Хафец Хаим — Законы лашон а-ра и рехилут — 17 — Правило 5 — Часть 2

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

847

Законы лашон а-ра: Правило 5  (продолжение)

(3) Еще я попрошу тебя, брат мой, вот о чем. Если дурное побуждение будет соблазнять тебя мыслью о том, будто подобные разговоры о ближнем не являются злоязычием, – проверь это сам. Представь себе, что тебе стало точно известно: некто рассказывает о тебе, что ты не умен [или отрицает какие-то другие твои достоинства]. С какой обидой и горечью ты воспринял бы это! И подумал бы так: «Какие же признаки глупости он у меня увидел? Не иначе как он человек со злым сердцем и любитель злословия, который желает лишь очернить и унизить товарища!» И когда ты делаешь такое ближнему своему, который в ряде вещей лучше, чем ты, как в делах между Всевышним и человеком, так и в делах между людьми, и в глазах твоих это совсем не грех, – смотри же, сколь велика слепота во всем этом!

И действительно, при внимательном рассмотрении обнаруживаются в этом аспекте злословия моменты, относящиеся к запрету злоязычия, и их значительно больше, чем относящихся к другим аспектам. Один из них – в том, что касается рассказчика. В других случаях при рассказе о ближнем, нарушившем какой-то запрет, как между человеком и Всевышним, так и в делах между людьми, очень часто рассказчик бывает движим одним только праведным гневом на нарушителя. И хотя это обстоятельство не снимает здесь запрет злоязычия, как говорилось об этом выше (правило 4, п. 2 и данное правило, п. 1), – тем не менее, не было у рассказчика злого умысла. Другое дело – с отрицанием достоинств, когда у него нет другого намерения, кроме как очернить и унизить ближнего. И душевное качество, стоящее за этим намерением, – очень и очень дурное, как пишет об этом Рабейну Йона в «Шаарей Тшува».

Другой момент – со стороны принимающего. При злословии на другие темы, о которых шла речь выше, рассказанное не принимается немедленно, и наверняка найдется немало слушателей, которые ответят: «Пока мы не увидим собственными глазами – не поверим! Нет сомнения, что даже если то, что ты рассказываешь, правда – была тому особая причина!» Ибо невозможно просто так взять и поверить, и если позднее окажется, что рассказчик лгал, то он будет опозорен перед всеми. Но при отрицании достоинств ближнего, хотя злословящий и унижает его и изображает его перед всеми глупым и наивным, позоря его этим перед горожанами, – часто бывает, из-за многих наших грехов, что никто из слушающих не поднимется, чтобы сказать: «Поумерь свои речи и побереги честь еврея! Зачем тебе так его позорить?» Рассказчик как будто не содеял ничего дурного; о таком сказало Писание (Мишлей, 30:20): «Поела, обтерла рот свой, и говорит: “Не сделала я худого!”» [То есть рассказчик подобен той блуднице, не чувствующей греха своего].

[Примечание автора. Если человек говорит о чьей-то глупости для того, чтобы уладить таким путем ссору между людьми, то это разрешено, и он даже исполнит этим заповедь. Например, он видит, что Реувен не любит Шимона за то, что тот ему сделал, или говорил о нем что-то плохое, – и ему разрешается сказать Реувену, что Шимон не желал ему ничего плохого, и только по глупости своей причинил это зло].

(4) Все, что мы писали до сих пор, относится к случаю, когда о человеке говорят только то, что он не умудрен в делах этого мира. Но тем более это относится к ситуации, когда жители города считали его знатоком Торы, а после того, как о нем сказали, что он не столь уж умудрен, и у него лишь немного познаний в Торе, уровень его как мудреца в глазах жителей города уже не тот, что был прежде. Нет сомнения, что подобные разговоры о том человеке – злоязычие, даже если это правда, поскольку ведутся они не ради пользы, а лишь с целью (очернить) ближнего перед слушателями и лишить высокого положения и репутации знатока Торы. Ибо из-за этого в какой-то ситуации он может потерпеть в свой час ущерб или, по крайней мере, душевную горечь; я приведу тому два примера.

Если кто-то скажет жителям города об их городском раввине, что у него нет мудрости в Торе, и он лишь немного знает установленные положения закона, нужные ему в повседневных делах, то, даже если это правда, здесь налицо законченное злоязычие по закону Торы. Ведь этим говорящий умаляет достоинство раввина и подрывает основы его пропитания, а также попирает честь Торы и наносит ущерб соблюдению ее заповедей, как говорилось об этом выше в п. 2. Либо, подобным же образом, если скажут такое о человеке, который женился и переехал жить в новый для себя город. Нет сомнения, что пошатнется его авторитет у тестя, тещи и домочадцев, как только они узнают, что в городе его считают человеком без высоких духовных достоинств. И нет большего ущерба и горя, чем такая ситуация или ей подобные. Мне трудно описать все такие ситуации, но, как сказано в Писании (Мишлей, 9:9): «Преподай мудрому – и он станет еще мудрее; вразумляй праведного – и он приумножит знание». Я пишу эти строки лишь с целью пробудить – и разумный поймет все сам. Знай также, что все сказанное относится и к случаю, когда рассказывают о ремесленнике, что он плохо знает свое ремесло, – это тоже полноценное злословие, поскольку остаются в силе все причины этого. А если не было у рассказывающего в этом и во всех случаях, описанных выше, намерения очернить, а только принести пользу, – об этом будем говорить, по воле Всевышнего, в правиле 9 ­– законы рехилут.

(5) А теперь поясним то, о чем упоминалось выше (в начале п. 2) о запрете порочить ближнего в связи с неполнотой и несовершенством высот и достоинств его, в частности, в силе, – то есть рассказывать жителям города, что такой-то слаб [физически] по природе своей. Запрет зависит от того, может ли этот рассказ, в зависимости от личных обстоятельств того, о ком рассказывают, повредить ему. Если он наемный работник или учитель маленьких детей, и то же самое в случае многих других занятий, – такого рода рассказы представляют собой злоязычие. То же самое – когда порочат человека в связи с материальным достоянием его, то есть рассказывают, что он беден, или не так богат, как говорят о нем в городе, и соразмерно имуществу его есть у него долги. Все рассказы такого рода – злоязычие. Ведь нет сомнения, что если они распространятся в городе, он не найдет того, кто даст ему товар в рассрочку. Эти слухи причинят ему большие убытки и горе, – и этим рассказывающий грубо вторгается в его жизнь.

Поэтому человек с чистым сердцем должен обратить на все это свой взор. Ведь поскольку в рассказах такого рода рассказчик не преследует какой-либо пользы, он должен остерегаться чрезвычайно, чтобы не было от его слов какого-либо убытка или вреда у того, о ком он рассказывает. А случай, когда он вынужден рассказывать что-то подобное ради какой-то пользы, будет объяснен во 2-й части этой книги, правило 9 – в каких случаях и каким образом рассказывать. И нужно очень-очень остерегаться, чтобы не торопиться облегчать и разрешать себе, говоря: «Я не намереваюсь очернять такого-то и рассказываю только ради пользы, которую принесет рассказ!», – поскольку есть множество деталей, открывающихся в правиле 9 при внимательном чтении; см. там.

Перевод – рав П. Перлов


https://www.beerot.ru/?p=10527