Пути воспитания — Личный пример, любовь и объяснение

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Вольбе

1607

Два пути воспитания

Достигнуть цели воспитания можно двумя основными способами:

Личный пример. Родители обязаны подавать правильный пример детям. Для любого ребенка естественно отождествлять себя с родителями и подражать им. Если родители подают хороший пример, и если между родителями и ребенком установлены здоровые, сердечные и теплые отношения, тогда, совершенно естественно, мальчик будет стремиться походить на папу, а девочка – на маму. Личный пример – одна из важных основ воспитания. Если родители требуют от детей того, чего сами не делают, они тем самым могут его совершенно испортить.

Объяснение. Растущий ребенок нуждается в объяснениях. Объяснениях веры, заповедей Торы. Родители обязаны давать детям объяснения. Ошибочно думать, что маленький ребенок не может понять то, что ему объясняют, поэтому он должен делать то, что ему говорят, без всяких объяснений вообще. Конечно, объяснения ребенку нужно давать на его языке и на его уровне, но ни в коем случае нельзя их избегать. К большому сожалению, этот момент очень часто упускают из виду. Дети не получают необходимых объяснений.

Любовь

Углубимся немного в проблему воспитания. Попытаемся понять, какие пути являются правильными при воспитании наших детей.

Один великий биолог обнаружил удивительную вещь. Он сравнивал новорожденных животных с новорожденным человеческим детенышем. Выяснилось, что по показателям телесного и моторного развития младенцу, чтобы достичь уровня новорожденного животного, необходимо было бы провести еще девять месяцев в утробе матери. То есть, человеческая беременность – это только половина срока, необходимого для формирования полноценного существа. Известно, что любое животное, только родившись, является намного более самостоятельной особью, чем новорожденный младенец. Котенок вскорости после рождения уже прыгает. И жеребенок, и детеныши других животных. В день своего появления на свет они уже функционируют. А новорожденный младенец – как бревно, он ни на что не способен. И только через девять месяцев он сможет то, что животные могут в день своего появления на свет. Утверждает тот биолог, что это – неспроста. Первые девять месяцев жизни ребенка являются второй половиной беременности, во время которой ему необходима «социальная матка», по выражению биолога. Ребенок теперь находится в лоне семьи, в этой второй половине беременности ему необходим контакт с отцом, матерью, братьями и сестрами. Ведь характеристика и цель человека – жить внутри общества. В отличие от животных, у которых каждый сам по себе.

Вывод, который мы должны отсюда сделать: младенец должен находиться в домашней «колыбели». Другими словами, в тепле. Когда-то в кибуцах младенцев растили отдельно от родителей. Там ими занимались, там они спали. Мамы в течение дня только приходили их покормить. Со временем кибуцы изменили эту тактику, и сегодня младенцы живут с родителями. Почему? Они увидели, что без родителей дети хуже развиваются. Ребенку необходимо тепло родительского дома, а тепло – это любовь. Много любви. Ребенок растет и развивается именно в любви.

Наказание

Здесь уместно рассмотреть вопрос, который волнует многих – наказание детей. В мире распространено мнение, что наказание – это главный элемент воспитания. К сожалению, это мнение распространено и среди учителей. Один директор школы выпустил симпатичную книгу о воспитании, назвав ее «Когда наказывать ребенка». В книге он пишет не только о наказании, рассматривая вопрос воспитания гораздо шире. Зачем же было давать книге такое название? Зачем подходить к проблеме воспитания, задаваясь вопросом, когда наказывать? Наказание должно быть последним средством в воспитании!

Наказание – способ выражения родительской власти. Если человек чувствует себя вправе наказать, власть – в его руках. То же происходит с учителем в классе. Однажды к нам пришел человек, предлагающий себя в качестве воспитателя. Он спросил, каковы его полномочия, сможет ли он исключить мальчика из учебного заведения? Это был первый вопрос, который он задал. Я понял, что воспитатель из него не получится. Если первое, что его волнует, – сможет ли он исключать учеников, если именно право исключать дает ему ощущение, что он здесь – главный, он не может быть воспитателем. Его подход изначально неверен.

То же самое с родителями. Если они начинают с вопроса, когда наказывать, это – искаженный подход, который лишает фундамента весь процесс воспитания.

Но ведь сказано «Берегущий [буквально – экономящий] свой посох ненавидит своего сына»! Значит, надо сына бить?

Сказано в книге пророка Захарии (11:7): «И пас я овец… и взял себе две палки, одну назвал приятной (макель ноам), а другую назвал ранящей (макель ховлим), и пас я овец этих». Есть ранящая палка, которой бьют, но есть и еще одна палка, тоже предназначенная для воспитания, но воспитания приятного.

Надо отдавать себе отчет, что эта приятная палка – все же палка, просто не причиняющая боли. Если я поощряю ребенка, я пользуюсь палкой. Если ребенок делает что-то хорошее, и я даю ему кусочек шоколада, я пользуюсь палкой. Но это – приятная палка.

Невозможно представить, какой вред наносится ребенку, если его по-настоящему бьют. Рабейну Элияу Лупьян, благословенной памяти, всегда говорил нам: «С детьми – только по-хорошему». Он признавался, что в старости раскаивался за каждый раз, когда он ударял своих детей, пока они были маленькими. Рабейну Элияу вырастил одиннадцать детей, несколько из них стали прославленными главами ешив.

Наши мудрецы, благословенной памяти, говорят (Берешит Раба, 10), что у каждой травинки есть посланник, который ударяет ее и повелевает ей расти. Очевидно, что не имеется в виду, что на каждой травинке сидит маленький ангелочек с красными щечками и белыми крылышками, и маленькой палочкой бьет травинку. Мудрецы хотят нам сказать, что есть определенная сила, взращивающая эту травинку, и именуют эту силу ударом.

Теперь мы можем понять, о каком посохе идет речь. Совсем не надо воспринимать фразу «Берегущий свой посох ненавидит своего сына» как рекомендацию избивать ребенка. Есть другие пути направить его, лучшие пути.

В связи с этим я хочу упомянуть факт, который я наблюдаю и в наши дни. В Гемаре (Кидушин, 30а) приводится спор, до какого возраста можно бить сына – до шестнадцати или до двадцати четырех лет. Если отец бьет сына в более взрослом возрасте, он преступает запрет «не ставь преграды перед слепым», ибо сын может восстать и ударить в ответ. В сегодняшней реальности родитель, бьющий трехлетнего ребенка, уже преступает этот запрет. Уже в этом возрасте ребенок пытается восставать против отца. Вы можете заметить, как ребенок, получив оплеуху, замахивается в ответ. Он поднимает руку, но не может дотянуться до папиной щеки. Видно только движение руки, но движение это – очень явное. Ребенок бунтует. И это необходимо принимать в расчет. В прошлых поколениях положение было другое. У детей было больше терпения, и терпения этого хватало и на побои. Кроме того, дети были с более сильным характером. И немного оплеух им не вредило. Но сегодня в воздухе – атмосфера противостояния, особенно в Израиле. Если кто-то пытается покорить себе ребенка при помощи ударов, он может сильно навредить ребенку и своей связи с ним, когда ребенок вырастет, он может просто отвернуться от родителей. Тогда уже будет поздно строить доверительные отношения.

На самом деле, порой возникает напряженная ситуация. Например, вечером, когда дети должны ложиться спать. Если в доме, слава Б-гу, много детей, и все кричат, а мама – уставшая после целого дня, в такой ситуации случается, что мама раздает несколько шлепков, и воцаряется тишина. Это – «первая помощь». Я не об этом говорю. Делать из наказаний систему – вот что приносит вред.

Есть вещь, сравнимая с битьем, а может быть, даже хуже – когда кричат на ребенка. Вы можете иногда обратить внимание, что ребенок пугается до дрожи, если родители на него кричат. Крик влияет на нервную систему ребенка, поэтому он может даже задрожать. Крик – хуже, чем слабый удар. Верно, тяжело сдержаться, когда папа приходит домой из колеля или с работы, уставший и голодный, и именно в этот момент дети должны на нем повиснуть, ведь они целый день его не видели. И как раз им пора спать. И мама кричит, потому что спать никто не идет. И папа тоже начинает сердиться и кричать. Очень тяжело выстоять в такой ситуации, но надо помнить, что крик наносит большой вред.

Все, что сказано выше, связано с одним важным правилом – без работы над своими качествами невозможно воспитывать. Человек, не работающий над собой и над своими качествами, не может заниматься воспитанием.

В книге «Минхат Шмуэль» автор говорит от имени своего учителя раби Хаима из Воложина: «В наше время жесткие упреки не могут быть услышаны». Если говорить грубо, этого никто не услышит, слышат только мягкие и добрые слова. «И человек, по природе своей не способный говорить мягко, легко выходящий из себя при виде чьей-то оплошности, особенно если он знает, что слова его не будут услышаны, освобожден от заповеди упрекать ближнего». Это постановление раби Хаима из Воложина: гневливый человек не может упрекать.

Заповедь воспитания завязана на заповеди упрека. Кажется, можно прийти к выводу, что гневливый человек освобожден от воспитания. Но ведь это невозможно – в конце концов, отец есть отец. Поэтому он обязан владеть собой. Около 150 лет назад раби Хаим постановил, что нельзя резко упрекать. Тем более сегодня, и особенно по отношению к детям. Резкостью, а тем более грубостью ничего не добиться. Наоборот, можно только навредить. Мы вынуждены пользоваться только мягкими словами.

Что делать, если ребенок не слышит? Сказать еще раз, несколько раз, пока не услышит и воспримет. В этом заключается мудрость воспитания, надо понимать, как говорить, и когда говорить.

Отдельно следует коснуться темы угроз. Угрозы – нездоровое явление, и нужно остерегаться, чтобы не угрожать детям. Это не значит, что от ребенка нельзя ничего требовать, или что надо уступать ему всякий раз, когда он пожимает плечом, но не нужно создавать у ребенка ощущение, что ему что-то угрожает. Нужно найти позитивный способ высказать ему свои требования (см. главу «Последовательность»), это в десять раз предпочтительнее, чем негативный путь угроз.

Приучение к ответственности

Я хочу коснуться еще одного принципа, который очень помогает при воспитании детей. Очень важно привлекать детей к взрослым занятиям. Например, когда в семье рождается новый малыш. Как правило, тот ребенок, который до сих пор был самым младшим, ревнует. Он чувствует, что его «задвинули в сторону». В целях воспитания, мудро будет привлечь его (или ее) к уходу за младенцем, даже если речь идет о трехлетнем малыше. Можно поручить ребенку положить младенцу соску в рот, заметив при этом: «Какой ты у меня помощник!», или принести что-нибудь для малыша, или покачать колыбельку. Ребенок почувствует, что он делает что-то вместе с мамой, это очень вдохновит его. Для ревности не останется места, ведь ребенок участвует в том, что делает мама.

Источник этому мы находим в недельной главе Ваеце. После того как Лаван преследовал Яакова, написано: «И сказал Яаков братьям своим: “Наберите камней”» (Берешит, 31:46). Спрашивают наши мудрецы, благословенной памяти, в Мидраше (Берешит Раба, 74:13): «Но ведь у Яакова не было братьев?» и отвечают: «Братья – это сыновья». Раши, комментируя этот стих, объясняет слова мудрецов: «В тот момент, когда они помогают ему, они называются его братьями». Оказав ему необходимую помощь, они стали его партнерами.

Превратить ребенка в брата – это мудрость, которую мы перенимаем у нашего праотца Яакова. Пусть он поймет, что в каком-то аспекте он ровня нам, он помогает, он принимает участие в процессе. Ему не покажется, что я взваливаю на него тяжелый груз. Он будет делать это с охотой, чувствуя, что мы дали ему поручение, относясь с уважением к нему.

Ребенок, который привыкает помогать родителям, принимая участие на равных в том, чем они занимаются, приобретает новый статус. Он чувствует себя братом родителей. Этот статус вдохновляет его и дает ему ощущение, что он – очень важная персона в доме.

Кроме получения статуса, ребенок приучается к ответственности. Когда он вырастет, он будет чувствовать ответственность за свой дом и свою семью.

Последовательность

Правило – не требовать от ребенка слишком многого. Но когда вы что-то требуете, твердо стойте на своем. Если родители были вынуждены потребовать что-то от ребенка, уступать нельзя. Предъявлять требования надо таким образом, чтобы ребенок принял их. Понятно, что надо это делать с умом, так, чтобы добиться своего, и при этом не бить ребенка и не кричать на него.

Мнимые цели

Часто бывает, что родители производят какие-то действия вроде бы с целью воспитания детей, но на самом деле это никакого отношения к воспитанию не имеет. Их действия вызваны исключительно эгоистическими побуждениями. Иногда родителями движут их дурные качества, которые они не позволяют себе проявлять по отношению к другим взрослым, но спокойно пользуются ими в отношении своих детей, как будто по отношению к детям эти качества – совершенно нормальные. Это такие качества, как зависть, ненависть, стремление к почету, гнев, гордыня и многие другие плохие качества, во главе которых стоит стремление к власти. У нас может возникнуть ощущение, что ребенок отдан в наше распоряжение, и наша власть над ним ничем не ограничена.

Как работают эти плохие качества?

Зависть. Если я замечаю, что соседский ребенок больше помогает своей маме, чем мой, я завидую. Почему мой ребенок так не помогает? Потом, когда я заставляю своего ребенка помогать, я делаю это не с целью воспитания, а из зависти к соседям, пользуясь своей властью над ребенком.

Почет. Когда приходят гости, мне важно, чтобы мой ребенок красиво с ними поздоровался, хорошо себя вел при гостях, чтобы меня уважали за хорошее поведение моего ребенка. Мне важно услышать: «Ах, какой у вас воспитанный ребенок!», мне от этого хорошо.

Гнев. Элементарно. Гнев – это такое качество, которое включается, когда кто-то делает что-то против моей воли. Общаясь с детьми, мы имеем массу причин гневаться, ведь они так часто поступают вопреки нашим желаниям. У гневливого родителя – широкое поле деятельности.

И так далее.

Свои плохие качества я скрываю под личиной воспитателя. Если я в гневе бью ребенка – это я его воспитываю. Если я что-то требую от ребенка из зависти к соседу, я его, опять-таки, воспитываю. Если мне важно, чтобы мои гости восхитились моим ребенком, и я требую от него соответствующего поведения – это тоже воспитание. И, наконец, если я умело пользуюсь своей безраздельной властью над ребенком, тут уж все видят, какой я воспитатель!

Это – родительский самообман. Родители просто сами себя обманывают, если они думают, что таким образом они воспитывают своего ребенка, ведь они руководствуются исключительно эгоистическими побуждениями.

<…> Родители чувствуют свою ответственность за ребенка, но при этом пытаются сделать из ребенка то, что им хочется. И где здесь «Воспитывай юношу согласно пути его»? Ну, под «его путем» наверняка подразумевается «мой путь»… Это же очевидно, что мой путь – это и его путь тоже, по крайней мере, он должен стать его путем…

Встречается и другое заблуждение. Нередко мы видим родителей, для которых очень важно дать детям то, что они сами недополучили в детстве. Намерения у них, безусловно, самые хорошие. Но этого нельзя делать без предварительной проверки. Один тот факт, что родителям чего-то не хватало в детстве, еще недостаточен, чтобы решить, что это необходимо и подходит их ребенку.

Например, родители выросли в условиях дефицита. Их убеждение: у ребенка должно быть все! И они дарят ему множество замечательных подарков, с большой любовью и заботой. Ребенок принимает это чрезмерное баловство, но в какой-то момент он, не дай Б-г, может повести себя в точности со стихом: «И разжирел Йешурун, и стал брыкаться» (Дварим, 32:15).

Или другой пример. Отец мечтал достичь какой-то важной ступени, но не преуспел в этом. Мечтал стать мудрецом Торы, получить престижную должность, и тому подобное. Его мечтам не суждено было сбыться. И, воспитывая сына, он решает: «Чего не добился я – того добьется мой сын!». И бедный ребенок, у которого есть замечательные способности совсем в другом направлении, должен идти на поводу у отца, который буквально душит его, говоря: «Ты будешь учить то, что мне не удалось, ты добьешься того, чего я не добился». И ребенок мечется. То, что ему подходит, ему не разрешают. То, что ему разрешают, он не хочет. И в итоге он не добивается успеха ни в чем.

Нужно знать, что все эти мнимые «воспитательные» цели не только не являются воспитательными, но и противоречат процессу воспитания.

Перевод – Х. Берман


https://www.beerot.ru/?p=15522