Автор книги «Лешем» и его семья

лешем

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.          

Вершина скал

Когда пришло время выдавать замуж Хаю – третью дочь бабушки и дедушки Левиных, ей предложили молодого человека по имени Йосеф Шалом Эльяшив, единственного сына раввина из Гомеля – рава Авраама Эльяшива и рабанит Хаи Муши.

Семья Эльяшив поднялась в землю Израиля лет за пять до этого, и мало кто знал их в Иерусалиме. Когда пришло время искать пару для Йосефа Шалома, его мама очень волновалась: «Кто захочет с нами свататься? Нас же никто не знает!» Она навела справки и, получив хорошую информацию о семье рава Арье, обратилась к раву Ицхаку Айзику Герману (отцу рава Яакова Йосефа Германа, главного героя книги «Все для босса») с просьбой предложить ее сына в качестве жениха для дочери Левиных. Рав Арье, наслышанный о талантливом юноше, внуке его наставника, автора книги «Лешем», дал свое согласие.

Была только одна проблема. Невесту звали Хая, а маму жениха – Хая Муша (не принято, чтобы невестку и свекровь звали одинаково – прим. пер.). Эту проблему решили, добавив невесте имя Шейна, и с тех пор ее звали Шейна Хая.

Автор книги «Лешем»

Бабушка Хая Муша была дочерью великого каббалиста рава Шломо Эльяшова, благословенной памяти, автора книги «Лешем, шево вэахлама». Она вышла замуж за рава Авраама Левинзона, который впоследствии стал раввином Гомеля. По неизвестным причинам они взяли фамилию Эльяшов, которая с годами превратилась в Эльяшив. Их единственный сын – мой дедушка рав Эльяшив.

Биография автора книги «Лешем» неоднократно публиковалась, поэтому я упомяну лишь несколько моментов, добавив факты, которые я слышала от членов семьи.

Рав Шломо Эльяшов родился в местечке Жагоры на севере Литвы, на границе с Латвией. Его отец, гаон рав Хаим Хайкель, считался одним из тридцати шести скрытых праведников в своем поколении. Он был из потомков святого Аризаля и рава Шимшона из Острополя. Мама его рассказывала, что перед родами увидела перед собой особый свет и поняла, что внутри нее находится святой праведник.

В юности рав Шломо отправился в Минск, где учил Тору с необычайным усердием. Потом он женился на Батшеве Эстер Файн, дочери одного из глав общины города Шауляя, и переехал жить поближе к тестю.

Около десяти лет он вместе с другими женатыми ешиботниками учил Тору в ешиве Тельз – учился днем и ночью, в полном отрешении от внешнего мира, и даже во сне его уста продолжали шептать слова Торы. Знание каббалы он получил от раввина Тельза – гаона рава Йосефа Рейзина – и от скрытых праведников. По свидетельству главы ешивы, гаона рава Йосефа Йеуды Блоха, рав Шломо удостоился в тот период обрести мудрость скрытой Торы «в заслугу приложенных усилий и самопожертвования, а также бесконечных слез, пролитых в мольбе к Всевышнему даровать свет Торы его глазам».

Через десять лет он вернулся в Шауляй, где целыми днями учился взаперти, облачившись в талит и тфилин. Его дочь, моя прабабушка Хая Муша, говорила, что такое было возможно только благодаря поддержке его жены-праведницы. Она держала магазин, доходы от которого обеспечивали всю семью.

Моя мама рассказывала, что в старости зрение автора книги «Лешем» сильно ухудшилось.

Врачи, осмотревшие его, сказали, что можно попытаться вернуть ему зрение при помощи операции, однако следует учесть, что в его возрасте эта операция очень опасна и может привести к летальному исходу. Рав Шломо Эльяшов, для которого в этом мире не существовало ничего, кроме Торы, согласился на операцию. Ведь если он не сможет учиться, ради чего ему жить? На Небесах учли его пожелания, операция прошла успешно, и он удостоился еще два года трудиться над Торой.

Однажды, когда рав Эльяшов учился в синагоге, туда прибежал посланник с сообщением, что в его доме – пожар. Услышав это, рав бросился домой. С риском для жизни он вошел в горящее здание, чтобы спасти деревянный сундук со своими рукописями. Случилось чудо – невзирая на бушующее вокруг пламя, сундук нисколько не пострадал!

Через несколько лет в Шауляй ворвались казаки, и евреи города бежали по рекам и каналам. Разразилась буря, грозившая затопить судно. Для спасения человеческих жизней пришлось сбросить в воду весь багаж, включая ценные вещи, среди которых оказался тот самый сундук с рукописями. Когда же спасшиеся пассажиры выбрались на сушу, они с удивлением обнаружили драгоценный деревянный сундук, плавающий на поверхности воды. Чудесным образом он доплыл до берега! Мало того, все его содержимое было абсолютно сухим! Мой брат рассказывает, что дедушка как-то показал ему два листа из этих рукописей, сказав: «Они прошли огонь и воду»…

Последний каббалист

Рава Шломо Эльяшова высоко чтили главы его поколения. Известно о его встрече с равом Исраэлем Салантером. Хафец Хаим очень высоко ценил его и даже приезжал к нему домой. Когда сын Хафец Хаима был проездом в Шауляе, отец порекомендовал ему зайти к раву Эльяшову и взглянуть на сияние его лица. Он выразился так: «Лишь в этом мире у нас есть возможность находиться рядом со святым автором книги “Лешем”. В будущем мире мы не сможем его увидеть – он будет находиться слишком далеко от нас».

С особым почтением относился к нему автор книги «Бен Иш Хай», рав Йосеф Хаим из Багдада. И это почтение было взаимным – рав Эльяшов просил рава Йосефа Хаима дать рекомендацию на его книги.

Известно и о главах следующего поколения, искавших близости к раву Эльяшову: Саба из Новардока, который одно время учился у него, рав из Поневежа – гаон рав Йосеф Шломо Каанеман, гаон рав Элияу Лупьян и многие другие, великие в Торе и в мусаре.

Вот что рассказал Стайплер моему брату раву Аврааму Йешаяу: «Однажды я спросил у Хазон Иша, почему он не учит скрытую Тору (каббалу – прим. пер.). И он ответил: “Скрытую Тору можно учить только непосредственно из уст наставника, или же у пророка Элияу. Поскольку пророк Элияу мне не является, а последний человек, у которого можно было это учить – рав Эльяшов – уже умер, мне не у кого научиться этой мудрости…”»

Мой двоюродный брат рав Хаим Клюфт рассказывает, что его отец, гаон рав Йоэль Клюфт часто повторял: «Величие “Лешема” в скрытой Торе не меньше величия “Кцот а-Хошен” [настольная книга мира Торы уже более 200 лет] в открытой Торе!»

Однажды дедушка рав Эльяшив передал моему брату раву Аврааму Йешаяу лист из рукописей рава Шломо Эльяшова. Брат принес этот лист дедушке Стайплеру. Тот отпрянул, чувствуя святость текста: «Я не решаюсь дотронуться до этой священной рукописи… Ты подержи, а я почитаю издалека, не прикасаясь…»

Дедушка рав Арье рассказывал, что само написание открытий рава Эльяшова в Торе было чудом. Правая рука его была нездоровой, и обычно он писал с большим трудом, но, тем не менее, свои открытия в Торе он записывал с легкостью и быстротой. Дедушка рав Эльяшив объяснял, что при записи своих открытий «Лешем» пользовался особым Именем Всевышнего, которое позволяло ему писать с большой скоростью.

Значительная часть его открытий была записана его внуком, моим дедушкой равом Эльяшивым, когда он был еще мальчиком. «Лешем» диктовал, а дедушка записывал слово в слово. Об этом сам автор книги «Лешем» упоминает в одном из предисловий.

Мой дядя рав Биньямин Риммер рассказывает, что однажды «Лешем» сказал своему внуку: «Ты понимаешь в каббале больше, чем все каббалисты». Дедушка воспринял это как шутку и рассказывал об этом со смехом…

Мама разбирает рукописи автора книги «Лешем»

Великое сочинение рава Шломо Эльяшова «Лешем шево вэахлама» состоит из четырех книг в семи томах. Сам автор объяснял, что вторые буквы слов в названии книги (שבח) представляют собой аббревиатуру его имени Шломо бен Хаим. Возможно, что первое слово в названии намекает на имя Шломо (слова לשם и שלמה состоят почти из тех же букв – прим. пер.). Есть мнение, что слово ахлама намекает на фамилию человека, который помог автору с выпуском книг и с женитьбой детей – известного мецената рава Овадьи Лахмана.

Часть книг автор издал сам, часть была издана его зятем равом Авраамом. Последний том издал дедушка рав Эльяшив после смерти своего отца, при помощи моей мамы.

Мама рассказывала, что, когда рав Эльяшив решил издать этот последний том, у него возникла проблема. Рукописи были написаны совершенно неразборчивым почерком, особенно комментарии, которые автор писал крошечными буквами. Сдать книгу в типографию в таком виде не представлялось возможным. Рукопись необходимо было переписать.

Эту задачу мама взяла на себя. Когда пробный экземпляр вышел из печати, мама вместе с дедушкой проверяли его: «Мы сидели рядом с папой. Я читала, а папа сверял текст с рукописью и исправлял мои ошибки» – рассказывала мама. Мама повторяла, что в заслугу работы над рукописями она удостоилась выйти замуж за праведника, написавшего много книг. До конца жизни мама помнила термины, почерпнутые ею из тех рукописей: «высшие», «низшие», «шатер святых праотцов» и др.

Примерно семьдесят лет спустя мама как-то приехала в Иерусалим навестить своего папу как раз в то время, когда он ушел на свой ежедневный урок в синагоге «Тиферет Бахурим». Мама не захотела упустить возможность провести время рядом с отцом, пошла за ним в синагогу и села в женском отделении. По дороге домой она рассказала ему, что присутствовала на его уроке. Дедушка довольно улыбнулся: «Ну… и ты поняла урок?» – спросил он. Мама тоже улыбнулась и шутливо ответила: «Я поняла его настолько же, насколько я понимала в свое время книгу “Лешем”, только  там все время повторялись слова “высшие” и “низшие”, а в твоем уроке – “чистые” и “оскверненные”»…

В доме дедушки рава Эльяшива висели портреты его отца – гомельского раввина и деда – автора книги «Лешем».

В нашем доме мы часто слышали чудесные истории про рава Шломо Эльяшова, его имя всегда упоминалось с трепетом и необыкновенным уважением.

В нашей семье неоднократно случалось, что дедушку рава Эльяшива просили быть сандаком на обрезании, и младенцу давали имя Шломо – в честь праведного и святого автора книги «Лешем». Мама часто повторяла от имени рава Шломо Эльяшова, что тот его потомок, которого назовут его именем, и который будет идти путями Всевышнего, преуспеет во всех своих начинаниях.

Отшельник из Оран

Отцом отца дедушки рава Эльяшива был гаон и праведник рав Моше Левинзон, благословенной памяти, прозванный раби Моше Оранер, по названию городка Ораны в Виленской губернии.

В молодости рав Моше жил в Радине. Он усердно занимался Торой в полном отрешении от удовольствий этого мира, за что его прозвали «дер радинер поруш» – отшельник из Радина. Дни и ночи он находился в доме учения, и скудные свои трапезы проводил там же. Со временем слава о нем распространилась, и многие приходили к нему за благословением.

Через несколько лет он перебрался в Ораны (сегодня этот город называется Варена) – районный центр, насчитывающий несколько тысяч жителей.

В то время (более ста лет назад) этот город стремительно развивался благодаря проходившим через него центральным железнодорожным магистралям. Многие евреи переехали в Ораны, и в результате составили большинство населения. Одним из этих евреев был рав Моше, который быстро прославился в Оранах, получив прозвище «дер оранер поруш» – отшельник из Оран. Небольшая часть его открытий в Торе была опубликована в книге его сына «Бикурей Авраам».

Рав Моше очень скрупулезно соблюдал заповеди. Например, он требовал от своих дочерей покрывать голову даже до замужества. О том, как он выполнял заповедь сукки, рассказывает его зять, гаон рав Нисан Бенцион Шмушкович: «В Суккот стояли морозы, и мы были освобождены от заповеди сидеть в сукке, тем не менее мой тесть и учитель заходил в сукку в первую ночь праздника Суккот, и выходил оттуда лишь с наступлением праздника Симхат Тора».

Рав Моше был известен и как «магид мейшарим» – оратор, общественный проповедник.

Из своих покоряющих сердца выступлений он составил несколько этико-мировоззренческих книг, на которые дали свои рекомендации главы того поколения. В последние годы эти книги были заново красиво переизданы с добавлением восторженного письма дедушки рава Эльяшива.

В предисловии к новому изданию рассказывается, что, когда сын рава Моше со своим маленьким сыном пришел к Хафец Хаиму, тот благословил мальчика, чтобы он удостоился учить Тору как два его дедушки – рав Моше и «Лешем». И из этого мальчика вырос рав Эльяшив.

В день Ошана Раба 5672 (1911) года рав Моше Левинзон покинул этот мир. Его оплакивали даже неевреи, говоря: «Рав Моше умер – исчезла честность». Примерно через три года умерла его жена, праведница Хана.

Раввин из Гомеля

Сыном рава Моше Оранера был гаон рав Авраам Левинзон-Эльяшив, которого называли раввином из Гомеля. О первых годах жизни рава Авраама ничего не известно. Единственным человеком, знавшим подробности его биографии, был его сын, дедушка рав Эльяшив, а он, как известно, не был великим «рассказчиком»…

Проведя серьезную исследовательскую работу внутри семьи, я не узнала ничего конкретного. Одни говорят, что он учился в Поневеже у гаона рава Ицеле Поневежера, другие – что он учился у Хафец Хаима в Радине, а также у рава Эльякима Гецля в Двинске.

Известно, что в 5657 (1897) году он выпустил первую часть своей книги «Бикурей Авраам». На тот момент ему было всего восемнадцать лет! И в этой книге можно видеть его величие как в Торе, так и в мусаре (вторая часть книги вышла уже в Иерусалиме, вскорости после их приезда в землю Израиля в 5684/1924 году).

Через два года после издания первой части книги, в 5659 (1899) году рав Авраам женился на дочери рава Шломо Эльяшова, Хае Муше, и переехал в Шауляй.

Позднее рав Авраам с женой переехали из литовского Шауляя в белорусский Гомель, находящийся на расстоянии более семисот километров от Шауляя. Гомель был большим городом (сегодня это второй по величине город в Беларуси) с многочисленным еврейским населением. Рав Авраам был раввином одной из общин города, поэтому его называли раввином из Гомеля. Есть те, кто считают, что рав Авраам был главным раввином города. В 5682 (1922) году «Лешем» писал про него: «мой зять, гаон, наш учитель рав Авраам, да продлит Всевышний его годы, который уже несколько лет занимает здесь пост раввина среди других достойных раввинов города».

Дедушка рав Эльяшив рассказывал, что ему был год, когда они переехали в Гомель. Дедушка родился в 5670 (1910) году. Получается, что они приехали в Гомель в 5671 (1911) году. Там они прожили около тринадцати лет, вплоть до переезда в землю Израиля.

Восстановление семьи

Через несколько лет после переезда семьи рава Авраама в Гомель к ним присоединился автор книги «Лешем». Это было в 5675 (1915) году, во время Первой мировой войны. Рав Шломо Эльяшов был вынужден бежать из Шауляя после приказа всем евреям покинуть город в течение пятнадцати часов(!).

Про жизнь автора книги «Лешем» в Гомеле мне рассказывала мама: «”Лешем” целыми днями учился в холоде на чердаке, время от времени делая глоток чая с водкой, чтобы немного согреться. Бабушка Хая Муша заглядывала в замочную скважину и проверяла, не кончился ли у папы напиток. Когда стакан был пуст, она молча заходила в комнату и меняла пустой стакан на полный».

От бабушки Хаи Муши требовались немалые усилия, чтобы достать для отца этот напиток. В то время торговля спиртным была под запретом, и ей приходилось преодолевать большие расстояния, чтобы купить водку на черном рынке за огромные деньги. На обратном пути она должна была хорошо ее спрятать под одеждой.

Перевод: г-жа Хана Берман


https://www.beerot.ru/?p=47113