Законы изучения Торы — По материалам «Шулхан арух а-рав»

Дата: | Автор материала: Рав Шнеур-Залман из Ляд

975

Часть четвертая

Всевышний увенчал народ Израиля тремя коронами: короной Торы, короной священничества и короной Царства. Короны священничества удостоился Аарон, короны Царства удостоился Давид. Корона Торы предназначена для каждого еврея, и каждый, кто захочет, сможет обрести ее. В Торе (Дварим, 33:4) сказано: «Тору заповедал нам Моше – наследие общины Яакова». «Наследие общины Яакова» значит, что Тора является наследием всего народа Израиля (Йома, 72б). Не следует полагать, что корона священничества или корона Царства важнее короны Торы, ибо сказано (Мишлей, 8:15-16): «Мною (так говорит Тора) цари царствуют и правители устанавливают справедливость, мной министры начальствуют». То есть цари и министры правят, а коэны – служат, согласно Торе. Отсюда мы учим, что корона Торы самая значимая из всех (Рамбам, «Яд а-Хазака», «Законы изучения Торы», 3:1).

Говорят наши мудрецы (Орайот, 3:8), что знаток Торы, даже если он мамзер (имеется в виду, в частности, внебрачный ребенок замужней женщины) – предпочтительнее невежды, даже если тот первосвященник. И так сказано (Мишлей, 3:15): «Дороже жемчуга она (Тора)» – дороже первосвященника, единственного, кто входит в Святая Святых в Храме. [Поясним: слово «жемчуг» на лашон а-кодеш – пниним, а похожее на него слово пним означает внутреннее (помещение), каковым в Храме являлась Святая Святых. Туда имел право войти только первосвященник, чтобы принести специальные воскурения в Йом Кипур.]

Нет ни одной заповеди, которая могла бы по значимости сравниться с заповедью изучения Торы. Напротив, заповедь изучения Торы по своей значимости приравнивается ко всем остальным заповедям вместе взятым (Пеа, 1:1), поскольку благодаря знанию Торы человек может исполнять все заповеди. Получается, что, изучая Тору, человек достигает сразу двух целей: во-первых, он исполняет повелительную заповедь, каковой является изучение Торы (даже если оно не вело бы к исполнению того, что человек изучал). Во-вторых, полученные в процессе учебы знания он сможет применять на практике, исполняя все заповеди как положено. Ибо не дано выполнить заповедь как положено по Закону во всех деталях, если человек предварительно хорошо не изучит все законы, которые являются инструкцией по исполнению заповедей со всеми необходимыми для этого условиями.

Исходя из сказанного становится ясно, почему значимость заповеди изучения Торы равна значимости исполнения всех остальных заповедей, вместе взятых, и изучение Торы всегда предшествует исполнению (Кидушин, 40б).

Предположим, что перед человеком стоит выбор: исполнить одну из заповедей или продолжить занятие Торой. Правило в данной ситуации следующее. Если эту заповедь может исполнить кто-нибудь другой, то запрещено прерывать учебу (Моэд Катан, 9а). Даже если человек занимается темами, которые пока не актуальны на практике, такими как законы жертвоприношений – изучение Торы как таковое значимее всех остальных заповедей. Хотя причина  приравнивания изучения Торы к значимости исполнения всех остальных заповедей  в том, что учеба ведет к практическому исполнению заповедей, поскольку, не зная Тору, невозможно исполнять ее заповеди.

Есть случаи, когда заповедь не может быть исполнена никем другим. Например,  влияние  этого человека на общину больше, чем кого бы то ни было другого, и есть необходимость воодушевить общину поддержать неимущего. Или усилий других людей недостаточно, чтобы исполнить некую заповедь как положено, как, например, в случае, когда кого-то хоронят, и в похоронной процессии нет достаточного количества участников, чтобы это соответствовало почету усопшего. В таких ситуациях человек обязан временно прервать учебу, исполнить то, что должен, и вновь вернуться к изучению Торы.

Разумеется, человек обязан прервать изучение Торы и для того, чтобы исполнить заповеди, установленные мудрецами (например, чтобы помолиться и тому подобное) со всеми необходимыми для этого условиями, деталями и уточнениями мудрецов. Ибо в этом вся сущность человека, как сказали мудрецы: «Предназначение мудрости –тшува и добрые деяния» (Брахот, 17а). Если человек не поступает так, то получается, что он учил Тору не для того, чтобы исполнять ее, и лучше бы он не родился на свет (Иерусалимский Талмуд, Брахот, 1:2).

Что имели в виду мудрецы, когда говорили (Псахим, 50б): «Следует человеку заниматься Торой и заповедями даже не во имя их»? Речь шла о человеке, который исполняет все что учит, но не во имя Небес, а из-за страха получить наказание в этом или в будущем мире. Или только для того, чтобы получить награду в этом или в будущем мире – в форме богатства или почета, которыми Небеса одаряют занимающихся Торой [ради богатства и почета]. Или же когда человек делает это для того, чтобы приобрести себе почет, чтобы его все называли раввином или чтобы стать главой ешивы (Недарим, 62а). Но если человек не исполнит то, что изучил, он называется нечестивцем и о нем сказано (Теилим, 50:16): «И нечестивцу сказал Творец: тебе ли возвещать законы Мои?!»

Знаток Торы, пренебрегающий заповедями и лишенный Б-гобоязненности, подобен самому последнему человеку общества и хуже невежды. И если невежде преднамеренное нарушение закона засчитывается как неосознанное, то знатоку Торы – наоборот: непреднамеренное нарушение вменяется, как осознанно совершенное (Бава Меция, 33б). И о нем сказали мудрецы (Йома, 72б): «Не удостоился, и Тора превращается для него в смертельный яд».

Согласно некоторым мнениям (Рамбам, «Яд а-Хазака», «Законы изучения Торы», 3:5), даже тому, кто учит и не претворяет в жизнь то, что изучил, следует в любом случае продолжать учить Тору. Ведь возможно, что когда-нибудь его учеба, которая не ведет к исполнению изученного, перерастет в истинное изучение Торы, то есть когда человек учит для того, чтобы соблюдать и исполнять. Ибо свет Торы возвращает человека не путь истинный, как это выводят мудрецы (Мидраш Эйха Раба, Птиха, пункт 2-ой) из стиха Писания (Ирмияу, 16:11) «Меня покинули и Тору Мою не хранили»: «Пусть лучше бы оставили Меня [говорит Творец], но соблюдали изучение Торы Моей, свет которой вернул бы их [народ Израиля] на путь истинный».

[Основное содержание дополнительных замечаний рава Шнеур Залмана из Ляд к «Законам изучения Торы» («Кунтрес Ахарон»)

Во всех остальных заповедях также верно правило, что если человек никак не может исполнить заповедь во имя Небес, как это положено по-настоящему, пусть сделает так, как может, в надежде на то, что в будущем он исполнит ее как положено. В отношении изучения Торы это правило следует подчеркнуть особенно, ведь о том, кто изучает и не собирается выполнять, сказано в Писании (Теилим, 50:16): «И нечестивцу сказал Творец: тебе ли возвещать законы Мои?!» Из этого можно было бы ошибочно предположить, что в этом случае не следует учить Тору. Поэтому особо подчеркнули мудрецы, что правило «Исполняя вначале не во имя Небес, человек сможет прийти к тому, чтобы исполнять во имя Небес», относится и к изучению Торы. И хотя существует возможность, что человек продолжит свой путь и никогда не станет исполнять на практике то, что изучает, и тогда его неосознанные прегрешения превратятся в преднамеренные, тем не менее, стоит рисковать. Ибо всегда есть вероятность того, что человек исправится и встанет на путь истинный. Возможно, и учителю надлежит использовать шанс, что такой ученик исправится. Хотя есть вероятность, что он впустую тратит силы и, более того, способствует нарушению тем, что обучает того, кто не станет исполнять изученное. Но возможно и другое: свет Торы вернет ученика на путь истинный.]

Мудрецы каббалы говорят, что, хотя своим изучением Торы и исполнением заповедей нечестивый человек усиливает силы нечистоты – клипот, это не навсегда. Когда этот человек раскается и вернется на путь истинный, будь то во время данного прихода его души в этот мир или в последующие, он вызволит из клипот всю Тору, которую он учил, и все заповеди, которые он исполнил, и они обретут святость. Основанием для этого является фраза из Писания (Шмуэль 2, 14:14): «Ибо не будет отвергнут от Него отверженный». Потому никогда не следует отказываться от занятий Торой и исполнения заповедей.

Так же и групповые занятия Торой, что является заповедью еще большей, чем когда Тору изучает каждый сам по себе, обязаны временно прервать для того, чтобы исполнить заповедь, которую никто другой выполнить не может. Талмуд (Ктубот, 17а) рассказывает о рабби Йеуде бар Илае. Если во время того, как он обучал учеников Торе, он вдруг узнавал о том, что кто-либо умер и его необходимо хоронить, или о том, что есть невеста, которую нужно было вести под хупу, чтобы она смогла выйти замуж, он прерывал урок и шел хоронить усопшего или вести под хупу невесту.

Согласно некоторым мнениям (рабейну Ашер на Ктубот, глава 2, пункт 3), в ситуации, когда понятно, что если сейчас прервать урок, то после того, как заповедь будет исполнена, не смогут заново собрать учеников, не прерывают урока даже ради того, чтобы исполнить заповедь из Торы.

Поэтому в случае если раввин, который должен был давать урок в Шаббат днем, задержался по не зависящим от него обстоятельствам, он не должен отменять урок или прерывать его посредине темы для того, чтобы и слушатели и он сам смогли исполнить заповедь третьей субботней трапезы («Маген Авраам», «Орах Хаим», 290).

Сказанное выше верно только в случае, когда беседа мудреца оказывает влияние на людей, направляя их на верный путь, наставляя на добрые дела и вселяя в их сердца Б‑гобоязненность. Однако закон установлен в соответствии с точкой зрения оппонентов вышеприведенного мнения («Элияу Раба», «Орах Хаим», глава 290, пункт 6). Поэтому и групповое занятие Торой обязаны прервать для того, чтобы исполнить даже самую легкую заповедь, установленную мудрецами, если ее не может исполнить никто другой. Ибо мудрость необходима для того, чтобы совершать добрые дела (Брахот, 17а), и величие изучения Торы в том, чтобы привести человека к практическому исполнению изученного (Кидушин, 40б).

Соответственно, исключением из этого правила является только тот случай, когда беседу ведет особо великий мудрец Торы, влияние которого чрезвычайно велико, и благодаря его порицаниям люди становятся на путь истинный, оставляют дурные поступки, возвращаются к Творцу, чтобы служить Ему («Маген Авраам», «Орах Хаим», глава 89, пункт 16).

Заповедь изучения Торы предшествует даже такой великой заповеди, как плодиться и размножаться. Тем более это верно в отношении заповеди тшувы – возвращения людей к Творцу, к исполнению Его воли, которая не менее значима, чем заповедь постижения Торы. Ибо Б-гобоязненность должна предшествовать мудрости (Пиркей Авот, 3:9) и «Если нет Б-гобоязненности, не может быть и мудрости» (Пиркей Авот, 3:17).

В случае, если мудрец, который дает урок общине в Шаббат, еще не находится на таком уровне, о котором шла речь выше, он должен прервать урок с тем, чтобы все успели начать третью субботнюю трапезу до захода солнца.

Даже в случае, когда говорится о групповом изучении Торы, его необходимо прервать для того, чтобы все успели вовремя помолиться, хотя молитва является заповедью мудрецов. Ибо молиться обязан всякий, постоянство изучения Торы которого еще не достигло уровня постоянства учебы раби Шимона бар Йохая.

Даже раби Шимон бар Йохай и подобные ему, которые вообще не отрывались от изучения Торы, были освобождены от молитвы Шмоне Эсре только потому, что она представляет собой просьбы о милости и милосердии для жизни в этом мире, а Тора дарует человеку жизнь вечную. Но на то, чтобы прочитать благословения до и после «Шма, Исраэль», а также для того, чтобы исполнить остальные заповеди, установленные мудрецами (и тем более заповеди из Торы), конечно же, они прерывали учебу (Шаббат, 10а и 11а; Тосэфта Шаббат, глава 1, закон 4; Рамбам, «Яд а-Хазака», «Законы молитвы», 6:8, «Законы чтения Шма, Исраэль», 2:5, 13). Ибо если бы они не прерывались, получилось бы, что они учат Тору не для того, чтобы исполнить то, что в ней заповедано.

О благочестивых прошлых поколений говорится в Талмуде, что они посвящали каждой из трех ежедневных молитв Шмоне Эсре целый час. Помимо этого, подготовка к молитве обычно занимала у них час, и на раздумья после завершения молитвы они посвящали тоже целый час, то есть – девять часов каждый день. И хотя заповедь изучения Торы по значимости своей равняется всем остальным заповедям, вместе взятым, они не переживали о том, что все эти девять часов они не учили Тору. Ведь их сознание, преисполненное трепетом, великой любовью, было полностью обращено к Господину всего творения, благословен Он. А заповедь истинного единения с Творцом в трепете и любви выше заповеди изучения Торы и предшествует ей, как сказано (Теилим, 111:10): «Начало мудрости – в Б-гобоязненности» («Сефер Харедим», «Заповедь раскаяния», глава 4; «Шней Лухот а-Брит», Йома, «Законы раскаяния»).

Благочестивые прошлых поколений обрели право на то, чтобы посвящать так много времени молитве только после того, как они полностью завершили изучение всей Письменной и Устной Торы, то есть выполнили повелительную заповедь знать всю Тору. А поскольку степень их праведности была невероятно высока, изученная ими Тора сохранялась и не забывалась (Брахот, 32б).

Что касается второй заповеди, связанной с изучением Торы, «И трудись над ней (Торой) днями и ночами», которую невозможно исполнять, посвящая каждый день и каждый вечер многие часы молитве, то от нее праведники первого поколения были освобождены. Причина этого в том, что заповедь истинного единения с Творцом в трепете и любви, выражением чего является многочасовая молитва, приравнена по своей значимости к заповеди «И трудись над ней (Торой) днями и ночами». Общее правило гласит, что тот, кто уже занят одной заповедью, не должен отрываться от нее для того, чтобы исполнить другую. Поэтому понятно, что человек, исполняющий заповедь единения с Творцом в трепете и любви, не должен прерывается на заповедь «И трудись над ней (Торой) днями и ночами». Однако от обязанности знать всю Тору не может освободить человека ни одна другая заповедь.

Б-гобоязненность заключается в трепете и преклонении перед Величием Создателя, в страхе, как бы не совершить то, что неугодно Ему, сделать дурное в глазах Его, в беспокойстве о том, чтобы не нарушить ни одной заповеди Торы или мудрецов. А любовь к Творцу – это значит служить Ему в любви и радости, делать то, что приятно Ему, исполнять Его волю – повелительные заповеди Торы и мудрецов. Но любовь без служения – это любовь к наслаждениям, то есть, наслаждаться и радоваться Творцом, как это происходит с человеком в будущем мире, когда он получает награду за исполнение заповедей.

(Источник служения от великой любви – это особенное состояние души, когда она жаждет единения с Творцом, и утолить эту жажду может лишь живительная влага изучения Торы и исполнения заповедей. Ибо Тора и Всевышний являются единым целым. Об этом сказано (Йешаяу, 55:1): «Эй, всякий жаждущий – ступайте к воде!») Напомним, что знание всей Торы для того, кто способен постичь ее всю, является повелительной заповедью [Торы]. Тот, кто забывает что-либо из изученного материала в силу того, что не повторял его как положено, хотя и была такая возможность, совершает нарушение. Понятно, что не разрешено нарушать запрет и игнорировать повелительную заповедь для того, чтобы целый день работать над Б-гобоязненностью. Это верно также и в отношении того, кому не дано познать всю Тору, ибо сказано (Пиркей Авот, 2:16): «На тебя не возложена обязанность завершить всю работу, но ты не вправе отлынивать от нее».

Заповедь «И трудись над ней (Торой) днями и ночами» разрешено временно прервать, чтобы заняться вопросами пропитания, как сказано (Дварим, 11:14): «И соберешь урожай злаков твоих» – человек должен вести себя в соответствии с общечеловеческими нормами. Исполнить заповедь «И трудись над ней (Торой) днями и ночами» можно, устанавливая определенные часы для изучения Торы, а в особо стесненных обстоятельствах, когда заботы о заработке совсем не оставляют времени на учебу, – даже изучая одну главу днем и одну вечером.

И если разрешено прерывать эту заповедь на вопросы пропитания, обеспечивающие материальное существование человека, тем более разрешено ее прерывать для того, чтобы позаботиться о душе, то есть для того, чтобы приблизиться к Творцу. И именно об этом сказали мудрецы (Пеа, 1:1), что в изучении Торы нет определенных границ.

Подготовил рав Л.-Н. Злотник


https://www.beerot.ru/?p=17851