Врата веры — Третий принцип — Нематериальность Всевышнего

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

1005

Третий принцип. Нематериальность Всевышнего

Провозглашение веры: я верю полной верой, что Творец, благословлено Имя Его, не телесен [не материален]. Он непостигаем никакими способами материального постижения. И не обладает Он никаким обликом. 

«Не телесен» — не ограничен никаким пониманием

Третий принцип — «Не телесен, и не постигаем никакими способами материального постижения. И не обладает Он никаким обликом».

После того, как мы объяснили принцип единства, этот (третий) принцип становится в высшей степени очевидным. «У Него нет тела» означает, что Он не ограничен никаким пониманием и никакой материей. Слово «материя», которое мы так часто употребляем, — это заимствованное понятие. Мы подразумеваем материю, из которой состоим мы. Например, об ангелах принято говорить, что они — это форма без материи. Но в действительности, ангелы тоже состоят из чрезвычайно тонкой материи. «Материя» означает, что есть некое понимание, и некая субстанция.

Когда мы говорим, что у Всевышнего нет «тела», мы не  подразумеваем, что у Него нет грубого физического тела, как у нас. В действительности, у Него нет вообще никакого тела, даже самого что ни на есть утонченного и духовного. Если попытаемся мысленно воспроизвести это, то даже ангелы не послужат нам подходящим примером. Но можно почувствовать это, уподобив Всевышнего душе. В душе мы не видим никакой материальной субстанции. Тем не менее, она существует. Мы говорим: «Я слышу», «Я вижу». Что это за «Я»? Оно совершенно нематериально.

Но и нашей душе, которая ближе всего к «форме без материи», о которой вообще можно говорить, все же присуща некая материя. Мы эту материю и не видим, и тем не менее, эта материя есть. Сам тот факт, что мы можем говорить, что наша душа — это дух, а не, скажем, стол, говорит о том, что у неё есть какое-то определение, её можно каким-то образом воспринять. У Всевышнего же нет вообще никакого образа. Если захотим определить Всевышнего, у нас останется только одно определение: Всевышний, благословен Он! С другой стороны, у души множество определений: «душа», «я», «способность воспринимать», и т. д., и т. п.

«Он не обладает никаким обликом» означает, что у нас нет никакого представления о Его сущности. Даже у великого ангела МаТаТ [מט»ט, названного по имени его Хозяина, как приводится в трактате Санедрин, 38б] нет никакого представления о сущности Всевышнего. Не только мы неспособны понять Его, его неспособен понять даже МаТаТ. Нам известно лишь то, что Он существует, и что Он — Б-г. Что касается Его сущности — тут у нас нет никакого представления.

 «Если бы познал Его — был бы Им»

Если бы мы думали, что понимаем сущность Всевышнего, то мы бы отрицали основы веры. Мы способны своими ощущениями воспринять только что-то, с чем у нас есть хоть какая-то связь. Но то, что полностью оторвано от наших чувств, мы понять не способны.

Слово даат (которое обычно переводят как «знание», «постижение»), в частности, означает связь («Адам познал Хаву», Берешит 4:1). Никогда не сможем постичь и понять то, с чем в нашей реальности у нас нет связи. Если мы утверждаем, что некоей вещи можно дать определение, получить представление о её сущности, это означает, что у нас с этой вещью есть какая-то связь. Такое утверждение касательно Всевышнего — это отрицание основ веры!

Тот, кто утверждает, что у него есть связь с сущностью Всевышнего, отрицает создание из ничего.

Он отрицает, что Всевышний «один, уникальный и единственный», отрицает истинное единство. Ведь «если бы познал Его — был бы Им» (этот принцип приводится в «Драшот а-Ран», 4 и в книге «а-Икарим», 2:30). И так как «Он знающий, Он знаемый и Он — само знание, и всё это едино» (Рамбам, «Йад Хазака», раздел «Основы Торы», 2:10), если бы познал Его — был бы Им. Нам не нужно это понимать, мы принимаем эти утверждения такими, какие они есть. Так как знание — это Он сам, если бы я обладал этим знанием — стал бы Им!

А если скажем: «Ну хорошо, мы не можем Его понять полностью, но хотя бы чуть-чуть узнать о Нем (о Его сущности) можно» — это тоже отрицание веры! Отрицание Его единства. Всевышний совершенен, и невозможно сказать, что я знаю какую-то часть, а какую-то часть не знаю. Его невозможно узнать, даже немного.

У нас нет никакого представления о сущности Всевышнего. Как мы уже сказали, из второго принципа неизбежно следует третий принцип. Из-за того, что Всевышний и Его знание, другими словами, знание Самого Себя, едины; Всевышний знает Сам Себя знанием, которое неотделимо от Него Самого. Следовательно, если бы я Его знал, я был бы Им. Это совершенно очевидно!

Мы знаем о Нем только то, что Он существует, и что Он — Б-г.

Что Он такое? Он Б-г. Это единственное определение, которое мы можем ему дать. Когда мы говорим, что Он — Б-г, подразумеваем, что у Него вообще нет никакого образа, и у нас нет никакого представления о его сущности. И тем не менее — Он существует! Есть Б-г.

Познание деяний Всевышнего

Мы можем понять только то, как Он действует. Так как Он всемогущ, Он может сделать всё, что захочет. Он может сделать добро, может судить и наказывать. Всё, что хочет — по Своим же правилам.

Что такое Он Сам — тут у нас нет никакого понимания.

На что Он способен? Вся Тора говорит об этом. Он сотворил мир, Он создал нас, Он посылает дождь, и т.д., и т.д. Мы видим и знаем, что Он делает!

Все качества, которые мы ему приписываем, в действительности не являются теми качествами, которые нам знакомы. «Ты мудр, но не известной мудростью» («Тикуней Зоар», 17б). Его знание не похоже на то, как знаем мы. Он ведает знанием, которое является Им Самим. И с этим совершенством Он может сделать всё, что захочет.

Это положение не вызывало затруднений у философов. Они не понимали Его, ничем не ограниченные, возможности. То, что Он выше всякого понимания и то, что Он один, уникальный и единственный — это не проблема для философов. Почему? Так как это их ни к чему не обязывает! Иудаизм открыл, что Он всесилен! Он может действовать ограниченно, и точно также может действовать неограниченно. Тут нет никакого противоречия! Он знает, чем мы занимаемся, и может наказать нас. Одновременно с этим, Он направляет кровообращение в наших артериях и венах.

Всё, что Он делает собственноручно, «не посредством ангела, не посредством серафима, а Всевышний Сам». Хоть у Него и есть ангелы (посланники), и посредством этих посланников Он совершает некоторые деяния, в действительности, Он делает всё Сам. Ведь Он даёт жизнь ангелу! Почему же именно об исходе из Египта сказано «Я, а не ангел» («Ялкут Шимони, 199)? Поскольку там было проявление Шехины. Но в действительности, Он делает всё Сам. Хоть нам и известно, что есть ангелы, которые выполняют Его волю, это означает, что эта истина (то, что Всевышний делает всё Сам), скрыта от нас, и мы её не видим.

В действительности же, Его единству нет конца, оно не имеет границ. Он делает всё, и это бесконечно.

Служить Всевышнему, опираясь на это знание

В свете того, что было сказано выше, мы можем понять, как жили служители Всевышнего предыдущих поколений. Они жили этими понятиями. Для них, эти понятия были в высшей степени осязаемы, не абстрактными, как это сегодня у нас. Когда они начинали молиться, их сердца переполнялись эмоциями. «Благословен Тот, Кто словом Своим создал мир» — для них это не было пустыми словами. Его единству нет конца! Его величие невозможно осмыслить. Он неделим. В то же самое время, Он ближе всего ко мне. Всё это одновременно: со одной стороны, невообразимая бесконечность, с другой — такая близость!

Мудрецы говорят об этом так (Иерусалимский Талмуд, Брахот, 9:1): «Всевышний видится далеким, но нет более близкого, чем Он; об этом Леви сказал: от земли до неба 500 лет ходьбы, от неба до неба 500 лет ходьбы, толща небосвода — 500 лет ходьбы, и так все небосводы… и копыта живых существ 500 лет ходьбы и т. д. [Все эти цифры имеют глубочайший смысл. Однако для нас это намек на невообразимую дистанцию, как будто отделяющую нас от Всевышнего.] Посмотри, насколько Он выше нас! (См. также Хагига 13а; речь идёт о духовных мирах, которые пребывают на более высоком уровне, чем наш материальный мир. «Живые существа» — это духовные сущности, которые описывает пророк Йехезкель, гл. 1). А человек заходит в синагогу, становится рядом с пюпитром, молится шепотом, а Всевышний слушает его молитву… как человек, которому шепчут что-то на ухо, и он слышит это. Разве есть Б-г ближе Него, ведь он близок к созданиям Своим как рот к уху».

В другом месте мудрецы говорят («Ялкут Шимони», 825): «Всевышний далек и близок. Как этом может быть? Отсюда до неба 500 лет ходьбы, и каждый небосвод — 500 лет ходьбы, и также расстояние между небосводами — так Он далек. А человек стоит и молится, и думает у себя в сердце, а Всевышний слышит его молитву».

Расстояние между троном величия и человеком, который стоит здесь в этом мире — это миллиарды лет. Все эти годы — это лишь аллегория, показывающая расстояние и разницу в уровне и в мощи. И вместе со всем этим огромным расстоянием, Всевышний близок к нам, как «человек, который шепчет на ухо своему приятелю… как рот к уху». И даже больше этого «в сердце». Вся это мощь — здесь, рядом с нами.

Все сказанное не должно оставаться философскими идеями. Их следует превратить в служение Всевышнему, во взволнованность и энтузиазм… Да, евреи старых времен были возбуждены. Я даже не говорю о наших святых праотцах и о Моше. У них всё это было ощутимой истиной; они никогда не отвлекались от этой реальности, даже на одну секунду — даже когда ели, спали, и каждое мгновение своей жизни.

Перевод: рав Берл Набутовский


https://www.beerot.ru/?p=85410