Мамин дом — Колель «Хазон Иш»

Дата: | Автор материала: Рабанит Рут Цивьён

625
колель хазон иш

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Колель «Хазон Иш»

Продолжение. Начало рассказа о колеле «Хазон Иш» — в №238.

Средоточие великих мудрецов поколения

С момента основания колеля в нем учились многие великие мудрецы, которые официально не числились среди учащихся. Некоторые из них приходили на целый день, некоторые – только в определенные часы.

Были те, кто регулярно молился в колеле. Среди них – гаон рав Йосеф Динкельс, гаон рав Велвел Эйдельман и гаон рав Аарон Йеуда Лейб Штейнман.

Колель был важным центром изучения Торы, многие мудрецы приходили туда, чтобы обсудить с учащимися какие-то вопросы. Некоторые помнят гаона рава Шмуэля Абрамовича, раввина соседнего квартала Рамат Ицхак, который пешком приходил в колель, чтобы поговорить с учащимися на торанические темы.

Дедушка Стайплер начал ежедневно приходить в колель после закрытия ешивы «Бейт Йосеф» [в которой он преподавал], а после смерти Хазон Иша считался президентом колеля.

Еще при жизни Хазон Иша Стайплер время от времени давал уроки в колеле. Учащиеся колеля называли его главой ешивы, поскольку раньше он занимал эту должность в ешивах системы Новардок. Они любили говорить с ним о Торе, и он тоже получал удовольствие от этих бесед. Поощряя их учебу, он взял себе обычай читать их открытия в Торе и писать к ним свои примечания.

Время от времени в колеле печатали сборники открытий в Торе, сделанных учащимися, под названием «Шимуш Хахамим» (здесь — «Учеба с мудрецами»). Первые сборники прочел сам Хазон Иш. Рассказывают, что как-то он прочитал открытия Стайплера, опубликованные без указания имени автора, и воскликнул: «Кто это написал аза лебедиге Тойре (такую живую Тору)?»…

Кипение Торы

Об учебе в колеле не особенно много рассказывают: там просто сидели и учились. И все-таки я упомяну несколько фактов о выдающихся учениках колеля.

Рав Шломо Эршлер бушевал во время учебы, внося в стены учебного зала «ритха деорайта» – кипение Торы. По образному выражению одного из учеников: «Он любил заводить рава Реувена Файна и рава Шауля Барзама так, что стены дрожали»… Позднее рав Реувен Файн начал преподавать в ешиве «Бейт Меир», и в колеле стало потише. Но через несколько лет снова загремел гром и засверкали молнии – на сей раз между равом Шаулем Косовским (автором книги «Двар Шауль») и равом Йехезкелем Бартлером, причем не только в стенах колеля, но и на улицах квартала Зихрон Меир, по дороге с учебы.

Гаон рав Юдель Шапиро был одним из величайших мудрецов колеля. Именно он ввел в обиход понятие «разговора на тему учебы» – «рэдн ин лернэн».

«С Б-жьей помощью закончено в ночь Пурима»

Папа написал много книг за время учебы в колеле. В том числе он написал книгу «Шоне Алахот» («Повторяющий законы»), представляющую собой свод постановлений величайшего труда Хафец Хаима «Мишна Брура» и Хазон Иша. Папа сидел и писал, а гаон рав Элазар Цадок Турчин проверял рукопись. После этого они встречались в колеле и обсуждали ее.

Еще одно папино сочинение – «Бешаар а-Мелех» («В царских вратах»), написанное на тему предисловия Рамбама. Оно завершается словами: «С Б-жьей помощью закончено в ночь Пурима 5717 года, колель “Хазон Иш”».

Папа уже в молодости был известен в колеле, как большой знаток Торы, и к нему часто обращались с вопросами по всем разделам Торы. В первые годы, когда мои родители жили на улице Ор а-Хаим, папа часто оставался в колеле во время обеденного перерыва. Да и в пятницу после полудня он сидел и учился или читал «Шнаим микра эхад таргум» (то есть прочитывал дважды недельную главу Торы и один раз – перевод Ункелоса – прим. пер.).

Наказание за пренебрежение обычаем

Однажды папа сказал:

«Смотрите, как велико наказание пренебрегающего обычаями еврейского народа. Как известно, когда в Шаббат читают недельные главы Бехукотай и Ки Таво [включающими страшные проклятия отходящим от изучения и исполнения Торы], в которых говорится о том, как Моше рабейну упрекал народ Израиля, принято, что чтец сам поднимается к Торе во время чтения этих отрывков, чтобы проклятия не выглядели адресованными тому, кого вызывают к Торе. И вот однажды, во время чтения одной из этих глав, Тору читал человек, который был коэном и не мог подняться к Торе (коэна вызывают на чтение первого отрывка недельной главы – прим. пер.). Тогда один из самых лучших и усердных учащихся колеля попросил, чтобы его вызвали к Торе во время чтения этого отрывка, сказав, что готов выстоять перед упреком, ничего не опасаясь. Так и поступили.

И проклятия, написанные в Торе, обрушились на него! Спустя короткое время умер его родственник за границей, и он унаследовал все его имущество. Ему пришлось срочно вылететь туда, чтобы оформить права на наследство. Он остался в той стране и весьма разбогател, но при этом оставил учебу».

Так рассказывал папа, в глазах которого не было большего проклятия, чем перестать учить Гемару…

Постановления Хазон Иша по поводу раздачи стипендии

После основания колеля каждый аврех учил из необъятного моря Талмуда то, что хотел. Более того, основной идеей Хазон Иша при создании колеля была поддержка изучающих Тору и, согласно его подходу, каждый мог учиться сам по себе в стенах собственного дома…

Поначалу и в самом деле многие учились по домам, но потом руководство сочло необходимым установить учебные рамки в стенах колеля, обязав всех приходить туда. Однако, изучение одного и того же трактата подавляющим большинством учащихся вошло в силу лишь много лет спустя.

В те дни стипендия выдавалась раз в неделю, рав Нахум Меир Карелиц раздавал ее сам, осуществляя это с достоинством и тактом. Однажды он был болен и поручил раздачу денег кому-то другому, после чего попросил прощения за то, что не смог сделать это лично…

Рав Моше Ябров присоединился к колелю в середине недели, во вторник, а в конце недели получил от рава Нахума Меира стипендию. Он отказался взять ее, поскольку не проучился целую неделю. Рав Нахум Меир отправил его к Хазон Ишу. «Ведь ты же молодой аврех, только что женился, – сказал ему Хазон Иш, – тебе наверняка нужны швабра, молоток и гвозди… Возьми стипендию…»

Другой молодой аврех пришел поступать в колель, и выяснилось, что до свадьбы он прославился, главным образом, помощью ближним. Просьба его была отклонена. Тогда аврех обратился за помощью к Хазон Ишу, который лично попросил директора колеля принять его. «Разве колель не предназначен для тех, кто отличился в изучении Торы?» – спросил директор.

Ответил ему Хазон Иш: «Как необходимы колелю образчики усердной учебы, так необходим ему и образец милосердия!»

На страже религии

Ученики Хазон Иша, находящиеся в колеле, считали своим долгом стоять на страже во время проведения различных общественных мероприятий. В письме, написанном учащимися колеля, сказано про Хазон Иша:

«Наш господин, раввин и учитель, благословенной памяти, основатель колеля, поначалу лично отбиравший для него учеников и наставлявший их, известен в своем поколении как не имевший себе равных в понимании жизненных коллизий, человеческих замыслов и интриг. К нему обращались как с вопросами по Торе, так и за советами в разных жизненных ситуациях, и никто не оставался без ответа. И своих учеников он наставлял учиться вникать в любые ситуации и принимать участие в общественной жизни ради установления почета Всевышнего на Святой Земле».

Поэтому учащиеся колеля были всегда начеку, чтобы мгновенно уловить попытку проломить стены еврейства. Они не были молчаливыми стражниками: увидев образовавшуюся трещину, они сразу же возводили вокруг нее ограду. Например, когда был объявлен призыв девушек, они собрались, для того чтобы решить, как вести себя в данной ситуации в соответствии с законами Торы. Было высказано множество идей, которые помогли в борьбе с тяжелым приговором. Вплоть до сегодняшнего дня в колеле проводятся собрания для укрепления еврейского мировоззрения, собрания, посвященные памяти ушедших, выступления с протестом и так далее…

Среди активных участников общественной жизни страны был рав Давид Френкель. Он наводил страх на общественных деятелей, мечтавших о спокойной жизни, без устали поднимая тревогу всякий раз, когда что-либо нуждалось в исправлении, и заражая своим пылом всех мудрецов колеля.

В год шмиты в Бней-Браке была организована специальная комиссия, которая заботилась о доставке плодов седьмого года (оцар бейт дин) населению в соответствии с указаниями Хазон Иша. Ученики колеля стояли во главе этой комиссии и руководили ее действиями.

Необходимо отметить, что руководство колеля бдительно следило за тем, чтобы учащиеся не занимались общественной деятельностью в учебное время.

«Отсюда выйдет закон народу Израиля»

До того, как было построено здание синагоги «Ледерман», колель служил ученикам Хазон Иша и синагогой. Многие великие мудрецы приходили туда, вели молитву и читали недельную главу по свитку Торы.

В те дни колель был центром изучающих Торы. Туда приходило большинство мудрецов, живущих в Бней-Браке, и помещение всегда бывало заполнено учащимися и молящимися. Рав Шмуэль а-Леви Вознер, которого Хазон Иш назначил раввином квартала Зихрон Меир, выступал в колеле в Шаббат Шува и в Шабат а-Гадоль (Шаббат между Рош а-Шана и Йом Кипур и Шаббат перед Песахом, в которые раввин, по традиции, выступает перед общиной – прим. пер.).

Бывало, что в колель стекался почти весь город, например, в Суккот, во время празднования симхат бейт а-шоэва, которое поначалу происходило на крыше дома Хазон Иша, а в последний год его жизни переехало на крышу колеля.

В Дни Трепета у восточной стены сидели гиганты, среди них – мой дедушка и мой папа, гаон рав Йосеф Динкельс, гаон рав Йосеф Мордехай Маркевич, гаон рав Нахум Меир Карелиц, гаон рав Залман Ротберг, гаон рав Аарон Йеуда Лейб Штейнман, гаон рав Михель Йеуда Лефкович, гаон рав Барух Ротенберг и другие мудрецы колеля. С годами Стайплеру стало сложно приходить в колель в Дни Трепета, и он стал молиться в синагоге «Ледерман», многие присоединились к нему, и центр общины переместился туда.

Шли годы, в зал учения приносилось все больше скамеек, и в какой-то момент он уже не мог вместить всех желающих. Тогда рав Шимон Грема, один из друзей колеля, вызвался построить еще один, более просторный, этаж, и колель переехал туда. Сегодня ученики колеля занимаются на обоих этажах, заполненных до отказа.

Недавно папа заметил: «С момента основания и до сегодняшнего дня учеба в колеле происходит согласно наставлению Хазон Иша, именно так, как он того желал. И отсюда выйдет закон народу Израиля».

Продолжение следует

Перевод: г-жа Хана Берман


https://www.beerot.ru/?p=76247