Хаей Адам — Законы о готовности к молитве

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1070

Глава 22. Законы о готовности человека, его одежды и места к молитве «Шмоне Эсре»

1. Когда доходят до слов תְּהִלּוֹת לְאֵ-ל עֶלְיוֹן («Восхваления Всевышнему Б-гу»), следует встать и подготовиться к молитве, избавившись [при необходимости] от накопившейся в горле мокроты и от слизи в носовой полости, а также от всего, что мешает сосредоточиться. И следует остеречься, чтобы не рыгнуть и не зевнуть во время молитвы, так как это дурной знак для молящегося. А если уж он не в состоянии сдержаться, то пусть положит руку на рот, чтобы не было видно, как он его раскрывает [имеется в виду – при зевке, но когда он не может сдержать отрыжку, то закрывать рот рукой не нужно («Мишна Брура», 97:1)]. И запрещено плевать, но если невозможно сдержаться, то пусть сплюнет в свою одежду (например, на край рукава рубашки). А если он брезглив, то пусть повернет голову налево и сплюнет назад [но если возможно сплюнуть лишь направо или перед собой, а слюна мешает ему молиться, то и это разрешено («Мишна Брура», 97:8)]. (1)

И все, что запрещено во время самой молитвы «Шмоне Эсре», запрещено и после того, как он уже закончил эту молитву, но еще не сделал три шага назад. Ведь все время, пока он не отошел назад, он как бы стоит перед Царем (см. комментарий «Маген Авраам», гл. 97).

2. Не следует становиться на молитву около входа, но нужно войти внутрь, хотя бы на расстояние, равное удвоенной ширине дверного проема [но если его постоянное место расположено возле двери, не открытой на улицу, – разрешено («Шулхан Арух», «Орах Хаим», 90:20)]. И [до начала молитвы] нужно немного побыть на месте, чтобы сосредоточиться. Да и после молитвы следует ненадолго остаться на этом месте, чтобы не создавалось впечатление, будто он спешит избавиться от тяжелой нагрузки. И понятно, что следует остеречься, чтобы не уходить из Дома Молитвы прежде, чем завершит молитву община [если возможно, то хорошо задержаться в Доме Молитвы до тех пор, пока в нем не останется десяти человек, т.е. желательно уйти одним из десяти последних («Мишна Брура», 93:1)].

3. Нужно установить для себя постоянное место, чтобы всегда молиться именно там, как написано про праотца Авраама: «[И поспешил Авраам утром] к тому месту, где он стоял [перед Б-гом]» (Берешит, 19:27).

Таким образом, необходимо избрать себе Дом Молитвы, а в нем – особое и постоянное место [и когда молятся дома, тоже следует избрать постоянное место, где бы его не отвлекали домочадцы («Мишна Брура», 90:59)]. И площадь в «четыре на четыре локтя» считается одним местом. Хорошо, если есть возможность избрать себе место около стены, чтобы молиться «Шмоне Эсре» лицом к стене, как написано про царя Хизкияу: «И обратил Хизкияу лицо к стене [и молился Б-гу]» (Йешаяу, 38:2).

И ничто не должно находиться между ним и стеной. И уж тем более на стене не должно быть каких-либо изображений напротив его лица. А если невозможно [найти место, где нет изображений], то пусть закроет глаза.

Постоянно установленная вещь, и тем более имеющая в высоту десять ладоней, а в ширину четыре ладони, является «преградой» [и даже если достигает ширины в четыре ладони лишь в своей верхней части, но не у основания («Мишна Брура», 90:67)]. Но скамейки и стендеры преградами не являются [однако в отношении кроватей хорошо устрожить, если это возможно («Мишна Брура», 90:65)]. И все это (т.е. требование, чтобы ничто не находилось между молящимся и стеной) способствует наилучшему выполнению заповеди, но не является обязательным. А человек не является «препятствием», и даже изначально (ле-хатхила) [можно молиться, когда между ним и стеной находится другой человек].

[Подробнее смотри об этом в книге «При Хадаш» (гл. 89), где выдвигается возражение: если предмет имеет десять ладоней в высоту и четыре ладони в ширину, то он сам по себе является перегородкой (следовательно, молящийся перед ним находится как бы перед стеной). И Виленский Гаон уже пояснил это там же, в подпункте 31, сославшись на написанное во второй главе талмудического трактата Эрувин. Гаон имел в виду, что там, на 26-ом листе, указано: перегородки, сделанные лишь для украшения и уюта, не считаются «перегородками». Но этот вопрос еще требует углубленного изучения, так как по Торе это, безусловно, «перегородка», а не считают ее «перегородкой» лишь мудрецы.]

4. [Во время молитвы «Шмоне Эсре»] запрещено стоять на чем-либо высоком, например, на некоем предмете или на скамейке, даже не имеющей в высоту десяти ладоней [очевидно, в текст книги вкралась ошибка переписчика или опечатка, и необходимо написать «трех ладоней» (см. Рамо, 90:1)], а также на бугорке высотой в три ладони, так как это выглядит как проявление гордыни. Но на скошенной траве, расстеленной на полу в Йом Кипур (когда молятся без обуви) и т.п., а также на циновке – разрешено. И все же предпочтительно остеречься, чтобы не стоять даже на минимальном возвышении, так как это выглядит как проявление гордыни. (2)

Если место достигает в высоту трех ладоней, а площадь его составляет как минимум четыре локтя на четыре локтя, оно подобно верхнему этажу. И так же, если это место ограждено со всех сторон, даже если его площадь и не составляет четыре на четыре, – молиться там разрешено, так как его высота не принимается в расчет, ведь подобное возвышение имеет статус отдельной территории. (3)

5. Запрещено молиться «Шмоне Эсре» сидя, а тем более лежа, и даже на что-либо опираться – кроме случая, когда человек болен. [Престарелому человеку, которому тяжело сосредоточиться стоя, разрешено молиться «Шмоне Эсре» сидя. А если он в состоянии вставать в тех местах, где следует поклониться, то пусть так и сделает («Мишна Брура», 94:20).] И если он вообще не имеет возможности молиться [шепотом], то пусть произнесет слова молитвы мысленно, как сказано (Теилим, 4:5): «Произносите в своих сердцах». (4)

А когда человек в дороге и должен продолжать путь [сидя в повозке], то, если он может остановиться хотя бы на три первых и три последних благословения, чтобы сделать установленные поклоны и шаги [до и после окончания «Шмоне Эсре»], пусть так и поступит. А если нет, то пусть молится сидя и совершает поклоны сидя. (5) Однако лучше уж молиться с рассветом, а Минху – сразу же, как миновало полчаса после середины дня, – только что бы молиться стоя.

6. Не следует молиться рядом со своим наставником, а также за ним или перед ним, – если это основной наставник, от которого человек получил большинство своих познаний в Торе, или глава поколения. И мне видится, что этот закон относится также к отцу. Но нужно отдалиться как минимум на четыре «локтя». [Если он стоит за своим наставником, то следует отдалиться на четыре локтя и еще три шажка, чтобы наставник мог сделать установленные три шажка по окончании молитвы, не дожидаясь, пока ученик завершит молитву. Но если ученик стоит впереди наставника, то тогда достаточно отдалиться ровно на четыре локтя («Мишна Брура», 90:79).] Здесь речь идет о молящихся без миньяна. Но если молятся в общине, и человек обычно сидит в таком месте (т.е. рядом с наставником или за ним), – это разрешено.

Дополнительный комментарий

(1) Из уважения к другим евреям

Выше уже указывалось, что в Доме Молитвы «разрешено сплевывать на пол, но следует сразу же растереть плевок подошвой ботинка» (17:13). Подошвой растирают из почтения к Дому Молитвы, чтобы не осталось явного следа от плевка («Ишей Исраэль»,32:10/24/). Однако во время молитвы «Шмоне Эсре», когда без особой нужды не отрывают ноги от пола, след не растирают, или делают это уже после завершения «Шмоне Эсре» (там же, 29). А в Шаббат, когда растирать вообще запрещено, следует просто придавить подошвой ботинка («Мишна Брура», 151:25).

Вместе с тем, законоучители отмечают, что людям, у которых не принято плевать на пол у себя дома, запрещено так поступать и в Доме Молитвы или в Доме Учения («Шаар а-Циюн», 151:15; «Ишей Исраэль», 32:10/24/). Ведь человек обязан поддерживать чистоту в синагоге, во всяком случае, не в меньшей степени, чем у себя дома («Мишнат Йосеф», 26; «Пискей Тшувот», 151:17). А в наше время, когда в Домах Молитвы, как правило, не земляной пол, а покрытие (плитки или паркет), за чистотой которого тщательно следят, плевать на пол не следует, и нужно иметь с собой носовой платок или особую бумагу для этих целей («Пискей Тшувот», 97:2).

В этом проявляется не только уважение к Дому Молитвы, но и к окружающим, ведь еще в Талмуде отмечено, что «человеку неприятно, когда перед ним плюют», и к этому тоже относятся слова стиха (Коэлет, 12:14): «За все поступки Б-г приведет на суд…» (Хагига, 5а). Поэтому желательно этого избегать (Маарша; «Мишна Брура», 151:24).

И все-таки в случае крайней необходимости можно положиться на мнение разрешающих – если бы он сделал так же и дома.

(2) «Из глубин»

Законоучители приводят несколько причин, по которым не следует молиться на возвышении.

Во-первых, когда человек становится на возвышение и обращается с него к Б-гу – как бы «свысока», это ассоциируется с такими негативными качествами, как высокомерие и гордыня. В Талмуде написано: «Пусть человек не становится на стул, или табуретку, или на другое высокое место, чтобы молиться. Но пусть станет на низком месте и молится, потому что не возвышаются перед Б-гом, как сказано (Теилим 130:1): «Из глубин я воззвал к тебе, Г-сподь» (Брахот, 10б; «Шулхан Арух», 90:1, «Мишна Брура», 3).

Как поясняет Гаон из Вильно, слово מִמַּעֲמַקִּים (ми-маамаким – «из глубин») стоит во множественном числе потому, что оно соединяет в себе два параллельных смысла: молиться следует не только со смиренным сердцем, но и стоя на низком месте («Имрей Ноам», 10б). Соответственно, низкое место ассоциируется со смирением, а высокое – с гордыней.

Вторую причину, по которой не следует молиться стоя на стуле или на другом предмете, называет раби Яаков бен Ашер («Тур»), составитель кодекса «Арбаа Турим». Ежедневные молитвы установлены в качестве замены храмовых жертвоприношений, как написано (Ошеа, 14:3): «Возместим быков своими устами». И подобно тому, как во время храмовой службы не должно быть никакой преграды между ногами коэна и полом, так под ногами молящихся не должно быть никаких предметов, отделяющих их от пола («Тур», 98, «Приша»).

И, наконец, третья причина достаточно очевидна: если человек стоит на возвышении (например, на стуле), ему трудно сосредоточиться на молитве, потому что он опасается, как бы не оступиться и не упасть («Бейт Йосеф», 90 от имени р. И. Абуава; «Мишна Брура», 90:1). В соответствии с этим объяснением, запрещено молиться на неустойчивом возвышении даже в том случае, если оно ниже, чем три ладони (например, на низкой табуретке). Ведь и с такого возвышения вполне можно упасть, и поэтому человеку трудно сосредоточиться («Бейт Йосеф»; Агро, «Имрей Ноам»; «Ишей Исраэль», 9:2).

(3) На возвышении для чтения Торы

Во многих сефардских общинах принято, что ведущий молитву стоит в центре синагоги, на биме – возвышении, на котором читается Тора. Это возвышение обычно ограждено со всех сторон. К тому же его площадь гораздо больше, чем четыре локтя на четыре локтя, и оно имеет статус отдельной территории. Поэтому молиться на нем, безусловно, разрешено («Шулхан Арух», 90:2; «Ишей Исраэль», 9:5/16/).

И когда-то так же поступали в некоторых больших синагогах Европы – ведущий молитву поднимался на биму, чтобы все его слышали («Игрот Моше», «Орах Хаим», 3, 10).

Но во многих других общинах издавна было принято, что кафедру для ведущего располагали в небольшом углублении, ниже, чем общий уровень пола, ведь написано: «Из глубин я воззвал к тебе, Г-сподь». Вероятно, так поступали еще во времена Мишны и Талмуда (Брахот, 10б), и поэтому говорилось, что ведущий «спускается к кафедре» для молитвы («Мишна Брура», 90:5; «Тфила ке-Илхата», 2:28; см. Рош а-Шана 32, Раши).

Но другие считают, что стих «Из глубин…» указывает лишь на то, что не следует молиться на возвышении, и достаточно, если ведущий будет стоять на одном уровне с полом Дома Молитвы. Именно так принято в наши дни в большинстве ашкеназских общин – место ведущего устроено справа от Ковчега со свитками Торы, на одном уровне с полом. Но если в древние времена перед ведущим располагали кафедру со свитком Торы, в последние века принято, что для него устанавливают амуд (небольшую конторку или пюпитр), предназначенный специально для этой цели (см. «Игрот Моше», «Орах Хаим», 2:26 и 2:28, 3:10).

(4) Молитва больного

Если старому или больному человеку тяжело стоять, и стоя он не может сосредоточиться, ему разрешено молиться «Шмоне Эсре» сидя и даже лежа, предпочтительно на боку («Шулхан Арух», 94:6). И хотя, как правило, запрещено молиться на возвышении (стоя на стуле или скамейке), для больного это разрешено (например, на кровати) – если, конечно, он молится в такой позе, что не боится упасть («Мишна Брура» 90:1; «Тфила ке-Илхата», 2:30). Причем, даже если человек молится лежа, предпочтительно держать ноги вместе («Диршу», 94/14/), а в тех местах, где установлены поклоны, хотя бы наклонять голову (там же, /17/).

А если он в состоянии вставать в начале и в конце молитвы, когда следует поклониться, то пусть так и сделает («Мишна Брура», 94:20). И уж тем более ему разрешено молиться стоя, но опираясь на предмет или другого человека (там же, 24).

(5) Молитва в транспорте

В случае серьезной необходимости человеку разрешено молиться сидя также в том случае, если он вынужден читать «Шмоне Эсре» в месте, где невозможно стоять – например, в плывущей лодке или едущей повозке. Но если он может встать хотя бы в самом начале и конце молитвы, чтобы сделать три шага вперед и назад, а также поклоны, то так и следует поступить («Шулхан Арух», 94:5, Рамо). И даже если человек вынужден читать «Шмоне Эсре» сидя, его ноги должны быть плотно сдвинуты и прижаты друг к другу («Мишна Брура», 95:2).

Пассажиру автомобиля тоже разрешено в исключительном случае молиться сидя (например, если время близится к полуночи, а у него нет возможности остановиться для молитвы). Но водителю, ведущему машину, молиться в любом случае запрещено, так как все его внимание должно быть направлено на дорогу, и понятно, что он не сможет сосредоточиться на молитве. Кроме того, это создало бы опасность для жизни – не только для него, но и для других (р. Ш.-З. Ойербах, «Алихот Шломо», «Тфила» 8:4:3; «Ишей Исраэль», 23:9/38/).

В отличие от пассажира автомобиля, человек, которому приходится молиться в автобусе или в поезде, вполне может встать. Но если стоя трудно молиться (например, он боится упасть или мешает проходить другим пассажирам), то можно молиться сидя («Диршу», 94/10/ от имени р. Й.-Ш. Эльяшива). Но и в таком случае следует, если возможно, повернуть хотя бы лицо в необходимом направлении – в сторону Иерусалима и к месту Храма («Ишей Исраэль», 23:9).

Рав Х. Каневский указывает, что, когда автобус подходит к нужной остановке, то разрешено сойти даже посередине «Шмоне Эсре». Ведь в случае крайней необходимости человеку, находящемуся в пути, разрешено молиться «Шмоне Эсре» прямо на ходу, например, в опасном месте, где невозможно остановиться («Шулхан Арух», 94:4). Так и в данном случае – сходящий с автобуса может продолжить молитву на ходу. А если не разрешить ему сойти на нужной остановке, то он вообще не сможет молиться и упустит время, отведенное для этой молитвы. Но все же лучше, чтобы, сойдя с автобуса, он, если возможно, закончил молитву стоя («Ишей Исраэль», 23:9/43/; «Диршу», 94/12/). А если и это невозможно, то пусть хотя бы остановится в самом конце молитвы, чтобы, как установлено, сделать три шага назад (см. «Мишна Брура», 94:18).

Рав Й.-Ш. Эльяшив подчеркивал, что молиться в экстренных ситуациях (например, заканчивается время, отведенное для данной молитвы) разрешено только в междугородних автобусах. Но если человек едет на обычном автобусе внутри города, ему следует сойти, чтобы молиться стоя, ведь потом он без особого труда сможет найти другой автобус («Диршу», 94/10/). И р. Ш.-З. Ойербах тоже очень возражал против того, чтобы женщины, опаздывающие на работу или учебу, читали бы молитву «Шмоне Эсре» сидя в городском автобусе («Алихот Шломо», «Тфила» 8:4/8/; «Сиах Тфила», 3:3:7).

Что же касается молящихся в самолете, то закон для них таков же, как для вынужденных молиться в повозке или на лодке: если тяжело сосредоточиться стоя, то лучше молиться сидя, но вставать для поклонов (р. М. Файнштейн, «Игрот Моше», «Орах Хаим», 4, 20; р. Ш.-З. Ойербах, «Алихот Шломо», «Тфила», 8:4/8/). А р. Й.-Ш. Эльяшив подчеркивал, что и в самолете надо постараться найти такое место, где бы ему не помешали молиться стоя («Диршу», 94/16/).

Важно отметить, что существуют дополнительные экстремальные ситуации, когда даже здоровому человеку разрешено молиться «Шмоне Эсре» сидя: в случае, если он находится среди неевреев и боится, что его прервут или украдут вещи («Шулхан Арух»,94:7) – например, если он едет в поезде с подозрительными людьми («Арух а-Шулхан», 20). И понятно, что здоровому человеку следует очень постараться, чтобы вообще не попадать в такие ситуации, когда вынуждены читать «Шмоне Эсре» сидя («Сиах Тфила», 3:3:6).

Продолжение следует

Перевод и комментарии – рав Александр Кац. Редакция «Беерот Ицхак» сердечно благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за право публиковать отрывки из готовящейся к выходу книги «Хаей Адам».


https://www.beerot.ru/?p=29453