Орхот хаим – Пути жизни — Пятый день — Часть 3

Дата: | Автор материала: Рабейну Ашер бен Йехиэль

1190
путь к святости

Примечание. Жирным шрифтом выделен оригинальный текст рабейну Ашера бен Йехиэля, обычным – комментарий рава Александра Каца.

99. Не превозносите себя, не придавайте себе чересчур большого значения, но преуменьшайте свою значимость.

Каждого, кто себя принижает, Творец возвышает. Но каждого, кто себя возвышает, Творец принижает. От каждого, кто стремится к величию, оно убегает. Но каждого, кто убегает от величия, оно преследует (ВТ,  Эрувин 13б).

Сказал Творец народу Израиля: Я полюбил вас за то, что даже в час, когда Я дарую вам величие, вы принижаете себя передо Мною. Я даровал величие Аврааму, а он сказал Мне: «Я прах и пепел» (Берешит 18:27). Я даровал величие Моше и Аарону, а они сказали: «Что мы такое?!» (Шмот 16:8). Я даровал величие Давиду, а он сказал (Теилим 22:7): «Я – червь, а не человек» (ВТ, Хулин 89а).

На самом деле, чем значительнее человек, тем в большей степени он осознает свою ничтожность перед Творцом, как мы и произносим в молитве «Ведь все великие как бы не существуют перед Тобой, и всех знаменитостей как бы и не было, а мудрые подобны лишенным разума» (Хафец Хаим, Шмират а-лашон 19).

Странный «крюк» рава Маргалиота

Рав Э.-З. Маргалиот, прямой потомок великого Раши, был одарён двумя достоинствами, которые не часто сочетаются в одном человеке.

Он был выдающимся знатоком Торы, написавшим важный комментарий на кодекс Шулхан арух.

И он был очень богат. 

Составив крупное состояние на торговле бриллиантами, он по-прежнему одевался очень скромно и жил в своем родном городке Броды, где было много знатоков Торы, – хотя главное представительство его фирмы находилось в столичном городе Вена.

Члены бродской общины заметили, что каждое утро по дороге в Дом Молитвы рав Маргалиот делал большой «крюк», обходя две лишние улицы. Зная, насколько он дорожит каждой минутой своего времени, они дерзнули его спросить, почему он не ходит прямым путем.

Рав Маргалиот объяснил свои странные «крюки» так: «Перед тем, как предстать в молитве перед Всевышним, я пытаюсь избавиться от гордыни. Ведь порой в мое сердце закрадывается хвастливая мысль: вот я – и мудрец, и богач – много ли найдется подобных мне?! Поэтому перед молитвой я прохожу по двум этим улицам – на одной из них живет мудрец, превосходящий меня своей мудростью, а на другой – богач, превосходящий меня богатством. Само их присутствие сбивает с меня спесь на весь день» (Маасей авотейну 3, Мецора). 

Шиворот-навыворот

В течение почти сорока лет рав Н.-Ц.-Й. Берлин (Нецив) возглавлял знаменитую Воложинскеую ешиву. В последние годы жизни его слава особенно возросла, и его стали называть «великим наставником народа Израиля». Слыша такие неуемные восхваления, старый мудрец горько иронизировал: «В этом мире всё шиворот-навыворот. Когда в молодости я днями и ночами трудился над познанием Торы, меня называли просто «знающий аврех». Когда я возглавил Воложинскую ешиву и из-за множества забот уже не мог с прежним усердием заниматься изучением Торы, меня стали называть «великий гаон». Теперь же, когда я состарился, ослаб и забыл даже то, что знал, обо мне стали писать, что я «наставник всего народа Израиля». В общем, чем меньше я учился, тем выше меня превозносили» (Гдолей а-дорот). 

Профилактика от гордыни

Еще в молодые годы рав Симха-Зисл Зив (Саба из Кельма), потомок великого Маараля из Праги, уделял особое внимание тому, чтобы в его характере не осталось и следа от гордыни. С этой целью он порой уходил из своего родного Кельма в соседние местечки, где его никто не знал, и в течение некоторого времени жил там, принимая облик инвалида, глухонемого или нищего странника, вызывающего к себе жалость.

Позднее, когда рав Симха-Зисл создал свою ешиву Мусара, он стал для учеников образцом совершенного человека. Они ловили каждое его слово и следили за каждым его движением, стремясь во всем ему подражать. Его уроки становились центральными событиями каждого дня. Понимая свое особое положение, рав Симха-Зисл принял меры против своей гордыни, запретив ученикам приветствовать его стоя и даже употреблять при обращении к нему слово «рав» (Тнуат амусар 2).

Причина отказа

Однажды духовного главу мудрецов Земли Израиля рава Я.-И. Каневского (Стайплера) пригласили заграницу – на свадьбу, к внуку выдающегося знатока Торы, возглавлявшего одну из наиболее крупных еврейских общин Европы. Но Стайплер ответил отказом, пояснив, что его появление на свадьбе могло бы привести к массовому осквернению Имени Творца (хилуль Ашем). Ведь люди, которые никогда не видели его прежде, будут разочарованы – они станут с удивлением спрашивать друг у друга: «Неужели это, действительно, один из духовных вождей народа Израиля?!» 

«Моя способность к пониманию любого материала крайне ограничена, – написал Стайплер в ответном письме к раввину, пригласившему его на свадьбу. – Познавательные возможности моего  интеллекта настолько проблематичны, что меня обескураживает любой вопрос, кажущийся простым для среднего знатока Торы. Моя память также слаба, и особенно теперь, в годы старости. Все это регрессирует с пугающей меня быстротой. …Часто ко мне обращаются выдающиеся мудрецы, которые считают меня «гаоном» и стремятся обсудить со мной сложнейшие проблемы Торы – но я точно знаю, что они покидают мой дом глубоко разачарованными, обнаружив, что я не обладаю никакими познаниями, превосходящими их собственные. …И так же те, которые приходят ко мне, расчитывая увидеть цадика (праведника), обычно разачаровываются, так как быстро убеждаются, что в действительности, я самый заурядный человек. …Все это причиняет мне острую душевную боль – и не потому, что моя гордость уязвлена, – …но поскольку это может привести, не дай Б-г, к осквернению Его имени. Ведь люди могут подумать: «Если таков прославленный мудрец, то что уж говорить обо всех остальных знатоках Торы!» А если окружающие будут приходить к таким выводам, то это может нанести, не дай Б-г, значительный ущерб их Б-гобоязненности». 

Просто старик

В зрелые годы рав Шломо-Залмман Ойербах был ведущим законоучителем Иерусалима, а затем Земли Израиля и всего еврейского мира. При этом он не занимал никакой официальной должности и принимал многочисленных посетилей со всего мира в своей маленькой квартирке в иерусалимком квартале Шаарей хесед.

В своих отношениях с окружающими рав Шломо-Залман вел себя, как человек искренне убежденный в том, что в нем нет ничего исключительного и особенного. «Я не понимаю, почему люди приходят с вопросами именно ко мне! – горько сетовал он своим близким. – Разве я раввин?! Ну, в каком городе и в каком квартале я раввин?! Я просто старик…». 

Часто он с недоумением спрашивал у людей, приезжавших к нему из Америки и Европы: «Почему вы обращаетесь ко мне? Спросите своего раввина!» Иногда он даже говорил посетителям: «Извините меня за такие слова, но вы просто сделали глупость, что пришли ко мне. …Ведь я каждый Йом-Кипур прошу прощения у Б-га за те дурные советы, которые даю людям». 

Когда рав Шломо-Залман слышал восхваления в свой адрес,  он мгновенно замыкался и мрачнел – было очевидно, что слова хвалы буквально ранят его, причиняя нестерпимую душевную боль. Оберегая его здоровье, родные прятали от него любую харедимную газету, в которой к его имени был присоединен какой-либо титул: «гаон», «посек а-дор» и т.д. Заслышав титул «посек а-дор» («законоучитель этого поколения»), которым его особенно донимали в последние годы жизни, рав Шломо-Залман возмущенно восклицал: «Это просто ложь! Я выношу законодательные решения только для людей, обращающихся ко мне в частном порядке!»

На улице его часто окружали фотографы и просто зеваки, желающие сфотографироваться рядом со «знаменитым» человеком, – и тогда он со смущенной улыбкой спрашивал на идиш у своего провожатого: «Почему все бегут за мной, будто я мешуганэ (сумасшедший)?!»

Он тактично, но решительно пресекал всякую попытку создать вокруг него «двор», наподобие окружения хасидских цадиков. Когда ему сказали про некого человека: «он всё время вращается здесь, при вашем дворе!», – рав Шломо-Залман мягко поправил: «В моем дворе «вращаются» только кошки» (А-Тора а-месамахат).

100. Не поступайте поспешно.

Хорошенько взвешивай каждый поступок и не действуй в суете и смятении. Это основа верного поведения – не суетливо, а вдумчиво (р. М. Штернбух).

101. Не разглагольствуйте даже о полезных вещах – будьте кратки.

Всегда стремись объяснять ученикам кратко (ВТ, Псахим 3б).

102. Постарайтесь приобрести верного друга. Дорожите им, не теряйте его, если он хорош. 

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом и комментарием к книге «Орхот Хаим» на русском языке, готовящейся к выходу в свет. Желаем, чтобы новая книга нашла путь к сердцам читателей!


https://www.beerot.ru/?p=3804