Орхот хаим – Пути жизни — Четвертый день — Часть 2

путь к святости

Четвертый день (продолжение)

Примечание. Жирным шрифтом выделен оригинальный текст рабейну Ашера бен Йехиэля, обычным – комментарий рава Александра Каца.

63. Не разговаривайте высокомерно и не проявляйте наглости – ведь это помешает вам проникнуться трепетом перед Б-гом.

64. Не отвечайте оскорбляющим и позорящим вас, но положите руку на свои уста и смолчите, чтобы в сердце не разгорелось пламя вражды.

Каждый, кто слышит, как его проклинают, и молчит, называется благочестивым. Так, царь Давид услышал, как его проклинал Шими бен Гера, и смолчал, и поэтому он назван благочестивым (Мидраш Шохер тов 16).

Если бы Каин поступил по совету Роша: «Положите руку на свои уста и смолчите, чтобы в сердце не разгорелось пламя вражды», – он бы не убил своего брата Эвеля, Это чудесный совет, и именно об этом сказали мудрецы Талмуда (ВТ, Хулин 89а): «Мир существует только в заслугу тех, кто сдерживает себя в минуту ссоры» (р. Симха-Зисл – Саба из Келма).

«Верно, Бог повелел ему: «Брани Давида!»

В дни мятежа, поднятого Авшаломом, царь Давид был вынужден бежать вместе со своими сторонниками из Иерусалима. На пути один из врагов Давида – Шими – стал бросать в него камни, крича: «Убирайся, убирайся вон, убийца и распутник! Обратил Б-г против тебя всю кровь дома Шауля, вместо которого ты стал царствовать. И передал Б-г царство в руки Авшалома, твоего сына. И вот, ты в беде, ведь ты – убийца».

Один из приближенных сказал Давиду: «Зачем этот мертвый пес бранит моего господина царя?! Позволь я пойду и сниму с него голову». Но Давид ответил: «Пусть бранит. Верно, Б-г повелел ему: «Брани Давида!»  …Может быть, Б-г увидит мое унижение и воздаст мне добром за его нынешнее злословие» (Шмуэль 2, 5-12).

В мидраше по этому поводу говорится: «Каждый, кто слышит, как его проклинают, и молчит, хотя в его силах ответить и отомстить, становится как бы подобным Самому Б-гу. Ведь Творец тоже слышит, как народы мира поносят Его у Него на глазах, и Он может истребить их в одно мгновение – и молчит. Так и Давид – слышал, как его проклинают, и смолчал» (Шохер тов 86:2).

А в кабалистической книге Зоар объяснено: за то, что Давид ни слова не ответил на оскорбления,  все его грехи были прощены (Зоар 2, 107б).

«Пусть евреи немного повеселятся»

Рав Зундель из Саланта никогда не носил раввинскую одежду – он одевался как простолюдин, и его часто принимали за извозчика или бедного ремесленника, а то и за нищего.

Однажды он путешествовал на подводе с компанией еврейских купцов из города Мемель (Клайпеда). По одежде они приняли рава Зунделя за нищего, переходящего из города в город, – и, чтобы скоротать время, всю дорогу подшучивали над ним.

Ночью на постоялом дворе разгоряченные вином купцы разыскали этого «нищего», уснувшего на лавке в углу, и, желая поразвлечься, стали дергать его за пейсы и бороду. Они даже подожгли свечой край его бороды. Рав Зундель проснулся, но не открывал глаз, сказав себе: «Пусть евреи немного повеселятся – от меня не убудет!»

Спустя некоторое время он посетил Мемель, чтобы навестить там одного известного раввина, и все евреи города устроили ему торжественную встречу. Мемельские купцы узнали его и поспешили прийти с извинениями: «Простите нас, наш наставник и учитель, мы же не знали, что это – Вы…». «В моем сердце, Боже упаси, нет никакой обиды на вас, – ответил он. – Я ведь тогда и сам был рад доставить вам несколько приятных минут. Но на будущее, пожалуйста, относитесь бережнее к достоинству бедного человека» (Тнуат а-мусар 1, 7; Сарей а-меа 2, 30).

65. Не вмешивайтесь в чужую ссору, ведь в конце концов спорящие помирятся, а на вас останется отпечаток гнева.

66. Не проявляйте гордыни и будьте кротки, как прах земли, которую все топчут.

Будь очень и очень кроток, ведь в будущем человека ожидают могильные черви (Пиркей авот 4:4). Если человек доброжелателен, скромен и кроток – он из учеников нашего праотца Авраама (там же 5:19).

Письмо от сестры

В течение нескольких десятилетий рав Моше Файнштейн был ведущим законоучителем и духовным лидером евреев Америки. Но он сам, казалось, совершенно не замечал своего величия. Заслышав, как мальчишки на улице окликают друг друга «Моше! Моше!», престарелый раввин немедленно оборачивался и смотрел, не его ли они зовут. А однажды, когда сопровождающему его ученику необходимо было что-то записать – а писать на весу было неудобно, рав Файнштейн тут же подставил свою спину, чтобы молодому человеку было удобнее писать (со слов р. Й. Амселя).

Рав Файнштейн начинал свой рабочий день в четыре часа утра и заканчивал поздней ночью. Помимо часов, отведенных для приема посетителей, он старался ответить также на все телефонные звонки – хотя его домашний телефон не умолкал, даже поздно ночью. С равной доброжелательностью и терпением рав Моше отвечал на сложнейшие вопросы знаменитых раввинов, обращавшихся к нему с других континентов, и на звонок женщины в канун Субботы, спрашивающей, в котором часу следует зажечь субботние свечи.

Одна соседка на протяжении двадцати лет приходила на прием к нему, чтобы он перевел для нее с русского языка очередное письмо, полученное ею от сестры, живущей в Советском Союзе (когда-то, в конце тридцатых годов, рав Моше сумел вырваться из сталинского Советского Союза, и он достаточно хорошо владел русским).

Другая пожилая женщина звонила ему по нескольку раз в день, задавая алахические вопросы, на которые, как правило, мог бы ответить любой начинающий студент ешивы. Порой она перезванивала только для того, чтобы удостовериться, правильно ли она поняла его ответ, полученный в ходе предыдущего разговора. Однажды кто-то из близких к нему людей попытался взять трубку, чтобы разъяснить женщине, что она попусту тратит драгоценное время главы поколения. Рав Моше решительно не допустил этого, объяснив: «Женщина сомневается и тревожится, правильно ли она выполняет требования Торы. Она не может себя вести по-другому!» (Маасей авотейну, Дварим, Ки таво).

«Ну, Ицхак, благослови!»

В ту Субботу в подмосковной ешиве Торат Хаим был почетный гость из Израиля – рав Ицхак Зильбер. В конце трапезы глава ешивы рав М. Лебель решил поручить произнесение зимуна перед Биркат а-мазон молодому ученику из Тбилиси по имени Ицхак Элияшев.

«Ну, Ицхак, благослови!» – обратился он к юноше.

К своему изумлению он услышал, как рав Ицхак Зильбер начал благословлять.

И хотя к таким уважаемым мудрецам, как он, обращаются обычно со словами квод а-рав (уважаемый раввин) или рабейну (наш наставник), рав Ицхак принял обращение просто по имени на свой счет.

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом и комментарием к книге «Орхот Хаим» на русском языке, готовящейся к выходу в свет. Желаем, чтобы новая книга нашла путь к сердцам читателей!

https://www.beerot.ru/?p=2767