Врата веры — Правление Творца «Сам, во славе Своей»

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

276

Лекция пятая «И приведу вас к Себе»

Благодаря вере и желанию достичь величия удостаиваемся, что Всевышний управляет нами «Сам, во славе Своей», как во время исхода из Египта

Исход из Египта — «Сам, во славе Своей»

Известно, что Всевышний «Сам, во славе Своей» вывел нас из Египта. Во время чтения пасхальной Агады, мы подчеркиваем, что исход был «не посредством посланника-ангела, и не посредством серафима, Всевышний Сам, во славе Своей» вывел нас. [А что касается стиха «и послал посланника и вывел нас из Египта» (Бемидбар 20:16), рав из Бриска объяснил, что речь идёт о Моше.]

Когда Всевышний захотел вывести еврейский народ из Египта, Он послал Моше к фараону, чтобы предупредить его о казнях, которые должны были поразить, если он не отпустит евреев из своей страны.

Вначале похода Моше к фараону к нему присоединились все семьдесят старейшин, но постепенно они начали отходить от Моше и в конце концов все его бросили. Только Моше и Аарон вошли к фараону и заявили ему: «Так сказал Г-сподь, Б-г Израиля: отпусти народ Мой, и будут праздновать мне в пустыне».

Ответ фараона был резок: «Кто Г-сподь, чтобы я послушался его и отпустил Израиль? Не знаю Г-спода, а Израиль не отпущу!» Мало того, что не послушался, но и в результате этой просьбы приказал надсмотрщикам, чтобы больше не давали народу солому.

Моше возвращается к Всевышнему и жалуется: «Г-споди, зачем Ты сделал хуже этому народу, и зачем послал меня? После того как я пришел к фараону, чтобы говорить с ним от имени Твоего, сделал он им хуже. А народ Свой Ты не спас!»

И тогда Всевышний говорит Моше: если ты не можешь, дай Мне Самому сделать это.

«Сейчас увидишь, что сделаю с Египтом». Всевышний Сам, во славе Своей, как бы принял участие в событиях без посредников. 

Условие удостоиться такого управления — вера и желание

Однако мы видим, что в итоге народ Израиля тоже участвовал в процессе исхода. Это проявлялось в двух вещах: первая — вера. Моше утверждал, что это невозможно: «Они не поверят мне». Но Всевышний сказал: «Нет! Народ Израиля — это верующие, сыны верующих». И поэтому Тора свидетельствует о них: «и поверил народ».

И вторая: желание. Сказано: «Хамушим поднялись сыны Израиля из Египта». [Простое значение этого слова — это экипированные. Интерпретация мудрецов основана на том, что это слово однокоренное со словом хамеш — пять.] Мудрецы объясняют слово хамушим: «Вышел один из пяти, а четыре пятых умерли во время трех дней тьмы». Были грешники, которые не вышли из Египта; они были убиты во время тьмы. В чем был их грех? Не сказано, что это из-за того, что они служили идолам, ведь все служили идолам. С другой стороны, как известно, никто из них не согрешил развратом. Их грех заключался в одном, и только в одном: они не хотели выходить из Египта! И как пишет Раши (Шмот, 10:22): «В народе Израиля в том поколении были грешники, которые не хотели уходить, и умерли в течение трех дней тьмы».

Таким образом, существует два условия для управления «Сам, во славе Своей», которое вывело нас из Египта: вера и желание. Всевышний выведет тебя из Египта, если, в первую очередь, ты сам захочешь выйти и поверишь, что выйти сможешь. Наша самая большая проблема заключается в том, что мы не хотим и не верим, что это вообще возможно.

Тшува — это как починка рванной одежды. Есть несколько способов её починить: если есть дыра, берём иголку и нитку, и зашиваем. Более умный человек берёт кусочек ткани и делает заплатку. Но после того как пришивают такую заплатку, очень часто одежда выглядит как тряпка. Что делать? Берём ножницы, режем и делаем новый шов, и таким образом перешиваем одежду полностью. Если оставим эту одежду такой же, какой она была до этого, только исправим то место, где она порвалась, это всё равно лохмотья. Но если перешьём всё заново, получится очень даже красиво.
И то же самое с тшувой. Можно сделать себе «заплатку» — попытаться укрепиться там, где возникла слабость. Например, если человек не молился как следует – начать молиться. Если теряют время вместо того, чтобы учить Тору – перестать терять время. И так далее.

Понятное дело, я не хочу умалить значение такой тшувы. Но есть совершенно иной путь. «Распарываем и перешиваем». И тогда всё будет красиво и прилично; будет новое создание. «Народ, который родится, славить будет Г-спода» (Теилим, 102:19).

Исход из Египта не был «заплаткой» для коррекции проблемы. Он случился, чтобы выстроить заново еврейский народ. Египет был плавильной печью, и поэтому Всевышний вывел их оттуда «Сам, во славе Своей».

Те, кто не хотели уходить, называются грешниками, как в приведённом выше комментарии Раши. «Грешники» значит, что они не хотели меняться. Уйти из Египта и превратиться в «народ Всевышнего» означало резать по живому. А этого они не хотели.

И эта проблема есть у всех нас при нашем частном исходе из Египта. Мы не хотим менять свой характер, становиться другим бен Тора, становиться другим человеком, менять всю свою натуру, жить со Всевышним и с Торой. Мы так тесно сживаемся со своим характером, что не хотим делать ничего, кроме «заплаток».

Была ещё одна проблема. Они не верили, что есть такая возможность – превратиться в народ Израиля. С моей точки зрения, вера в «исход из Египта» — это отдельная тема, не связанная с самой верой во Всевышнего. Нам несложно поверить во «вначале создал Б-г», или в то, что Тот, кто рассёк море и создал всех нас, может вывести нас из Египта.

Проблема — поверить в «и приведу вас к Себе» (ко Всевышнему), чтобы сделать из нас народ Израиля. Это не чудо, подобное казням «кровь, лягушки, вши». Это дивное превращение в настоящего еврея, в мудреца Торы, в удивительное строение. Чтобы могли вести чудесную жизнь святости, усердия, Торы. Наслаждаться пониманием, наслаждаться идишкайт, быть настоящим бен Тора,во всё это мы просто-напросто не верим!

Итак, вот перед нами две составляющие, необходимые для исхода из Египта. Первая: желать избавления; вторая: верить, что оно досягаемо и относится к каждому из нас.

Мудрецы говорят нам, что восемьдесят процентов евреев сказали: «Оставь нас в покое, дай нам остаться здесь!» И это не потому, что им там было так хорошо и приятно. Они испытывали страдания, которые невозможно даже себе представить. Каторжная работа, убийства детей… И несмотря на всё это: «Оставь нас в покое!»

И мы страдаем. Но мы не хотим меняться, и вообще не верим, что это возможно. Человек готов изучать Тору. Но «выйти из Египта»? Нет, ни за что! «Оставь нас в покое»!

После того, как человек проходит эту стадию, приходит к выводу, что Тора действительно для него, для его характера, у него есть силы стать лехатхила — выполнять всё, как следует. И тогда наступает стадия «Сам, во славе Своей». Человек может достичь вещей, которых он даже себе не представлял.

Да, еврейскому народу [при исходе из Египта] действительно были необходимы заповеди. Им нужны были заслуги. Для этого им дали две заповеди: пасхальная жертва и обрезание. Но не в силу этого они в первую очередь заслужили выйти из Египта. Эти заповеди дали им заслуги только в канун Песаха, когда всё уже было готово. Но основа всего, начало служения, в результате которого вышли из Египта, заложена в этих двух вещах: вера и желание.

В первую очередь от человека требуется окончательное решение: я хочу жить жизнью лехатхила — «так, как надо», быть истинным бен Тора, верить, что это досягаемо для меня. Здесь заложена суть еврея.

Дни «Шовавим» — время, благоприятное для тшувы

Мы получили традицию от предыдущих поколений, по которой дни «Шовавим» особенно благоприятны для работы над святостью Израиля и для раскаяния за грехи и оплошности. («Шовавим» — это недели, в которые читают главы Шмот, Ваера, Бо, Бешалах, Итро, Мишпатим. Первые буквы названий этих глав образуют слово «Шовавим».)

То есть так же, как Рош а-Шана, Йом Кипур и Десять дней тшувы (первые десять дней месяца Тишрей) — это дни, приуготовленные для тшувы, и в эти дни есть особенная помощь с Небес при совершении тшувы. И то же самое в дни, когда мы читаем в Торе главы, повествующие об исходе из Египта. С небес на нас нисходит доброе влияние, благодаря которому у каждого человека будет его собственный «исход из Египта». Каждый из нас в своём личном и уникальном «Египте» — в своих проблемах, на своём низком уровне, в своей ограниченности. Тора учит нас, что в эти дни можно из всего этого выйти.

Каким образом выражается существующая в эти дни тема тшувы?

Известны слова «Месилат Йешарим», что во всём, что связано со святостью, «начало его — старание, а конец — дар». Ведь воистину человек, живущий в этом мире, не может сам достичь совершенства, сам очистить себя до такой степени, что, когда придёт время, сможет предстать перед Всевышним. И тем не менее он обязан попытаться. Сначала человек должен сделать всё, что в его силах. В результате своих усилий он получит от Всевышнего дары.

Величие известных нам больших праведников не было достигнуто их собственными силами. Вот, что говорит об этом пророк Шмуэль (I, 12:6): «Г-сподь, который поставил Моше и Аарона». Это создание Всевышнего! Так и все известные нам праведники: Виленский Гаон, Хафец Хаим и т. д. — все они были делом «рук» Всевышнего. Но, конечно, вначале они приложили собственные усилия.

Дни тшувы — это дни работы и стараний. Но ясно, что при всём при этом есть также огромная помощь с Небес. И так же как при исходе из Египта народ Израиля удостоился управления «Сам, во славе Своей» — уникальной помощи с Небес, выше законов природы, так и когда речь заходит о том, что люди пробуждаются делать тшуву в эти дни, когда читают главы исхода из Египта, есть эта сгула «Сам, во славе Своей». То есть в эти дни можно достичь такого, о чем в другое время невозможно даже мечтать.

[Эта лекция была дана в период «Шовавим». Однако и сорок дней от начала месяца Элуль до конца Йом Кипура — это особенные дни, когда обращение и приближение к Творцу пробуждает огромную помощь Свыше. Это предоставляет реальную возможность измениться и заново воссоздать себя.]

Принятие бремени Небесного Царства

Основа принятия бремени Царства Небесного такова: «Слушай, Израиль! Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь — один». И сразу же после этого: «Благословенно Имя славы царства Его во веки веков».

Объясняя причину произнесения этого стиха, Рамбам пишет («Яд а-Хазака», законы Шма, 1:4): «И почему произносят так [стих “Благословенно Имя славы царства Его во веки веков”]? У нас есть традиция, согласно которой, когда праотец Яаков собрал сыновей своих в Египте в час кончины, то наказал и заповедовал им о единстве Всевышнего, и о пути Всевышнего, которым шли его отцы Авраам и Ицхак. И спросил их, говоря: “Сыны мои, может есть среди вас ущербные, которые не верят в единство Всевышнего, как верю я?” И ответили они ему все вместе: “Слушай, Израиль! Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь — один”. То есть услышь от нас, отец наш, Израиль: “Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь — один”. Тогда старец ответил им: “Благословенно Имя славы царства Его во веки веков”. И поэтому принято у всего народа Израиля произносить это восхваление Всевышнему, которое сказал старец Израиль после этого стиха [Шма]».

И есть закон, по которому эти слова, «Благословенно Имя славы Царства Его во веки веков», произносят шепотом, а не вслух. Почему?

Мудрецы говорят («Ялкут Шимони», гл. Ваехи, 157): «Как нам поступить? Произнести это — но ведь Моше не сказал эти слова; не произносить — но Яаков произнес их. Постановили, чтобы произносили слова эти шепотом. Это подобно дочери царя, которая унюхала вкусное блюдо [и возжелала его]. Сказать об этом ей стыдно. Не сказать — тяжело. И тогда слуги её тихонько принесли ей эту еду».

Есть два понимания этих слов мудрецов, связанных с «Благословенно Имя славы царства Его во веки веков».

«Нефеш а-Хаим» (врата 3, гл. 6) объяснил это так: «И это одна из причин, по которой после [провозглашения] о единстве [Всевышнего] в первом стихе Шма произносят “благословенно Имя славы…”. Дело в том, что, как мы напишем ниже, смысл единства, переданный словом “один”, заключается в том, чтобы подразумевать, что единственный Владыка, благословен Он, — един во всех мирах, и все творения — это [Его] единство в прямом смысле слова. И все они рассматриваются как ничто; и нет вообще ничего, кроме Него, благословен Он. И для того, чтобы мы ни в коем случае не начали обдумывать сущность этого понятия, как и почему, для этого мы произносим после этого [единства] “Благословенно Имя славы…”. Это указывает на доступный нашему пониманию аспект, по которому видно существование миров и созданий, сотворённых Его волей, благословен Он. И они нуждаются в Его благословении, а Он царствует над ними».

То есть «Шма, Исраэль» выражает ту абсолютную истину, что всё сущее — это Всевышний и Его воля. А в словах «Благословенно Имя славы царства Его во веки веков» заложен следующий смысл: Всевышний управляет тем миром, который знаком нам. Мир не функционирует самостоятельно. Всевышний интересуется и участвует во всём происходящем. И чем больше Его участие, тем больше совершенства и радости в мире.

Далее «Нефеш а-Хаим» объясняет, что следует вдуматься, каково значение «Благословенно Имя…» в сравнении с «Слушай, Израиль». Если мы уже сказали, что «Слушай, Израиль» означает, что всё полностью аннулировано по отношению к существованию Всевышнего, Который выше всякого понимания, если это так, разве это похвала – сказать, что Он царствует над нашим миром? Это всё равно, что восхвалять великого и прославленного царя за то, что он властвует над сотней миллионов муравьёв.

И несмотря на всё это данная похвала приятна и желанна Всевышнему. Понимание близости Всевышнего и Его правления над всеми деталями этого мира любимо Всевышним. Поэтому это произносят шепотом. Так объясняет «Нефеш а-Хаим».

Но Маараль («Нецах Исраэль», гл. 44) объясняет это иначе. Он говорит так: «Только Яакову подобало произносить слова “Благословенно Имя…”, ибо Яаков был освящен Всевышним, как сказано (Йешаяу, 29:23): “И освящать будут святость Яакова”. А слова “Благословенно Имя…” произносят только в святости. Поэтому восхваление “Благословенно Имя…” подходит возвышенным и отделенным от материи ангелам. И только тот, кто отделён от материального, может благословлять Имя, указывающее на сущность. И поэтому это благословение подходит ангелам, отделённым от физической материи. А в день, когда человек отделён от материи, как в Йом Кипур, когда запрещено есть и пить, и нет у него других материальных вещей, становится он святым, подобным ангелам. В этот день произносят “Благословенно Имя…” громким голосом, как ангелы, для которых это восхваление подходит».

То есть причина, по которой это произносят шепотом, в том, что «Слушай, Израиль» — это восхваление, подходящее для этого материального мира. А «Благословенно Имя славы…» — это восхваление, подходящее для святых ангелов, отделенных от материального. И это гораздо более высокое восхваление, нежели «Слушай, Израиль», настолько высокое, что в этом мире мы не можем произносить его вслух, только шепотом. И только в Йом Кипур его можно говорить громким голосом.

На первый взгляд, здесь серьёзнейшее разногласие. Тут написаны две противоположные вещи. «Нефеш а-Хаим» объясняет, что сказать о Великом и Могучем Царе, что Он правит нашим низменным миром, — это вовсе не восхваление. С другой стороны, Маараль утверждает противоположное: это столь великая похвала, что её можно произносить только шепотом.

Да и вообще то, что написал Маараль, вызывает удивление, так как в книге «Зоар» приводится, что «Слушай, Израиль» — это высшее единство, а «Благословенно Имя славы…» — это низшее единство. А из объяснения Маараля получается обратное, что «Благословенно Имя…» — это больше и выше, чем «Слушай, Израиль». Если так, тут есть противоречие.

Но в действительности тут разногласия нет. Ведь если задумаемся о сущности вещей, что больше подчеркивает величие Всевышнего, «Слушай, Израиль» или «Благословенно Имя…»? Несомненно, «Слушай, Израиль» — это гораздо большее восхваление, чем «Благословенно Имя славы…», ибо оно высказывает конечную истину, как приводит «Нефеш а-Хаим».

С другой стороны, когда мы говорим о своей связи со Всевышним, мы заинтересованы не только в том, чтобы описать величие Творца. Мы заинтересованы в том, чтобы отразить наши взаимоотношения с Ним. Где больше выражены взаимоотношения? Об этом говорит Маараль: в «Благословенно Имя славы…» больше величия, так как, в конце концов, «Слушай, Израиль» — это абсолютная истина, что Всевышний единственен, а всё остальное упразднено по отношению к Нему. Но мы не можем жить с этой истиной, поскольку она выше нашего понимания. Это понятие для мировоззрения, для веры; вещь, в которую верят, и которую может быть немного понимают. Но она не должна совершать переворот в нашей повседневной жизни. [И из-за этого во время произнесения «Шма, Исраэль» закрывают глаза — ибо это намного выше мира, в котором мы живём.]

И в этом заключается смысл слов Маараля, что «Благословенно Имя славы…» — это выше, чем «Слушай, Израиль». Возвышенные и глубокие мысли о Всевышнем и о Его царствовании — это не то, что дает еврею его величие. Только «Благословенно Имя» даёт ему его величие.

В свете этого можно было подумать, что «Шма, Исраэль» — это некое философское заявление о единстве Всевышнего, а принятие бремени царства Небес заложено в словах «Благословенно Имя славы…».

Но мудрецы научили нас, что это не так. «Слушай, Израиль» это принятие на себя бремени Небесного Царства.

Когда мы получали Тору у горы Синай, были для этого определённые условия. Одно из них — это «Вы будете мне царством священников и народом священным» (Шмот, 19:6), — жить еврейской жизнью, быть бен Тора.

Некоторые говорят так: «У меня есть Тора и заповеди, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы выполнить их. Проживу нормальную жизнь, постараюсь стремиться к успеху. Но только в установленных для меня рамках». Это не иудаизм!

Иудаизм — это принять на себя бремя Царства Небесного! Мы не центр всего. Всевышний — это центр всего. Когда еврейский народ стоял перед горой Синай, они сказали «выполним и поймем». Они всю свою жизнь выстроили по воле Всевышнего.

Единственно верный способ принять на себя бремя царства Небесного — это закрыть глаза и сказать нечто, что мы до конца не понимаем [единство Творца]. Но величие еврея — это «благословенно имя славы Его во веки веков». Жить этим, войти в мир Всевышнего, в мир принятия бремени царства Небесного.

При выходе из Египта Моше сказал: «Но они мне не поверят!». Но более важно — они не захотят. И до сегодняшнего дня это огромнейшая проблема. Мы готовы слушать все беседы, изучать весь мусар, но у нас всё равно остаётся чувство, что это должно нам каким-то образом подходить. Если не подходит — отрезаем части…

То, что подходит, — это «Благословенно Имя…». Но иудаизм начинается не с этого. Он начинается с «Слушай, Израиль… Г-сподь — один». Знать и сознавать, что есть величие, которое выше нас, быть готовыми его искать, отдать себя, чтобы найти его. А если человек спросит: «Как достигну этого, ведь это настолько выше моего понимания?!» Ответ таков: ты удостоишься этого благодаря «Он Сам, во славе Своей», как во время исхода из Египта. Однако необходимо желать этого.

Величие в нашем поколении

Во время всего изгнания в еврейском гетто была одна улица, а ночью вообще невозможно было выйти. Мы были заперты в гетто. Что же мы делали? Встречались со Всевышним. Это стремление горело в сердце каждого еврея! Евреи жили в райском саду. В райском саду нет роскошных автомашин и нет помпезных домов. Там живут со Всевышним. И так еврейский народ жил во все поколения. Мы закрывали глаза и произносили с полной концентрацией: «Слушай, Израиль… Г-сподь — один». За последние сто с чем-то лет мир изменился. Культура внешнего мира просочилась и в наш стан. Хоть мы и бней Тора, мы тоже живём этим миром. Интересуемся тем, что происходит. У каждого сотни кошерных наслаждений — конфеты, музыка. Мы этого даже не замечаем. Вот, только посмотрите на нашу одежду, на кондиционер, на еду, на места, в которые мы ходим. Мы очень сильно наслаждаемся миром.

На этот мир мы хотим наложить Тору, иудаизм, самопожертвование… и предполагаем, что это должно подойти. А если не подходит — отрезаем.

Еврей должен закрыть глаза и произнести: «Шма, Исраэль»я хотел бы жить миром Всевышнего, и я верю, что нет ничего более приятного, чем этот мир. Мне не будет ничего недоставать. Я не должен ни от чего отказываться. Я буду делать всё как еврей, в чистоте и святости. Я буду настоящим евреем, как Ты, Всевышний, хочешь от меня. Я изменю свою жизнь.

Если еврей не стремится к такому величию – выйти из Египта, совершить в своей жизни радикальное изменение — ему не хватает азов еврейства.

Этот мир непрост. Мы не пришли в него, чтобы играть. «Слова Торы сохраняются только у того, кто умерщвляет себя ради них».

Тора не меняется. Поколения не меняются. Мы не поменяли «Шма, Исраэль». Мы не идём на компромиссы. Нелегко закрыть глаза, особенно в наше время. Но когда у нас будет желание и вера, нам обещали, что удостоимся того же, чего удостоились наши предки: «И избавлю вас от служения им, и спасу вас мышцею простертою и казнями великими. И Я приму вас к Себе в народ и буду вам Б-гом, и вы узнаете, что Я — Г-сподь, Б-г ваш, выведший вас из-под ига Египетского». (Шмот 6:6-7).

Перевод: рав Берл Набутовский


https://www.beerot.ru/?p=54815