Законы изучения Торы
— По материалам «Шулхан арух а-рав»

Дата: | Автор материала: Рав Шнеур-Залман из Ляд

1349

В качестве основы для знакомства с законами изучения Торы мы предлагаем посвященные этой теме главы из «Шулхан Арух а-Рав», написанного величайшим мудрецом Торы равом Шнеуром-Залманом из Ляд (автором известной книги «Тания»). Мы постараемся кратко прокомментировать места, нуждающиеся в пояснении, а также укажем источники, на которые полагался великий законоучитель при создании своего бессмертного труда.

Часть первая

Общее правило гласит, что дети не обязаны исполнять заповеди. А то, что отец обязан приучать детей к заповедям – является не обязанностью по Торе, а постановлением мудрецов. Но обучать сына Торе является заповедью из Торы, даже если мальчику еще не исполнилось тринадцать лет, и сам он еще не обязан исполнять заповеди. Обязанность эта записана в Торе (Дварим, 11:19): «И обучайте им сыновей ваших говорить их».

Когда же отец должен начать обучать сына Торе? Как только тот начнет разговаривать! И прежде всего он учит его произносить фразу: «Тора цива лану Моше, мораша кеилат Яаков» (Дварим, 33:4), а так же фразу: «Шма, Исраэль, Ад-ной Эло-йну Ад-ной Эхад».

После этого отец понемногу устно обучает сына стихам Письменной Торы – пока ребенку не исполнится 4 года. Мишна в конце пятой главы трактата Пиркей Авот: «Пятилетнего обучают Микра, десятилетнего – Мишна, пятнадцатилетнего – Талмуду». У наших мудрецов год считается с его начала, т. е. 5 лет на языке мишны означает начало 5-го года жизни – сразу после того, как ему исполнилось 4 года.

Когда ребенку исполняется 4 года, отец начинает постепенно обучать его чтению Письменной Торы, пока ему не исполнится шесть – семь лет, и он еще находится дома. А перед этим, с начала четвертого года жизни, отец обучал его буквам Торы для того, чтобы тот приучился сам читать Писание.

Когда ребенку исполнится шесть или семь лет – в зависимости от разума и физической выносливости мальчика – отец отводит его к меламеду – человеку, который обучает детей. В доме учения ребенок занимается чтением Письменной Торы в течение всего дня, пока не прочтет всю Письменную Тору, включая Пророков и Писания. До возраста десяти лет дети успевают многократно прочитать полностью весь ТаНаХ.

В давние времена, когда евреи в основном говорили на Святом языке, и отец разговаривал с ребенком на Лашон акодеш, не было надобности обучать детей значению слов. Их обучали только читать с огласовками, подчеркивая те места, где написано одно, а читать следует по-другому (криктив). В те времена не было указано в Хумашах ни огласовок, ни знаков кантилляции (таамей микра), подобно тому, как их нет и в наших свитках Торы. Дети заучивали огласовки всей Письменной Торы наизусть. И так в течение пяти лет занимались тем, что читали с детьми Письменную Тору множество раз.

После этого пять лет заучивали наизусть Мишну – установленные законы без особых объяснений.

Затем пять лет занимались Талмудом (здесь имеется в виду не книга Талмуд, ведь Мишна, как таковая, предшествовала и кодификации свода Мишны, и составлению Талмуда, каким мы их знаем сейчас; здесь имеется в виду содержание занятий) – краткое изложение объяснений законов, изученных прежде (Мишна) и их источники в Письменной Торе:

— с помощью тринадцати принципов толкования Торы или с помощью других способов понимания Писания, которыми пользовались мудрецы;

— их получил Моше напрямую с горы Синай (во время Синайского Откровения, когда была получена вся Тора);

— их вывели, опираясь на понимание внутреннего содержания общечеловеческих законов;

— их установили мудрецы в качестве ограды для Торы (чтобы отдалить человека от возможных нарушений запретов Торы).

После такой подготовки ребенок, по мере своих способностей и возможностей, проводил все дни свои в глубоком изучении Письменной и Устной Торы (то, что Мишна называет Талмудом), находя и разрешая противоречивые на первый взгляд места, углубляясь в смысл и причины разных толкований, пытаясь понять одно из другого, выводя в результате такой работы множество новых законов и положений. Об этом периоде жизни сказано (в трактате Пиркей Авот): «Сорок лет – это возраст, когда приходит разумение». В это время изучают также слова мудрецов (их недоступные для простого буквально понимания высказывания), которые они выводили, опираясь на стихи ТаНаХа.

За обучение Торы запрещено взимать плату, как сказано (Дварим, 4:14): «И мне заповедал Г-сподь (говорит Моше, обращаясь к еврейскому народу) в это время обучить вас законам», – как я обучаю, не получая зарплату, так и вы, обучая Торе, не имеете право брать плату. Все же, когда речь идет об обучении маленьких детей, за которыми необходимо постоянно следить, чтобы они никуда не ушли и не отвлекались на пустые занятия, разрешено брать плату. Поэтому всякому меламеду разрешено брать плату за обучение детей.

Если у человека есть профессия или некое занятие, которое он оставляет для того, чтобы обучать Торе, то ему разрешено брать плату даже за обучение взрослых людей. Ведь это не плата за обучение, а компенсация за то, что он не занимается тем делом, которым мог бы заниматься и получать зарплату. Разрешение это действительно и в том случае, когда человек лишь часть своего времени посвящает обучению людей Торе, а другую часть работает для того, чтобы добыть пропитание.

В ситуации, когда человек посвящает обучению других людей Торе целый день, и ничем другим, что может принести доходы, он не занимается, ему разрешено брать плату, даже если у него нет никакой профессии, и он прежде нигде не работал. Ведь понятно, что, если бы он не обучал других людей Торе, в освободившееся время он занимался бы чем-либо, что дает ему и его семье средства на жизнь. А теперь, когда он весь день занят обучением Торе, поучаемая им плата расценивается как компенсация за то, что у него не остается свободного времени на заработки.

Специальным постановлениям мудрецов (как это приведено в трактате Бава Батра, 21а) оплата меламедов осуществлялась за счет общинной кассы – за всех детей вместе – и из богатых, и из неимущих семей. В наши дни принято, что тот, у кого есть на это возможности – сам платит за обучение своего ребенка.

Тем, у кого нет такой возможности, община обязана помогать и, согласно постановлению, о котором упоминалось выше, оплачивать обучение сыновей из общей кассы. И даже имущие вправе требовать, чтобы за обучения их детей платили из общинной кассы, которая содержит вклады и тех, у кого нет сыновей, учащихся у меламеда. Согласно постановлению, община каждого города – большой он или маленький – обязана за счет общинной кассы содержать меламеда, который будет обучать детей жителей этого города, как из богатых, так и из неимущих семей. В эту кассу каждый член общины вносит свой посильный вклад – в соответствии с его возможностями – включая и тех, у кого нет сыновей, обучающихся у меламеда.

Жителям города, в котором не позаботились о том, чтобы содержать меламеда объявляют строгий херем. Потому что мир существует не иначе как благодаря слову Торы, исходящему из уст детей в доме учения – словам, в которых нет греха (Шаббат, 119а). Там где не принято содержать меламеда на деньги общественной казны, это происходит из-за того, что богатые жители и представители среднего класса договорились между собой осуществлять оплату самостоятельно, частным образом. Но поскольку они не могут лишать неимущих их права обучать свих сыновей за счет общинной кассы, и в этих местах община обязана платить за их обучение, пока им не исполнится тринадцать лет, то есть за детей, о которых сказано, что в слове Торы, исходящей из уст их, нет греха.

Даже освобожденные от налогов как, например, те, кто большую часть своего времени посвящают изучению Торы – талмидей хахамим, – обязаны, согласно своим возможностям, сдавать деньги в фонд оплаты обучения Торе детей жителей города, подобно тому, как они обязаны давать пожертвования для поддержания неимущих своего города, которые находятся на попечении общины.

В крупных общинах действуют специальные организации, которые занимаются этой великой заповедью – обеспечением обучения Торе детей из неимущих семей. Но в местах, где нет таких организаций, обязаны это делать на средства общинной кассы. Сказали мудрецы (Недарим, 81а): «Будьте бережны с детьми неимущих, поскольку именно из них выйдет Тора, как сказано (Бемидбар, 24:7): “Польется вода из ведер его” (вода – символ Торы; ведра – намек на неимущих: даль – неимущий, дли – ведро)».

Община обязана оплачивать обучение детей Торе исходя из расчета: один меламед на двадцать пять мальчиков, пока он не прочтет с ними многократно весь ТаНаХ, так как для этого достаточно одного учителя. Те, у кого финансовые возможности ограничены, но они хотят, чтобы их дети изучили и Мишну, и Талмуд (а для этого недостаточно одного или даже двух преподавателей на двадцать пять детей), должны сами позаботиться об оплате продолжения учебы своих детей.

Подготовлено равом Лейбом Нахманом Злотником


https://www.beerot.ru/?p=10432