Что мы должны передать нашим детям? — часть вторая

Дата: | Автор материала: Рав Моше Айнхорн

1088

Предыдущая часть.

Повторим еще и еще раз: мы должны выстроить личность ребенка. И мы не можем бить его и наказывать, ведь этим мы его разрушаем. Родителям нужно много сил, чтобы, когда ребенок делает что-то очень-очень плохое, оставаться спокойными. Ведь чтобы воспитание достигло своей цели, нужно взвесить, что сказать ребенку и чего не говорить, а также как это сказать. Цель родителя – строить личность ребенка, а не выплескивать свой гнев.

Человек приходит в этот мир с ощущением нехватки, его цель – достичь совершенства. Для этой цели Творец мира дал ему стремление восполнить нехватку, обладающее большой силой, и в него Он вложил наслаждение. И поэтому, естественным образом, чувство нехватки у ребенка направлено на материальный мир, туда же направлено его устремление, и, соответственно, там находится его наслаждение. Моя же задача состоит в том, чтобы постепенно его чувство нехватки переместить в мир духовный.

Давайте приведем примеры.

Как повлиять на ребенка, чтобы он делал добрые дела? Однажды я давал урок перед группой подростков и задал им вопрос: могут ли они объяснить мне, почему нужно уважать родителей? Простой вопрос. В обществе принято уважать родителей, и даже подростки, не соблюдающие заповеди Торы, понимают, что нужно уважать родителей. Один из подростков сразу же поднял руку и сказал: «Извините, я не принимаю Ваше утверждение. Вы спрашиваете, почему нужно уважать родителей. А я думаю, что родителей уважать не нужно». Я оказался в некотором замешательстве: «Объясни, что ты имеешь в виду». Он ответил: «Вот сейчас Вы прочитаете нам длинную лекцию на тему, почему нужно уважать родителей, и скажете, что с того момента, как мы пришли в этот мир, они давали нам еду, одежду, заботились о здоровье, воспитывали, и много всего. Но я говорю, что все это они делали для себя! Я не просил их, чтобы мне все это делали. Они могли бы отказаться от меня сразу после рождения, и почему они это не сделали? Во-первых, потому что у них родился сын – почет для семьи».

[Вы знакомы с этим явлением? У меня, барух Ашем, 9 дочерей и 2 сына, и я помню, как приходил в синагогу после рождения очередной дочери и сообщал всем: «Мазаль тов, у меня родилась дочь!» Мне отвечали: «Ну, Всевышний поможет, будут у тебя и сыновья». Как будто утешение скорбящих! Я говорил: «Я счастлив! У меня, барух Ашем, родилась здоровая дочь» — «Да, конечно. Будут у тебя и сыновья». Так обычно бывает: если родился у кого-то сын, то он заходит в синагогу, гордо расправив плечи, а если дочь, то он сразу немного съеживается, ожидая утешений. Видимо, многочисленные пожелания помогают – у меня, барух Ашем, все-таки родились и сыновья. В любом обществе: ашкеназском, сефардском, религиозном, светском, у всех сын – почет для семьи.]

И вот, этот подросток продолжает свою речь: «Во-вторых, у них родился умный сын. В-третьих, они получали удовольствие от моего общества. Так почему я должен им что-то? Я уже заплатил». И он спросил у меня: «У Вас есть дети? У Вас есть трудности с ними?» Я ответил: «Да, как у всех». Он не унимался: «Так почему Вы не отдадите их желающим усыновить? Почему Вы сами их растите? Верно, что Вы получаете от них удовольствие?» Я признался: «Да, я получаю от них удовольствие». И он спросил еще раз: «Так почему я должен им что-то, ведь я уже заплатил?» Что вы на это скажете? Я обратился к аудитории – все подростки были согласны с ним, ведь это просто прекрасная идея! Там присутствовал директор этого заведения, и он сказал: «Это переходный возраст, и у них это пройдет».

В Торе есть законы, которые не имеют логического объяснения, и они называются хуким. Это, например, шаатнез (запрет надевать одежду из шерсти и льна), или запрет есть вместе мясо и молоко. А почитание родителей относится к мишпатим, и это означает, что у этой заповеди есть логическое объяснение.

Ваша дочь приходит домой и рассказывает: «Мама, даже не спрашивай! Я сегодня получила 100 баллов за экзамен, все остальные получили меньше 90. Учительница подозвала меня и сказала: “Поскольку ты одна получила 100 баллов, ты сама поднимешь все стулья в классе после урока”». Какой будет ваша реакция? «Просто чудесно! Ты заслужила этот приз!» Или вы скажете: «Что сказала учительница? Что ты должна поднять все стулья? Но почему?» Верно, что такой может быть ваша реакция? Но что же с воспитанием у ребенка чувства благодарности? Мы даже не обращаем внимания на свою реакцию! Или же ваша реакция на то, что дочь получила за экзамен 100 баллов, будет такой: «Какая ты молодец! Теперь только ты всю неделю будешь застилать за всеми постели!» Вы скажете это с улыбкой, и ей будет понятно, что вы имеете в виду. Что вы на это скажете? [Прим. ред. Чтобы лучше понять слова рава Айнхорна, вспомним слова мишны в трактате Авот о том, что награда за заповедь – заповедь.]

Одна баалат тшува (женщина, которая вернулась к соблюдению заповедей) рассказала мне, что она была пару раз на семинарах организации «Арахим» и это не убедило ее в истинности религиозного образа жизни. До такой степени не убедило, что во время второго семинара она устроила «семинар в семинаре», чтобы доказать: приведенные лекторами доказательства таковыми не являются – их можно оспорить. Этими своими выступлениями она просто испортила второй семинар. Но поскольку она уже встретилась с религиозным обществом, то ее, как действительно умную женщину, это очень заинтересовало. Одна религиозная семья пригласила ее на Шаббат.

Все знают, что в канун Шаббата в доме, где есть много детей, все бегают туда-сюда до момента, когда звучит сигнал, сообщающий, что наступило время зажигать свечи. Как только прозвучал сигнал, все останавливается: мама идет зажигать свечи, что успели сделать – то успели, что не успели – то не успели, иногда еще одну-две минуты что-то делается, но потом – все. Папа берет сыновей в синагогу, старшие дочери расходятся: у одной – группа по чтению Теилим, у другой – встреча с подругами; каждой есть чем заняться. Рассказывает та женщина: «И вот, я осталась с мамой семейства и двумя младшими детьми. В определенное время семья опять объединилась: папа вернулся вместе с мальчиками из синагоги, девочки тоже вернулись. Все начинают петь “Шалом алейхем”, и папа собирается делать Кидуш, сморит вокруг и обнаруживает, что одна из дочерей отсутствует. Он спрашивает: “Где Хани?”, ведь он был уверен, что она в одной из комнат дома и просто еще не вышла. Но ему отвечают, что она еще не вернулась домой. Папа ждет, не делает Кидуш. Проходит 5 минут, 10 минут, он сидит, ждет дочь. Через 25 минут дочь возвращается домой, запыхавшись, и сразу подходит к отцу: “Папа, прости меня. Папа подруги молится в более позднем миньяне. И я не обратила внимания, что уже так поздно, хотя и смотрела на часыʺ. Прекрасно. Папа встал, чтобы делать Кидуш, но сначала он подошел к этой дочери и сказал ей тихонько несколько слов. Дочь расплакалась. Папа сделал Кидуш, все пошли омыть руки перед благословением на халы. Она плачет. Папа произнес благословение на халы, дочь получила свой кусочек халы и съела его, продолжая плакать. И она не просто плакала, было видно, что она еле сдерживается, чтобы не разрыдаться. Все это время я ломала голову – что же такое может сказать папа, чтобы дочь так плакала? И вот, после трапезы я подошла к ней и спросила: “Что сказал тебе папа?” И вот что она ответила: “Сегодня вечером была моя очередь мыть посуду, но поскольку я пришла поздно, то папа дал мне наказание – я не буду мыть посуду после трапезы”». Слышите, какое наказание она получила? Каждая из вас, когда придет домой, пусть скажет своим детям: «Теперь я знаю, какое наказание вы получите, если будете себя плохо вести – не будете мыть посуду». Какой будет обычная реакция детей? Праздник! И это означает, что мы даже не начали воспитывать в наших детях понимание того, что такое хесед, добрые дела.

И эта женщина добавила: «В этот момент я решила, что если девочка может так плакать из-за того, что ей не позволили мыть посуду, то иудаизм – истина». В том, что она сталабаалат тшува – заслуга этой семьи.

Теперь серьезно. В этом доме смогли воспитать в ребенке понимание того, что мытье посуды за всеми пополнит счет его заповедей. Опять же, все начинается с личного примера. Муж и жена громко провозглашают: «Я хочу удостоиться заповеди – я помою посуду!» Все начинается с родителей, с их личного примера и со слов: «Мы хотим удостоиться заповеди». Если мы помоем посуду – это идет на наш счет заповедей.

Разве кого-то будет раздражать собирание долларов? Нет? Но ведь это тоже труд. Если ребенок не получил базисного понимания того что такое хесед, он не понимает, что помыть за всеми посуду – это хесед по отношению к членам семьи.

Верно, что нас не мучает ощущение, что с нашим Будущим миром что-то не так? Испытывали вы когда-нибудь чувство, что нет аппетита из-за беспокойства, что я недостаточно трудилась, чтобы заработать Будущий мир? Но если не хватает материального заработка – это причина, чтобы потерять аппетит. Это означает, что с нашим Будущим миром все в порядке. Всегда говорю об этом с долей цинизма. Поскольку мы чувствуем, что после 120-ти – рабанит Эльяшив будет сидеть справа от меня, рабанит Каневски – слева, а я – посередине. Никто (не обижайтесь!) даже не думает (если не работал над собой), что может оказаться во втором ряду! Без сомнения – она будет сидеть в первом ряду. Нет ни одного человека, кому бы пришла в голову мысль – а вдруг я попаду в Геином? Нет, быть такого не может! Вы когда-нибудь слышали о ком-то, кого после смерти отправили в Геином? Нет! Значит, Геином пуст, зато Ган Эден переполнен, все – там, свободного места просто нет. Как же я могу воспитывать своих детей, если сама не осознаю этого? Прежде всего необходимо воспитание самого себя.

Рав Исраэль Салантер идет в Йом Кипур на молитву «Коль Нидрей». Вся община ждет его, а он все не приходит. Все в ужасе – где же ребе? Отправились на его поиски, и где его находят? В каком-то доме, где он качает колыбель с младенцем. Что же случилось? Праведница-мама побежала молиться «Коль Нидрей» и оставила своего ребенка одного. Бедный ребенок почувствовал, что он один (дети чувствуют, когда их оставляют одних), и начал плакать. Рав Исраэль проходил мимо этого дома и услышал плач младенца. Остановился, думая, что кто-то подойдет успокоить ребенка, но никто не подошел. Тогда он постучал в дверь, но никто не открыл ему. Он решил зайти в дом и увидел, что нет никого, только ребенок, который плачет в люльке. Что делает рав Исраэль Салантер во время «Коль Нидрей»? Он стоит и укачивает младенца. А молитва? Молитва подождет! Женщина должна понять, что она зарабатывает несметные сокровища, если в Йом Кипур она не молится сосредоточенно в синагоге, а в это время дома меняет подгузники своим детям. Простой вопрос, который нужно задать себе в этот момент: что Всевышний хочет от меня сейчас?

Я как-то спросил рава Хаима Каневского: «Что делать? У женщины нет времени молиться, ведь невозможно требовать от нее вставать в 4 часа утра. Она встает в нормальное время и бегает от одного ребенка к другому, чтобы все приготовить. У нее нет возможности выделить время на молитву, поэтому она молится во время домашних дел». Рав Хаим Каневский ответил: «Все в порядке. Когда она станет бабушкой, тогда будет молиться».

Как-то я позвонил одной из своих дочерей, и она сказала мне: «Папа, слушай!» И я услышал, как мой зять учит Тору нараспев. И дочь говорит мне: «Это самое большое мое счастье, сейчас я мою посуду, но я танцую от радости. Я слышу, как он учится». Она сказала своему мужу: «Хочешь учиться ночью? Тогда учись, пожалуйста, дома – я хочу слушать и наслаждаться тем, как ты учишься. Не забирай это у меня. Приведи своегохавруту, и учись с ним даже за закрытой дверью. Я хочу наслаждаться мелодией учебы». И она говорит мне: «Папа, я танцую от радости, слушая, как он учится».

Рав Ицхак Шенкер вместе со своей женой вырастил 9 детей в Тель-Авиве (не сегодняшнем) в квартире из полутора комнат: в половине комнаты жили родители, а на остальной части – дети. Я учился с одним из их сыновей. Все дети – особенные, четверо сыновей – стали главами ешив, только один – бизнесменом. Тот сын, с которым я учился, рассказал мне, что он спал на матрасе на полу, над ним – брат, который старше него, и еще выше – тот, что еще старше. И таким образом было место для всех девяти детей. И он, бывало, стучал ногами в кровать того, кто над ним, потому что его раздражало, что он спит на полу, а его брат – на кровати. «И что делала наша мама? Она все время с любовью пела нам песни про то, как мы будем учиться, будем расти и станем великими мудрецами своего поколения». Он рассказал мне, что его мама носила одно платье 40 лет и не покупала нового. Конечно, она покупала одежду, но ее главное платье оставалось тем же. Она говорила: «Для чего мне новое платье? У меня нет в нем нужды. Все что мне нужно – чтобы мои дети выросли мудрецами Торы». Они слышали дома только одно, и от папы, и от мамы: самое главное – учить Тору, жить с Торой. Они видели самопожертвование мамы, которая делала все, чтобы папа мог спокойно учиться. И дети усвоили это, и все выросли особенными – и сыновья, и дочери. Просто трудно себе это представить!

Главное, что я должен знать – что я обрел, помыв за всеми посуду, и тогда я смогу передать это знание детям. Но если я не чувствую, что я что-то обрел, помыв за всеми посуду, то как я смогу объяснить своему сыну, что ему стоит помыть за всеми посуду? Тогда я могу только говорить своим детям, что дома есть график мытья посуды и есть дежурства, что они живут не в гостинице, где едят, пьют и уходят из-за стола, а дома, и поэтому нужно принимать участие в домашней работе. Но таким образом я превращаю мытье посуды в обязанность, в часть работы по дому в качестве жильца этого дома. Этого делать просто нельзя! Нужно говорить ребенку: «Это твоя выгода, ты от этого выигрываешь!» Личный пример плюс подходящие слова каждый день и каждый час.

Вы слышали когда-нибудь, чтобы сестры ссорились, обвиняя одна другую: «Ты украла у меня заповедь – почему ты помыла вместо меня посуду?» Или дочь скажет матери: «Почему тебе безразличен мой Будущий мир? Почему только моей сестре ты поручаешь мыть посуду? А что со мной? Мне не нужен Будущий мир?» Почему с нами этого не происходит?

В Кельме, в ешиве Сабы из Кельма не было уборщицы, которая бы мыла бейт-мидрашили убирала в комнатах. Не дай Б-г! Это делали сами ученики ешивы. Нужно было выучить сотни листов Гемары и пройти экзамен. Кто выдерживал экзамен по наибольшему числу листов Гемары, тот удостаивался права помыть пол в бейт-мидраше. Вы понимаете, что было главным призом в соревновании? Право помыть пол в бейт-мидраше!

Я слышал от рава Гедальи Айзмана, благословенна память праведника, который приехал учиться в ешиву в Кельме из Америки и впоследствии стал машгиахом в ешиве «Коль Тора». Он рассказал, что он удостоился помыть пол в бейт-мидраше за экзамен на 300 листов Гемары (можете поинтересоваться, сколько это – 300 листов Гемары). Однажды его мама приехала в Кельм и пришла в ешиву, не предупредив о своем приезде. Сюрприз! Она спросила: «Где мой сын?» Ей ответили: «В бейт-мидраше». Она обрадовалась, ведь в бейт-мидраше он, конечно, сидит и учится! Она поспешила вбейт-мидраш, чтобы встретиться с ним. И что она увидела? Ее сын, подвернув брюки, держит в руках большую швабру и моет пол! От неожиданности она воскликнула: «У тебя не хватает денег?!» Ведь кто моет полы? Тот, у кого не хватает денег. Сын обернулся и вдруг увидел свою мать. Какая радость! Он приветствовал ее и сразу прибавил: «Мама, я смог удостоиться этого!» Мама удивилась: «Чего ты удостоился? Помыть полы?!» Она была уверена, что он сошел с ума. Она в панике поспешила к Сабе из Кельма и взволнованно сказала ему: «Мой сын говорит, что удостоился помыть пол вбейт-мидраше. Он сошел с ума!» Саба из Кельма выслушал ее и сказал: «Все верно. Тот, кто удостаивается помыть пол в бейт-мидраше, удостаивается впоследствии очистить весь мир». Слышите? Это – заслуга. Тот, кто удостаивается мыть пол в бейт-мидраше, удостоится впоследствии очистить весь мир.

Этому есть доказательство. Почему Йеошуа бин Нун удостоился стать вождем народа Израиля после Моше? Что было в нем особенного? Говорят мудрецы, что он приводил в порядок скамейки в бейт-мидраше. То есть, он стал вождем не потому, что не отходил от Моше, а потому, что приводил в порядок бейт-мидраш!

Свидетельствует великий рав Йерухам Лейбович: «Когда я приехал учиться в Кельм, не было водопровода, и вода не текла из крана, как сегодня. А коэны, как известно, должны омывать руки перед тем, как благословить народ (за пределами Израиля это делается только в праздники в молитве «Мусаф»). И вот я увидел, как Саба из Кельма, глава ешивы, великий человек, несет тяжелый таз с водой, чтобы коэны смогли омыть руки. Я был уверен, – продолжает реб Йерухам, – что по какой-то причине один из учеников ешивы не принес воду, и поэтому Саба из Кельма решил сделать это вместо него. Поэтому я подбежал и схватился за таз с водой, чтобы взять его из рук Сабы из Кельма. Но Саба из Кельма крепко держал таз с водой. Он сказал, глядя на меня: “Мне кажется, что ты не знаком с обычаями этого места”». Рав Йерухам был совершенно уверен, что Саба из Кельма просто по ошибке несет этот таз, поскольку он не был знаком с обычаями ешивы. «Верно, я не знал, – сказал он. – Я не знал, что принести воду для омовения рук коэнам – это почетное право Сабы из Кельма». Слышите? Это было почетное право Сабы из Кельма – принести воду для коэнов.

Я время от времени молюсь в синагоге «Зупник» в Гиват Шауле. Как-то раз, когда я ждал начала вечерней молитвы, ко мне неожиданно подошел еврей и сказал: «Знаете, через 2 месяца мне исполняется 80 лет!» И он начал плясать. Не просто плясать, а с большой радостью и воодушевлением. Он или знал, или догадался, что я занимаюсь воспитанием. Он сказал мне: «Я и сегодня пляшу, посадив себе на плечи молодых парней!» Слышите? Ему почти 80 лет, а он пляшет со взрослым парнем на плечах! Если я так сделаю, то сразу же упаду на пол. И он опять начинает плясать передо мной. «И вы знаете почему? Нас 14 братьев и сестер. Было. Самой младшей сестре сегодня 62 года. Когда мама просила принести ей стакан воды, то все 14 детей бежали, чтобы выполнить ее просьбу. Вы даже не можете себе представить, какая борьба шла за право принести маме стакан воды. И поэтому все мы отличаемся отменным здоровьем. Все!» И он опять начинает плясать. «Видишь? Это все благодаря заповеди почитания родителей!» «А что сегодня? – продолжает он. – Мама говорит: “Мойши, принеси мне стакан воды”. А Мойши кричит другому брату: “Янкеле, мама просит стакан воды. Пойди, принеси ей”. Что происходит? Как он может не бежать сам, чтобы принести маме стакан воды?»

У меня был друг, который рассказал мне: «Мой папа говорил мне: “Ашер (так его звали), ты хочешь приобрести заслугу? Пойди, приготовь мне чашку чая”. И я чувствовал, что папа говорит это искренне, что он действительно хочет, чтобы я заработал заслугу, а не пользуется этим для своего блага».

А что происходит между мужем и женой? Я должен осознавать, что когда я помогаю и делаю добро другой половине, то я от этого выигрываю, я иду к совершенству, я строю самого себя. Мне стоит это делать.

Я подчеркиваю – личный пример. Я должен выстроить личность ребенка. У него еще нет стремления к духовному миру. У него нет в этом нехватки. И мы-то, взрослые, тоже не всегда чувствуем, что нам этого недостает. У нас всего достаточно – и этого мира и Будущего, никто из нас не озабочен тем, что, может быть, у него недостаточно заповедей, никто не бежит на улицу за возможностью выполнить еще одну заповедь. Нет! У нас этого достаточно!

То, что я собираюсь сказать сейчас, перечеркивает наш взгляд на жизнь. Мы привыкли думать, что хесед, милосердие – это удел организаций «Эзер ми-Цион» или «Яд Сара». Но у себя дома помыть посуду – какой же это хесед? Таким образом, получается, что это с нами не все в порядке, а не с детьми.

Если мама, поговорив с соседкой по телефону, скажет: «Какая же занудливая эта соседка, каждые 5 минут мне звонит», что ребенок услышит? «У моей мамы нет терпения». А если ребенок слышит: «Соседка позвонила. Я поговорила с ней, и это убедило и обрадовало ее. Как замечательно!» Две этих реакции – совершенно разные.

Таким образом, наша работа в данный момент состоит в том, чтобы убедить себя, что здесь есть тысячи, миллионы камешков, которые выглядят самыми обычными булыжниками. Но это – бриллианты! В нашем мире не знают их ценности, но там, в мире Будущем, каждый из них не имеет цены! И сколько бы у меня их уже ни было – всегда я буду чувствовать, что мне их мало, и я хочу еще и еще.

После того, как праотец Авраам совершил обрезание, Всевышний сделал так, чтобы солнце нещадно палило на улице. Ясно, что в такую погоду снаружи нет никого, но праотец Авраам все же ждет гостей. Он посылает своего слугу, чтобы поискать гостей на дорогах. Слуга возвращается со словами: «Не нашел никого». И это правда. Но что говорит праотец Авраам, человек старый и больной? «Слугам верить нельзя, ведь они ленивы». Ты ведь болен, и ты видишь, что солнце палит нещадно, твой слуга вернулся с совершенно логичным результатом, почему же ты говоришь, что слуга ленив? И праотец Авраам выходит на улицу сам, чтобы искать гостей. Почему? Потому что он не может жить без добрых дел, для него это невозможно!

Воспитание начинается с себя. Чем лучше я пойму важность добрых дел, тем легче мне будет передать это детям. Ведь если я не убедился сам, то как я передам это следующему поколению? Иначе, когда придет ваша дочь из школы и скажет: «Учительница сегодня сказала мне поднять все стулья на парты», то вы спонтанно спросите: «Почему? Ты получила наказание?» Разве вам придет в голову сказать: «Как тебе повезло, ты приобрела еще одну заслугу!»

Я помню, как я завидовал своей сестре. Когда наши родители достигли преклонного возраста, то они переехали жить в соседний с ней дом (они не хотели жить с ней вместе, чтобы не стеснять ее) и часто оставались спать у нее дома. Как-то моя сестра пошла с папой в специальный магазин купить ему эластичные бинты для ног (ему было больше 80-ти лет, и он очень страдал от отеков). В магазине сестра стала предлагать ему разные бинты и специальные чулки. Она спрашивала его, что ему лучше подойдет, и делала это с большим терпением. Папа определился с выбором и купил то, что выбрал. Он вышел из магазина, сестра шла за ним, но тут продавщица схватила ее за руку и тихонько сказала: «Я тебе завидую! Какая это для тебя большая заслуга, что ты еще можешь заботиться о своем отце [забота о родителях – часть заповеди о почитании]! Используй это, пока он еще жив, до 120-ти!»

Рав из Бриска говорил своим детям так: «Дети мои, пока я живу, используйте это время, чтобы исполнять заповедь почитания родителей!»

Но это должно быть искренне. Если я так веду себя по отношению к своим родителям, то могу передать это своим детям. Но если мне недостает самого базисного понимания, то как я объясню своим детям, зачем делать добрые дела? С помощью чего я смогу убедить их? Просто произнося слова? Сказал рав Деслер: «Дети воспринимают не то, что родители произносят, а то что они при этом чувствуют». И это абсолютно верно.

Ребенок воспринимает то, что чувствует его родитель. Я могу произнести много слов, но ребенок чувствует, что за ними ничего не стоит, и думает при этом: «Мой папа говорит это потому, что должен говорить, но это ничего не стоит». А может быть, я скажу только одно слово, но ребенок сразу почувствует: это – истина!

Я помню, в моей юности папа много курил, потом он прекратил это из-за болезни. В те времена, 50 лет назад, курение было нормой у подростков. И когда я поступил в ешиву, то отец подозвал меня и сказал искренне такие слова: «Смотри, я курю. И я оправдываю себя тем, что пережил Вторую Мировую Войну, и в жизни у меня было много трудностей. Но все это отговорки. Ты же еще не начал курить. Я даю тебе добрый совет – не начинай. Поскольку пока ты еще не начал, тебя не тянет курить. Так не стоит тебе начинать!» До сегодняшнего дня я не выкурил ни одной сигареты. И я очень благодарен за это своему отцу.

Мой отец не стал грозить мне наказанием, которое я получу, если начну курить. Нет! Вначале он признал, что курит сам, и сказал, что оправдывает в своих глазах эту привычку трудной жизнью, но это только отговорки. Поскольку это было сказано искренне, то я был готов услышать его совет – не стоит начинать курить.

Поэтому прежде всего мы должны убедить себя, что всякое доброе дело в отношении другого человека – хесед и мы, делая добрые дела, зарабатываем себе богатство. Мы должны это чувствовать. И если я буду чувствовать это сам, то смогу быть примером своим детям, и мои слова смогут убедить ребенка. Так строят.

Я не знаком с вашими детьми, но я не сомневаюсь, что они устроены точно так же, как и другие дети. Самую большую боль ребенку причиняют слова мамы: «Не хочешь? Хорошо, я сама помою посуду», после того как на просьбу мамы помыть посуду он отвечает: «Не хочу». Первый раз он, возможно, переварит это. Во второй раз у него появятся угрызения совести. В третий раз он скажет: «Нет, мама. Нет. Я помою!» Он не сможет это выдержать. Говорю вам из личного опыта. Я попросил помыть посуду двух своих детей, но никто не хотел, и я сказал: «Не нужно, я сам помою». «Нет! Папа, только не ты!» И я уверен, что ваши дети сделаны из того же материала что и мои.

Я должен показать им, что это их потеря, при этом не сердиться, не угрожать наказанием, не спорить, а просто сказать: «Хорошо. Не хотите – вы от этого проигрываете». Когда дети услышат, что папа или мама говорят это искренне, я говорю вам – они начнут возражать: «Папа, только не ты! Мама, только не ты! Мы сами это сделаем». У ребенка есть совесть и на ней можно строить. Попробуйте. И не забывайте каждый раз, когда ребенок моет посуду, говорить, сколько он при этом выигрывает – чтобы это вошло в его кровь. И то же повторять, если я сам мою посуду.

Можно выстроить личность ребенка с помощью положительного примера. Конечно, это занимает время, и не всегда все идет гладко, но нужно продолжать прилагать усилия, ведь даже один день может многое изменить!

Подготовила Р. Гальчук


https://www.beerot.ru/?p=26077