в духовное русло и немного вывести ребенка из материального мира, поскольку естественным образом (такими мы пришли в этот мир) чувство нехватки направлено на материальный мир, и нехватка ощущается именно в этой области.

И вот чем я хотел бы завершить наш урок. Представьте себе, что кто-то из сидящих здесь скажет своей соседке: «Ты знаешь, когда я шла на урок, то увидела на дороге 100 долларов, но не хотела их поднять. Но тут я вспомнила, что работаю над своей ленью, и тогда я нагнулась и подняла их». Соседка ей тотчас ответит: «Подожди немного, я сейчас вызову машину, и тебя отвезут в закрытое заведение». Что значит – тебе не захотелось? Любой нормальный человек, если увидит 100 долларов на дороге, сразу, не раздумывая, их поднимет. Но если одна женщина скажет другой: «Сегодня мне так не хотелось молиться, но я вспомнила, что работаю над этим, и заставила себя». Ну, это нам всем понятно! Вы видите, на каком уровне находится духовный мир? Это я совсем не чувствую, а это чувствую в десять раз сильнее. В этом и кроется корень проблемы.

Таким образом, мы начали понимать главное: нехватка чего-то – источник нашего существования, и я должен работать над тем, чтобы перенаправить это чувство из отрицательного направления в положительное.

Подготовила Р. Гальчук


https://www.beerot.ru/?p=22717