Хаей Адам — Законы о молитве «Шмоне Эсре» Продолжение

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1253

Глава 24. Законы о молитве «Шмоне Эсре», об упоминании «Машив а-руах» и «Таль у-матар», а также «Яалэ ве-яво»

Продолжение. Начало здесь.

6. …А если он еще не завершил благословение, а только произнес בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Г-сподь»), то пусть завершит לַמְּדֵנִי חֻקֶּיךָ (ламдени хукейха – «…обучающий меня Своим законам»; Теилим, 119:12). (8) Тогда получится, что он все еще в середине благословения, и пусть вернется к словам אַתָּה גִּבּוֹר («Ты Могуч»), как разъяснено далее в п. 8.

7. Если в сезон дождей ошибся и не упомянул וּמוֹרִיד הַגָּשֶּׁם («…и проливающий дождь»), то, если еще не завершил благословение, пусть скажет это в том месте, где вспомнил. А если завершил, но еще не начал благословение אַתָּה קָדוֹשׁ («Ты свят»), пусть произнесет вставку מַשִּׁיב הָרוּחַ וּמוֹרִיד הַגָּשֶּׁם («Посылающий ветер и проливающий дождь»), а затем уже начнет благословение אַתָּה קָדוֹשׁ («Ты свят»). А если уже начал אַתָּה קָדוֹשׁ («Ты свят»), то должен возвратиться к самому началу молитвы «Шмонэ Эсре», так как первые три благословения считаются как бы единым благословением. [Но возвращаться следует только в том случае, если не сказал даже מוֹרִיד הַטָּל («Опускающий росу»). Но если упомянул росу, то возвращаться не нужно («Шулхан Арух», 114:5, «Баэр Эйтев», 9, «Беур Алаха», «Эйн»).]

8. Общее правило в отношении тех случаев, когда возвращаются назад, например, когда [по ошибке произнесли зимние] вставки מַשִּׁיב הָרוּחַ («Посылающий ветер и т.д.») и טַל וּמָטָר («росу и дождь») в дни лета: если еще не завершили благословение, то возвращаются к началу благословения. Так поступают даже в тех случаях, когда [даже при полном пропуске должной вставки] не возвращаются [к началу молитвы] – например, при пропуске вставки יַעֲלֶה וְיָבוֹא (яалэ ве-яво – «пусть поднимется и придет») в вечерней молитве начала нового месяца и вставки עַל הַנִּסִּים (аль а-нисим – «за чудеса»), и при подобных им вставках. И возвращаются не всегда к началу благословения, но к тому месту, к которому следует в данном случае.

Если он [произнес неверную вставку], но уже начал בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Гсподь»), однако еще не продолжил дальше, то пусть завершит לַמְּדֵנִי חֻקֶּיךָ (ламдени хукейха – «…обучающий меня Своим законам»; Теилим, 119:12) – чтобы благословение не было произнесено напрасно (ле-ватала). Тогда получится, что он все еще не завершил это благословение, и тогда пусть произнесет его как следует. Но так поступают только в случаях, когда обязаны вернуться к началу. А в случаях, когда не обязаны возвращаться, сразу после того, как произнесли בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Г-сподь»), завершают это благословение и не возвращаются. (Ритва, комментируя 13-ый лист трактата Таанит, приводит мнение рабейну Йоны. Согласно этому мнению, произнесший «Благословен Ты, Г-сподь» завершает словами «…обучающий меня Своим законам», как бы читая стих Танаха, т.е. он поступает как, например, тот, кто хотел благословить на плоды, но они у него упали. Тогда получается, что этот человек еще не завершил благословение, и теперь он произносит его как следует – даже в тех случаях, когда не обязаны возвращаться, ведь это не считается возвращением. Однако мнение других величайших законоучителей не таково. Но, когда не обязаны возвращаться, то начавший заключительную часть благословения пусть завершит ее как обычно. И только в тех случаях, когда обязаны возвращаться, поступают, как описано выше, и тогда вновь произносят середину благословения, как установлено).

Тут имеются в виду только те случаи, когда он по ошибке произнес вставки מַשִּׁיב הָרוּחַ («Посылающий ветер и т.д.») и טַל וּמָטָר («росу и дождь») в дни лета. Но если он по ошибке пропустил необходимые вставки, то тут нет различия: даже если он вспомнил уже после того, как произнес בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Г-сподь»), пусть закончит благословение как установлено, а затем сразу же упомянет вставку, прежде чем начнет следующее благословение.

9. Если летом он сомневается, произнес ли верную вставку, то исходят из убежденности, что в течение тридцати дней [после того, как начинают произносить другую вставку], человек машинально произносит то, к чему привык. И также, если он сомневается в сезон дождей, то в течение тридцати [первых] дней исходят из убежденности, что он не сказал [вставку о дожде]. Но если он девяносто раз повторил רַב לְהוֹשִׁיעַ מַשִּׁיב הָרוּחַ וּמוֹרִיד הַגָּשֶּׁם («Великий Избавитель, посылающий ветер и проливающий дождь»), а в летний период девяносто раз повторил רַב לְהוֹשִׁיעַ מְכַלְכֵּל חַיִּים («Великий Избавитель, питающий живых») – по количеству молитв за тридцать дней, три молитвы в день, – то он уже приучил себя и привык произносить [новую вставку]. И если [в какой-то молитве после этого] он все же сомневается, [произнес ли верную вставку], возвращаться не надо, так как исходят из убежденности [что он произнес новую вставку, к которой уже привык]. И так стоит поступать в наше время, когда, по великим нашим грехам, молятся без должного настроя и часто сомневаются [произнесли ли ту или иную вставку] – [поэтому стоит произнести девяносто раз], чтобы избавить себя от напрасных благословений (брахот ле-ватала).

10. Третье благословление называется «Святость Имени» (Кдушат а-Шем), и оно начинается со слов אַתָּה קָדוֹשׁ («Ты свят»), а завершается словами הָאֵ-ל הַקָּדוֹשׁ («Б-г святой»). И если по ошибке завершил הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), то возвращаться не нужно («Элия Раба» от имени «Кнесет Гдола», конец главы 118).

А в десять дней раскаяния завершают הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»). Если ошибся и завершил словами הָאֵ-ל הַקָּדוֹשׁ («Б-г святой»), то, если спохватился за время, пока можно произнести короткую фразу (бе-тох-кдей дибур), и сказал הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), то благословение засчитывается. (9) А если нет, он должен вернуться к началу молитвы «Шмоне Эсре». И таков же закон, если он сомневается, сказал ли [הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»)] – он должен вернуться к началу молитвы. Здесь невозможно применить вышеупомянутое установление, когда [новый фрагмент молитвы] повторяют девяносто раз, ведь невозможно повторять само благословение.

Гаон, наш учитель и наставник р. Авли Пасовелер предложил здесь новое законодательное решение: если человек ошибся вечером в Рош а-Шана и не сказал הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), он не должен возвращаться к началу. Это подобно закону о том, кто по ошибке не упомянул вставку יַעֲלֶה וְיָבוֹא (яалэ ве-яво – «пусть поднимется и придет») в вечерней молитве начала нового месяца. Он не должен возвращаться к началу, поскольку новый месяц не освящают в ночное время. (10) А если так, то и в ночь Рош а-Шана закон должен быть таким же: [если не сказали הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), то] не возвращаются. Таково высказывание этого гаона [но в кодексе «Мишна Брура» закон не определен в соответствии с этим мнением («Шаар а-Циюн», 582:4)].

11. Четвертое благословение – אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь»). На исходе Шабата и йом-това в нем произносят вставку אַתָּה חוֹנַנְתָּנוּ («Ты даровал нам»). А если ошибся и забыл, и уже закончил это благословение, то, даже если еще не начал следующее благословение, возвращаться не

Дополнительный комментарий

(8) Исправляя ошибку

Выше, в книге «Хаей Адам» (5:1), уже упоминалось, что тот, кто благословляет без надобности (ле-ватала), нарушает запрет мудрецов, служащий «оградой» заповеди из Торы «Не произноси Имени Г-спода, твоего Б-га, напрасно» (Шмот, 20:7). И если человек по ошибке начал неверное благословение и спохватился, когда уже произнес первые слова בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Г-сподь»), включающие святое Имя Творца, он может исправить свою ошибку, произнеся далее слова из стиха псалма: «…обучающий меня Своим законам (…ламдени хукейха)». Тогда получится, что он просто произнес от начала до конца весь этот стих: «Благословен Ты, Г-сподь, обучающий меня Своим законам» (Теилим, 119:12).

Так и здесь: если во втором благословении молитвы «Шмоне Эсре» человек по ошибке упомянул летом зимнюю вставку וּמוֹרִיד הַגָּשֶּׁם («…и проливающий дождь») и уже начал произносить завершающие это благословение слова בָּרוּךְ אַתָּה ה’ («Благословен Ты, Гсподь»), он может завершить לַמְּדֵנִי חֻקֶּיךָ (ламдени хукейха – «…обучающий меня Своим законам»). После этого следует начать это благословение сначала и произнести верную вставку («Мишна Брура», 114:20).

(9) «По ходу речи»

Тох кдей дибур (תוך כדי דיבור – «по ходу речи») – это минимальный промежуток времени, за который можно произнести короткое приветствие «Шалом алейха раби у-мори» – «Мир моему учителю и наставнику!» (Бава Кама, 73б). А некоторые законоучители считают, что это еще более короткий период, не включающий последнее слово «у-мори» (Рош, 7).

Считается, что в течение такого короткого времени после сказанной фразы она еще не завершена. Эти мгновения еще как бы относятся к сделанному высказыванию и являются его частью. В Талмуде этот принцип сформулирован так: тох кдей дибур ке-дибур дами – краткая пауза после фразы «присоединяется» к самой фразе, т.е. считается ее частью (Бава Кама, 73а-б, Раши). Поэтому в эти секунды человек еще может отменить, уточнить или исправить сказанное. Например, свидетели могут тох кдей дибур изменить или даже отменить свои показания, хотя после этого времени отменить показания уже невозможно (см. Раши, Ктубот, 18б). И также подсудимый, давший признательные показания, может отказаться от них в течение времени тох кдей дибур («Шулхан Арух», «Хошен Мишпат», 81:22). А человек, который допустил ошибку при произнесении благословения, может в течение времени тох кдей дибур ее исправить (см., например, «Шулхан Арух», «Орах Хаим», 209:2).

Так и в данном случае: если в Десять дней раскаяния молящийся по ошибке произнес не הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), а «Б-г святой», как в обычные дни, и сразу же спохватился, то в короткий промежуток времени тох кдей дибур он может исправить свою ошибку и сразу же произнести הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой») – тогда к началу не возвращаются. Но если это время упущено, молящийся должен возвратиться к самому началу «Шмоне Эсре» («Шулхан Арух», 582:1-2, «Мишна Брура», 4 и 7).

В Талмуде оговорено, что правило тох кдей дибур не действует по отношению к четырем типам особенно серьезных высказываний. Первое – если нечестивец проклинает Всевышнего, второе – если он признает своим «богом» идола, третье – когда мужчина посвящает женщину себе в жены, четвертое – когда дается развод (Недарим, 87а). Выдающийся комментатор Талмуда рабейну Нисим (Ран) объясняет, что в обычных вещах человек принимает окончательное решение только через несколько мгновений после того, как его фраза завершена, оставляя себе возможность в эти краткие мгновения – тох-кдей дибур – передумать и оказаться от сказанного. Однако в таких особенно серьезных вещах, как женитьба, развод и, не дай Б-г, служение идолу или проклятие, человек принимает окончательное решение заранее, еще до того, как произносит свое высказывание – и поэтому в этих случаях изменение, внесенное даже тох кдей дибур, недействительно (Ран, Недарим, 87а).

(10) Освящение нового месяца

Слова «новый месяц не освящают в ночное время» подразумевают освящение нового месяца Великим Санедрином в Земле Израиля. Свидетели, которым удавалось увидеть тонкий серп нового месяца, приходили в Иерусалим (или в другие места, где располагался Санедрин после разрушения Храма), и судьи (как минимум, трое из них) допрашивали их, чтобы установить, не ошиблись ли свидетели в своих наблюдениях. Кроме того, судьи проверяли верность показаний своими астрономическими расчетами. И если показания подтверждались, тогда глава суда произносил «Мекудаш»(«Освящен»), и весь народ, присутствующий при освящении месяца, повторял за ними «Мекудаш! Мекудаш!» (Рош а-Шана, 24а, 25б; Рамбам, «Кидуш а-Ходеш», 1:5-6, 2:7-8).

А поскольку суд может проводить свои заседания только в светлое время суток, «новый месяц не освящают в ночное время». И хотя при рассмотрении имущественных тяжб, если суд начал рассмотрение дела в дневное время, но оно затянулось, разрешено закончить суд ночью, – в отношении освящения нового месяца иначе. Даже если на тридцатый день завершающегося месяца, еще до наступления темноты, успели допросить свидетелей, и, когда наступила ночь, осталось только произнести «Мекудаш», тем не менее, этого не делают. Тогда началом месяца считают не тридцатый, а следующий за ним день, несмотря на то, что новый месяц свидетели увидели еще на тридцатый (Рош а-Шана, 25б; Рамбам, «Кидуш а-Ходеш», 2:8).

Это закон, связанный еще с периодом Великого Санедрина, имеет продолжение в наши дни. Если в вечерней молитве нового месяца человек забыл произнести вставку יַעֲלֶה וְיָבוֹא (яалэ ве-яво – «пусть поднимется и придет»), он не должен возвращаться к началу молитвы, потому что «ночью новый месяц не освящали». Но если бы такая же ошибка произошла в утренней или послеполуденной молитве – т.е. в дневное время, он был бы обязан возвратиться («Шулхан Арух», 422:1; см. также далее – «Хаей Адам», 24:22).

Такая связь с эпохой Санедрина не случайна. Рамбам поясняет, что, «когда мы сегодня …по имеющемуся у нас календарю выделяем определенный день и говорим, что это – рош ходеш или праздник, мы ни в коем случае не устанавливаем этот день согласно нашим подсчетам». Но этот день становится первым днем месяца «только потому, что Великий Санедрин, который был в Земле Израиля, уже установил, что этот день будет рош ходешем или праздником» («Сефер а-Мицвот», «Асе», 153). Имеется в виду, что еврейский календарь имеет силу лишь потому, что он был установлен и одобрен в древности великими мудрецами Земли Израиля. Именно поэтому закон о том, что «новый месяц не освящают в ночное время», имеет законодательное продолжение и в наши дни.

Продолжение следует

Перевод и комментарии – рав Александр Кац. Редакция «Беерот Ицхак» сердечно благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за право публиковать отрывки из готовящейся к выходу книги «Хаей Адам».


https://www.beerot.ru/?p=30770