Орхот хаим – Пути жизни — На святую Субботу — Часть 3

Дата: | Автор материала: Рабейну Ашер бен Йехиэль

1508
путь к святости

На святую Субботу (продолжение)

Примечание. Жирным шрифтом выделен оригинальный текст рабейну Ашера бен Йехиэля, обычным – комментарий рава Александра Каца.

Вот как следует человеку поступать, чтобы удостоиться высшей мудрости и спастись от мук после смерти:

6. Установите постоянное время для изучения Торы.

Письмо Рамбама 

Рав Моше бен Маймон (Рамбам) был личным врачом египетского султана Саладина. В то же время он был нагидом – главой еврейской общины этой страны.  

В письме к одному из учеников Рамбам описывает распорядок своего дня в тот период: «Ежедневно по утрам я обязан являться ко двору. Если заболевает султан или кто-нибудь из его жен или детей, я остаюсь там почти целый день. Но и в те дни, когда всё благополучно, я могу покинуть дворец только после полудня. У своего дома я уже застаю множество людей – магометян и евреев, важных особ и простолюдинов, …дожидающихся моего возвращения. Я слезаю с осла, умываюсь и с извинением прошу их подождать, пока я что-нибудь поем. Затем я выхожу к больным, начинаю их принимать и выписываю рецепты. Одни уходят, но тут же приходят другие – и так до вечера. Вечером я чувствую крайнюю усталость, но, тем не менее, занимаюсь Торой с учениками, иногда до двух часов ночи».

Можно предположить, что и после ухода учеников занятия Торой не прерывались. Ведь именно в этот период напряженной врачебной практики были созданы основные произведения Рамбама, обессмертившие его имя, – и в первую очередь, многотомный законодательный свод Яд ахазака («Могучая рука»; эту книгу называют также Мишнэ Тора).  

«Я умираю для всего остального мира» 

Рав Шмуэль Страшун (Рашаш) жил в Вильно – столице мудрецов Торы.

Его жена вела дела в принадлежащем им магазине, а он занимался в Доме Учения, где вокруг него сложилась группа учеников.

Однажды один из клиентов их торгового дома – русский офицер высокого ранга, возвращая свой долг, потребовал, чтобы расписку о погашении долга подписал сам хозяин магазина. 

В это время рав Шмуэль давал урок по Талмуду в Доме Учения. Он категорически отказался отправиться в магазин, объяснив пришедшей за ним жене: «Пойми, я занимаюсь изучением Торы и не могу прерывать занятий ради того, чтобы удовлетворять причуды этих вояк»! Однако жена настаивала: если рав Шмуэль не придет, генерал не возвратит долг, и они понесут большие убытки. «А как бы ты поступила, – спросил рав Шмуэль, – если бы я уже умер, а этот генерал потребовал извлечь меня из могилы, чтобы написать ему расписку?! Так и здесь – когда Я занимаюсь Торой Всевышнего, я умираю для всего остального мира. Пожалуйста, не обращайся ко мне во время занятий по делам торговли». 

Отчаявшись, женщина возвратилась в магазин и передала генералу слова своего мужа. Ответ рава Шмуэля так понравился генералу, что он удовлетворился подписью хозяйки и немедленно возвратил свой долг (Гдолей а-дорот).  

Подготовка к экзаменам

В молодые годы рав Ицхак Зильбер учился на физико-математическом факультете Казанского университета, где специализировался в области высшей математики и теории чисел. 

«Свои занятия Торой я не прекращал ни на один день, – вспоминал рав Ицхак, – ведь отец еще в детстве приучил меня ежедневно по два часа учить Талмуд. Если, готовясь к университетским экзаменам, я был вынужден корпеть над учебниками до трех часов ночи, то с трех до пяти я занимался Талмудом. Когда же по каким-либо причинам мне это не удавалось, я записывал свой «долг» в особую книжечку и восполнял пропущенное при первой же возможности» («Пламя не спалит тебя» с. 8-9).

Пробежка с ведрами

Гораздо труднее было выделить постоянное время для изучения Торы, когда тридцатипятилетний рав Ицхак оказался в советском «исправительном лагере». Но и здесь он нашел выход.

В лагере ему достался тяжелый труд водоноса. Рав Ицхак вспоминал об этом периоде так: «Нормальным шагом «рейс» с ведрами от реки до лагеря занимал час. Я попробовал передвигаться бегом – вместо часа получалось сорок пять минут. Я стал работать бегом. Сорок пять минут я носил ведра с водой от реки к лагерю, на пятнадцать минут забегал в барак за занавеску, чтобы поучиться, там были спрятаны Танах и Мишна, – и опять бегом к реке. …Свет почти не проникал за занавеску, за которой я прятался. Я долго мучился, пока, в конце концов, не приобрел способность читать в темноте. …Работал я примерно четырнадцать часов – значит, учился часа три, три с половиной» («Чтобы ты остался евреем» с. 184).

Много лет спустя рава Ицхака пригласили в числе других авторитетных раввинов в огромный зал Иерусалимского Центра Конгрессов «Биньяней а-ума» на встречу с детьми, изучающими Мишну. Рав Ицхак приехал с ведрами, налил в них воду и бегал перед детьми, показывая им, как он бегал в лагере, научившись не расплескивать воду, – он хотел научить детей, что нужно и можно учиться в любой ситуации («Рав Ицхак» с. 188).  

7. Будьте надёжны в деловых отношениях и верны своему слову.

Точно в установленный срок

Хафец Хаим проявлял особую пунктуальность при расчетах с ремесленниками, выполняющими для него ту или иную работу.

Однажды студеной зимой, отправившись из Радина на железнодорожную станцию, он вспомнил в середине пути, что не заплатил портному, подлатавшему его видавший виды тулуп. Рискуя упустить поезд, Хафец Хаим попросил извозчика немедленно возвратиться в Радин, чтобы расплатиться с портным в обещанный срок. Когда позднее у него спросили, почему он не передал плату с извозчиком, Хафец Хаим пояснил: «Когда дело касается запрета Торы, не полагаются на посредников» (Маасей авотейну, Кедошим). 

В своей книге Аават хесед («Любовь к добрым делам») Хафец Хаим писал по поводу этой важнейшей заповеди: «Видели ли вы, чтобы набожный еврей отложил трубление в шофар или вознесение «четырех видов растений» на завтрашний день? Наоборот, каждый старается выполнить эти заповеди в тот же день, рано утром, и радуется тому, что удостоился осуществить повеление Творца в точном соответствии с законом. Но когда дело доходит до своевременной уплаты наемному работнику, люди проявляют какую-то странную халатность и пренебрегают этим, – а ведь это тоже заповедь Торы, как написано (Ваикра 19:13): «Не задерживай выплаты наемному работнику до утра», и еще добавлено (Дварим 24:15): «В тот же день отдай его плату» (1:9).

За выполненную работу 

Однажды во время долгой поездки извозчик решил подшутить над Хафец Хаимом, приняв его за нищего. Когда Хафец Хаим на минуту спустился с повозки, чтобы расправить закостеневшую спину, извозчик хлестнул лошадей и умчался, оставив пассажира в пустынном месте. Хафец Хаим пешком добрался до города, а затем с большим трудом разыскал извозчика, чтобы заплатить ему за ту часть пути, которую они проделали вместе (Тнуат а-мусар 4).

8. Почитайте изучающих Тору всеми возможными путями.

9. Наставляйте своего ближнего и тогда не получите за него наказание. 

10. Судите других с лучшей стороны.

Судите о каждом человеке с лучшей стороны (Пиркей авот 1:6).

Того, кто оправдывает людей, истолковывая их поступки в лучшую сторону, оправдывают на Небесах, истолковывая и его поступки в лучшую сторону (ВТ, Шабат127б).

Секретная миссия

Однажды, чтобы защитить евреев от новых преследований, мудрецам пришлось обратиться с просьбой к знаменитой гетере Рима, в доме которой бывали все знатные римские вельможи.

Эту неприятную миссию взялся выполнить раби Йеошуа. Подходя к дому гетеры вместе со своими учениками, он снял тфилин, а, войдя, запер за собой дверь, оставив учеников дожидаться у входа.

Покинув дом гетеры, раби Йеошуа прежде всего окунулся в очистительные воды миквы, а затем уже собрал учеников для урока. Перед началом урока он спросил: «В чем вы меня заподозрили, когда я снял тфилин перед входом?» «Мы подумали, что наш учитель не хочет вносить святыню в дом, наполненный скверной». «А когда я запер дверь перед вами?» «Мы подумали, что есть тайна, которую вы должны обсудить наедине». «А когда я вышел и окунулся в очищающие воды миквы?» «Мы подумали, что во время разговора брызги ее слюны попали на нашего учителя». Сказал раби Йеошуа: «Клянусь, так всё и было. За то, что вы судили меня с лучшей стороны, пусть и Всевышний судит вас с лучшей стороны» (ВТ, Шабат 127б).  

Хозяин и работник

В Талмуде рассказывается, как раби Акива еще до того, как он начал изучать Тору, нанялся работником к хозяину на юге земли Израиля и проработал у него в течение трех лет. Наконец, в канун Йом-Кипура раби Акива собрался возвратиться к своей семье и попросил у хозяина заработанные деньги, но тот ответил: «У меня нет денег». 

Тогда работник предложил: «Заплати мне плодами нового урожая», но хозяин ответил: «У меня нет плодов». «Заплати участком земли!» «У меня нет земли». «Заплати мне скотом!» «У меня нет скота» «Дай мне хотя бы подушки и одеяла!» «Нет у меня подушек и одеял». Раби Акива закинул свою котомку за плечи и с пустыми руками побрел к себе домой.

Однако вскоре после окончания осенних праздников в его дом постучался бывший хозяин, который не только принес ему заработанные деньги, но и пригнал трех ослов, нагруженных изысканными яствами и напитками. После совместной трапезы бывший хозяин спросил: «Признайся, в чем ты заподозрил меня в час, когда я ответил тебе, что у меня нет денег?» «Я подумал, – ответил раби Акива, – что тебе попалась по дешевке большая партия какого-либо товара и ты вложил в эту сделку все свои средства». «А когда я сказал тебе, что у меня нет скота?» «Я подумал, что ты сдал весь свой скот в аренду другим хозяевам». «А когда я сказал тебе, что у меня нет участка земли?» «Я подумал, что ты сдал всю свою землю в аренду». «А когда я ответил тебе, что у меня нет плодов?» «Я подумал, что ты еще не отделил десятину от нового урожая». «А когда я сказал тебе, что у меня нет даже подушек и одеял?» «Я подумал, что ты посвятил всю свою утварь в пользу Храма». «Клянусь, что так всё и было. …А теперь за то, что ты судил меня с лучшей стороны, пусть Всевышний судит и тебя с лучшей стороны» (Шабат 127б; Шеилтот 40).

«Посмотри, как свят Твой народ!»

Знаменитый хасидский праведник раби Леви-Ицхак из Бердичева обладал удивительной способностью замечать в каждом человеке только лучшие его стороны и, соответственно, говорить о людях только хорошее – и перед другими людьми, и перед Б-гом.

Однажды на рассвете он увидел, как еврей-извозчик, облаченный в талит и тфилин, молится во дворе синагоги, смазывая при этом дегтем колеса своей телеги. Раби Леви-Ицхак восхищенно воскликнул: «Владыка Вселенной! Посмотри, как свят Твой народ! Даже когда еврей смазывает колеса своей телеги, он думает о тебе и служит Тебе!» (Сарей а-меа 3, 17).

11. Каждый вечер перед тем, как заснуть, прощайте каждого, кто задел вас (словом или делом).

12. Стремитесь восстановить мир между мужем и женой, а также между друзьями.

Гилель говорил: Будь последователем Аарона, который любил мир и добивался мира, любил людей и приближал их к Торе (Пиркей авот 1:12).

Абайе часто повторял: человек должен быть мудрым в Б-гобоязненности и разговаривать с людьми деликатно, усмирять гнев и умножать мир со своими братьями и родственниками, а также с любыми людьми, даже с иноверцами, – чтобы его любили на Небесах и на земле и чтобы окружающие его уважали. Рассказывают, что раби Йоханан бен Заккай всегда здоровался с людьми первым – даже с иноверцами на улице (ВТ, Брахот  17а).

И хотя во всех других делах и чертах характера заповедано придерживаться среднего пути, но со стремлением к миру – не так. Заповедано добиваться мира между людьми всеми средствами и всеми возможностями (р. Й. Сарнэ, Июним).

Ради мира между евреями

Каждый день первосвященник Аарон проходил по стану, восстанавливая мир между поссорившимися супругами и не поладившими между собой товарищами. Если два еврея серьезно ссорились, Аарон шел к одному из них и говорил: «Я видел твоего товарища – он переживает, что поссорился с тобой, и считает, что именно он виноват в ссоре. Он мучается, боясь даже поднять на тебя глаза и не зная, как с тобой помириться». И так он беседовал с человеком до тех пор, пока из его сердца не уходила всякая вражда. Затем Аарон шел ко второму и вел с ним подобные же разговоры. И когда эти двое встречались между собой, они обнимались и целовались (Пиркей де-раби Элиэзер 17; Авот де-раби Натан 12:3).

На языке сердца

Однажды к знаменитому раввину Двинска (Даугавпилса) Меиру-Симхе (Ор Самеах) пришли молодые супруги с просьбой развести их. Ор Самеах попытался восстановить утраченный мир, но супруги слушали его с каменными лицами, отгородившись от него и друг от друга стеной непонимания. После длительной и бесплодной беседы Ор Самеах переключил свое внимание на пятилетнего ребенка, которого супруги привели с собой. Он усадил мальчика к себе на колени и начал ласково говорить с ним и играть. Родители с удивлением смотрели на прославленного раввина, который с такой нежностью и теплотой общался с их сыном. И вдруг оба – и мать, и отец – разрыдались. Успокоившись и утерев слезы, они сказали, что готовы приложить все усилия, чтобы в их семье снова воцарились мир и согласие («Еврейские мудрецы» с. 472).              

13. Следите, чтобы ваши домочадцы вовремя молились, омывали руки и произносили благословения (на различные виды пищи и т.п.).

14. В канун Субботы выплачивайте свою задолженность [на цдаку –благотворительность] (другое объяснение: обдумывайте свои поступки за всю неделю и исправляйте, что возможно).

15. Каждую неделю изучайте недельную главу, дважды прочитывая ее на святом языке и один раз в переводе на арамейский язык, а также изучайте комментарий Раши.

Основа изучения Пятикнижия – это изучение недельной главы с комментарием Раши, ведь Рош в своей книге Орхот хаим («Пути жизни») заповедовал своим сыновьям изучать недельные главы с объяснениями Раши (Китвей Хафец Хаим 18).

16. В неделю перед Днем Суда (Рош ашана) читайте «Послание о раскаянии» (Игерет тшува), которое написал рабейну Йона.  

17. Каждую Субботу устраивайте третью трапезу – после молитвы Минха.

18. Почитайте Субботу в соответствии с достатком, данным вам Б-гом.  

19. Накрывайте стол после исхода Субботы [для трапезы «проводов Царицы»] и ешьте, хотя бы немного.

20. Помогайте ближним во всех их нуждах – и словом, и делом.

Помогай другу нести его ярмо (Пиркей авот 6:6).

Благотворительность может выражаться не только в денежной помощи, но и в том, что бы своими руками помочь в каком-нибудь деле, а также помочь в изучении Торы (р. М. Штернбух).

Трапеза для всех

В молодости глава еврейских мудрецов Вавилонии рав Уна был бедным земледельцем. Но затем, получив благословение от своего наставника – Рава, быстро разбогател. Все свое имущество он использовал для помощи неимущим: на свои средства он строил для них дома, а в Субботу созывал к себе на трапезу всех бедняков города (ВТ, Таанит 20б). 

«Яблоки на Субботу!»

Когда у рава Хаима из Цанза совершенно не оставалось денег, он изыскивал иные способы помощи беднякам. 

Однажды в канун Субботы, после полудня, к нему пришла бедная торговка яблоками.  Со слезами на глазах она рассказала, что весь день простояла со своей корзиной на базарной площади и все же не сумела продать ни одного яблока – и теперь ей не на что купить еду для Субботы. «Пойдем со мной!» – позвал рав Хаим. Взяв корзину из ее рук, он стремительно отправился на базар и стал выкрикивать во весь голос: «Яблоки на Субботу! Евреи, яблоки на Субботу!» 

Начался ажиотаж – каждый почитал для себя за честь купить хотя бы одно яблоко из рук праведника. В минуту корзина опустела и рав Хаим передал деньги женщине, сказав: «Вот твоя выручка! Поспеши, приготовь всё необходимое для Субботы» (Гдолей а-дорот). 

Заповеди надо выполнять самому!

Хафец Хаим всегда старался помочь нуждающимся. В канун Субботы он обходил дома состоятельных горожан, собирая деньги для неимущих, а его жена собирала по домам халы для бедных семей.

Людей, оказавшихся в их городке без ночлега, он всегда приглашал в свой дом и, оставляя все дела, обслуживал их: кормил, сушил их одежду, стелил постели. Однажды кто-то из домочадцев, желая облегчить его хлопоты, попытался сделать часть работы вместо него – но Хафец Хаим отказался от помощи, иронически заметив: «Скоро ты захочешь и тфилин накладывать вместо меня, чтобы облегчить мои хлопоты» (Тнуат а-мусар 4).

В доме раввина

Став раввином Бриска (Бреста), рав Хаим Соловейчик целиком сосредоточил свои усилия на помощи неимущим. Его дом был открыт для каждого, не имеющего крова и пищи: бездомные даже не должны были спрашивать разрешения на ночлег – они приходили и устраивались там, где им было удобно.

Однажды в канун праздника Суккот раву Хаиму сообщили, что в Бриск прибыла большая группа солдат-евреев, и для сорока из них не нашлось семей, готовых принять их на праздничную трапезу. Рав Хаим немедленно пригласил всех оставшихся без крова солдат к себе, и они провели за его праздничным столом семь дней Суккот и Симхат Тору (Сарей а-меа 5:15).

Не раз еврейские женщины, оказавшиеся в отчаянном положении, подбрасывали на порог его дома своих младенцев. Рав Хаим растил этих детей и заботился обо всех их потребностях (А-Рав ми-Бриск 1с. 58-59).

21. Исповедуйтесь [перед Б-гом] в своих прегрешениях каждой ночью прежде, чем ложитесь спать – кроме тех ночей, когда запрещено скорбеть и поститься. Скорбите о своих грехах и о нашем долгом изгнании, и о разрушении Храма – об утраченном нами месте святости и великолепия. Да будет он возведен вскоре, в наши дни! 

22. Устраивайте пост раз в месяц, в день, когда читают свиток Торы. А если не можете поститься, то давайте взамен деньги на благотворительность.

23. Совершайте добрые дела, не афишируя их, – такой путь служения Творцу является самым предпочтительным и желанным.

Простой сапожник

Рав Моше-Яаков Рабиков, прозванный А-Сандлар («Сапожник»), жил в одном из бедных кварталов Тель-Авива – в небольшом домишке, скроенном из досок и жести. Рядом с домиком примостилась темная и тесная мастерская, в которой он проводил большую часть дня, ремонтируя обувь.

Большинство считало его простым сапожником. И мало, кто знал, что, отдохнув короткое время вечером, он поднимался в самом начале ночи и учился, не прерываясь в течение семи часов – до утренней молитвы. В определенный срок, посреди ночи, к нему приходили ученики, каждый из которых был серьезным знатоком кабалы, и он обучал их сокровенным тайнам Торы.

Если соседи замечали, что в его домишке на протяжении всей ночи горит свет, рав Моше-Яаков пояснял: «Я чинил ботинки для детей, которые рано утром должны были идти в них в школу – изучать Тору».

Перед каждой Субботой Сапожник с большим мешком за плечом обходил все кошерные пекарни Тель-Авива, где ему жертвовали субботние халы – а затем он разносил их нуждающимся.

В годы Второй Мировой войны и после нее дом Сапожника стал пристанищем для десятков беженцев, прибывающих из разоренной Европы, – рав Моше-Яаков находил тех, кому негде было ночевать, и приводил к себе.    

В убогую хижину Сапожника часто приходил величайший из мудрецов поколения Хазон Иш, и порой они беседовали в течение долгих часов. Хазон Иш пояснил одному из своих учеников, что «этот простой сапожник – глава тридцати шести скрытых праведников этого поколения» (Иквета ди-мешиха 189 и 218). 

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом и комментарием к книге «Орхот Хаим» на русском языке, готовящейся к выходу в свет. Желаем, чтобы новая книга нашла путь к сердцам читателей!

https://www.beerot.ru/?p=6260