Наследие праотцев и претензии лженаследников

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1433
наследие праотцев

В книге Берешит рассказывается, как был приобретен нашими предками надел в Святой Земле. Речь идет о том, как Авраам покупал у Эфрона пещеру Махпела. Пещера была куплена за полную стоимость, без каких-либо уступок со стороны продавца. Авраам с самого начала хотел, чтобы в этой сделке не было даже намека не только на подарок, но и на то, что Эфрон в чем-то пошел ему навстречу. В этом действии есть очень важный аспект. Известно высказывание наших мудрецов: «Поступки отцов – знак для сыновей». Сара видела Ишмаэля «забавлявшимся». Наши комментаторы говорят, что это намек на идолопоклонство, разврат или попытку убийства Ицхака.

И тогда Сара пришла к Аврааму и сказала, что сын наложницы не будет наследовать вместе с Ицхаком. Раши пишет: слова Сары означали, что Ишмаэль хотел завладеть наследием Авраама, убив Ицхака.

В наши дни на Святой Земле происходят удивительные вещи. Первая из них – это претензии Ишмаэля на Эрэц Исраэль. Арабы вокруг нас претендуют именно на Землю Израиля. При этом все события разворачиваются вокруг Храмовой горы. Арабы претендуют на нее, несмотря на то, что она никогда не являлась для них какой-либо святыней. Почему-то они пытаются и сегодня наложить свою руку на наши святыни: на Святую Землю и на Храмовую гору. Кроме того, потомки Ишмаэля уже почти полторы тысячи лет заявляют свои претензии на пещеру Махпела. Эпицентр террора сегодня находится именно в Хевроне. Очень важно, чтобы просьба Сары о том, что сын Агари не должен быть сонаследником Ицхака, была выполнена и в наши дни. Мы видим, что ей было чего бояться. И то, чего опасалась наша праматерь еще в свое время, мешает нам спокойно жить сегодня.

Давайте рассмотрим происходящее с других позиций. Когда мы говорим о наследии, речь не идет о материальном наследстве. Да и наследование Святой Земли – это не получение недвижимого имущества. Речь идет именно о наследование духовных ценностей. Для кого-то Земля Израиля – всего лишь один из вариантов осуществления сионистского проекта (подобным проектом была и Уганда). Концепция «земли для народа» по аналогии, например, со Швейцарией для швейцарцев, не имеет никакого отношения к еврейству. Святая Земля – то уникальное место, где присутствует Шехина, земля, находящаяся под непосредственным наблюдением Творца, место нахождения Храма и получения пророчеств, место раскрытия света Торы.

Духовные наследники Ишмаэля и Эсава претендуют на наше духовное наследие. Существует алаха, согласно которой, должность первосвященника наследовал его сын, если он подходил для этого по своему уровню. На чем это основывается? Я понял это благодаря своему учителю раву Хаиму Камилу. Семь с половиной лет назад трагическая смерть унесла из нашего мира рава Шимшона Пинкуса вместе с женой и дочерью. Через месяц после этого, в день шлошим, на должность раввина города Офаким, которую раньше занимал рав Шимшон, назначили его старшего сына, очень достойного авреха. На большом собрании, посвященном этому, мой учитель, рав Хаим Камил, сказал слова, которые меня поразили. Он сказал следующее: «Мы хотим, чтобы дух нашего учителя, рава Шимшона Пинкуса, остался в Офаким». Именно для этого раввином города был назначен его сын. Почему? Есть такое правило: «Сын – это нога [продолжение] своего отца». Это касается, в первую очередь, духовного аспекта. То есть, сын является духовным наследником отца. На этом основывается принцип наследования царствования еврейскими царями. В наши дни главы ешив оставляют руководство своим сыновьям, и это – алаха. Передача большими раввинами своих должностей сыновьям тоже является алахой. Все это связано с тем, что сын наследует духовные силы отца.

Попытаемся это понять в контексте разбираемой нами темы. Суть нашего конфликта с потомками Ишмаэля и Эсава в том, что они претендуют на духовное наследие Авраама и Ицхака. По мнению потомков Ишмаэля, там, где в Торе идет речь о евреях, имеются в виду не мы, а арабы. Что Яаков выкупил у Эсава? Первородство. Бхор (первенец) – это тот, кто в первую очередь наследует духовную силу отца. Как потомки Эсава, так и потомки Ишмаэля, провозглашают себя наследниками веры наших праотцев. Это старая и известная претензия. В наши дни мы лишь наблюдаем еще один этап войны за это наследие.

Что мы можем этому противопоставить? Сказано в книге «Зоар» со ссылкой на прямой источник в Торе, что Авраам просил Всевышнего, чтобы Ишмаэль был «перед Ним». Здесь речь идет о Б-гобоязненности. Безусловно, потомки Ишмаэля причастны к завету Авраама. Это касается брит мила (обрезания) Ишмаэля и того, что Всевышний принял молитву Авраама о нем. Все это, конечно, усугубляет наши проблемы в Земле Израиля. Ведь на эту землю претендовали многие, в том числе и крестоносцы, которые захватили ее на какое-то время. Но от них здесь не осталось ничего, кроме развалин замков. Это связано с тем, что у них не было истинных оснований получить какой-то удел в Святой Земле. Основания на это есть только у потомков Ишмаэля. Эта заслуга дана им в силу молитвы Авраама и брита – обрезания, сделанного Ишмаэлем.

Книга «Зоар» говорит, что завет Ишмаэля был «пустым». Поэтому его потомки получили пустой эту землю. После обрезания сына, еврейского отца благословляют: «…так же как он вошел в брит, пусть удостоится Торы, хупы и добрых дел». Таким образом, исполнение законов Торы, семейная жизнь и добрые дела – это прямое продолжение вступления в завет путем обрезания. Таким образом, Ишмаэлю мы можем противопоставить полноценное исполнение нашего завета со Всевышним. Если же мы исполняем его только частично, то нам противостоит сила завета Ишмаэля. Поэтому мы должны понять, каким образом можем удостоиться полного исполнения этого завета.

Мы уже упоминали одно место в трактате Гитин. Там приводится спор о том, что составляет большую часть Торы: Тора Письменная или Устная. Тосафот приводит там мидраш «Шмот Раба», в котором говорится, что идолопоклонники предъявили свои права на Тору. Здесь, в первую очередь, имеется в виду перевод ТаНаХа. Говорит мидраш, что если бы большая часть Торы была записана, то народы мира все это перевели бы и приспособили для себя. То есть, Всевышний не записал большую часть Торы для того, чтобы ею не овладели люди, далекие от завета с Творцом.

В чем выражается то, что народы мира в какой-то степени овладели нашей Торой? Все деление ТаНаХа на главы, нумерация стихов заимствованы у христиан. И было бы очень хорошо все это отменить и заменить чем-то другим. Но… Это уже «вросло» в нашу практику: все приводят стихи ТаНаХа в соответствии с этой нумерацией.

Таким образом, устная Тора – это единственное, что мы можем противопоставить народам мира. То, что Всевышний дал нам в записанном виде только меньшую часть Торы, а все остальное – устно, помогает опровергнуть претензии народов на то, что они перевели всю Тору на свои языки и теперь имеют на нее права.

В книге «Зоар» говорится: «Всевышний, Израиль и Тора – едины». Самое простое понимание этих слов – это то, что Тора объединяет нас со Всевышним. Это и есть завет. Причем завет не в смысле «соглашение». Здесь имеется в виду завет, заключенный Авраамом со Всевышним между рассеченными частями животных. Это символизировало союз, в котором стороны являются частями единого целого. Наш Завет со Всевышним состоит в том, что мы посредством Торы прилепляемся к Всевышнему и становимся едины с ним. Причем посредством именно Устной Торы.

Я хочу объяснить сказанное словами, которые я слышал от рава Моше Шапиро много лет назад. Есть в Талмуде такое выражение – алибо, означающее объяснение такой-то вещи, по мнению такого-то мудреца. Алибо – дословно – «по сердцу», то есть объяснение чего-то по пониманию сердца такого-то мудреца. Есть Письменная Тора, хранящаяся в виде свитка в Арона а-Кодеш в синагоге. И даже великие книги Устной Торы записаны в виде Талмуда и хранятся на полках. Но основа завета – это та Устная Тора, которая остается в нас самих. Великий автор «Бейт а-Леви» пишет в предисловии к своей книге, что пергамент, на котором записана Устная Тора – это мозг мудрецов. Тора, которая становится частью нас самих, – с ее помощью осуществляется завет Творца с нашим народом. В Письменной Торе важны каждое слово и каждая буква, в Устной же Торе – понимание основ сказанного и то, как мы это воспринимаем. На языке книги Мишлей Устная Тора называется Торат имеха (Тора матери твоей). Это – Тора народа Израиля в том виде, в каком она воспринимается головой и сердцем величайших светочей Израиля. И дело здесь не в заучивании наизусть стихов Торы или Мишны, а в том, что слова Торы становятся частью нас самих. Когда мы начинаем думать, дышать и ощущать через призму Торы окружающую реальность, она связывает нас со Всевышним и становится неотъемлемой частью нас самих.

Потомки Ишмаэля претендуют на большее, чем им полагается. У них есть лишь бледная тень нашего завета, далекая от совершенства. Что мы можем сегодня противопоставить их претензиям? Полноту нашего завета. А это – наша Устная Тора. И не просто тома Талмуда стоящие на полке, а Тора, являющаяся частью нас, посредством которой мы думаем и дышим. Так вот, противопоставить мы можем тот самый завет Устной Торы между народом Израиля и Всевышним, о котором говорится в трактате Гитин. И тут нужно упомянуть одну очень важную вещь. У человека, не готового углубленно трудиться над Торой, ломать голову над сложным вопросом два-три часа, споря и, перечитывая материал, вдумываться в него снова и снова, есть очень слабое представление о том, что такое Устная Тора.

К сожалению, сегодня есть тенденция упрощать изучение Торы вместо того, чтобы углубляться в нее. У нас есть замечательная книга: Талмуд. Талмуд – это душа нашего народа в изгнании. С одной стороны, это очень тяжелая книга. Это потемки для того, кто еще не научился в ней разбираться. Сказано об этом в Гемаре: «Посадил меня Всевышний во тьму». Эти слова – о Вавилонском Талмуде. Это тяжелая книга, но весь свет Торы открывается только в результате тяжелой работы над ней. Все светочи Израиля стали таковыми в результате кропотливого труда с целью разобраться в этой книге и увидеть несколько уровней понимания. И только тогда, когда это сделано, Талмуд начинает светиться великим светом.

Приведу один простой пример, который будет понятен тем, кто сам учится. Есть два уровня изучения Талмуда: бкиют (более поверхностное изучение) и июн (углубленное изучение). Разница между поверхностным и глубоким пониманием любой темы настолько велика, что, после углубленного изучения, поверхностное понимание кажется настолько ничтожным, что просто не о чем говорить. Сегодня же есть тенденция взять переведенный и комментированный Талмуд, который можно читать на любом языке, как газету. С одной стороны, при сегодняшнем плачевном состоянии духовного уровня нашего народа нужно облегчить людям вход в Талмуд. И поэтому мы работаем над переводами. Но суть завета нашего народа со Всевышним не изменилась. Нас связывает с Ним тяжкий труд над Устной Торой. И это то, что мы можем противопоставить претензиям Ишмаэля.

Семьдесят пять лет назад в 1940 году в конце месяца Хешван – начале месяца Кислев за короткий срок ушли в лучший мир два величайших главы литовских ешив: рав Шимон Шкоп и рав Барух Бер Лейбович. Их уход был страшнейшим потрясением для нашего народа. Когда это произошло, два живших в то время светоча нашего народа сказали об этой потере следующее: «Если бы рав Шимон Шкоп и рав Барух Бер были живы, нацисты не смогли бы войти в Литву». Одним из тех, кто сказал это, был рав Хаим Озер Гродзенский, глава поколения, живший в Вильно, другим был наш учитель Хазон Иш. Иными словами, они сказали, что труд над Торой этих двух праведников защищал всю Литву. Этот труд над Торой и есть тот самый завет Устной Торы.

Рава Баруха Бера Лейбовича как-то спросили, нужно ли прерывать учебу, чтобы сказать благословение на услышанный гром. Он ответил: «Я не понимаю, как человек может слышать гром, если он учит Тору». Для него было очевидно, что это невозможно, причем не из-за шума в ешиве! Есть другие истории о нескольких мудрецах Торы, которым не могли делать операцию под наркозом из-за того, что наркоз для них был опасен. Эти великие люди погружались в изучение Талмуда так глубоко, что не чувствовали боли, и в таком состоянии им делали операцию. Мы не пытаемся сравнивать себя с такими величайшими светочами Торы. Но есть вопрос, касающийся каждого из нас: ищем ли мы в Торе что-то легкое или готовы над ней трудиться? Нам надо понять: то, что легко – то поверхностно, и такой учебой не осуществляется завет Торы. К тому, что поверхностно, вполне могут иметь отношение Ишмаэль и Эсав. Нет проблемы в том, что Талмуд переведен на другие языки, но наша сила именно в труде над Торой. Иногда в аннотациях к изданиям говорится, что книга написана легким, простым языком и «доступна для каждого». Однако, для того чтобы по настоящему углубиться в Тору, нужно достичь глубин ее понимания. А понимание Торы доступно только тому, кто над нею трудится!

И здесь каждый из нас должен сделать тшуву на своем уровне: вернуться к завету Устной Торы путем настоящего труда над ней. Наш учитель рав Шах очень плохо относился ко всяческим суррогатам, позволяющим учить Талмуд, не трудясь над ним. Конечно, для определенного количества евреев такие издания Талмуда – это спасение. Но мы должны понять, что нельзя останавливаться на таком поверхностном понимании, чтобы не остаться далекими от завета. Ведь, в таком случае, мы не сможем противопоставить нашу Тору завету Ишмаэля. И на это намекает наш великий учитель царь Шломо в отрывке «Эшет Хаиль» из книги Мишлей. Мишлей – это притча. Если кто- то думает, что смысл гимна «Эшет Хаиль» исчерпывается прославлением его собственной жены, то это не так. Виленский Гаон пишет, что эшет хаиль – намек на Тору. «Зоар» пишет, что это намек на Шехину. Безусловно, когда в еврейском доме есть жена, в которой воплощается присутствие Шехины, то это касается и ее. Виленский Гаон объясняет, что намек на Тору содержится в гиматрии слова хаиль, равной 48. Это соответствует 48 методам приобретения Торы согласно Пиркей Авот. Сказано в Мишлей: «И хлеб ленности она не ест». Виленский Гаон объясняет, что слова «хлеб ленности» означают поверхностную учебу. Путем же Торы является не «хлеб ленности», а углубленная учеба.

Сказано в Пиркей Авот: «Нет муки – нет Торы, нет Торы – нет муки». Принято объяснять, что под мукой подразумевается заработок, пропитание. Однако я не нашел нигде больше в наших святых книгах, чтобы пропитание называли словом кемах (мука). Виленский Гаон дает другое объяснение. По его словам, «кемах» и «Тора» здесь – это два подхода к изучению Торы. «Тора» – это усвоение большого количества материала. «Кемах» же – это глубокое осмысление усвоенного материала, подобно перемалыванию зерна в муку. Виленский Гаон говорит нам, что в изучении Торы необходимы как глубокие знания, так и углубленное понимание, которое он называет словом «кемах».

В Талмуде есть выражение «вырывает горы и перемалывает их друг об друга в свару(глубокое понимание)». Это и есть «кемах» в понимании Гаона. Когда мы имеем и большие познания в Торе, и глубокое ее понимание – это и есть путь обретения завета. При этом Всевышний не требует от каждого из нас того, что мы не можем исполнить. Но то, что мы можем, – должны делать с максимальной отдачей. Есть такое выражение: «Не про нас будет сказано». Так пусть слова из Мишлей «хлеб ленности» будут сказаны не про нас.

Добавлю еще одну вещь, которую приводит Виленский Гаон. Он говорит, что человек молодой может учить много бкиют, то есть усваивать большое количество материала. По мере своего взросления, он должен чаще трудиться над «перемалыванием», то есть углубленным пониманием. Хорошим примером является рав Хаим Каневский: в молодости он очень много учил бкиют. Но тут нужно сделать одно замечание. Многие из нас начали учиться в зрелом возрасте, когда наша способность к запоминанию материала, без углубления в него резко падает. Человек, вышедший из юношеского возраста, может что-то усвоить, только если хорошо в этом разберется. Из своего опыта я знаю, что запоминается то, над чем я много трудился и думал. То, что усвоено без труда, быстро забывается. Поэтому, нам нужно много учиться, вдумываясь в выученное. И это – великая защита нашего народа. И дай Б-г, чтобы стал явным завет, которого мы удостоились от Всевышнего, и чтобы всем стала ясна лживость претензий тех, кто пытается его оспорить.

Подготовил рав Ц. Маламуд


https://www.beerot.ru/?p=22102