Бейт Элоким — Раздел Тфила — Отличие молитвы от остальных заповедей — Часть 1

Дата: | Автор материала: Рабби Моше бен Йосеф из Терани (а-Мабит)

172
тфила

Глава 3. Часть 1. Отличие молитвы от остальных заповедей

Заповедь молитвы не похожа на остальные заповеди, о которых сказано, что во время их выполнения не требуется кавана [особое сосредоточение, концентрация на смысле того, что человек делает; здесь и далее – примечания переводчика] (Рош а-Шана, 28б), и если человек исполнил заповедь даже без каваны, она считается исполненной, потому что само заповеданное действие человек совершил как положено (см. там же) [Этой точки зрения придерживается автор и некоторые другие мудрецы его эпохи, но в качестве Закона принято другое мнение, а именно – что во время исполнения заповеди необходима кавана – сосредоточение на том, что данным действием человек исполняет волю Творца].

Однако тфила – это заповедь, исполняемая <сердцем, а> не действием [ведь для молитвы человеку не требуется совершать никаких действий, кроме произнесения слов], и поэтому для нее необходима кавана (Брахот, 30б).

Ведь главное в молитве – это настрой сердца, хотя заповедь молитвы и не может быть выполнена без того, чтобы произнести ее устами – потому что у нас есть правило «мысль не подобна речи» (Брахот, 20б) [то есть, что бы человек ни думал, и как бы он ни был сосредоточен на своей мысли, она не засчитывается с точки зрения Закона, пока не будет произнесена устами. Это правило распространяется только на заповеди, выполняемые речью]. И, согласно Писанию, в <настоящей> молитве должна быть и речь, и кавана, как написано: «…И служить Ему всем сердцем» (Дварим, 11). Мудрецы трактовали это так: «Что такое служение сердцем – это молитва» (Таанит, 2б), и она названа «служением», потому что все же для нее требуется совершить некое действие, а именно – отворить уста в молитве. Поэтому человек не выполняет свою обязанность, если молится только мысленно, ведь «мысль не подобна речи».

Однако главной в молитве все же является кавана. Смысл понятия кавана в том, чтобы человек сосредоточил свои мысли на произносимых им словах. Если он возносит хвалу Всевышнему, то пусть думает о том, что восхваления, которые он произносит, подобают Всевышнему, и что именно Ему подобают эти хвалы, и никому иному. И то же относительно просьб – <пусть сосредоточится на мысли о том, что> Всевышний всемогущ и наблюдает за всеми частностями человеческой жизни, давая каждому по делам его и в соответствии с избранным им путем, чего не может делать никто иной.

Благодаря такому настрою во время молитвы человек будет под особым наблюдением Всевышнего, и получит от Него изобилие в этом мире и в мире Грядущем. Ибо сам Святой, благословен Он, создавал мир с помощью каваны и желания, не нуждаясь в словах. [Здесь мы видим еще один аспект слова кавана, который является на самом деле его исконным значением – мысль в определенном направлении, сродни стремлению.] Так как Десятью Речениями, [c помощью которых был создан мир], называют проявление стремления и желания Его, да будет Он благословен и превознесен. (А пример мысленной речи мы находим в свитке Эстер (6): «Сказал Аман в сердце своем…».)

И поскольку мир создан с помощью стремления и желания, Творец слышит молитву своих созданий, когда в ней присутствует кавана. Но и кавана не цельна без того, чтобы произносить <слова молитвы> устами. Об этом и сказали мудрецы (Брахот,  20б): «мысль не подобна речи». А также произнесение <слов молитвы> помогает <выполнить заповедь> тем малограмотным людям, которые не понимают ее смысла, и если бы они не произносили ее, то и вовсе не выполняли бы свою обязанность молиться. И даже те, кто понимают смысл молитвы, не могут каждое мгновение молитвы быть полностью сосредоточенными на ней. Поэтому мы говорим в конце средних благословений «Услышь наш голос, Г-сподь, наш Б-г, <и прими в милосердии своем… нашу молитву>». То есть, даже если у нас и не было должного настроя во время молитвы, Всевышний слышит ее, хоть в этой молитве есть только голос, без каваны. И завершая <средние благословения молитвы Шмонэ Эсре>, мы говорим: «Ибо Ты слышишь молитву из любых уст» [так звучит завершение средних благословений в варианте, принятом у восточных евреев и в хасидских общинах]. То есть, даже такую формальную молитву, которая не исходит от сердца, Ты принимаешь в своем великом милосердии, потому что люди просто не знают, как и на чем сосредотачиваться во время молитвы, о чем сказано (Теилим, 65): «Слышишь молитву, к Тебе придет всякая плоть». Из-за того, что Всевышний слышит голос молитвы, даже если и не было каваны у молящегося, «к Нему придет всякая плоть» – те, кто ближе по сути своей к плоти, материи, нежели к форме, и они прозваны «плоть» – «придет к Нему» их молитва.

Еще можно объяснить это так: Всевышний принимает молитву людей не только когда они молятся о том, что поможет им достигнуть духовного совершенства в этом мире (как мы просим в молитве, чтобы Всевышний даровал нам знание и понимание, и отворил перед нами врата тшувы, – то есть, вещи не материальные). Но и когда они молятся и просят о своих материальных нуждах в этом мире, Он наблюдает за ними и заботится о них, давая им все необходимое. И в этом смысл слов: «к Тебе придет всякая плоть», то есть, благодаря тому, что Ты внимаешь молитве, «придут к Тебе» – поступят к Тебе просьбы всех людей о том, что им нужно. И Ты даешь им сполна все необходимое, как сказал пророк (Ирмия, 32): «Я – Б-г всей плоти, разве скроется что-либо от Меня?» Потому что есть такие вероотступники, которые считают, что Всевышний из-за своего величия не наблюдает за этим миром – низменным и испорченным. Об этом Он и сказал: «Я – Б-г всей плоти», то есть «Я наблюдаю за всеми живущими, несмотря на то, что они материальны, и поэтому низменны. Ибо не должно ничего быть скрыто от Меня, и поэтому Я наблюдаю за всеми их частностями, так как Я – их Б-г».

Перевод – рав О. Климовский.


https://www.beerot.ru/?p=51963