Хафец Хаим — Законы лашон а-ра и рехилут — 40 — Правило 7 — Запрет рассказывать рехилут со всеми деталями этого запрета

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1163

Правило 7

Это правило разъясняет запрет рассказывать рехилут со всеми деталями этого запрета, и в нем пять пунктов

(1) Нет различия в этом запрете, будь рассказывающий мужчиной или женщиной, родственником или чужим. Даже если человек слышит от кого-то дурное о своем отце или матери, и, сильно страдая из-за посягательства на их честь и достоинство, открывает им услышанное, – это тоже называется рехилут.

[Примечание автора. То же самое относится и к раву слушающего, как мы объясняли выше, ч. 1, правило 10, п. 5.]

Нет также различия, будь тот, о котором рассказывали дурное, мужчиной или женщиной, взрослым или ребенком, – так же, как это объяснялось в 1-й части книги правило 8, п. п. 1, 2 и 3.

Есть люди, ведущие себя в таких делах неподобающе. Человек, увидев дерущихся мальчишек, идет к отцу одного из них и сообщает, что «такой-то мальчик бьет твоего сына». Это потом очень плохо кончается: тот отец с ненавистью бьет чужого сына, и за этим следует большая ссора между отцами тех мальчишек. Такого рода дела нередко бывают в доме учения. [Примечание редактора. То есть из-за детской ссоры возникает конфликт между отцами, сидящими в одном доме учения. Дом учения упоминается здесь потому, что если все трое, отцы и тот, который рассказывал, находятся в нем, в одном месте, то ссора может разгореться мгновенно.] Если мы попробуем подумать о том, сколь велики и суровы запреты, нарушенные из-за того человека, рассказавшего о драке, то не сможем даже сосчитать их. Нет нужды говорить, насколько велик грех рассказавшего отцу одного из мальчишек, если он не знал точно, кто из них был прав, а кто – нет, – но даже если он точно знал, что один был прав, – ему все равно нельзя рассказывать отцу другого [того, кто был неправ, хотя у этого отца, как кажется, нет причины гневаться на мальчика, который не был виноват], – если только не исполняются условия, описанные далее в правиле 9, см. там.

(2) Знай, что запрет рехилута распространяется даже на ам а-арец – простолюдина, не имеющего больших познаний в Торе, поскольку он тоже принадлежит к категорииамеха – «народу твоему». Даже если человек ясно видит, что этот ам а-арец осуждает кого-то ни за что в его отсутствие, и закон на стороне того осуждаемого, – тем не менее, как мы объясняли выше, в правиле 1, запрет рехилута действителен, даже еслирехилут этот – правда. И тем более запрещено рассказывать рехилут о мудреце Торы; грех в этом случае будет гораздо более серьезным – по нескольким причинам.

а) Со стороны самого рехилута: если в том рехилуте, который человек говорил о ближнем, была примесь лжи, – нет сомнения, что наказание будет более строгим, чем без нее. И если посмотреть внимательно, увидим, что в большинстве случаев рехилут – ложь, поскольку мудрец Торы, конечно же, не осуждает человека и не делает ему зла без причины, и мы должны полагать, что то, что он сделал, – сделал по закону. И потому тот, кто идет и рассказывает о нем, совершает несправедливость, и рехилут этот – ложь.

б) Со стороны самого человека [который идет и рассказывает]: Тора повелела нам прилепляться к мудрецам Торы всеми способами: есть, пить и вести торговые дела с мудрецом, и отдавать за него замуж свою дочь, и обращаться с мудрецами с великим почтением, – и уж тем более не возбуждать против них вражду и распри, ведь это – обратное по отношению ко всему, что говорилось выше.

в) Со стороны последствий рехилута: известно, что на человека не произведет такого уж большого впечатления, если простолюдин будет дурно говорить о нем или сделает ему зло. Но если кто-нибудь скажет ему, что о нем дурно говорил мудрец Торы, – ненависть в сердце его будет гораздо сильнее и неизбежно породит вражду и распрю. И, в частности, когда рассказывают рехилут о местном раввине, – нет сомнения, что вред раввину от этого очень велик и нередко угрожает его пропитанию.

(3) Знай также, что нет никакого различия в запрете рехилута, рассказывают ли самому Реувену, что такой-то говорил о нем, или рассказывают это жене Реувена, либо его близким: ведь рассказанное наверняка не понравится им, и они затаят в сердце зло на того, о ком было рассказано. И потому, даже если рассказчик предупредит их, чтобы от них никто ничего не узнал, все же рассказ его – рехилут.

(4) Также нет различия в запрете рехилута, рассказывают ли о еврее перед евреем или перед неевреями. И если хорошо подумаем, то найдем, что в последнем случае грех гораздо серьезнее, чем при обычном рехилуте, ибо рассказ нееврею о том, что такой-то еврей сделал ему то-то и то-то, или говорил о нем то-то и то-то, наверняка может причинить этому еврею ущерб и страдания. (Есть и другие причины, как мы говорили об этом выше, в 1-й части, правило 8, п. 12). И есть люди, которые грешат этим чрезвычайно, когда порочат перед неевреем товар, который продал ему еврей, или работу, которую еврей ему исполнил, и т. п., – и этим причиняют тому еврею ущерб и страдания, и нередко таким образом даже лишают еврея средств к существованию.

(5) Что же касается запрета принимать рехилут, – закон такой же, как в случае злоязычия (см. ч. 1, правило 8, п. 13-14). Потому нужно очень остерегаться, чтобы не принимать рехилут ни от кого, даже от собственной жены. Ведь если мы хорошо вдумаемся, то увидим, что когда человек принимает рехилут от своей жены, которая рассказывает ему, что такой-то говорил о нем так-то и так-то, тогда, кроме собственно принятия рехилута, он навлекает на себя многие беды: жена, видя, что он принимает от нее рехилут благожелательно, станет рассказывать ему такого рода вещи постоянно, разжигая в нем гнев, готовность к распрям и душевную горечь. Потому для человека, берегущего свою душу, будет самым правильным [чуть ли не] наказывать жену, едва только она начнет рассказывать нечто подобное.

Перевод – рав П. Перлов


https://www.beerot.ru/?p=21988