Хаей Адам — Законы буднего дня — Законы, связанные с изучением Торы

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1120

Глава 10. Законы, связанные с изучением Торы (продолжение)

7. Человеку следует всегда заниматься Торой, и даже не во имя ее самой (ше-ло ли-шма), а ради почета и тому подобных мотивов. Ведь, изучая Тору даже не ради нее самой, он, в конце концов, придет к изучению во имя ее самой (ли-шма). Но тому, кто учится ради того, чтобы побеждать в спорах и принизить товарищей, лучше было бы не родиться.

8. Слова Торы не закрепляются в сознании тех, кто изучает их с ленцой, потворствуя своим прихотям или балуя себя едой и питьем – лишь в сознании того, кто жертвует собой ради них, постоянно изнуряя себя и лишая глаза свои сна и веки свои дремоты. И каждый, кто в укромном месте трудится над постижением Торы, обретет мудрость (9).

И если человек в час учебы произносит слова Торы вслух, то изученное сохранится в его памяти. А если он читает шепотом (т.е. «про себя»), то быстро забудет.

И определено с Небес, что изученное в Доме Учения (бейт а-мидраш) или в синагоге (бейт а-кнесет) не скоро забудется.

9. Тот, кто хочет удостоиться венца Торы, должен стараться учиться каждую ночь – чтобы ни одна из ночей не была растрачена только на сон, еду или разговоры, но часть каждой из них должна быть посвящена изучению Торы. И даже в короткие ночи следует поучиться хотя бы немного.

Каждый дом, в котором ночью не звучат слова Торы, пожирает огонь (10).

10. Всякий, у кого есть возможность заниматься Торой, а он не занимается, а также учившийся, но затем предавшийся пустым интересам этого мира и оставивший учебу, – о таких сказано: «Слово Б-га презрел он» (Бемидбар, 15:31).

Запрещено вести пустопорожние разговоры (сиха бтела). И тот, кто ведет пустопорожние разговоры, связанные с развлечениями или с пустыми забавами, нарушает предписывающую заповедь Торы, ведь сказано: «И произноси их (т.е. слова Торы)» (Дварим, 6:7) – а не пустые слова (см. Йома, 19б).

11. Тот, кто пренебрегает изучением Торы из-за своего богатства, кончит тем, что не сможет изучать ее из-за бедности. А каждый, изучающий Тору в бедности, в конце концов, будет изучать ее в богатстве (Авот, 4:9). И мне кажется, что смысл этих слов можно понять с помощью другого изречения мудрецов (Шаббат, 104а): «Тому, кто стремится очиститься, помогают», – поскольку он удостоился изучать Тору в бедности, то затем будет изучать ее, став богатым (11).

12. Человек должен изучать Писание, Мишну, Гемару, своды законоучителей и книги по еврейской этике (сифрей мусар). Занимаясь этим, он приобретает и этот мир, и мир Грядущий. Но иногда он может заниматься и другими науками, если это не книги вероотступников.

И человеку не следует изучать мудрость кабалы до тех пор, пока он не наполнит свою «утробу» познаниями в Гемаре и в сводах законоучителей, – и он должен быть очень Б-гобоязненным человеком, постоянно занятым изучением Торы. Но без соблюдения этих предварительных условий – запрещено, и раби Хаим Виталь очень устрожал в отношении этого.

[В нескольких местах книги «Зоар» говорится о великих заслугах того, кто удостоился совершить открытие (лехадеш хидуш) при изучении Торы. Так, в предисловии к разделу Берешит (1, 4б) сказано: «В час, когда человек излагает открытие, сделанное им при изучении Торы, его слова поднимаются и предстают перед Святым, благословен Он. И Святой, благословен Он, берет каждое его слово и целует его, и венчает его семьюдесятью коронами и т.д.» (смотри там). И благо тому, кто совершает истинное открытие. А что если он, не дай Б-г, совершает ложное открытие, шествуя по недоброму пути бесплодных умствований? Раскрой глаза и увидишь, что и об этом сказано в книге «Зоар»: «Когда человек, не разбирающийся в тайнах Торы, изрекает “новое слово” по вопросу, который толком не знает, его “новое слово” поднимается и т.д.» – и смотри там, к чему это приводит. И взгляни также, что написано по этому поводу в главе Балак(185б): «Если это ложное слово, то горе и позор этому человеку – его выпроваживают вон…»; смотри там, а здесь достаточно этой короткой выдержки (12)].

13. Мудрецы говорят про тех неучей (амей а-арец), которые не имеют никаких познаний в Торе и не обеспечивают изучающих Тору, что, хотя они и выполняют заповеди, и их души получат положенную им награду в Ган Эдене, – тем не менее, их тела не оживут при воскрешении из мертвых. Ведь сказано: «(Оживут умершие Твои, восстанут павшие! Пробудитесь и ликуйте, покоящиеся во прахе), ибо росинки света (таль орот) – Твоя роса, (и земля исторгнет умерших)» (Йешаяу, 26:19). Т.е. свет Торы (ор Тора) оживит (к вечной жизни) только того, кто причастен к ее свету (13).

И еще говорили наши наставники: «Тора была дана (Моше) за сорок дней, (проведенных им на горе Синай), и душа создается за сорок дней. Если человек хранит свои познания в Торе, то и его душа сохраняется. А если он не сохраняет свою Тору, то и его душа не сохраняется» (Менахот, 99б). [И не имеется в виду, что он умирает, – но его святая душа (нешама) покидает его, и остается в нем только «животная душа» (нефеш беэмит)]. И мы учили от имени раби Ишмаэля: «Это подобно случаю с человеком, который передал свою птицу на хранение рабу, сказав ему: Не думай, что, если ты ее потеряешь, я взыщу с тебя ее денежную стоимость – ты расплатишься за нее своей душой» (Менахот, там же).

14. Подобно тому, как награда за изучение Торы больше, чем за выполнение всех других заповедей, так и наказание за битуль Тора (когда человек не учится в меру своих сил и возможностей) больше, чем за все другие грехи. И мы находим (в Талмуде указание на то), что в эпоху Первого Храма Святой, благословен Он, готов был снести такие грехи народа, как идолопоклонство, разврат и кровопролитие, но не стерпел пренебрежительного отношения к изучению Торы, как сказано: «(Есть ли мудрец, который понял бы, …за что погибла страна?) И сказал Б-г: За то, что они забросили Мою Тору» (Ирмияу, 9:11-12).

И если человек, не имеющий времени для постоянных занятий Торой, хочет избавиться от этого грозного наказания и великого греха, пусть он в меру своих сил обеспечиваетизучающих Тору, ведь написано: «Древо жизни она (т.е. Тора) для держащихся за нее (эти слова можно перевести и как «для поддерживающих ее»)» (Мишлей, 3:18) (14).

И когда люди, завершив свою работу и свои дела, расходятся по домам или устраивают посиделки, на которых праздно проводят время и пустословят – это очень большое зло, и их грех чрезвычайно тяжел, поскольку они пренебрегают Торой. А если бы они действительно верили, что нет предела награде за ее изучение, то почему бы им было не пойти в Дом Учения, чтобы учиться или хотя бы читать Писание или псалмы?! Ведь человек проявляет проворность и прыть ради своего ремесла и коммерческих дел, зная, что все это бренно! Так почему же он забывает о вечной жизни в Грядущем мире и не выделяет ради нее часть своих дней или несколько часов в день для изучения Торы – тем более в часы, когда он свободен от своего ремесла? Почему он не произнесет в своем сердце: «Убоимся Б-га!(Ирмияу, 5:24) Время действовать для Б-га (Теилим, 119:126) – читать Тору и познавать праведные деяния Творца». Виноват такой человек, виноват перед Б-гом!

И сказали мудрецы Талмуда, что в стихе Торы (Бемидбар, 15:31) «Слово Б-га презрел он и заповедь Его нарушил» подразумевается всякий, у кого есть возможность заниматься Торой, а он не занимается, – такой человек пренебрегает «словом Б-га». И поэтому каждый человек обязан выделить в своем доме место для занятий Торой, чтобы у него были там Гемара и Пятикнижие или псалмы, а также другие святые книги, и даже на языке идиш, если он не понимает святого языка (15). И как только он освобождается от своих дел, пусть сразу же садится в этом месте и учится.

А благочестивые женщины могут спасти и свои души, и души своих мужей, и души своих детей! Когда их мужья приходят с работы усталые и не вспоминают о том, что следовало бы посвятить часть своего времени и свои размышления Торе, на женщинах лежит обязанность им напомнить – чтобы мужья не взваливали на свою душу грех и вину, уклоняясь днями и ночами от Торы, ведь этот грех больше всех прочих.

Дополнительный комментарий

(9) «В укромном месте»

Здесь имеется в виду следующее: помимо основных занятий Торой в бейт-мидраше, у человека дома должно быть укромное место, где бы он занимался в дополнительное время – в ночные часы, в праздники и Субботы, а также в будни, когда неожиданно выдалось несколько свободных минут. И сам р. А. Данциг говорит об этом дальше более подробно: «Каждый человек обязан выделить в своем доме место для занятий Торой, чтобы у него были там Гемара и Пятикнижие или псалмы, а также другие святые книги. …И как только он освобождается от своих дел, пусть сразу же садится в этом месте и учится» (см. п. 14.). И это могут быть также домашние уроки и занятия с хаврутой (см. «Эц Йосеф», «Эйн Яаков», Йерушалми, Брахот 5; р. М. Файнштейн, «Игрот Моше», «Эвен а-Эзер», 3:12, с. 435).

Вместе с тем уединенные, сосредоточенные занятия Торой в «укромном месте» (בצנעה –бе-цинъа) развивают в человеке качество скромности – и именно поэтому он «обретет мудрость», ведь написано (Мишлей, 11:2): «У смиренных (צְנוּעִים – цнуим) – мудрость». И рабейну Йона поясняет, как «скромность приводит человека к мудрости»: «мудрецы внимательно слушают других, но сами не спешат раскрыть свои познания». А Виленский Гаон добавляет: «Подлинная мудрость пребывает в смиренных (בהצְנוּעִים –бе-а-цнуим) – в тех, кто воздерживается от высказывания своих познаний и мнений, но внимает своим наставникам» (см. также Йерушалми, Брахот 5:1; Рамбам, «Талмуд Тора» 3:12; «Шулхан Арух», «Йорэ Деа», 246:22).

(10) «Дом, в котором ночью не звучат слова Торы»

Высказывание мудрецов о том, что «каждый дом, в котором ночью не звучат слова Торы, пожирает огонь», почерпнуто равом А. Данцигом из талмудического трактата Санедрин(92а; см. также Рамбам, «Талмуд Тора», 3:13; «Шулхан Арух», «Йорэ Деа», 246:24). Упомянутый в нем «огонь» символизирует атрибут Суда Творца, обращенный на семью, в которой «не звучат слова Торы». И Раши поясняет, что это – «огонь Геинома». Имеется в виду не только посмертное воздаяние, ибо «по ночам огонь Геинома (атрибут Суда) получает власть над этим миром», и необходимо заниматься Торой, чтобы обрести от него защиту. Ведь «Тора – это огонь Святого, благословен Он», как написано (Ирмияу,23:29): «Слово Мое подобно огню». И этот святой «огонь пожирает огонь» Геинома (Маарша, «Хидушей Агадот»; «Эц Йосеф» на «Эйн Яаков»). Вместе с тем Тору сравнивают с «водой», которая тушит огонь («Ийюн Яаков», там же). А «дом, в котором ночью не звучат слова Торы», остается незащищенным – поэтому-то его и «пожирает огонь» («Эц Йосеф», там же). И этот «огонь» может проявляться как огонь раздоров, разочарования или ненависти («Шиурим бе-агадот Хазаль», Хагига, 12б).

Согласно объяснению рабейну Йоны, в приведенном высказывании Талмуда имеется в виду человек, у которого есть возможность заниматься Торой (например, вечером перед сном), а он не занимается. И подобно тому, как награда за изучение Торы больше, чем награда за выполнение других заповедей, так и наказание за уклонение от занятий Торой (битуль Тора) больше, чем наказание за все другие грехи («Шаарей Тшува», 3:14; см. также «Шулхан Арух», «Орах Хаим», 238:1, «Мишна Брура», 1-2). По мнению Маарша, речь идет в первую очередь о «домохозяине» (бааль а-байт), зарабатывающем на жизнь своим ремеслом. Ведь, возможно, днем из-за множества неотложных дел у него нет времени заниматься Торой, и ему следовало бы учиться ночью, когда он свободен от других трудов (Маарша, «Хидушей Агадот», Санедрин, 92а).

Но и для знатока Торы, посвятившего всю жизнь ее изучению, ночь особенно благоприятна для постижения мудрости. «Хотя заповедано учиться и днем, и ночью, – пишет Рамбам, – все же основную часть своей мудрости человек приобретает именно ночью» («Талмуд Тора», 3:13; см. также Рамо, «Йорэ Деа», 246:23). Конечно, не имеется в виду, будто ночью человек изучает основную часть материала. Но ночь особенно благоприятна для совершения открытий в Торе (хидушей Тора), и большинство новых толкований и идей рождается именно в это время («Бе-Торато ихйе» 1, 14:1:2/5/).

К тому же ночные занятия Торой защищают человека на протяжении всего последующего дня, как говорится в Талмуде: «Каждому, кто изучает Тору по ночам, Святой, благословен Он, протягивает нить милости на протяжении дня» (Хагига, 12б; Рамбам, «Талмуд Тора», 3:13). Иными словами, к такому человеку обращен атрибут Милости Б-га, он «обретает милость в глазах людей» (Раши на Авода Зара, 3б). И еще в Талмуде сказано (Эрувин, 18б): «Дом, в котором по ночам звучат слова Торы, никогда не будет разрушен».

(11) «Изучающий Тору в бедности»

В этом пункте р. А. Данциг говорит о двух разных отношениях к изучению Торы.

Негативный пример: «тот, кто пренебрегает изучением Торы из-за своего богатства». Раши поясняет: речь о человеке, который настолько погружен в коммерческие дела, что у него вообще не остается времени для Торы. А, по мнению Рамбама, имеется в виду богач, посвящающий все свое время еде, питью и безделью (см. Раши и Рамбам на Авот, 4:9). И, говорится в Талмуде (Брахот, 5а, Раши), «на всякого, у кого есть возможность заниматься Торой, а он не занимается, Святой благословен Он, посылает изнурительные страдания» для того, чтобы его очистить. А одним из видов страданий является бедность (см. «Хохма у-Мусар» 2, с. 146).

С другой стороны, если человек самоотверженно занимается Торой, преодолевая все трудности и невзгоды, связанные с бедностью, то, в конце концов, удостоится помощи с Небес и сможет изучать Тору в достатке (см. р. Йона к Авот, 4:9) – например, при поддержке некого «звулуна» (см. комментарий 3). Ведь «тому, кто стремится очиститься (достичь святости и духовной чистоты), помогают (с Небес)» (Шаббат, 104а).

А от своего наставника р. И. Полищука я узнал еще одно очень важное объяснение. Все люди различаются своими стартовыми возможностями, но если обделенный способностями человек, тем не менее, самоотверженно изучает Тору – «в бедности», то, в конце концов, его способности к постижению мудрости Торы разовьются, и он «будет изучать ее в богатстве», ведь «тому, кто стремится очиститься, помогают». И, наоборот, если богато одаренный человек, которому на первых шагах все дается легко, пренебрегает серьезными занятиями и учится не в полную свою силу, в конце концов он утратит свой дар и окажется неспособным к глубинному постижению мудрости Торы – «из-за бедности».

 

(12) Открытия при изучении Торы

В книге Зоар (Шмот, 87а-б) содержится грозное предостережение о том, что при изучении Торы необходимо проявлять сугубую осторожность – и тем более при высказывании новых объяснений и толкований: «Человеку следует быть предельно щепетильным при постижении слов Торы, чтобы не ошибиться и не утверждать того, что он не знает и не принял от своего наставника». И далее толкуется стих (Шмот, 20:4) «Не делай себе изваяния (т.е. идола)…», – не делай себе «другой торы», (утверждая то), что ты не знаешь и не слышал от своего наставника». Таким образом, произвольное «толкование» Торы приравнивается к идолопоклонству.

Вместе с тем на каждом еврее лежит обязанность в меру своих сил стремиться открывать новое в Торе (лехадеш хидушей Тора) (Таз, «Орах Хаим» 545:13; «Биньян Олам», 12:8). Выдающийся законоучитель р. Шабтай Акоэн (Шах) объясняет это следующим образом (Предисловие Шаха к его комментарию на Пятикнижие; цит. по «Йефе Ноф» 1, 5:10/3/): «Человеку, получившему от Творца немного понимания и мудрости, дано право излагать и разъяснять то, что его душа познала у горы Синай. Ведь, согласно традиции, в час дарования Торы у горы Синай пребывали души всех евреев, которым еще предстояло придти в мир на протяжении последующих тысячелетий». А критерием подлинности такого открытия, согласно объяснению моего наставника р. И. Полищука, может стать то, насколько человеком руководило стремление к истине, а также прочность и постоянство его духовных связей с мудрецами Торы (шимуш талмидей-хахамим).

Эти хидушим необходимо записывать. И «всякий, кому Святой, благословен Он, нечто открыл (в постижении Торы), а он мог записать, но не записал, – он крадет у Того, Кто открыл ему, ведь ему было открыто именно для того, чтобы он записал» («Сефер Хасидим», 530). Более того, «если человек не записывает свои открытия, то будет за это наказан, подобно пророку, который скрывает данное ему пророчество» (Предисловие Шаха к его комментарию Пятикнижия; цит. по «Йефе Ноф», 1, 5:10/3/). Ведь поскольку открытие было совершенно через этого человека и является его долей в Торе, то возможно, это не будет открыто никем другим. И если он не сделает свое открытие известным, получится, что такой человек скрывает от людей слова Торы, ибо знание, воспринятое его душой у горы Синай, не может «открыть» никакой пророк или провидец – но только он сам («Биньян Олам», 12:5-6).

Мой наставник р. И. Полищук передал мне связанное с этим высказывание одного из величайших мудрецов нашего поколения рава Моше Соловейчика, исключительно много сделавшего для возвращения российских евреев к Торе и, в частности, основавшего знаменитую ешиву «Торат Хаим» под Москвой. Рав М. Соловейчик отмечал, что некоторые люди, занимающиеся приближением евреев к Торе, ошибочно полагают, будто они делают приближаемым одолжение, спасая их души. Но, на самом деле, возвращение каждого еврея к Б-гу необходимо всему народу Израиля для более полного и совершенного понимания Торы – ведь открытия, предназначенные для временно «отдалившихся» от Торы евреев, не может сделать за них никто другой. В этой связи р. И. Полищук свидетельствовал в интервью, данном им «Еврейскому альманаху» (5766 г., стр. 48): «Я слышал от рава Ш. Пинкуса от имени его учителя рава Исраэля Вайнтруба, что одним из проявлений эпохи перед приходом Машиаха является то, что люди, далекие от Торы, возвращаются к ней и становятся настоящимиталмидей-хахамим». Таким образом, баалей-тшува вносят свою уникальную долю в познание мудрости Торы.

Ведь, как отмечает выдающийся знаток сокровенных знаний рабейну Хида, «для каждого открытия есть свое время, и последующим поколениям остается открыть то, что не смогли открыть в прежних поколениях – хотя мизинец мудрецов прошлых поколений (ришоним) был толще, чем поясница знатоков последующих поколений (ахароним)» (Нахаль эшколь; цит. по Биньян олам 12:4). И порой младший из учеников способен верно разрешить проблему, над которой размышляли величайшие изришоним («Биньян Олам», 12:4).

Кроме того, совершение открытий в Торе может стать важнейшей составляющей процесса тшувы, так как тяжкий духовный труд, ведущий к совершению открытий, способствует исправлению и искуплению всех грехов. А если человек пока еще не способен к самостоятельным открытиям, ему следует материально поддерживать тех, кто способен делать открытия, и помогать им всем, чем возможно, – тогда и у него будет доля в их хидушим («Шевет Мусар», 21).

В особенной степени совершению открытий в Торе способствует святость Шаббата. В мидраше рассказывается, что в Шаббат в Ган Эдене собираются Машиах, праотцы, а также великие мудрецы Торы всех поколений, и все вместе «наслаждаются открытиями, которые совершаются при изучении Торы в этом мире» («Мидраш Ган Эден», «Оцар Мидрашим», 87а; цит. по книге «Йефе Ноф», 1, 5:10, стр. 586).

Авторитетные законоучители («Элияу Раба», 209:2 от имени Шла) указывают, что «человек обязан каждый Шаббат находить новое в Торе»; «дополнительная душа (нешама йетера) на исходе Шаббата возвращается к месту своего постоянного пребывания, и Святой, благословен Он, спрашивает у нее, что нового она открыла при изучении Торы». А тот, кто пока не способен к самостоятельным открытиям, пусть изучит что-то новое для него – и все, что прояснится в результате этой учебы, будет считаться его личными открытиями в Торе («Бе-Торато ихйе», 1, 6:2:2:3 от имени р. Хаима Воложинера). И если человек пока еще может учить только Пятикнижие, то пусть постарается разобраться в стихах, которые прежде не понимал. А тот, кому пока трудно учить даже Писание, может добавить себе какой-либо хороший обычай или устрожение в служении Б-гу: в молитве, благословениях и в отношениях с людьми («Биньян Олам», 12:8).

(13) «Свет Торы оживляет»

В Талмуде сказано: «Неучи (амей а-арацот, люди, не изучающие Тору) – не живут». И объяснено, что подразумевается жизнь в Грядущем мире, после воскрешения из мертвых, ведь «каждого, кто пользуется светом Торы, свет Торы оживляет, того, кто не пользуется – не оживляет» (Ктубот, 111б; Риаф на «Эйн Яаков»).

Что же это за «свет Торы»? В сокровенном мидраше раби Нехуньи бен Аканэ толкуется: «Мы говорим а-олам а-ба (Грядущий мир), но сами не понимаем, что говорим. А (на арамейский язык) мы переводим эти слова как альма дэ-атей (буквально «мир, который пришел»). …Так говорится, чтобы научить нас: …в начале Творения был создан великий Свет, совладать с которым не смог никто в сотворенном мире. Увидев, что никто из сотворенных не способен выдержать этот Свет, Святой, благословен Он, взял седьмую часть этого Света и оставил в этом мире, а остальное – скрыл для Грядущего мира. И Он сказал: “Если удостоитесь этой седьмой части и сохраните ее, то Я дам вам все в Грядущем мире”. Таким образом, а-олам а-ба уже “пришел”, еще в начале шести дней Творения, ведь так и написано (Теилим, 31:20): “Как велико Твое благо, которое Ты хранишь для трепещущих перед Тобой…”» («Сефер а-Баир», 160). В том же сокровенном мидраше объяснено, что «седьмая часть» первозданного Света, которую Творец «отдал в этот мир» – это «сокровища Торы». И «Святой, благословен Он, сказал (народу Израиля): “Если вы сохраните Тору в этом мире,… то удостоитесь Грядущего мира – блага, сохраненного для праведников”» (там же, 147; см. также Рамбан, «Шаар а-Гмуль», 111-112).

Но и для амей а-арацот открыт путь к «свету Торы» и к вечной жизни: они должны стремиться отдавать своих дочерей в жены знатокам Торы, поддерживать мудрецов и принимать на себя заботу об их материальном обеспечении – так, чтобы знатоки Торы могли в полной мере посвятить себя учебе. И тогда к этим недостаточно сведущим в Торе людям можно будет отнести стих (Дварим, 4:4): «А вы, прилепившиеся к Б-гу, Всесильному вашему, живы все ныне». Но разве можно «прилепиться» к Б-гу, о Котором сказано (там же, 4:24): «Б-г, Всесильный твой, Он – огонь пожирающий»?! И в Талмуде объяснено (Ктубот, 111б, Раши; Риаф на «Эйн Яаков»): «Каждый, кто отдает своих дочерей в жены знатокам Торы, принимает на себя заботу об их материальном обеспечении, поддерживает их из своего имущества, как бы «прилепляется» к Шехине». Поддерживая знатоков Торы, амей а-арацот приобретают долю в их заслугах и таким образом приобщаются к «свету Торы» – благодаря этому при воскрешении они тоже восстанут для вечной жизни (Хафец Хаим, «Шем Олам», «Шаар Ахзакат а-Тора», 15).

(14) Материальная поддержка изучающих Тору

В мидраше («Ваикра Раба»25:1, «Эц Йосеф» и «Перуш Маарзо») толкуют: если бы в Писании было написано «Древо жизни она (Тора) для посвятивших себя ее изучению», то народ Израиля не мог бы устоять, не дай Б-г. Но написано (Мишлей, 3:18): «Древо жизни она для держащихся за нее (буквально «поддерживающих ее»)». Рабейну Йона поясняет: имеются в виду и те, кто материально поддерживает мудрецов и их учеников («Игерет Тшува», 7; цит. по кн. «Шем Олам», «Шаар ахзакат а-Тора» 15, «Мекор Олам»,5). Таким образом, Тора становится «древом жизни» не только для знатоков, посвятивших жизнь ее изучению, но и для всех евреев, которые занимаются своим ремеслом и тем самым обеспечивают материальные потребности мира Торы.

Законоучители подчеркивают, что материальное обеспечение знатоков Торы (талмидей хахамим) возложено на плечи всего народа Израиля. И эта помощь не является обычной благотворительностью, но платой знатокам Торы за их святое служение, совершаемое для всего народа Израиля. Прообразом такой «платы» была «доля Б-га», о которой говорится в Торе, в недельной главе Матот (31:25-30). Там повествуется, как после войны с Мидьяном Всевышний повелел Моше отделить от захваченных трофеев «долю Б-га» для первосвященника Элазара и для левитов – в награду за их служение в Шатре Откровения («Сефер а-Хаим», 1:4; «Йефе Ноф», 2, 9:12). И тот, кто материально поддерживает талмидей хахамим, тем самым выполняет заповедь изучения Торы. Ведь эта заповедь подразумевает не только обязанность учиться самому, но и способствовать учебе других, ибо «все евреи ответственны друг за друга» («Игрот Моше», «Йорэ Деа»,4:37/11/; «Бе-Торато ихйе» 3, 1:1:2; см. также коммент. (3) «Соглашение Звулуна и Иссахара»). И даже тот, кто учится сам, тоже обязан материально помогать другим знатокам Торы («Шаарей Тшува», 3:19; Хафец Хаим, «Шем Олам», «Шаар Ахзакат а-Тора», 15). А если человек не может выделять средства знатокам Торы, ему следует побуждать к этому состоятельных людей – и ему будет засчитано, будто он пожертвовал деньги сам (Хафец Хаим, «Шем Олам», «Шаар Ахзакат а-Тора», 15; «Бе-Торато ихйе», 3, 1:2:5/9/).

К материальной поддержке изучающих Тору относится не только финансирование учебных центров, например, колелей и ешив, но и помощь в издании книг. Хафец Хаим указывал, что у всех людей, выделявших средства на издание его трудов – таких, как «Мишна Брура», «Шмират а-Лашон» и др. – есть доля в «авторстве» этих книг («Бе-Торато ихйе», 3, 1:2:4/4/).

И если на обычную благотворительность не следует тратить больше пятой части своих доходов (Ктубот, 50а; Рамо, «Йорэ Деа», 249:1), то в отношении доли, выделяемой на поддержку изучающих Тору, такого ограничения не существует. И это ясно видно из условий «соглашения Звулуна и Иссахара», ведь поддерживающие знатоков Торы не просто «жертвуют» деньги, но и приобретают свою долю в ее познании («Шита Мекубецет», Ктубот, 50а; «Аават Хесед», 2:20:4). В мидраше указывается, что того, кто оказывал материальную поддержку изучающим Тору и помогал им – даже если при жизни он был неучем – обучают Торе после смерти, в Небесной Ешиве («Ялкут Реувени», Реэ; «Йефе Ноф», 2, 9:12/24/).

(15) Изучение на другом языке

В Торе повествуется, что на сороковой год скитаний по пустыне, в степях Моава Моше вновь изложил народу все заповеди и законы. Раши указывает, что Моше разъяснял законы Торы «на семидесяти языках» (Раши к Дварим, 1:5) – для геров, которые были среди народа, как написано: «Вы стоите сегодня все перед Б-гом, Всесильным вашим – …каждый человек в Израиле, …и пришелец твой, который в среде твоего стана» (Дварим, 29:9-10). И многие из геров не понимали святой язык.

Позднее, после разрушения Второго Храма вся Письменная Тора – Пятикнижие, Книги пророков и Писания – была снабжена переложением на арамейский язык, который служил разговорным языком евреев того периода: так появились Таргум Ункелус иТаргум Йонатан. А затем на арамейском языке была записана и Устная Тора: Талмуд и книга «Зоар» (см. «Игрот Моше», «Йорэ Деа», 4, 38:3-4).

В изгнании евреи изучали Тору на языках тех народов, среди которых селились. Во Франции в эпоху Раши и тосафистов говорили и учились на старофранцузском языке, а в арабской Испании – на арабском. И именно по-арабски Рамбам написал свои комментарии на Мишну и книгу «Путеводитель заблудших» («Морэ Невухим»). Однако во Франции, где обсуждали изучаемый материал по-старофранцузски, книги писали только на языке Талмуда. И также в Германии, где говорили и учились на языке идиш (еврейском диалекте одного из старогерманских наречий, включающем в себя множество слов из иврита), писали книги только на языке Талмуда.

Позднее, когда евреи из Германии расселились по восточной Европе, идиш стал разговорным языком всей ашкеназской диаспоры – и в этот период в идиш добавилось множество слов из польского, украинского и других славянских языков. Во всех прославленных ешивах Литвы и Польши объясняли и обсуждали материал именно на идиш. А затем идиш перешел в качестве основного «языка учебы» в ешивы Америки и Земли Израиля (см. «Игрот Моше», «Орах Хаим», 5, 10:1).

Однако в последние десятилетия языком учебы в Америке стал английский язык, а в Земле Израиля – иврит. В связи с этим многие святые книги, в том числе и Талмуд, были переведены на английский язык, а затем и на иврит. И хотя переводить святые книги на другие языки не запрещено, тем не менее, переводчик должен осознавать всю меру своей ответственности – ведь малейшая его ошибка может привести читателей к неправильному пониманию слов Торы, а затем и к неверному выполнению требований закона. Поэтому переводчик обязан глубоко разбираться в переводимых книгах, а также быть подлинным знатоком языка, на который он переводит. И очень важно, чтобы он советовался по поводу перевода со своим раввином или с каким-либо другим выдающимся знатоком Торы (там же, 38:5, 7).

Эти переводы могут принести серьезную пользу, ведь благодаря ним человек, в недостаточной степени понимающий язык Талмуда, может выучить гораздо больше, а возможно, и понять лучше. Но все же предпочтительнее, чтобы приближающиеся к Торе постепенно осваивали святой язык и язык Талмуда и далее изучали книги в оригинале, а не в переводе. Такие занятия потребуют больше труда и усилий, но вместе с тем они будут гораздо более успешными («Игрот Моше», «Йорэ Деа», 4, 38:5, 9).

Именно поэтому в книгах нашего издательства все переводы печатаются параллельно тексту оригинала – чтобы можно было учиться на святом языке, используя перевод лишь в качестве вспомогательного пособия.

Перевод и комментарии – рав Александр Кац. Редакция «Беерот Ицхак» сердечно благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за право публиковать отрывки из готовящейся к выходу книги «Хаей Адам».


https://www.beerot.ru/?p=26375