Орхот хаим – Пути жизни — Первый день — Часть 4

Дата: | Автор материала: Рабейну Ашер бен Йехиэль

135
путь к святости

Вот как человеку следует поступать, чтобы спастись от мучений после смерти и удостоиться света жизни:

21. Не говорите между омовением рук и благословением на хлеб.

Сразу после омовения рук – трапеза (ВТ, Брахот 52б).

Всегда первыми приветствуйте любого встречного.

Из того, что Рош объединил эти два закона в одном пункте, можно заключить, что необходимо «первым приветствовать любого встречного» даже «между омовением рук и благословением на хлеб». Однако в таком случае достаточно поприветствовать кивком головы, но не здороваться вслух (р. М. Штернбух).

22. Благословляйте Творца, насыщающего жаждущие души. И если кто-то оскорбит или даже проклянёт вас – не отвечайте ни слова. Будьте из тех, кто умеет терпеть обиды.

Слова «насыщающего жаждущие души» взяты из стиха псалма: «Ведь Он насытил жаждущую душу, голодную душу наполнил благом» (Теилим 107:9). В этом псалме говорится о людях, заблудившихся в пустыне, но затем нашедших дорогу «в населенный город» и благодаривших за спасение Творца. В связи с этим в словах Роша «Благословляйте Творца, насыщающего жаждущие души» скрыт очень важный посыл. Даже когда человек находится у себя дома – в покое и достатке, ему следует осознавать милосердие Творца и благословлять Его с таким душевным настроем, будто он скитался по пустыне, изнывая от голода и жажды, а Творец избавил его, даровав пищу и питье. А поскольку Рош объединил повеление благословлять Творца с наставлением не отвечать на оскорбления, ясно, что здесь речь идет не только о благословениях на еду и питье – но за всё, что даруется человеку в жизни, ему следует благодарить одного Б-га. Ведь люди всего лишь Его посланцы, и они не в состоянии принести друг другу пользу или вред, если на это нет воли Б-га. И тот, кто в полной мере осознает, что люди ничего не в состоянии совершить без «разрешения» Всевышнего, не станет обижаться на них или отвечать на их оскорбления (р. Б.-Й. Зильбер, Мекор а-хаим).

23. Не спешите ввязываться в ссору.

Ведь часто человеку кажется, будто справедливость на его стороне. Но если он спокойно проанализирует ситуацию, то поймет, что не прав. Поэтому-то Рош наставляет: «Не спешите ввязываться в ссору» (Орах йешарим).

Отдаляйтесь от клятв и обетов, ведь нарушение обета может привести к смерти детей.

За грех [невыполненных] обетов у человека умирает жена, а также могут умереть малолетние дети (ВТ, Шабат 32б).

24. Отдаляйтесь от насмешек и гнева, потому что гнев путает мысли и лишает понимания.

Основная тяжесть греха гневливости заключается как раз в том, что гнев «путает мысли и лишает понимания». Именно поэтому Рош объединяет здесь в одном наставлении «насмешки и гнев». И хотя насмешливость, безусловно, не такой серьезный порок, как гневливость, она также «путает мысли» – и в этом отношении эти два порока схожи (р. Й. Сарнэ, Июним).

Всегда служите Б-гу с любовью и не оставляйте этих правил.

Если человек отдалится от насмешек и гнева, он сможет всегда с любовью служить Творцу – ведь в большинстве случаев к духовному падению приводят именно насмешки и гнев (р. Б.-Й. Зильбер, Мекор а-хаим).

25. Любите Б-га всем сердцем, всей душой своей и всем своим достоянием. Произнося «Шма», думайте о том, что вы готовы пожертвовать своей жизнью и своим имуществом ради освящения Его Имени. Этим вы подтвердите слова псалма: «Ведь ради Тебя мы шли на смерть каждый день» (Теилим 44:23).

«И возлюби Б-га …всей своей душою» – даже если Он забирает твою душу (т.е. в момент смертельной опасности). «Всем своим достоянием» – следует любить Творца, не жалея ради Него всего своего имущества (ВТ, Брахот 54а; Рамбан, Дварим 6:5).

Для человека, который любит жизнь больше, чем имущество, сказано: «…и всей своей душою», а для того, кто любит деньги больше, чем жизнь, написано: «…и всем своим достоянием» (Раши, Дварим 6:5).

При чтении первого стиха Шма правильно было бы человеку подумать, будто он жертвует своей жизнью за веру, и следует представить себе, будто в это мгновение он сгорает на костре ради освящения имени Б-га. Тогда готовность к самопожертвованию будет засчитана ему, будто он пожертвовал жизнью на самом деле (р. А. Данциг, Хаей адам 21:11).

Когда человек осознает, что его жизнь связана с его душой, а тело – это всего лишь его «одежда», ему будет легко «пожертвовать жизнью» ради освящения имени Б-га. Ведь он приносит в жертву не «себя»: его душа остается с ним, а тело, которым он жертвует – всего лишь «одежда». И если человек удостоится ощутить влечение к жизни души и ее «вкус», тогда у него появится искренняя готовность пожертвовать своей жизнью ради освящения Имени Б-га (Ор Йехезкель).

Даже когда забирает душу!

Вопреки строжайшему запрету римлян, раби Акива продолжал собирать людей и преподавать им Тору. Он был схвачен и подвергнут мучительной казни. В момент казни наступило время чтения Шма, и раби Акива собрался выполнить эту заповедь. Ученики спросили мудреца: «Неужели даже в такой момент?!» «Все свои дни, – пояснил он, – я ждал, когда мне доведется выполнить повеление «И возлюби Б-га …всей своей душою» – даже в час, когда Он забирает душу. И вот теперь такой час пришел – неужели же я не выполню Его повеление?!»

Раби Акива начал читать первую строку «Шма Исраэль…», протяжно произнес последнее слово эхад («един») – и на этом слове отлетела его душа (ВТ, Брахот 61б).

«Времени осталось совсем немного»

Когда началась Вторая Мировая война, рав Эльханан Вассерман был в Америке, где собирал деньги для своей ешивы. Ему предложили политическое убежище, но он вернулся к своим ученикам в пылающую Европу.

С приходом в Литву нацистов рав Вассерман оказался в ковенском гетто. В середине лета 1941 года литовские полицейские ворвались в комнату, где он занимался с учениками. В числе многих других евреев их повели в Девятый форт ковенской крепости, где нацисты проводили массовые «ликвидации» еврейского населения. По свидетельству чудом уцелевшего очевидца, по пути рав Вассерман разъяснял ведомым на казнь евреям смысл и значение заповеди кидуш Ашем – освящение Имени Б-га. «Как видно, в Небесах нас избрали для того, чтобы искупить народ Израиля, – говорил он. – Времени осталось совсем немного, до Девятого форта рукой подать – мы должны обратиться к Б-гу в полном раскаянии, и тогда наше жертвоприношение будет принято на Небесах. Благодаря этому будут спасены жизни наших братьев и сестер в Америке и других странах».

Он говорил мягким, спокойным голосом, как на обычном уроке в ешиве, – ни в его походке, ни в выражении лица не было заметно никаких изменений. Пред самым расстрелом рав Вассерман произнес: «Пойдемте с высоко поднятой головой, …ведь сейчас мы выполняем самую великую заповедь – освящение Имени Б-га» (Гдолей а-дорот; Бе-сетер раам с. 406).  

«Не каждый этого удостаивается»

В 1944 году нацисты приступили к окончательному уничтожению евреев Венгрии. Один из духовных лидеров венгерских евреев рав Шломо-Залман Эренрайх был привезен со всей его общиной в концентрационный лагерь Аушвиц (Освенцим). На подходе к газовым камерам люди разрыдались. Тогда рав Эренрайх обратился к своей общине и призвал принять приговор Небес с любовью и радостью – «ведь не каждый день предоставляется возможность освятить Имя Б-га и не каждый человек этого удостаивается».

По свидетельству одного из уцелевших узников, рав Эренрайх произнес благословение на выполнение заповеди кидуш Ашем и вошел в газовую камеру со словами «Слушай, Израиль» на устах (Гдолей а-дорот; Ки эш кадха бе-апи с. 139).

Немецкий патруль

В начале Второй Мировой войны рав Ицхак-Зеев Соловейчик (Брискер Ров) оказался в оккупированной нацистами Варшаве. Воспользовавшись неразберихой военного времени, он сумел покинуть немецкую зону оккупации и добраться до Вильно (Вильнюса), до которого война тогда еще не дошла.

В этом полном опасностей путешествии он воспользовался сегулой (особенным средством защиты), полученной им по цепи семейной традиции, идущей от рава Хаима из Воложина, ученика Виленского Гаона.

Рав Хаим из Воложина учил: если человек ясно представит себе, что нет вообще никого и ничего, кроме Единого Творца, то никакие силы в мире не смогут причинить ему зла. Ведь в Торе сказано: «Эйн од милвадо – Нет ничего, кроме Него» (Дварим 4:35).

Весь путь до Вильно Брискер Ров проделал в состоянии глубокой молитвенной медитации, целиком сосредоточившись на осознании того, что все события в мире направляются только одним Б-жественным Провидением и являются осуществлением воли Творца, любящего народ Израиля. Лишь однажды он отвлекся и утратил необходимую концентрацию и сразу же заметил немецкий патруль, приближающийся к повозке, на которой он ехал. В последнее мгновение ему все же удалось сосредоточиться – и солдаты, не дойдя нескольких шагов до него, внезапно повернули в другую сторону (Рав ми-Бриск 1).

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом и комментарием к книге «Орхот Хаим» на русском языке, готовящейся к выходу в свет. Желаем, чтобы новая книга нашла путь к сердцам читателей!

https://www.beerot.ru/?p=53376