Великая роль учителя

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

1742

Наши мудрецы, да будет благословенна их память, определяют роль учителя так: «О том, кто обучает Торе сына своего друга, Тора говорит, что он как будто родил его» (Санедрин, 19б). Слова мудрецов – это не просто образное сравнение, и нужно понять всю их глубину. Когда человек появляется на свет – это рождение физическое, но духовное развитие человека зависит от формы и направления полученного воспитания.

Обучающий сына другого человека – это тот, кто формирует его духовный облик, и слова «как будто родил его» относятся к духовному рождению, дающему вечную жизнь. Есть разница между теми и другими «родами»: физическое рождение происходит однократно, а духовное продолжается постоянно. Это – каждодневный процесс: каждая беседа, каждая фраза и даже выражение лица учителя оказывают свое воздействие на ученика и являются фактором его развития.

Раби Йеуда а-Наси говорит: «Я научился глубокому размышлению более, чем мои товарищи, хотя видел раби Меира только со спины. А если бы видел его лицо, научился бы этому еще лучше, как сказано: “Пусть твои глаза видят твоего учителя” (Эрувин, 13б)». Маарша объясняет, что мимика лица особенным образом подчеркивает высказываемую мысль, поскольку выражение глаз и движение губ способствуют пониманию. Каждое движение учителя – урок для учеников, хороший или плохой.

Таким образом, ответственность за духовное рождение и развитие больше, чем за физическое, и необходима большая внимательность со стороны педагога. Невозможно, чтобы преподавание стало для учителя привычным и рутинным делом; он должен отдавать ему всего себя. Ученик должен чувствовать в нем воодушевление, ощущать, насколько он ценит и любит Тору, насколько скрупулезен в исполнении заповедей. Это возможно только с помощью языка сердца. Когда слова исходят из сердца учителя (а не только из его уст), они открывают сердца учеников – ведь лишь слова, исходящие из сердца, входят в сердце.

[Талмуд (Бава Батра, 21а), описывая становление системы обучения детей Торе в эпоху Второго Храма, упоминает, что вначале было решено собрать учителей в Иерусалиме, в силу сказанного: «Ибо из Сиона выйдет Тора» (Йешаяу, 2:3). Тосафот там (начальные слова: «Ки ми-Цийон…») пишут: видя великую святость Иерусалима и коаним, исполняющих свою службу в Храме, ученик в большей мере обратит свое сердце к страху перед Небом и старательному изучению Торы.

Хатам Софер добавляет к этим словам Тосафот следующее: «Несомненно, упомянутое решение об учителях включает в себя условие, что они в своей работе с учениками должны быть в высшей степени богобоязненными, ведь слова, исходящие из сердца, полного страха и трепета, входят в сердце юного ученика и зажигают в нем пламя страха перед Всевышним и любви к Нему. Таков смысл слов Торы: “И да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, на сердце твоем” (Дварим, 6:6), и сразу после этого сказано: “И обучай им детей твоих” (там, 6:7). И напротив: даже если сам учитель много изучал Тору, но в его сердце нет в должной мере страха перед Творцом и любви к Нему, то его работа – обман, и он разрушает душу ученика своего; о нем и о словах его сказано: “Яд змеиный ‑ поучение глупца” (см. Мишлей, 7:22). И таков же смысл сказанного: “Только берегись и очень оберегай свою душу, чтобы не забыл ты дел, которые видели глаза твои… и поведай о них сыновьям твоим и сыновьям сыновей твоих” (Дварим, 4:9). Это тоже предостережение: когда ты сам чувствуешь, что забыл Творца и сердце твое не предано Ему всецело, – не обучай сыновей твоих; зачем вводить в грех их чистые души?»]

«Если ты видишь ученика, для которого учеба тяжела, как гранит, ‑причина в том, что его учитель не был с ним приветлив и благожелателен» (Таанит, 8а). Радушие открывает сердце ученика для Торы. Меламед должен быть приветливым с учеником, постоянно поддерживать и подбадривать его. Восхищаясь каждым достижением и продвижением ученика, учитель дает ученику почувствовать свою почти материнскую радость и удовлетворение. Как мама тает от удовольствия от каждого движения или звука голоса своего ребенка, так и учитель Торы должен приучить себя радоваться каждому успеху ученика и самой малой порции усвоенного им материала. Эта радость пробуждает в сердце ученика стремление продолжать, прилагать усилия, стараться и добиваться успеха, чтобы удостоиться еще одной улыбки своего учителя; так повторяется снова и снова, и тем временем ученик привыкает учиться.

Есть педагоги, которые думают, что излишняя близость может стать причиной того, что ученик почувствует себя с воспитателем на короткой ноге и это приведет к пренебрежению и отсутствию дисциплины. Это не так! Здесь говорится не о дружеских отношениях, а о радости, которую доставляют учителю успехи ученика, и которая показывает ему, что тот отдает ему все свое сердце! И именно в такой сердечной близости заключается огромная сила – ведь если ученик не будет оправдывать ожидания учителя, тот не будет с ним приветлив, а это – тяжелое наказание! И чем большее близость, тем в большей мере самое малое отдаление становится наказанием.

Осознание важности и величия нашей роли, понимание ответственности, лежащей на нас за каждое слово, исходящее из наших уст, за любое проявление радушия или его отсутствие – все это заставляет нас много вкладывать в подготовку уроков, размышлять о каждом ученике, о нас самих, о том, как вести себя и что сказать ученикам. Рассказывают о Сабе из Слободки, что в ночь Йом Кипура он оставался бодрствовать допоздна, погруженный в мысли о том, как и о чем будет говорить с каждым из учеников в течение года («Лев Элияу», ч. 3, стр. 311).

Гемара уподобляет учителей звездам: «”И помогающие обрести заслуги многим (людям) – подобно звездам, пребудут вовек” (Даниэль, 12:3), – это те, которые обучают детей» (Бава Батра, 8б). Почему именно звездам, что между ними общего? Звезды кажутся нам маленькими светящимися точками, хотя они гораздо больше земного шара и только из-за огромного расстояния кажутся крошечными. Так и учителя: последствия их трудов огромны. Педагог не просто воспитывает ученика, сидящего перед ним, а формирует его личность на всю жизнь, определяет облик его, его будущей семьи и следующего поколения, учеников его и учеников их учеников. И потому мудрецы назвали учителей именно так: «помогающие обрести заслуги многим». В чем их величие? В том, что они «подобны звездам»: выглядят маленькими, а на самом деле – огромны! И работа учителей остается на веки веков.

Обычно человек не знает, какие силы скрыты в нем. Рамбан задает вопрос: откуда знали «мудрые сердцем» (так Тора называет мастеров, строивших в пустыне Мишкан, и изготовлявших одежды для Аарона), как выполнять работы, необходимые для постройки Мишкана? В Египте они выполняли грубую работу; никто из них не занимался таким тонким мастерством, как очищение золота и серебра и многое другое. Ясно, что они не могли быть большими специалистами в этом, а при постройке Мишкана требовалось величайшее и самое искусное мастерство. Рамбан говорит: «Совершенно не было среди них того, которого научил бы этим работам учитель или кто был бы сам искусен в этом; все происходило «по наитию» – человек обнаруживал, что в нем заложено определенное умение, и в нем зарождалась готовность выполнить волю Всевышнего. Он приходил к Моше и говорил ему: я сделаю все, что скажет мой господин (Моше)» (комм. Рамбана к стиху Шмот, 35:21). Когда человек обнаруживает в себе талант, когда у него есть стремление добиться успеха, он открывает в себе самом «кладезь сокровищ». Это проверяется в критические моменты, когда в тяжелых обстоятельствах человек оказывается способен на действия, выходящие для него за рамки обычного. И, наоборот: если человек ограничивает себя, удовлетворяясь тем, что он может, то он «усыпляет» скрытые в нем силы.

В рамках нашего великого предназначения на нас лежит обязанность обнаружить таланты, скрытые в сердце наших учеников, и это осуществляется с помощью постоянной поддержки, освобождающей и раскрывающей таящиеся в человеке силы, неведомые ему самому. Один из путей поощрения развития – подбадривать ученика и преувеличивать (в определенных границах) его способности (причем в действительности это даже не будет преувеличением, так как обычно человек использует только треть своих способностей). Ученик верит, старается и прилагает усилия – и неожиданно добивается успеха.

Нужно любой ценой избегать навешивать на ученика «ярлык». Нельзя говорить ему: «у тебя никогда не получается, ты всегда мешаешь». Ученик может поверить и отчаяться, а мы потом удивляемся: почему у него нет никакого стремления к учебе? И не понимаем, что мы сами уничтожили это стремление, сказав: «у тебя никогда не получается!» Мы должны заложить в учениках ощущение уверенности, что они способны добиться успеха, посеять в них доверие к Всевышнему, объясняя, что Он – Тот, кто «дарует человеку знание» и дает ему, еще до рождения, силы исполнить то, что на него возложено.

Гемара (Нида, 30б) рассказывает, что, когда человек находится еще в утробе матери, его обучают там всей Торе. Объясняет Виленский Гаон (комментарий к Мишлей, 16:26), что его обучают той части Торы, которую он должен постичь, будучи в этом мире, и на эту часть, разумеется, ему даются способности. И поскольку человек не знает, какая часть предназначена ему, он должен прилагать усилия, чтобы постичь как можно больше. И чем больше он будет стараться, тем больше ему будет помощь с Небес.

Рабейну Йона обещает успех тому, кто старается (см. его комментарий к Пиркей Авот, конец 2-й главы). Вот его слова: «“Не тебе закончить работу” – не говори себе: «мои силы ограничены, и я не смогу закончить работу; так какой же смысл в моих трудах и какая польза от моего усердия?”. Верно, не тебе ее заканчивать, но так как ты трудишьсянад Торой (а ты не освобожден от труда над ней), ты выполняешь заповедь своего Творца! “И не волен ты избавиться от нее” – чтобы ты не сказал: “раз я не обязан закончить эту работу, не буду мучить себя ею, а буду учиться понемногу – час в день, например”. Не говори так, потому что ты – раб, приобретенный (Всевышним), чтобы трудиться над Торой дни и ночи, и тогда достигнешь успеха на пути своем и познаешь истину».

Наша роль не ограничивается лишь преподаванием. Мы должны подготовить ученика так, чтобы у него было стремление к учебе. И в этом – величие нашей грандиозной задачи.

Перевод – Л. Шухман


https://www.beerot.ru/?p=27006