Дом моих родителей — Колель «Хазон Иш»

Дата: | Автор материала: Рабанит Рут Цивьён

1526
колель хазон иш

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Дом моих родителей — продолжение

Колель «Хазон Иш»

Хазон Иш придавал большое значение открытию колелей для женатых ешиботников, в которых те могли спокойно учиться, не заботясь о пропитании семьи, и расти в Торе, становясь мудрецами Торы. В те годы колели только начали появляться в земле Израиля, и Хазон Иш подключился к этому проекту с полной самоотдачей: он поощрял создание колеля «Зихрон Меир» (который впоследствии стал называться «Хазон Иш»), стоял у его истоков, следил за его функционированием во всех аспектах, и лично заботился о поисках средств для выплаты стипендии учащимся.

Вне всякого сомнения, тот переворот, который произошел в мире ортодоксального еврейства в последних поколениях, когда большинство молодых людей, как само собой разумеющееся, продолжают изучение Торы и после свадьбы, порой в течение десятков лет, произошел благодаря тому мощному источнику света, который поселился в маленьком городе Бней-Браке, и влияние которого распространилось на весь мир.

Хазон Иш писал в одном из своих писем, что в наше время колели важны не менее, чем ешивы: «В силу сложившейся ситуации для поддержки Торы и ее мудрецов, особенно важны колели» («Ковец Игрот», 1:86).

 Создание колеля «Хазон Иш»

В 5704 (1944) году гаон рав Шмарьяу Йосеф Карелиц, сын гаона рава Меира Карелица, при поддержке и одобрении Хазон Иша основал колель «Зихрон Меир».

Создание колеля было вызвано желанием учеников Хазон Иша продолжить учебу рядом с наставником, и получать свет его Торы. Колель располагался в помещении синагоги рава Яакова Альперина, основателя квартала Зихрон Меир. После смерти Хазон Иша он был переименован в колель «Хазон Иш». Следует отметить, что за несколько лет до того в той же синагоге учениками ешивы Новардок был создан колель «Атерет Йосеф», он тоже находился под наблюдением Хазон Иша, позже этот колель переехал в Тель-Авив.

Рав Шмарьяу Йосеф был учеником Стайплера в ешиве Новардок в Пинске. После смерти дедушки он, говоря о его необычайном усердии в учебе, рассказал, как однажды видел Стайплера, который глубокой ночью сидел и учился, в то время как нога его была привязана к колыбельке дочери – он качал колыбельку, не отрываясь от учебы… Еще он рассказывал про свою свадьбу – за главным столом сидел его отец рав Меир Карелиц, Хазон Иш и другие великие родственники, а Стайплер сидел где-то на отшибе, среди прочих приглашенных, с Гемарой в руках. Только когда жених начал говорить, Стайплер (который плохо слышал) бросился к главному столу и, навострив ухо, стал внимательно его слушать.

Рав Шмарьяу Йосеф очень много делал для колеля «Хазон Иш», в частности, он собрал большую часть денег на постройку первого здания. В 5708 (1948) году он поехал в Америку для сбора пожертвований, и находился там около пяти лет, пока здание не было полностью построено. Позднее он поселился в Америке – занимая должность раввина, он прожил там около сорока лет. Когда он рассказал о своих намерениях уехать в Америку главе ешивы Мир, раву Элиэзеру Йеуде Финкелю, тот удивился: «Может ли быть, что тот, кто олицетворяет собой колель “Хазон Иш”, вдруг оставит его?»…

Еще один человек, преданно заботящийся о колеле, – рав Шмуэль Грейнеман, свояк Хазон Иша и Стайплера. Еще раньше рав Шмуэль помогал им в их стесненном материальном положении и за свой счет печатал и распространял книги Хазон Иша. Кроме того, он много трудился на благо Торы и ее распространения, собственноручно улаживая бесчисленные общественные дела. Доходило до того, что он подолгу пропадал за границей, а его дети росли и воспитывались в доме Хазон Иша, который был им как отец. Как-то рав Шмуэль заметил: «Когда я сажусь учиться сам, я тем самым препятствую учебе других» (которым он мог бы помочь, если бы не был занят в это время учебой прим. пер.).

Когда был открыт колель, Хазон Иш обратился к раву Шмуэлю с просьбой поддержать его, и тот сразу откликнулся на эту просьбу. После смерти рава Шмуэля его сменил сын, гаон рав Шмарьяу Грейнеман.

Квартиры для учащихся

Как уже было сказано, Хазон Иш придавал огромное значение существованию колелей. Как только открылся колель, он с полной отдачей начал борьбу за его существование. Кроме того, что он поручил сбор денег своему свояку, раву Шмуэлю Грейнеману, он сам находил богатых евреев и уговаривал их подписать с учащимися колеля договор Иссахара – Звулуна (согласно которому частью награды за изучение Торы удостоится поддерживающий ее изучение еврей – прим. пер.). Когда в стране было тяжелое положение, Хазон Ишу присылали из-за границы «скрипы» (квитанции, купленные за границей за доллары, которые можно было отоварить в Израиле), эти «скрипы» он раздавал учащимся.

Позднее у него возникла идея построить для колеля новое большое здание, в котором, среди прочего, будут квартиры для учащихся за символическую плату. Рав Шмуэль Грейнеман поддержал Хазон Иша, и было построено здание колеля на улице Мааршаль, на территории, пожертвованной равом Яаковом Альпериным.

В этом здании было пять квартир, на втором этаже располагался бейт-мидраш. В квартирах жили будущие великие мудрецы: рав Моше Дойч и рав Ицхак Вассерман, рав Гедалья Надель, рав Элияу Дов Гликсман, рав Реувен Файн, а позднее и рав Хаим Шауль Карелиц.

У гаона рава Ицхака Шайнельзона, который тоже жил там какое-то время, все время возникали вопросы в связи с проживанием в здании колеля, например, как следует поступать, если он слышит «Кдушу» во время произнесения благословения после еды. Все свои вопросы он задавал Хазон Ишу, и ответы были опубликованы в книге «Хазон Иш».

Вот что рассказывала мне жена рава Реувена Файна об их жизни в колеле:

«Через какое-то время после рождения нашего первенца я была вынуждена вернуться на работу, я преподавала в школе в Пардес Кац – лагере для новых репатриантов. Не найдя няни для ребенка, я укладывала его спать и уходила на работу. Когда малыш просыпался и начинал плакать, муж спешил к нему из колеля… Когда он понял, что это здорово отвлекает его от учебы, он сказал мне: “Или я оставляю Гемару, или ты оставляешь работу”. Само собой разумеется, я выбрала второй вариант».

У рава Моше Дойча, живущего в здании колеля, не было своей Гемары до последних лет. Он каждый день сидел и учился в колеле до полуночи, а в пятницу – до сирены, возвещающей о приходе Шаббата. Про него говорили, что он удостоился обладать таким собранием книг, которого не было ни у кого из учащихся, ведь в его распоряжении были все книги колеля… Ради него в учебном зале оставляли свет до глубокой ночи.

В доме у рава Хаима Шауля Карелица был редкий прибор под названием телефон… Многие учащиеся колеля пользовались этим телефоном, и рав Хаим Шауль, время от времени, поднимался в учебный зал, чтобы позвать к телефону того или иного авреха.

Главы колеля

Духовными руководителями колеля были Хазон Иш, гаон рав Элиэзер Йеуда Финкель и гаон рав Йерухам Варафтиг. Рав Йерухам, автор книги «Диврей Йерухам», был одним из величайших мудрецов предыдущего поколения, выпускником ешивы Тельз. Хазон Иш высоко ценил его, и они часто переписывались между собой.

Главой колеля был гаон рав Нахум Меир Карелиц, свояк Хазон Иша и раввин синагоги «Элигман». Он же давал в колеле уроки по разделу Мишны Таарот. После его смерти на его место был назначен рав Шмуэль Грейнеман, а позднее – сын рава Нахума Меира, рав Нисим Карелиц.

Одним из глав колеля был гаон рав Юдель Шапиро, который не соглашался занимать какую-либо официальную должность. Подписывая кому-нибудь из учащихся рекомендательное письмо, он соглашался лишь на то, чтобы рядом с его именем значилось «Колель Хазон Иш» или «Квартал Хазон Иш». Рав Юдель был тем, на ком держался весь колель, он строго следил за соблюдением в нем временных рамок. Его ученики спрашивали, шутя: «Как это рав Юдель, будучи жителем Иерусалима, ухитрился получить кельмское воспитание?»…

Гаон рав Гедалья Надель тоже был одним из руководителей колеля. В какой-то период в здании колеля открылась ешива, и рав Гедалья давал там уроки.

Дедушка Стайплер был президентом колеля, после его смерти эта должность перешла к папе. Еще недавно папа приходил в колель каждый день, и находился там все учебное время – с девяти утра до часу дня и с четырех дня до восьми вечера. В последние годы он проводил там все меньше и меньше времени, и сейчас он учится дома.

Под скипетром Хазон Иша

Хазон Иш руководил учебным процессом. Например, когда до Израиля дошли слухи о Катастрофе европейского еврейства, он велел учащимся разбирать вопросы, касающиеся статуса женщин, чьи мужья пропали без вести, и возможности повторного замужества для них. Накануне 5712 (1952) года, который был годом шмиты, в колеле учили трактат Швиит. С тех пор в колеле «Хазон Иш» учат трактат Швиит накануне каждого седьмого года (сейчас, например – прим. пер.).

Хазон Иш объяснял, как именно нужно учиться, и просил рава Нахума Меира Карелица поощрять учащихся делать в колеле доклады о пройденном материале – «хабуры». Время от времени ученики приходили побеседовать с Хазон Ишем на темы учебы. Параллельно они работали над открытиями в Торе и постановлениями своего учителя, и после его смерти составили предметный указатель ко всем его книгам.

В первые годы существования государства Израиль правительство издало указ о том, чтобы все общественные заведения в день Независимости вывешивали израильский флаг. Рав Нахум Меир Карелиц пришел к Хазон Ишу посоветоваться, должны ли они это делать. Хазон Иш ответил вопросом на вопрос:

— А у вас есть флаг?

— Нет, – ответил рав Нахум Меир.

— Ну, – улыбнулся Хазон Иш, – покупать вы его точно не обязаны…

Хазон Иш сопровождал колель вплоть до своей смерти. И даже в последний свой Рош ашана, в 5714 (1953) году, он молился в колеле. После смерти Хазон Иша колелю был пожертвован свиток Торы в память о нем, все желающие могли приобрести буквы в свитке в пользу существования колеля. Список тех, кто приобрел буквы, до сих пор хранится в архиве колеля. Там можно найти имена рава из Чебина, адмора из Вижниц – автора книги «Имрей Хаим», адмора из Цанз – автора книги «Шефа Хаим» и многих других…

Продолжение следует

Перевод: г-жа Хана Берман


https://www.beerot.ru/?p=73959