Хаей Адам — Законы буднего дня — Законы о цицит (продолжение)

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1024

Глава 11. Законы о цицит (продолжение)

21. Если человек украл шерсть и сделал из нее цицит – хотя он и приобрел ее внесенным сущностным изменением, ведь сначала была просто шерсть, а теперь это нити (см. Бава Кама, 65б-66а) – (такие цицит пригодны), тем не менее, запрещено благословлять на них, так как эта заповедь совершаемая путем греха (мицва а-баа ба-авера). [А изначально запрещено даже вставлять такие цицит в одежду («Мишна Брура», 11:31, «Беур Алаха», «Лаасотан»).] Но если он украл нити и сделал из них цицит, такие цицит вообще непригодны для выполнения заповеди, ведь написано (Бемидбар,15:38): «пусть делают себе кисти (цицит)», – и наши наставники получили по цепи традиции знание о том, что слово «себе» (лаhэм) подразумевает так же «из своего» (ми-ше-лаhэм) (Сукка, 9а). [А если человек украл талит и закрепил на нем свои кисти-цицит, то такие цицит также непригодны для выполнения заповеди, и если он благословил ни них, то благословил «впустую» (ле-ватала) («Мишна Брура», 11, «Беур алаха», «Им асаам»).] И поэтому тот, кто берет одежду (с четырьмя углами) взаймы у товарища, в течение тридцати дней освобожден от обязанности сделать на ней цицит, так как обычно одежду берут взаймы на срок до тридцати дней. А после этого срока – одежда как будто ему продана (т.е. люди могут заключить, что он ходит в своей одежде). А если он прикрепил к этой одежде кисти-цицит в течение тридцати дней, то может благословить («Маген Авраам» от имени Тосафот и Роша). Но если одежда была дана ему в подарок на условии, что впоследствии он ее возвратит (бе-матана аль-менат леахзир), то пусть сделает на ней цицит и благословляет на них.

А если ему дали взаймы талит с закрепленными на нем кистями-цицит, который обычно надевают именно для того, чтобы выполнить заповедь о цицит, то следует благословить, так как ясно, что ему дали этот талит для выполнения заповеди, и дали в подарок на условии, что впоследствии он его возвратит [а изначально лучше попросить владельца талита, чтобы он дал его не взаймы, а «в подарок на условии, что его возвратят» («Мишна Брура», 14:11)]. Но если ему дали обычную одежду, которую надевают именно в качестве одежды, и она не изготовлена специально для выполнения заповеди о цицит, лишь поскольку она имеет вырез, занимающий большую часть ее длины, на ней делают цицит – на нее не благословляют. И таков же закон в случае, когда берут взаймы талит для того, чтобы «подняться» для чтения свитка Торы, ведь в этом случае талит надевают только из уважения к Торе, (а не для того, чтобы выполнить заповедь о цицит) («Орах Хаим», гл. 14, Таз). [И таков же закон в ситуации, когда талит берут взаймы для того, чтобы вести общественную молитву или произнести «благословение коэнов» (там же).]

Но если ему дали взаймы нити для цицит, они считаются его, ведь он не будет возвращать те же самые нити.

22. Разрешено ненадолго взять талит другого человека без его ведома, чтобы благословить на него, ведь человек, как правило, заинтересован в том, чтобы его имущество служило для выполнения заповедей (разумеется, если отсутствие талита не помешает его владельцу выполнить эту заповедь самому). [Но, беря такой талит, лучше иметь в виду, что он не приобретается в собственность, и не благословлять на него («Мишна Брура», 14:14).] И если талит был сложен, то, возвращая, нужно его снова сложить. [Точно так же, как он был сложен. А в Шаббат его следует сложить не по складкам, а есть разрешающие в Шаббат вообще не складывать («Мишна Брура», 14:15).] И не следует выносить его из помещения, где он лежит, так как, возможно, владелец не допускает этого, и это было бы незаконным использованием чужого имущества. [А если возможно с легкостью найти владельца талита, то следует спросить у него разрешения воспользоваться его собственностью, не полагаясь на общее правило, согласно которому каждый человек заинтересован в том, чтобы его имущество служило для выполнения заповедей («Мишна Брура», 14:13).]

На талите, который является собственностью двух или нескольких компаньонов, также обязаны сделать цицит, ведь написано (Бемидбар, 15:38): «(Пусть делают себе кисти) на углах их одежды» – (в том числе одежды, принадлежащей нескольким совладельцам).

23. (На каждом из четырех углов одежды) сделай отверстие. Оно должно быть отдалено от нижнего и бокового края одежды не больше чем на три гудалин (гудалин – ширина пальца в самом широком месте) [и следует остеречься, чтобы это отверстие начиналось на расстоянии меньшем, чем три гудалин от края одежды («Мишна Брура», 11:41)]. Так как место, расположенное далее трех гудалин, называется уже не канаф а-бегед (угол одежды), а самой одеждой. И не менее, чем на расстояние от костяшки большого пальца до конца ногтя, так как место, расположенное ближе этого, называется уже не просто канаф, а тахат а-канаф (т.е. «под канафом»). И если изменил это расстояние, то цицит непригодны.

24. Если он вдел нити в отверстие, находящееся на установленном расстоянии, но при завязывании край одежды сжался так, что стал меньше, чем фаланга большого пальца, или если отверстие порвалось и не осталось установленного расстояния от края, цицитпригодны. Ведь написано: «Пусть делают себе кисти на углах их одежды (עַל כַּנְפֵי בִגְדֵיהֶם  – аль канфей-вигдейhэм)» (там же) – Тора требует, чтобы лишь в момент, когда «делают» кисти, они находились бы на месте, называемом канаф (т.е. на точно установленном расстоянии от края). Но затем, даже если они оказываются не на точно установленном расстоянии от края, цицит пригодны.

25. Закрепил цицит на расстоянии большем, чем три пальца от края одежды – даже если затем он расширил отверстие или стянул нитями край одежды так, что расстояние от отверстия до края стало меньшим, чем три пальца – такие цицит непригодны, ведь повелевается «сделать», а (не исправить) уже сделанное непригодным способом.

26. Не следует закреплять цицит на бахроме, свисающей на кромке одежды, ведь она не соткана из продольных и поперечных нитей, не является тканью и не называется «одеждой». Но бахрому нужно срезать, так как между законоучителями есть разногласия по вопросу, включается ли она в установленное расстояние в три пальца.

27. Хотя выше (в п. 24) указано, что, если отверстие порвалось после закрепления кистей (так, что не осталось установленного расстояния от края одежды), цицитпригодны – там имеется в виду только тот случай, когда цицит уже были закреплены установленным образом. Но если он хочет вставить в эту одежду другие цицит, ему необходимо зашить порвавшееся отверстие, а иначе цицит непригодны, как будет разъяснено далее.

28. Если талит, на котором были закреплены цицит, разорвался надвое, и на каждой из половин остались цицит, а теперь он хочет сшить две половины вместе, – ему следует снять цицит с одной из половин, сшить обе половины, а затем уже снова закрепить кисти, так как иначе, по мнению некоторых законоучителей последних поколений (ахроним), будет нарушено правило «сделай, а (не исправь) уже сделанное» («Орах Хаим», гл. 15, Таз). [Здесь имеется в виду случай, когда каждая из двух половин имеет минимальный размер, достаточный для талита. Но если половинки меньше этого минимального размера (как, например, в «малом талите»), то необходимо снять все четыре кисти-цицит. А если в одной половине есть необходимый размер, а в другой – нет, то достаточно снять цицит лишь с меньшей половины («Мишна Брура», 15:8).] И тем более, когда оторвался угол одежды на расстоянии большем, чем три пальца от края – нужно снять цицит с этого угла, пришить угол, а затем снова закрепить на немцицит. Ведь как только этот угол оторвался, он перестал быть частью одежды, и, согласно всем мнениям, закрепленные на нем цицит стали непригодны. Но цицит на остальных углах непригодными от этого не становятся.

29. Если оторвался весь угол на расстоянии меньшем, чем три пальца от края, то, по мнению некоторых законоучителей, пришивание в данном случае не считается «соединением». [Но гаон раби Элияу (гл. 15) выражает свое недоумение по поводу этого мнения, так как пришивание, безусловно, соединяет ткань в единое целое. Как мне видится, ясным доказательством, подтверждающим его точку зрения, является то, что при сшивании листов свитка Торы образуется «соединение», и такой свиток считается «цельным».] И об этом писал составитель комментария «Маген Авраам» (см. гл. 10, п. 3 и 6). Но возможно, есть алахическая разница между большой частью одежды и кусочком меньшим трех пальцев. [И смотри в трактате Келим (28:7-8). Этот вопрос еще требует углубленного изучения.] И необходимо сделать на порвавшейся одежде заплату размером более, чем три пальца на три пальца, а затем уже закрепить цицит. А цицит, которые были закреплены на разорвавшемся углу, стали непригодными, ведь необходимо сделать, а (не исправить) уже сделанное. Но когда угол не оторвался до конца, разрешено пришить его (вместе с кистью-цицит), так как он считается еще присоединенным к одежде.

И в любом случае не следует зашивать шерстяной талит шерстяной нитью или льняной талит льняной нитью из опасения, что после зашивания может остаться нить и из нее сделают цицит. А поскольку эта нить не была спрядена специально для изготовления цицит, такие цицит непригодны. [И если талит из шерсти, то следует воспользоваться любой другой нитью. А если талит из другого материала, то можно воспользоваться любой нитью, но не из того материала, из которого сделан талит. И лучше, чтобы нить была цветной («Мишна Брура», 15:18 и 15:20).] И в связи с этим следует остеречься, чтобы не зашивать льняную одежду даже шелковой нитью, поскольку ею часто зашивают льняную одежду. Но в крайнем случае (например, если нет другой нити) разрешено зашивать шелковой.

В комментарии Таза (подпункт 5) указано, что если угол разорвался от отверстия и вниз, и даже до конца, он считается «присоединенным», и разрешено зашить, но необходимо вставить в него другие цицит.

И, обшивая отверстие, как это принято, чтобы укрепить его края, следует остеречься, чтобы не обшивать его нитью из материала, пригодного для цицит – но следует это делать шелковой нитью. [Разумеется, если сам талит – не из шелка. И лучше, чтобы нитка была цветной («Мишна Брура», 15:23-25).]

30. Женщинам разрешено прясть нити для цицит, так как в стихе (Дварим, 22:12): «Кисти сделай себе…», из которого мудрецы заключают, что нити для кистей должны быть спрядены во имя выполнения заповеди о цицит (см. Сукка, 9а), не написано «сыны Израиля». Но для закрепления цицит на одежде женщины, по мнению ряда законоучителей, непригодны, так как написано: «(Говори) сынам Израиля (и скажи им): пусть делают (себе кисти)» (Бемидбар, 15:38) – именно «сыны», а не дочери Израиля. А задним числом (бе-ди-авад) полагаются на мнение законоучителей, разрешающих женщинам также и закреплять цицит на одежде. Согласно этому мнению в стихе «(Говори) сынам Израиля: …пусть делают» подразумевается: «пусть и другие делают (им кисти)», (ведь слово лаhэм можно интерпретировать не только как «себе», но и как «им»). А «делать» – это и значит «закреплять (цицит на одежде)». А «другие» – это, безусловно, женщины, так как слова «сынам Израиля» нужны для того, чтобы исключить нееврея. И даже если еврей находится рядом с ним, наставляя его, чтобы работа совершалась во имя заповеди о цицит, все равно нееврей для этого непригоден. Ведь причина его непригодности не связана (с необходимостью закреплятьцицит на одежде) во имя выполнения заповеди, но таково постановление Торы (гзейрат а-катув), (как написано: «сынам Израиля») («Элия Раба»). [Но если еврей сделал первые витки и узел, то нееврей может продолжить и завершать («Мишна Брура», 14:1).] Но ребенок, который уже может делать во имя заповеди, задним числом (бе-ди-авад) пригоден для этого [но только в том случае, если при этом присутствует взрослый, наставляющий его делать во имя заповеди («Мишна Брура», 14, «Беур алаха», «Ве-тов лаасот»)], как и женщина. А случай, когда нееврей сплел нити для цицит, разъяснен выше (см. п. 13-14).

31. Изначально (ле-хатхила) нужно закреплять цицит на одежде во имя выполнения заповеди. [Т.е. следует вслух произнести, что он закрепляет эти кисти на одежде в качестве цицит. А если он не произнес это вслух, но лишь мысленно, то задним числом такие цицит пригодны, и разрешено благословлять на них («Мишна Брура», 14:8, «Беур алаха», «Бе-ло кавана»).] А если закрепил без такого намерения [т.е. завязал без такого намерения даже верхний узел, делать который заповедано из Торы («Мишна Брура», 14:6)] и у него нет других цицит – или в Шаббат, когда невозможно их развязать – разрешено надеть одежду с такими цицит, но не следует выходить в ней в Шаббат во «владение многих», а также благословлять на эти цицит.

32. Разрешено снять кисти-цицит с одного талита и закрепить на другом. [Но запрещено снимать цицит с талита взрослого человека для того, чтобы закрепить на талите ребенка, ведь взрослый обязан выполнять заповеди из Торы, а ребенок – лишь по постановлению мудрецов («Мишна Брура», 15:1).] Но снимать, не помещая на другую одежду, не следует, так как запрещено делать тот талит непригодным для выполнения заповеди. А если он хочет сделать из талита одежду, на которой уже не будет четырех углов, цицит разрешено снять.

И также, если оборвалась одна из нитей, хотя в целом цицит по-прежнему пригодны для выполнения заповеди, или если человек желает сделать на этой одежде более красивые кисти, – разрешено снять кисти-цицит и даже выбросить их (Таз и Левуш). И мне видится, что разрешено не только развязать их, но и, если ему кажется сложным их развязать, срезать их, и при этом не нарушается запрет «Не уничтожай» (бал ташхит), потому что он не делает это ради уничтожения. И убедительное доказательство содержится в талмудическом трактате Бава Батра (3б-4а), где рассказывается, как раби Йеуда бен Бтейра дал совет царю Ордусу (Ироду), каким путем можно демонтировать здание Храма, (чтобы построить еще более величественное). И согласно последнему объяснению, которое приведено там, это здание собирались разрушить лишь потому, что с точки зрения царя оно было недостаточно красивым. А значит, даже если в здании нет трещин, (грозящих его устойчивости), тем не менее, разрешено, хотя разрушение даже одного из камней, из которых сложено здание Храма – запрет из Торы. И подобный же закон я нашел в «Сефер Хасидим» (гл. 879) в отношении пергаментных листов свитка Торы, и смотри там. А Рамбам в разделе «Законы царей» («Илхот мелахим», 6:8-9) указывает, что из Торы запрещено уничтожать только плодовые деревья. Но все остальные виды «уничтожения» (т.е. порча пищи, одежды, утвари или зданий) – это запрет мудрецов (ми-де-рабанан).

33. Кисти-цицит на четырех углах одежды взаимозависимы (меаквин зэ эт зэ), и пока нет кистей на всех четырех углах одежды, в ней невозможно выполнить заповедь оцицит, и запрещено ее надевать. А выходящий в такой одежде в Шаббат во «владение многих» (решут а-рабим) ответственен по закону Торы (хаяв), так как непригодные для выполнения заповеди кисти-цицит (например, если они не закреплены на всех четырех углах) не считаются интегральной частью одежды и рассматриваются в качестве переносимого предмета (ке-маса). Но кошерные (пригодные для выполнения заповеди) кисти-цицит рассматриваются в качестве части одежды [и поэтому в Шаббат разрешено выходить в них во «владение многих» даже ночью («Мишна Брура», 13:4)]. (7)

34. Поскольку человек проверил кошерность кистей-цицит при надевании одежды, разрешено выходить в ней, и проверка более не требуется, так как мы полагаемся на то, что кисти остаются в прежнем состоянии.

35. Сидя в Доме Молитвы, человек обнаружил, что одна из его кистей-цицит стала непригодной, но он стесняется остаться на глазах людей без талита. Если это происходит в Шаббат, то ему разрешено остаться в этом талите – ведь, поскольку в Шаббат невозможно сделать на нем новые кисти, очевидно, что он не уклоняется от выполнения заповеди, предписывающей ему «встать и сделать» (кум ва-асе) кисти-цицит на этой одежде. И хотя он все-таки не выполняет то, что ему предписано, продолжая носить одежду без цицит, тем не менее, в сущности, он лишь бездействует (шев ве-аль таасе – «сиди и не делай»), т.е. не делает себе новые цицит. А уважение к человеческому достоинству (кевод а-брийот) является настолько важным алахическим фактором, что с учетом этого (в некоторых случаях) допускается пассивное невыполнение заповеди.

[Ведь в Торе нет запрета «Не надевай одежду с четырьмя углами без цицит», но лишь повелевается сделать на такой одежде цицит – а в Шаббат он выполнить это повеление Торы не может («Мишна Брура», 13:9). И, разумеется, ему разрешено остаться в ставшем непригодном талите только в том случае, если он не может взять в Доме Молитвы кошерный талит взаймы («Мишна Брура», 13:14).]

И таков же закон в будний день, когда невозможно найти другие цицит в этом городе. Но когда в будни есть возможность найти в городе другие цицит и закрепить их на этой одежде, то каждое мгновение, пока он остается с прежними «цицит», он нарушает повеление «встать и сделать» на одежде кисти-цицит. Следовательно, он обязан снять одежду с непригодными цицит – и уж тем более, запрещено ее заново надевать. [Но по мнению многих законоучителей последних поколений и в такой ситуации человек не обязан снимать талит сразу же, на глазах людей – ведь это сопряжено с большим стыдом. Но он может, оставаясь в этом талите, объявить его бесхозным – а затем, сняв его после молитвы, вновь приобрести в свою собственность («Мишна Брура», 13:15).] И имеется в виду именно «большой талит» (талит гадоль), который не так уж стыдно снимать. Но когда оборвались нити на «малом талите» (талит катан), а человек находился в Доме Молитвы или на улице, и ему очень стыдно раздеваться при людях – тогда в будний день он должен быстро пойти домой или в помещение, примыкающее к Дому Молитвы, и там снять «малый талит». Однако в Шаббат он не должен спешить домой.

И тот, кто в будний день заметил, что у товарища оторвались нити, пусть позовет его домой, но до прихода в дом не следует говорить ему (о том, что его цицит стал непригодным).

Если человек не стесняется остаться без талита, то верным было бы не надевать ставший непригодным талит даже в Шаббат. А если он знал в канун Шаббата, чтоталит стал непригодным, запрещено надевать его в Шаббат, так как он должен был бы исправить его накануне [но если он забыл исправить, то можно облегчить («Мишна Брура», 13:8 и 13:13)].

36. Как только человек, находящийся дома, узнал, что одна из его кистей-цицит стала непригодной, он должен снять эту одежду – ведь каждое мгновение, (пока не снял), он нарушает предписывающую заповедь Торы. И поэтому запрещено исправлять кисти, когда талит надет на нем, но необходимо сразу же его снять.

37. Хотя, согласно букве закона, разрешено заходить в уборную в талите, предназначенном для молитвы, а также в кителе, верно устрожить [но справлять в них малую нужду разрешено («Мишна Брура», 21:14)]. Но если талит надет под верхней одеждой, то разрешено. И тем более разрешено спать в талите и вступать в нем в близость.

Запрещено завязывать что-либо нитями цицит, пока они пригодны для выполнения заповеди. И даже оторвавшиеся нити, хотя их и не обязательно хранить в генизе, все же не следует выбрасывать в мусор. А тот, кто сохраняет их в генизе, будет благословен.

[Имеется в виду не выбрасывать цицит в мусор своими руками. Но не следует опасаться, чтоб они не попали в мусор вместе с другими старыми вещами («Мишна Брура», 21:7).

А Маариль рекомендует использовать непригодные нити для каких-либо других заповедей – например, в качестве закладок для святых книг («Мишна Брура», 21:8).]

38. Износившийся талит запрещено использовать недостойным образом. Но разрешено использовать старый талит для изготовления другой одежды (см. «Маген Авраам», гл. 15, подпункт 2).

Если порвалась верхняя часть талита, можно перевернуть его так, чтобы нижняя сторона была наверху, а верхняя – внизу, и это не будет понижением святости (верхней части). Однако, когда это не связано с порчей талита, следует всегда помещать на голову одну и ту же его сторону (см. «Маген Авраам», гл. 8, п. п. 6, а также «Элия Раба»).

39. Запрещено заходить с выпущенными поверх одежды кистями-цицит на кладбище, а также находиться на расстоянии четырех «локтей» от умершего, ибо это выглядит как «насмешка» (над теми, кто уже не может выполнять заповеди).

40. Необходимо следить за тем, чтобы кисти-цицит не волочились по земле, так как в этом проявилось бы неуважительное отношение к заповеди. И еще, в таком случае велика вероятность, что нити оторвутся. Поэтому правильным было бы приподнятьцицит и продеть под пояс.

41. Следует отделять нити друг от друга, ведь слово цицит родственно выражению (Йехезкель 8:3) «бе-цицат роши – пряди моей головы», – т.е. волосы, а волосы отделены друг от друга. Но тем не менее, если из-за этого человек может пропустить общественную молитву, разделять нити не обязательно.

42. Приобретая талит с закрепленными на нем кистями-цицит у еврея, можно положиться на него (в том отношении, что кисти изготовлены и закреплены кошерным образом). И также при приобретении у торговца-нееврея, утверждающего, что он купил у еврея, можно положиться на его слова. Ведь он – торговец (т.е. профессионально занимается перепродажей товаров), да и, как правило, неевреи не занимаются закреплением кистей на одежде – поэтому ему можно поверить. Но цицит,приобретенные у того, кто не является торговцем, непригодны для выполнения заповеди, ведь, возможно, он сам их сделал. [Мне видится, что под это правило не подпадают ворованные талиты. Ведь ясно, что нееврей не закрепит на нем кисти-цицит, так как главное для него – сам талит.]

Даже отдавать нееврею в залог талит с закрепленными на нем цицит запрещено.

И мне видится, что приобретшему (талит с закрепленными на нем кистями-цицит у нееврея) следует снять кисти и закрепить их снова.

[По мнению составителя кодекса «Мишна Брура» по ошибке переписчика последний закон помещен не на своем месте. Ведь если предположить, что предписание «снять кисти и закрепить их снова» относится к тому, кто приобрел талит с закрепленными на нем кистями-цицит у нееврея, не являющегося купцом, такое предписание не помогает, поскольку нееврей мог не только сам закрепить цицит на одежде, но и сам их спрясть (20, «Беур алаха», «А-локеах талит»).]

43. Женщины освобождены от выполнения заповеди о цицит, так как это предписывающая заповедь, обусловленная определенным временем (мицват асе ше-а-зман грама) – ведь ночью заповедь о цицит не выполняется. И все же, если женщины хотят надевать одежду с кистями-цицит и благословлять на выполнение этой заповеди, они могут благословлять. И таков же закон в отношении всех предписывающих заповедей, обусловленных временем: например, лулавсукка и т.п. – кроме тфилина. А если женщины хотят устрожить, (навязывая тфилин), их останавливают. Ведь поскольку они не обязаны выполнять эту заповедь, они не остерегутся как следует от того, чтобы не испустить газы и не заснуть в тфилине.

[И все же женщинам не следует носить талиты с цицит, потому что это выглядит как проявление гордыни – ведь даже мужчины, согласно закону Торы, не обязаны приобретать себе одежду с четырьмя углами, чтобы сделать на ней цицит. Но, например, лулав мужчина обязан приобрести, чтобы благословить на него, и поэтому женщины могут благословлять на лулав, и это не выглядит как проявление гордыни («Мишна Брура», 17:5).]

 

Дополнительный комментарий

(7) Если нити оторвались в Шабат

Поскольку кошерные кисти-цицит считаются интегральной частью одежды, в Шаббат разрешено выходить во «владение многих», закутавшись в молитвенный талит – и даже если он надет под верхней одеждой (например, под пальто) («Шулхан Арух», «Орах Хаим», 13:2, «Мишна Брура», 4). Но если некоторые нити оторвались так, чтоталит перестал быть кошерным, то оставшиеся нити не рассматриваются как часть одежды, а считаются «переносимой вещью» – ведь они более не выполняют функции заповеданных цицит, а имеют самостоятельное значение и в дальнейшем могут быть использованы на этом или другом талите. Следовательно, выходить в таком талите во «владение многих» запрещено, а нарушивший запрет ответственен по закону Торы («Шулхан Арух», «Орах Хаим», 13:1, «Мишна Брура», 3).

И если человек, идущий в Шаббат по «владению многих», заметил, что у него оторвалась нить – таким образом, что, согласно закону Торы, талит перестал быть кошерным – его необходимо сразу же снять. Но если непригодность цицит связана с тем, что оторвались некоторые свободно висящие нити, а витки и узелки целы, то можно облегчить и быстро дойти до дома, чтобы снять талит там. И тем более на кармелите, где переносить запрещено не из Торы, а мудрецами, разрешено дойти до дома, так как в ряде случаев мудрецы облегчили свои запреты ради того, чтобы не унизить человеческое достоинство (кевод а-брийот) («Шулхан Арух», «Орах Хаим», 13: 3, «Мишна Брура», 9).

Перевод и комментарии – рав Александр Кац. Редакция «Беерот Ицхак» сердечно благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за право публиковать отрывки из готовящейся к выходу книги «Хаей Адам».


https://www.beerot.ru/?p=26846