Хаей Адам — Законы, связанные с ошибками в молитвах Шаббата, праздников и новомесячья

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1008
ошибками в молитвах

Глава 28. Законы, связанные с ошибками в молитвах Шаббата, праздников и новомесячья

1. В вечерней молитве [«Шмоне Эсре» в Шаббат] произносят отрывок וַיְכֻלּוּ («И завершены были…»), чтобы засвидетельствовать, что Святой, благословен Он, сотворил Свой мир.

И все же, если человек пропустил этот отрывок, то возвращаться к нему не нужно, но только в том случае, если он уже завершил благословение מְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת («Освящающий Шаббат»). А до этого он должен вернуться к отрывку וַיְכֻלּוּ («И завершены были…»).

2. Если в вечерней, утренней или в предвечерней молитве [«Шмоне Эсре» в Шаббат] человек по ошибке начал произносить благословение אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь») или любое другое благословение будней, то, поскольку он произнес хотя бы одно слово, он должен завершить это благословение до конца, а затем уже начать молитву Шаббата.

Но в молитве «Мусаф», он должен прерваться даже посередине благословения, и даже на самих словах אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь»). Ведь в остальных молитвах по букве закона следовало бы произнести все восемнадцать благословений, но мудрецы, чтобы не утруждать людей [установили в Шаббат особый, гораздо более короткий, вариант молитвы «Шмоне Эсре», состоящий лишь из семи благословений]. Поэтому любое [будничное] благословение, которое он [по ошибке] начал, пусть довершит до конца. Но в молитве «Мусаф» и по букве закона установлено только семь благословений – поэтому необходимо сразу прерваться. Таков закон только в ситуации, когда он уже произнес слова אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь»). Но если он произнес лишь слово אַתָּה («Ты»), то [он должен поступить по-иному], поскольку вечерняя молитва и «Минха» Шаббата, а также «Мусаф» Шаббата, совпадающего с новомесячьем, тоже начинаются со слова אַתָּה («Ты»). А он, хотя и имел в виду сказать אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь»), но еще не сказал слова חוֹנֵן («…даруешь»). Поэтому теперь он может продолжить словами אַתָּה קִדַּשְׁתָּ («Ты освятил» – в вечерней молитве), אַתָּה אֶחָד («Ты един» – в молитве Минха) и אַתָּה יָצַרְתָּ («Ты создал» – в молитве «Мусаф», совпадающей с новомесячьем). Но если он намеревался произнести אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь») в утренней молитве, то, хотя он успел сказать только אַתָּה («Ты»), тем не менее, поскольку само слово אַתָּה («Ты») тоже не относится к этой молитве, и он имел в виду произнести благословение будней – теперь ему нужно завершить благословение אַתָּה חוֹנֵן («Ты даруешь»). А затем уже пусть начнет [субботнее] благословение יִשְׂמַח («Возрадуется…»). Но если он помнил, что сейчас Шаббат, и лишь машинально начал произносить слово אַתָּה («Ты»), пусть сразу начнет [субботнее] благословение יִשְׂמַח משֶׁה («Возрадуется Моше»). [Таков закон только в том случае, когда он лишь по привычке начал будничную молитву, однако не имел в виду, что сейчас будний день («Мишна Брура», 268:7, «Беур Алаха»).] Это не хуже той ситуации, при которой в утренней молитве человек [по ошибке] произносит [вечернее] благословение אַתָּה קִדַּשְׁתָּ («Ты освятил»), – а ведь даже в той ситуации молитва ему засчитывается.

3. Человек по ошибке поменял местами субботние молитвы – например, в вечерней молитве начал произносить [утреннее] благословение יִשְׂמַח משֶׁה («Возрадуется Моше») и т.п.

Если он спохватился посередине, то пусть прервется и начнет верное благословение. Но если он уже завершил [последние слова утреннего] благословения מְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת («Освящающий Шаббат»), молитва ему засчитывается. Иначе только в молитве «Мусаф»: если он прочел центральное благословение из другой субботней молитвы, не упомянув дополнительную жертву «Мусаф», молитва не засчитывается. [И тогда, если он еще не сошел с места в конце молитвы, то пусть вернется к благословению תִּכַּנְתָּ שַׁבָּת («Ты установил Шаббат»). А если сошел с места, то должен вернуться к началу молитвы «Мусаф» («Мишна Брура», 268:16).]

4. Если во время молитвы «Мусаф» он по ошибке прочитал утренний вариант молитвы «Шмоне Эсре», нужно повторить молитву, поскольку он не упомянул дополнительную жертву «Мусаф».

Но когда он упомянул «Мусаф» — и даже если всю остальную молитву прочел как в будни, а лишь произнес в ней слова «и выполним перед Тобою свои обязанности, принеся постоянные жертвы этого дня и дополнительную жертву (т.е. «Мусаф»)», — молитва ему засчитывается и в новомесячье, и в Шаббат, и в йом тов.

И мне видится, что, если человек по ошибке не упомянул дополнительную жертву «Мусаф» в центральном благословении, называемом «Кдушат а-Йом» («Святость этого дня»), пусть тогда упомянет в следующем благословении, которое называют «Авода» («Служение»), [ведь в нем просят о возобновлении храмового служения]. И когда он произнесёт וְהָשֵׁב אֶת הָעֲבוֹדָה לִדְבִיר בֵּיתֶךָ («И восстанови служение в святилище Твоего Дома»), пусть добавит ונעשה לפניך בתמידי היום ובקרבן מוסף («и принесем перед Тобой постоянные жертвы этого дня и дополнительную жертву “Мусаф”»). Ведь, поскольку для упоминания дополнительной жертвы «Мусаф» не установлено отдельного благословения, то, хотя изначально ее нужно упомянуть в благословении «Кдушат а-Йом» («Святость этого дня»), все же задним числом, если он уже завершил это благословение, он не должен возвращаться к нему, а может упомянуть о «Мусафе» в благословении «Авода» («Служение»). Но этот вопрос еще требует глубокого изучения [в кодексе «Мишна Брура» приведено это мнение р. А. Данцига, и закон определен в соответствии с ним («Беур Алаха» 268, «Мусаф»)]. А если человек, [не упомянувший дополнительную жертву «Мусаф»], спохватился прежде, чем сошел с места [в конце молитвы «Шмоне Эсре»], он должен возвратиться к благословению «Кдушат а-Йом» («Святость этого дня»). И пусть упомянет дополнительные жертвы в установленном для этого месте. А если вспомнил еще перед тем, как начал благословение רְצֵה («Отнесись благосклонно», его и называют также «Авода»), то пусть скажет ונעשה לפניך בקרבן מוסף («и принесем перед Тобой дополнительную жертву “Мусаф”)», как поступают во всех случаях, когда обязаны возвратиться, если спохватываются еще до того, как начали следующее благословение.

5. Если человек по ошибке прочитал «Мусаф» прежде утренней молитвы, то пусть прочтет после этого утреннюю молитву, а первая молитва будет засчитана ему в качестве «Мусафа».

[Но если в первой молитве он спохватился еще до того, как сошел с места, то пусть сразу вернется к благословению יִשְׂמַח משֶׁה («Возрадуется Моше»), которое установлено в утренней молитве Шаббата («Мишна Брура», 268:17, «Беур Алаха», «Ахерет»).]

6. Если в Шаббат или в йом тов человек по ошибке прочитал будничную молитву [«Шмоне Эсре»], то, если уже сошел с места [в конце молитвы; и если он уже произнес стих יִהְיוּ לְרָצוֹן («И будут угодны…») в конце молитвы, то в подобных случаях это приравнивается к тому, что он сошел с места («Мишна Брура», 117:18)], он должен возвратиться к началу.

А если еще не сошел с места, то пусть начнет с благословения «Кдушат а-Йом» («Святость этого дня»), и он не должен возвращаться к началу. И мне видится, что даже если спохватился до благословения מוֹדִים  («Благодарим»), то ему не поможет, если он произнесет праздничную вставку יַעֲלֶה וְיָבוֹא («пусть поднимется и придет») и в ней упомянет о святости этого дня — ведь изначально (лехатхила) он должен произнести особое благословение, посвященное святости дня. И все же задним числом (бе-ди-авад), если он упомянул о святости дня в благословении «Авода» («Служение»), молитва ему засчитывается. Ведь по букве закона и в Шаббат, и в йом тов следовало бы произнести все восемнадцать благословений, и только, чтобы не утруждать людей, мудрецы [установили в эти дни более короткий, вариант молитвы «Шмоне Эсре»] — поэтому постфактум молитва засчитывается.

7. Летом в Шаббат человек по ошибке прочитал будничный вариант молитвы «Шмоне Эсре» и при этом упомянул о дожде [во втором благословении «Гвурот» («Могущество»)], а затем и в «Биркат а-Шаним» («Благословение лет») тоже упомянул дождь, и лишь, завершив это благословение, вспомнил, что теперь Шаббат.

Пусть он вернется к началу, но теперь он не должен упоминать те [три первых] благословения, которые читают и в будни, ведь он их уже произнес. И так же в случае, если он не упомянул вставку מַשִּׁיב הָרוּחַ וּמוֹרִיד הַגָּשֶּׁם («Посылающий ветер и проливающий дождь») [в благословении «Гвурот»], а лишь в благословении «Биркат а-Шаним» упомянул вставку וְתֵן טַל וּמָטָר («И пошли росу и дождь»). Если он еще не завершил «Биркат а-Шаним» («Благословение лет»), то поскольку он уже начал это благословение, то должен произнести его как следует. Поэтому пусть он начнет его снова со слов בָּרֵךְ עָלֵינוּ («Благослови для нас») и произнесет его до конца, а потом вернется к субботней молитве. Но если он уже завершил это благословение, он не должен возвращаться к его началу, так как в таком случае не считается, будто он находится в середине благословения — наоборот, он как будто его вообще и не начинал. Поэтому пусть он сразу возвращается к субботней молитве.

8. Если человек сомневается, произнес ли он молитву Шаббата или йом това, пусть вернется к началу, ведь, очевидно, он произнес так, как привык (т.е. молитву будней).

И мне видится, что в Рош а-Шана и в Йом Кипур, если он помнит, что произнес начало благословения ובכן תן («Итак, даруй…»), но сомневается, завершил ли он словами הַמֶּלֶךְ הַקָּדוֹשׁ («Царь святой»), [как и установлено в эти святые дни], он не должен возвращаться. Ведь, [поскольку он начал правильно], то по всей видимости, произнес [всё это благословение в установленной форме], как привык его произносить.

9. Если в йом тов он по ошибке завершил благословение словами מְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת («Освящающий Шаббат»), но затем, в течение времени, за которое можно произнести лишь короткое приветствие (бе-тох-кдей дибур), исправил себя, сказав מְקַדֵּשׁ יִשְׂרָאֵל וְהַזְמַנִּים («Освящающий народ Израиля и особые времена»), молитва засчитывается, даже если [в начале] он не помнил, что сейчас йом тов.

[Но если перерыв был больше чем тох-кдей дибур (т.е. время, за которое можно произнести три коротких слов), он должен возвратиться к началу этого благословения («Мишна Брура», 486:4). А если перед тем, как исправить свою оплошность, он уже начал произносить следующее благословение רְצֵה («Благоволи»), подобное исправление не помогает даже тох-кдей дибур («Беур Алаха», 486, «Тох»).]

10. В йом тов, который приходится на Шаббат, следует завершить это благословение словами מְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת וְיִשְׂרָאֵל וְהַזְמַנִּים («Освящающий Шаббат и народ Израиля, и особые времена»).

Но если он сказал «Освящающий народ Израиля и Шаббат, и особые времена» или вообще не упомянул здесь Шаббат, а сказал лишь «Освящающий народ Израиля и особые времена», хотя и упомянул Шаббат в середине благословения, или вообще сказал только «Освящающий Шаббат» или даже сказал «Освящающий Шаббат и народ Израиля», но упустил «особые времена» — во всех этих случаях, по мнению автора книги «При Хадаш», считается, что он изменил установленную структуру благословения, и он должен возвратиться к началу. Если он еще не сошел с места, то пусть вернется к словам אַתָּה בְחַרְתָּנוּ («Ты избрал нас»), [с которых начинается это благословение]. А если уже сошел с места, то возвращаются к началу [молитвы «Шмоне Эсре»].

Но мне видится, что он возвращаться не должен. Ведь если в каком-либо благословении упоминаются две вещи, а человек назвал в завершающей части благословения лишь одну из них — независимо от того, отражает ли оно главную тему благословения или сопутствующую ей, — благословение засчитывается.

11. Если он сомневается, упомянул ли он в завершении этого благословения также и Шаббат, то, как мне видится, согласно всем мнениям, возвращаться не нужно.
12. Если в новомесячье или в будний день праздника (холь а-моэд), пришедшийся на Шаббат, человек [по ошибке] завершил в центральном благословении «Мусафа» лишь словамиמְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת («Освящающий Шаббат»), то, по всем мнениям, молитва ему засчитывается. Ведь, поскольку [для новомесячья или будней праздников] не установлено особого благословения в вечерней, утренней и предвечерней молитве, в этом отношении не устрожают.
13. Если человек по ошибке упомянул в молитве название какого-то иного праздника или особого дня, то, поскольку он сделал это ненамеренно, возвращаться не нужно.

[Не нужно возвращаться к началу молитвы, но нужно к началу этого благословения, а в трех первых или в трех последних благословениях — к началу этих трех. И так поступают только в том случае, когда он по ошибке упомянул вставку, вообще не имеющую отношения к данному дню — например, в обычный день произнес вставку новомесячья יַעֲלֶה וְיָבוֹא («пусть поднимется и придет») и сказал «в этот день новомесячья», ведь это совершенно не соответствует истине («Мишна Брура», 108:38).] Но если он поступил так намеренно, то такая ситуация оценивается так, будто он прервал молитву разговором на посторонние темы. А если он спохватился посередине благословения — например, вспомнил, что произносит благословение Шаббата или йом това и т.п. — ему следует прерваться прямо посередине благословения. А если он завершил молитву так, [не прервавшись], ему следует вернуться к началу.

14. Если в Шаббат в вечерней молитве человек по ошибке не упомянул вставку מַשִּׁיב הָרוּחַ («Посылающий ветер…») и т.п. или вообще пропустил молитву [«Шмоне Эсре»], он может с соответствующим намерением выслушать от начала и до конца, слово в слово, как ведущий произносит благословение [מְקַדֵּשׁ הַשַּׁבָּת («Освящающий Шаббат»)], заменяющее семь обычных благословений [изначально следует повторять это благословение за ведущим слово в слово («Мишна Брура», 268:28)].

И тогда молитва будет ему засчитана, ведь поскольку, [по букве закона], вечерняя молитва имеет статус решут («право», а не обязанность), в отношении нее облегчают. А после этого пусть скажет עֹשֶׂה שָׁלוֹם («Делающий мир…»), [как произносят в конце молитвы «Шмоне Эсре»], и сделает три шажка назад. [Однако если он спохватился еще до того, как ведущий начал произносить это благословение, изначально лучше было бы самому прочесть всю субботнюю молитву «Шмоне Эсре» по порядку (там же).] Но так можно сделать, лишь слушая ведущего. Однако одному читать это субботнее благословение, заменяющее семь обычных благословений, запрещено. А задним числом (т.е. если он все-таки так поступил), вопрос о том, засчитывается ли ему такая молитва, требует серьезного дополнительного изучения [составитель кодекса «Мишна Брура» склоняется к тому, что такая молитва не засчитывается («Беур Алаха», 268, «Ве-шама»)].

А если в Шаббат, который совпадает с йом товом, [человек забыл упомянуть йом-тов], то, поскольку ведущий [в субботнем благословении, заменяющем семь обычных благословений] про йом тов не упоминает, нужно возвратиться к началу и молиться снова.

15. Если в праздник Шмини Ацерет человек по ошибке произнес в молитве אֶת חַג הַסֻּכּוֹת הַזֶּה («этот праздник Суккот»), то мне видится, что, если он уже сошел с места, молиться снова не нужно.

[Но если он еще не завершил это благословение, то, согласно всем мнениям, он должен возвратиться к словам וַתִּתֶּן לָנוּ («И даруй нам»), с которых начинается отрывок с названием праздника, чтобы произнести его как следует («Мишна Брура», 668:2).]

16. Если в молитве «Мусаф» человек упомянул не тот праздник или в первый будний день (холь а-моэд) праздника Суккот назвал жертвоприношения другого дня, например, сказал «А на четвертый день…», то, если он еще не завершил это благословение, пусть повторит, начиная с отрывка о жертвоприношениях.

А если уже завершил это благословение, то возвращаться не надо. [Ведь даже если бы он вообще не произнес строки, в которых говорится о жертвоприношениях, а лишь сказал «и принесем перед Тобой постоянные жертвы и дополнительную жертву Мусаф», молитва была бы засчитана. А то, что он упомянул иной праздник, подобно ситуации, описанной выше, в п. 13.]

17. Если в Рош а-Шана человек по ошибке не произнес начало благословения ובכן תן («Итак, даруй…»), все же, поскольку он завершил это благословение верным образом, молитва засчитывается, так как [такое начало благословения] в Талмуде не упомянуто.

А если завершил это благословение лишь словами בָּרוּךְ אַתָּה יְ-הֹ-וָ-ה, מְקַדֵּשׁ יִשְׂרָאֵל וְיוֹם הַזִּכָּרוֹן («Благословен Ты, Г-сподь, освящающий народ Израиля и день Памяти»), пропустив слова מֶלֶךְ עַל כָּל הָאָרֶץ («Царь всей земли»), то, как мне видится, он возвращаться не должен. А вопрос о подобной ситуации во время «Мусафа», когда произносят стихи о Царстве (псукей Малхуйот), еще требует углубленного изучения. Но мне видится, что [и в «Мусафе» тоже] возвращаться не нужно.

18. В вечерней молитве йом това, который начался на исходе Шаббата, в благословении אַתָּה בְחַרְתָּנוּ («Ты нас избрал») произносят вставку וַתּוֹדִיעֵנוּ («И Ты дал нам знать…»), [посвященную разделению между Шаббатом и йом товом].

А если он не произнес, то повторять молитву не требуется.

Перевод и комментарии – рав Александр Кац. Редакция «Беерот Ицхак» сердечно благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за право публиковать отрывки из готовящейся к выходу книги «Хаей Адам».

https://www.beerot.ru/?p=34807