Моя бабушка рабанит Каневски

Дата: | Автор материала: Рабанит Рут Цивьён

560
рабанит каневски

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Под сенью дедушки Стайплера

Продолжение

Моя бабушка рабанит Каневски

Рабанит Мирьям Каневски дважды была спасена чудесным образом.

Будучи грудным младенцем, она спала в маминой кровати. Однажды ночью ее маме приснилось, что рядом с ней – камень, и она хотела сбросить его с кровати. И тогда к ней во сне пришла ее мама и сказала ей, чтобы она не бросала камень, ибо это – не камень, а ее малышка, у которой есть великое предназначение в жизни, и которая удостоит ее еврейского счастья… И бабушка была спасена!

Когда ей было года два, она очень сильно заболела, и врачи, боровшиеся за ее жизнь, в какой-то момент опустили руки. Когда Мирьям потеряла сознание, все были уверены, что она уже умерла.

И только Хазон Иш не отчаивался и продолжал горячо молиться о ее выздоровлении. Всю ночь он сидел возле нее, умоляя Всевышнего не забирать душу его сестры.

Его молитвы пронзили Небеса и были приняты. Утром малышка открыла глаза, и вскоре полностью поправилась.

Эшет хаиль — смекалка и расторопность

Будучи потомком известной династии раввинов, бабушка всегда держалась с достоинством и была известна своим благородством. Она отличалась Б‑гобоязненностью, праведностью и добрыми делами, будучи всю жизнь очень деятельной и энергичной. В этой главе я вкратце расскажу о ее юности.

Уже в детстве она славилась своей расторопностью и смекалкой.

Мама рава Шмарьяу Йосефа Карелица (существует мнение, что это была его приемная мать) содержала магазин тканей. В управлении магазином ей помогали внучки, так как работы было много. Рабанит Каневски еще будучи девочкой была ответственна за бухгалтерию, которую ей доверили, учитывая ее необыкновенные способности. Если покупатель расплачивался золотым червонцем, бабушка прятала его в чулок.

Несколько лет спустя эти червонцы оказались очень кстати. Дело в том, что жители местечка имели обыкновение хранить свои сбережения у раввина, он имел право распоряжаться ими по своему усмотрению, но должен был по первому требованию вернуть их вкладчику. Когда разразилась Первая мировая война, многие вкладчики одновременно пришли за своими деньгами, и у рава Карелица не оказалось в наличии необходимой суммы. Он опасался, что люди начнут говорить, что раввин не возвращает долги, и это может привести к осквернению Имени Всевышнего. Вот тут-то юная Мирьям и вытащила из тайника несколько пар чулок, набитых золотыми червонцами, к великой радости своего отца, который теперь надеялся вернуть все вклады.

Но и этих денег оказалось недостаточно. И тогда у бабушки возникла идея попытаться продать ткани в удаленных местечках, куда не дошла еще война, а вырученные от продажи деньги вернуть вкладчикам. Но вот беда – в военное время невозможно было перевозить товар из одного населенного пункта в другой. Что она сделала? Обернула вокруг себя рулоны дорогих тканей, сверху надела пальто огромных размеров и села в поезд, идущий в Кейданы (Литва), где жил ее брат Хазон Иш, жена которого тоже заведовала магазином тканей. Поездка была не из приятных: всю дорогу попутчики смеялись над ней: «Такая маленькая, а такая толстая…»

В Кейданах бабушка продала ткани, и рав Карелиц смог вернуть деньги всем вкладчикам.

Во время войны раву Карелицу удалось достать мешок картошки – редкое сокровище по тем временам. До поры до времени его спрятали в погребе. Когда усилился голод, домочадцы вспомнили про картошку, но, к их удивлению, мешок оказался наполовину пуст. Бабушка решила выяснить, кто крадет картошку, и взяла на себя роль ночного сторожа. Стоя на посту, она среди ночи обнаружила своего брата, рава Ицеле… Он тихо прокрался в погреб, достал из мешка несколько картофелин, вышел из дома и пошел вдоль улицы. У дверей одного из домов он положил две картофелины, у дверей другого – три, и так далее… Наблюдавшая это маленькая Мирьям поспешила рассказать маме, кто оказался «вором». Рабанит Карелиц отреагировала с радостью: «Вот молодец! Именно так и надо поступать!» (рав Ицеле поступал так, не сомневаясь, что его поведение будет одобрено родителями).

Два Меира Карелица

Во время Первой мировой войны все иностранные подданные пребывали в страхе, ведь их могли призвать в армию и отправить на фронт.

Гаон рав Нахум Меир Цибульник в то время жил в доме своего тестя, гаона рава Шмарьяу Йосефа Карелица. Он был иностранцем, и семья очень переживала за него.

Именно моя бабушка, будущая рабанит Каневски, придумала, как ему помочь. Она пришла к главе городка Коссово и сказала: «Мой старший брат Меир потерял паспорт. Нельзя ли выдать ему новый?»

Глава, узнавший дочку раввина, сразу же ответил согласием, добавив, что ее брату нет необходимости лично являться к нему: «Я хорошо знаю твоего брата, пусть только передаст свою фотографию, я распоряжусь, чтобы ему выписали новый паспорт…»

Бабушка отнесла в канцелярию фотографию рава Нахума Меира Цибульника, и вскорости был готов новый паспорт на имя Меира Карелица…

В доме вздохнули с облегчением – рав Нахум Меир теперь являлся местным гражданином, и призыв ему больше не грозил.

Так, в результате этой истории, он сменил фамилию Цибульник на Карелиц.

Рабанит Каневски и Хазон Иш

Особые отношения связывали бабушку с ее братом, автором книг «Хазон Иш». Он обучал ее мусару и Б-гобоязненности, в специальную тетрадку она записывала пословицы и поговорки, услышанные от него: «Умный предъявляет претензии к себе, дурак – к другим», «Жизнь – лучший учитель» и многие другие…

Хазон Иш учил ее языку Торы. В отдельную тетрадку она записывала его объяснения всех сложных слов в Торе – от начала и до конца. По-видимому, она была обязана Хазон Ишу значительной частью своего духовного облика.

Хазон Иш написал для нее поэму на идиш, в которой он разъясняет, чем отличается маленький человечек с его узким взглядом на жизнь, приводящим к ошибкам, от Великого человека, для которого характерны глубина мышления и широта взгляда.

Маленький человечек. Мала его радость, но велики страдания!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Он – то в печали, то в напряжении, он растерян!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Все и вся – выше него!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Не над Небесами, но и не достает до Небес!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Не птица, ибо нет у него крыльев, но и не человек, ибо нет у него разума!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Длинное видится ему коротким, широкое – узким, высокое – низким, все, что он может охватить взглядом, вмещается в одну точку!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Надувается, как индюк!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Его отсутствие – истина, его существование – ложь!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Уверен, что он никого не интересует, так же, как никто не интересует его!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Умен в своих глазах, но дурак – в глазах других!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Не является ни символом жизни, ни символом ее отсутствия!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Одинок, всегда один и жизнь его пасмурна!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Близорук, тугоух и не слышит запаха!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Маленький человечек. Он всего лишь маленький человечек!

А Великий человек… Великий – не то, что маленький!

Своей манерой слушать собеседника бабушка удивительно напоминала Хазон Иша. Как и он, рабанит Каневски подпирала голову рукой, так, что ее собеседник чувствовал, что ее сейчас интересуют только его проблемы и трудности. Как и он, она внимала тому, что говорит собеседник неспешно, спокойно, обдумывая и взвешивая каждое слово.

Рабанит Каневски, получив так много от Хазон Иша, не осталась перед ним в долгу. Бывало, что он плохо себя чувствовал и нуждался в помощи, а жена его, пытаясь обеспечить семью, целыми днями была занята в магазине. В таких случаях бабушка, которая еще не была замужем, приезжала в местечко, где Хазон Иш жил рядом со своим тестем, чтобы помочь брату. Со временем она уговорила Хазон Иша и его жену переехать в Вильно, где ей было легче помогать им, а им было легче принимать ее помощь.

И после свадьбы бабушка преданно заботилась о Хазон Ише, о чем я расскажу дальше.

Продолжение следует

Перевод: г-жа Хана Берман


https://www.beerot.ru/?p=55604