В чем суть и в чем особенность Шаббата?

благословил

По материалам уроков рабанит М. Леви (дочери рава Шимшона Довида Пинкуса)

Шаббат – одна из тем, которые были наиболее дороги папе. Интересно, что свои выступления на самые разные темы и по самым разным поводам он часто сводил к теме Шаббата. Над этой темой он очень много работал, вкладывая в нее всего себя.

Я неоднократно слышала от него лично, что он чувствует, что его предназначение в этом мире – раскрыть еврейскому народу две темы – тему Молитвы и тему Шаббата. И он вложил в это очень много сил, написав две книги – «Врата молитвы» (שערים בתפילה) и «Царица Суббота» (שבת מלכתא). После папиной смерти вышло много книг, составленных на основе его уроков и выступлений. Но эти две книги написаны, выверены и изданы им лично. Невозможно описать, сколько времени он потратил на написание своих книг, и не столько на написание, сколько на стирание уже написанного. Папа выверял каждое слово и любил повторять, что при написании книг он чувствует особую помощь свыше, которую он получает в заслугу того, что умеет стирать.

Для того чтобы раскрыть тему Шаббата, зададим несколько вопросов.

Что такое Шабат?

На протяжении всего года в еврейском календаре есть много «остановок», подаренных нам Всевышним для того, чтобы набраться сил. Каждая такая остановка – очередная точка на нашем пути, поднимающая нас и дающая толчок для продолжения нашей еврейской жизни. Начинается календарный круг с Песаха, когда мы подзаряжаемся верой. В Шавуот мы заново получаем Тору. Затем Грозные дни, Суккот, Ханука, Пурим – у каждого своя задача, своя особенность, свое влияние. Каждая такая остановка – это возможность приобрести что-то, что даст нам возможность вырасти в определенном аспекте.

Есть дополнительная остановка – Шаббат Кодеш, остановка, на которую мы попадаем не раз в год, а каждую неделю, и потому зачастую недооцениваем ее важности. Мудрецы учат нас, что Шаббат – самый святой день в году. Но из-за того, что он встречается на нашем пути каждую неделю, мы воспринимаем его как часть будничной рутины, не останавливаемся, не задаем вопросов, которые надо было бы задать, и не получаем ответов, которые могли бы получить. И мы не понимаем, что происходит, что это за день такой особенный, что за подарок мы получили от Всевышнего. Шаббат заканчивается, неделя пролетает, и мы вваливаемся в очередной Шаббат. От одной своей ученицы я слышала такую фразу: «Для меня Шаббат – это одеяло, подушка и стакан чая». Конечно, отдых – одна из составляющих Шаббата. Но не это является его сутью!

Что же такое Шаббат? Что подарил нам Всевышний? Мы готовим вкусную еду, убираем дом, стелим белые скатерти – это правила, всем известные, но они – внешние. А в чем заключается внутренняя суть Шаббата? Всевышний обращается к Моше, говоря: «У меня припрятан для вас драгоценный подарок. Имя ему – Шаббат. Иди и объяви об этом еврейскому народу». Что это за подарок, о котором надо извещать заранее? Всевышний хочет подарить нам подарок – пусть подарит. Почему нужно объявлять об этом?

Приведем пример из жизни. Бабушка приезжает к внуку с подарком. Внук берет в руки красиво упакованную коробку и приходит в неописуемый восторг: «Бабушка, откуда у тебя такая красивая бумага, с такими замечательными картинками?». Бабушка объясняет, что в бумагу подарок завернули в магазине, и рекомендует развернуть упаковку. Но внук не может налюбоваться на оформление подарка: «Бабушка, а откуда такие чудесные ленточки – красные, с золотом по краям?». Бабушка разочарована: «Ленточки тоже привязал продавец в магазине. Но это не главное. Ты открой подарок! Ты даже не представляешь, что есть внутри!!! Открой, посмотри!».

Подарок, который мы получили от Всевышнего, очень красиво упакован – в нарядные одежды, чистый дом и изысканные кушанья. Эта «упаковка» очень важна, ею нельзя пренебрегать. Но ведь можно прожить сто двадцать лет, проводя Шаббат каждую неделю, любуясь красочной упаковкой, и так и не посмотреть, что же внутри этой упаковки! Поэтому Всевышний просит объявить о Шаббате заранее, чтобы мы не забыли открыть упаковку и заглянуть внутрь.

Почему такое строгое наказание?

Мы затронем еще один аспект, который поможет нам правильно взглянуть на вещи. В законах Шаббата мы сталкиваемся с удивительным явлением, с которым мы почти не встречаемся в других еврейских законах. И явление это заставляет задуматься о том, что же происходит в Шаббат. В Шаббат запрещены многие действия. И запрет нарушения Шаббата настолько строг, что во времена Санедрина еврей, нарушивший, несмотря на полученные предупреждения, Шаббат при свидетелях, приговаривался к смертной казни, причем к самой тяжелой – к побиению камнями (скила). И ведь, вполне возможно, совершенное им действие было, казалось бы, незначительным, например, он снял сливки с молока запрещенным способом, нарушив запрет отбора (борер), его предупредили, что это делать запрещено, были свидетели, что он, приняв предупреждение, все равно это совершил, – он подлежит смертной казни через побиение камнями. Да что же такого он сделал? Это, в самом деле, не понятно. Впервые это случилось уже во второй после принятия Торы Шаббат с евреем, который вышел в Шаббат собирать хворост и был за это казнен. В чем же он так провинился? Мудрецы очень интересно определяют законы Шаббата как «горы, подвешенные на волоске». Представьте себе гору, подвешенную над нашими головами при помощи тонкого волоса, который вот-вот порвется, и если он порвется, гора попросту упадет нам на голову. Малейшее нарушение может привести к самому страшному наказанию. Почему? Ведь по еврейским законам человек, сжегший свиток Торы (что представляется нам ужасным преступлением, и это действительно ужасно), наказывается палками. Не смертная казнь, и уж конечно, не скила. Вор не подлежит смертной казни. Многие проступки, которые в наших глазах видятся страшными, не заслуживают такого строгого наказания. Почему? Что же происходит? Что особенного в законах Шаббата? И что мы должны из этого выучить?

Прежде чем мы попытаемся ответить на этот вопрос, отметим еще один момент. В иудаизме есть еще одна похожая ситуация, когда, чуть оступившись, можно заработать смерть с Небес. Везде, где речь идет о Храме и о законах, связанных с Храмом и с жертвоприношениями, есть очень строгое отношение к выполнению этих законов, и так легко промахнуться и заслужить смерть. Если кто-нибудь откроет «Бейт абхира» Рамбама, он ужаснется, увидев, как много таких законов.

Более того. Один день в году один еврей заходил в самое святое место Храма, и там не нужно было совершать какого-то неверного действия, достаточно было одной неверной мысли, чтобы уже не вернуться оттуда живым! Мудрецы сообщают нам, что Первосвященник заходил в Святая Святых в Йом Кипур, обвязанный веревкой, одна неправильная мысль – и он уже не возвращался своими ногами, а вытягивался за эту веревку. Не действие, только мысль! Известно, что представители колена Леви предъявляли Моше претензии, что законы, связанные со службой в Храме, чересчур суровы. Рамбан говорит, что одна из причин того, что колено Леви было самым малочисленным, заключается в том, что работа в Храме попросту убивала их! Почему? Почему такое строгое отношение к законам Храма?

Приведем пример.

Представьте себе человека, которого мучают боли в руке. Он приходит к врачу, врач направляет его сделать рентгеновский снимок, и снимок показывает, что в руке, да смилуется Всевышний, есть какое-то образование. Врач объясняет пациенту, что необходима срочная операция. В назначенный день он появляется в операционной, и неопытный хирург, которому больше подошла бы профессия сапожника, делая операцию, промахивается на сантиметр, задевает магистральный сосуд и… рука пациента остается парализованной на всю жизнь! Парализованная рука – это ужасно. Чтоб вам этого никогда не знать!

Моя сестра тяжело пострадала в аварии, которая унесла жизни моих родителей. Мы видели много чудес, мы получили сестру в подарок, никто не думал, что она выживет. Жизнь ее полна испытаний и тяжелых приговоров, один из которых – это парализованная рука. Невозможно описать, как мы обязаны благодарить Всевышнего за все, что Он дает нам, в частности, за две руки! Представьте себе девушку, которая вынуждена все делать одной рукой. Как можно сделать одной рукой хвостик на голове? Невозможно! Завязать шнурки? Не может! Расстелить скатерть? С трудом. Помыть посуду? Это займет в восемь раз больше времени. Мы даже не отдаем себе отчета, как много мы пользуемся двумя руками. Жизнь с парализованной рукой – это совсем другая жизнь… И все-таки, при всех сложностях, жизнь продолжается!

А теперь представьте себе человека, которого мучают боли в голове или в груди. И поход к врачу заканчивается операцией на мозге или на сердце. И не надо сантиметра, и даже миллиметра. Достаточно, чтобы врач промахнулся на долю миллиметра, чтобы жизнь пациента закончилась.

То есть, если речь идет о безжизненном внешнем органе, это очень и очень печально, но если речь идет о поврежденном внутреннем органе, от которого зависит вся жизнь человека (сегодня ни один врач не делает такую операцию без микроскопа), маленькая промашка может обернуться большой трагедией.

В иудаизме тоже есть внешние и внутренние органы. Не будем вдаваться в подробности, нам важно понять, что чем строже Всевышний относится к соблюдению каких-то законов, чем страшнее наказание за их нарушение, тем важнее орган, с этими законами связанный.

Почему мы грешим?

Давайте попытаемся понять, что такое Храм. Каково было его значение, и насколько трагично для нас сейчас его отсутствие. Храм – это место встречи Всевышнего с еврейским народом. Что это значит? Ведь Он есть везде и всегда! Но не везде и не всегда мы ощущаем Его присутствие. И отсутствие этого ощущения приводит к разрушению, приводит к греху. Все мы, к великому нашему сожалению, иногда оступаемся – в разговоре, в законах Шаббата, в уважении к родителям, в правильности намерений во время произнесения благословения… Хотим ли мы грешить? Хотим ли мы делать что-то, что противоречит желанию Всевышнего? Конечно, нет. Все мы хотим делать то, что Ему угодно. И нам известно, что именно Ему угодно. Нам известно, что нельзя злословить, нам известно, как должны выглядеть наши благословения и молитвы. Нам известно, как правильно себя вести. И мы не хотим грешить. Так почему же мы грешим? Потому что не ощущаем присутствия Всевышнего.

Маленький пример. Мой сын, когда ему было около трех лет, был замечательным послушным мальчиком, но имел одну слабость. Он любил подходить к маленькой раковине в коридоре, открывать кран на полную мощность, и восхищенно смотреть на водопад, плещущийся во всех направлениях, зрелище, которому нет подобных… Мама его почему-то совершенно не разделяла его восторгов и всеми известными ей методами пыталась объяснить ему, что делать этого нельзя. В результате ребенок понял, что с мамой лучше не спорить, и, как правило, кран не трогал. В какой-то момент я заметила, что между нами происходит интересная борьба. Ребенок был не глуп. Если мама находилась поблизости, совсем на виду или в соседней комнате, он не открывал кран вообще. С мамой связываться не стоит. Если мама была в другом конце дома (дом не такой уж большой, но все-таки), он иногда открывал кран, а иногда – нет. Проблемы начинались, когда мама уходила из дома. Почти всегда мне звонила старшая дочь: «Ой, мама, Мойше открыл кран…». Все очень просто. Когда мамы нет дома, можно делать то, что она не разрешает. Когда мама дома, то ребенок или боится наказания, или не хочет маму расстраивать. Но когда мамы нет, она не видит, она не знает – кажется, что все дозволено.

Мы грешим, делаем что-то против желания Всевышнего, потому что «Его нет дома». Все мы знаем, что Он – везде, но мы не чувствуем этого, мы не чувствуем, что Он видит и слышит все, что мы делаем. Во время молитвы у нас может возникнуть ощущение, что мы разговариваем со стенкой, и мы можем закрыть сидур, так и не почувствовав, что Он слышит каждое наше слово. Ощущение связи с Творцом, ощущение, что Он здесь, близко, что Он нас видит, – это то, чего нам недостает.

В Храме невозможно было не чувствовать присутствия Всевышнего. Мудрецы говорят, что каждый, кто приходил в Иерусалим, мгновенно раскаивался. Что происходило? Вдруг снимались все заслоны, и еврей чувствовал – Творец находится здесь. Как же он мог грешить? Как мог он сделать что-то, противоречащее Его желанию? Он пугался самого себя и раскаивался на месте. Не было человека, который ночевал в Иерусалиме, не раскаявшись. Как можно грешить, если Всевышний – рядом? Мы должны понять, что благодаря Храму мы удостаивались самого большого подарка – искупления грехов.

Что такое трагедия?

Мы живем в мире, где вокруг нас происходят трагедии. Что такое трагедия в нашем понимании? Смерть, болезнь, бесплодие, ребенок, который ведет себя отвратительно… Это все действительно тяжело. Но все это заканчивается здесь. 80, 90, 100 лет – и это закончится. Настоящие трагедии начинаются после этого. После этого мира нас ждет мир Вечности. Наша душа начинает свой путь здесь, но это – только начало. Настоящая жизнь – в Вечности. Грех, который совершает человек, не заканчивается здесь. Он может сопровождать его на веки вечные, если только он не раскаялся и не стер этот грех. И это – настоящая трагедия. Прибыть в Вечный мир с грехом – это самое ужасное, что может быть. Никакого сравнения с самыми страшными катастрофами этого мира, которые мы только можем себе представить, с которыми нам так тяжело смириться.

Мы хотим, чтобы мир был добрым, красивым, улыбающимся нам, чтобы все шло гладко, именно так, как мы запланировали… Но это очень упрощенный взгляд на мир.

Как-то к папе пришла молодая женщина, которой было очень тяжело, у нее было несколько маленьких детей, которые рождались буквально один за другим, и она с трудом справлялась с ними. Она пришла к раву спросить, как она может изменить ситуацию. Папа сказал ей: «Сколько лет ты еще сможешь рожать? Сколько лет еще тебе будет так тяжело? Пятнадцать? Двадцать? Каждая еврейская душа – это Вечность! Разве можно сравнить двадцать трудных лет с Вечностью?

Это папа повторял во многих сложных ситуациях. Что такое несколько десятков лет, наполненных трудностями, по сравнению с Вечностью?

Конечно, мы молимся, чтобы Всевышний не посылал нам тяжелых испытаний. И наша молитва спасает нас от многих проблем! Но остаются трудности, через которые мы должны пройти по замыслу Всевышнего. И мы задираем голову в недоумении: «За что? Дай нам пожить спокойно!».

Та самая моя сестра, которая на момент аварии была 11-тилетней девочкой – способной, счастливой, красивой, избалованной… В один момент Всевышний изменил ее жизнь так, что и представить невозможно! Во всех аспектах – физических, духовных… И все это ей, ребенку, пришлось пережить без поддержки родителей! Сколько страданий может выдержать маленькая девочка? Как ответить на этот вопрос? Мы говорим о страданиях тела в этом мире. Мы учитываем существование души? Мы знаем, что было раньше? Что будет потом? Что ждет ее? Да, сейчас ей очень-очень тяжело. Но мир не заканчивается здесь. Есть большой прекрасный мир, мир Вечности. Что мы возьмем с собой туда?

Во времена Храма у еврея была возможность прийти со своим грехом, принести жертву и уйти без греха! Какое это счастье, какой бесценный подарок! Но если вдруг коэн сделал что-то не так, или жертвоприношение совершил не коэн, грех оставался. И это – трагедия! Это – глубокая рана для души. Тем более, в Йом Киппур. Первосвященник должен был искупить грехи всего еврейского народа, и  даже одна его неверная мысль могла все испортить. Весь еврейский народ мог остаться с неискупленными грехами! Это – такая ужасная трагедия, что Первосвященник, из-за которого это случалось, погибал!

Кто здесь хозяин?

Храм был сердцем еврейского народа! Как наше сердце является для всего тела источником крови, необходимой для поддержания жизни, так Храм являлся для всего еврейского народа источником духовности.

Шаббат Кодеш – сердце иудаизма. Законы Шаббата – такие строгие, потому что, нарушая их, мы наносим удар по сердцу! Как Храм был местом, в котором ощущалось присутствие Всевышнего, так Шаббат Кодеш – это время, когда мы ощущаем присутствие Всевышнего. Шаббат – это сутки особенной близости к Всевышнему. Можно провести множество параллелей между Храмом и Шаббатом. Откуда мудрецы учат, что в Шаббат нужно надевать особые одежды? Из того факта, что коэн во время служения в Храме надевал особые одежды. Не подобает заходить в дом Всевышнего в будничной одежде! Шаббат – время, принадлежащее Всевышнему. Не подобает проводить это время в будничной одежде! Необходимо мыться перед Шаббатом так же, как коэны омывали (освящали) руки и ноги и окунались в микву перед тем, как приступить к служению. Зажигание субботних свечей параллельно зажиганию Храмовой Меноры. Субботний стол, накрытый скатертью, параллелен Храмовому столу. Есть обычай, может быть кто-нибудь из вас ему следует, печь двенадцать хал параллельно двенадцати хлебам в Храме. Я не буду подробно на этом останавливаться, это можно прочитать в папиной книге, где он подробно и красиво проводит параллели между Храмом и Шаббатом. Мы должны понять, что Шаббат – это аналог Храма.

Есть интересный вопрос, связанный с законами Храма, который обсуждается мудрецами. Коэн посвятил себе женщину, используя вместо кольца мясо жертвы. Стала ли она его женой? Известно, что предмет, посредством которого мужчина приобретает женщину в жены, должен удовлетворять двум условиям – являться ценной вещью и принадлежать этому мужчине. Если этот предмет не принадлежит ему, женщина не становится его женой. Принадлежит ли мясо жертвы коэну? Отвечают мудрецы: нет! Она не стала его женой. Да, у него есть право съесть это мясо, но оно не принадлежит ему. В доме Всевышнего все принадлежит Всевышнему!

А что с нами, наслаждающимися субботней едой? Учат наши мудрецы, что все расходы до конца года определяются в Рош а-Шана, кроме расходов на Шаббаты, праздники и обучение сыновей Торе.

Папа очень красиво объяснял, почему Всевышний возвращает деньги, потраченные на учебу сыновей. Известно, что в сотворении ребенка принимают участие трое: отец, мать и Всевышний. Отец дает кости, мать – кровь, Всевышний – душу. Что нужно костям? Одежда. Отец должен обеспечить ребенка одеждой. Что питает кровь? Еда. Задача матери – накормить. А что необходимо для души? Изучение Торы! Это оплачивает Всевышний! И он действительно оплачивает! Это не пустые слова! Если ребенку нужен частный учитель, или его необходимо перевести в другой хедер, до которого можно добраться только на дорогостоящей подвозке, не экономьте, Всевышний все возместит!

Расходы на Шаббат тоже возвращаются. «Возьмите в долг за мой счет, я оплачу» – говорит Всевышний. Это – Его день, который Он проводит с нами, и Он этот день оплачивает. (Я не буду пытаться решить алахический вопрос, сколько денег и каким образом мы имеем право тратить в честь Шаббата.) Я удостоилась вырасти в доме моего великого отца, для которого это было реальностью. В нашем доме никогда не было лишних денег, но я поняла это, только выйдя замуж и столкнувшись с необходимостью вести свой собственный счет в банке. В доме родителей мы не ощущали никакой нехватки. Мы были счастливы, у нас было все, что нужно! Но совершенно особенным был Шаббат! Папа обычно не занимался покупками, но перед Шаббатом он сам шел в магазин, сопровождаемый одной из дочерей (в течение многих лет это была я). Он не считал денег, повторяя: «Что ты сомневаешься? Это же бесплатно! Даром!». Мама пыталась возражать: «Но мы же не съедим столько!», на что папа отвечал: «Изобилие – это знак уважения к Шаббату. Я хочу, чтобы на столе было изобилие. Я покупаю для Шаббата. А если что-то останется, доедим потом, ведь сказано, что Шаббат – источник благословения на всю неделю».

Один аврех, с которым папа учился много лет назад, рассказывал, как они учили эту сугию: «Возьмите в долг за мой счет, я оплачу». Папа сказал: «Давай, пойдем в пятницу в магазин, и на практике покажем друг другу, что мы покупаем продукты на Шаббат за счет Всевышнего». Этот аврех признался, что ему было очень тяжело. Папа ходил вдоль магазинных полок и говорил: «Бери! Это бесплатно! Ты что, не веришь? Всевышний обещает, а ты не веришь?!!».

Нет сомнений, что Всевышний возвращает расходы на Шаббат тем, кто верит в это! Не имеется в виду, что, соблазнившись вишнями по сорок шекелей за килограмм, мы будем обманывать себя, что покупаем их в честь Шаббата. Если мы действительно покупаем их в честь Шаббата, и действительно верим, что Всевышний возвращает расходы на Шаббат, тогда Он вернет нам деньги за вишни.

Все очень просто. Этот день принадлежит Всевышнему. Всевышний – хозяин. Он платит, это Его трапеза. Мы сидим за субботним столом, едим блюда, которые я приготовила, пирог, который я испекла, мусс, который я взбила, все это происходит в доме, который я убрала, но я здесь не хозяйка! В этот день Всевышний – хозяин!

Что это значит для нас? Все мы стараемся, чтобы наш субботний стол выглядел должным образом. Слова Торы, субботние песни… Но я должна признаться, и, может быть, с вами тоже такое случается… Не всегда все идет по плану. Иногда я могу вдруг каким-то образом оказаться на диване… Или сорваться на ребенка, пролившего кока-колу на чистый пол… Все случается. Но я могу поручиться, что я буду вести себя безупречно, ни на кого не буду сердиться, буду внимательно слушать слова Торы, которые произносятся за столом, если я нахожусь в гостях у важного человека.

Мой старший брат стал равом Офакима вместо папы. Пусть Всевышний даст ему много сил, он делает очень много для общины… Как-то мы гостили у него. Кроме нас, там была женщина из общины, вдова с двумя детьми. Она ерзала, как на иголках, все время шикала на детей, чтобы они вели себя как следует, буквально не давая им дышать. Я пыталась ей сказать, чтобы она не переживала, приводила в пример своих детей, которые бесились вволю. И вдруг, глядя на нее, я поняла, что значит быть в гостях у человека, которого ты очень уважаешь.

За нашим субботним столом мы не хозяева. Всевышний – хозяин. Во время третьей трапезы мы поем: «Эта трапеза – Святому Превечному». Папа как-то спросил, что это значит. Мы ответили, что Всевышний присутствует с нами на трапезе. Папа сказал: «Не верно! Это – трапеза Всевышнего! Не верно, что Он – наш гость! Он – хозяин! А мы – Его гости». А если Всевышний – хозяин, значит, мы не будем делать, что нам вздумается.

В Шаббат не властны законы природы

Из Шаббата мы черпаем веру на всю неделю. С каких слов мы начинаем Шаббат? «И завершены были Небо и Земля…»

«И завершены» – речь идет о полной остановке. Прошло шесть будних дней, в которые сознание наше спутано, дней, в которые происходящие события определяются законами природы. Какими законами? Вы знакомы с законом, гласящим: дважды два равно четыре? Я могу вам перечислить еще несколько примеров, которые кажутся нам «законами».

Девушка, папа которой – влиятельный человек, чьих денег хватает на покупку квартиры в Иерусалиме, выйдет замуж за самого талантливого ешиботника. А девушке, не обладающей такими достоинствами, придется подождать…

Если у девушки есть протекция, по окончании семинара ее ждут три ставки, а если нет протекции – пусть поищет работу…

Если обратиться к медицинскому светилу, то это принесет выздоровление, а если пойти к простому врачу, то болезнь только усугубится…

Если кто-то сболтнул про меня лишнее, значит, сватовство расстроится или я потеряю работу…

Это простые законы, по которым мы живем в этом мире… И мы все время куда-то бежим, кого-то ищем, что-то покупаем… Шесть дней в неделю мы живем по законам природы.

И вот приходит Шаббат. «И завершены были Небо и Земля…». «Небо и Земля» подразумевают под собой весь мир. Весь мир останавливается. Законы природы уже не властны над нами. Мы обнаруживаем, что Всевышний – хозяин этого мира. Что, если будет Его воля, я получу предназначенную мне пару несмотря ни на что. Мы понимаем, что не из-за того, что у нее есть протекция, она получила работу. Всевышний хотел дать ей эту работу, поэтому он устроил ей протекцию. Талантливый ешиботник подвернулся не потому, что в этой семье есть деньги. В этой семье растет девушка, подходящая ему, поэтому Всевышний послал им богатство. То, что предназначено мне, я получу, и никто не сможет этому помешать! И никто, кроме Него, не даст мне это!

Я приведу притчу, которую слышала от папы. Человек в темной комнате смотрит кино про животных. На экране – грозно рычащий лев, который бежит прямо на него. Все это выглядит так реально, что зритель начинает орать от ужаса. И в этот момент кто-то включает свет в комнате. «О, слава Б-гу, это только кино…»

Папа объяснял, что так приходит Шаббат. Мы живем в мире, где нам все время что-то угрожает – сокращение пособий, призыв ешиботников в армию… Мы кричим: «Караул!», и вот приходит Шаббат, зажигается Свет, и мы говорим: «О, слава Б-гу, это только кино…». Мир управляется Всевышним, здесь никто ничего не решает – ни глава правительства, ни Кнессет. Никто ничего у нас не заберет, если не будет на то воли Всевышнего. Он ждет нашего раскаяния. Он ждет нас.

Шаббат. Мир остановлен. Нет Неба. Нет Земли. «И завершены были Небо и Земля, и все их воинство. И завершил Всесильный в седьмой день работу, которую делал. И остановил (на иврите וישבת, корень тот же, что в слове שבת – Шаббат) в седьмой день всю работу, которую делал».

Всевышний – хозяин мира. Веру в это мы черпаем из Шаббата. И с этой верой мы должны прожить всю неделю, освящая ею наши будни.

«В присутствии царя недопустимо никакое движение без его согласия»

Шаббат – сердце. Раненное сердце – это трагедия. Сердце надо беречь. То есть, очень скрупулезно соблюдать законы Шаббата. Обычно с наступлением Шаббата мы перестраиваемся и прекращаем действовать автоматически. Евреи, вернувшиеся к иудаизму, отмечают, что сложнее всего для них – не совершать в Шаббат действия, которые они совершают постоянно, например, не выключать свет при выходе из комнаты. В Шаббат мы все время проверяем себя. Нет ничего обыденного, сделанного просто так, по привычке. Все – необычно.

Папа рассказывал известную историю про Бустеная, написанную в книге «Седер адорот». Бустенай был единственным выжившим потомком царя Давида после того, как вся его семья была уничтожена. Он спасся чудесным образом, и благодаря этому род Давида продолжился, и с Б-жьей помощью мы удостоимся увидеть Машиаха – потомка Бустеная, потомка царя Давида. Символом семьи Бустеная был комар. Почему? Юношей Бустенай встретился с персидским царем. Во время их встречи в комнату залетел комар, и уселся на лбу Бустеная. Естественная человеческая реакция в такой ситуации – поднять руку и прогнать комара. Бустенай стоял, не шелохнувшись. Комар продолжал пить его кровь. Царь не выдержал: «Почему ты не прогонишь комара?» Ответил ему Бустенай: «Я получил традицию от моего отца, что в присутствии царя недопустимо никакое движение без его согласия». Царю это очень понравилось, и он приказал сделать комара символом семьи Бустеная. Не очень ясно, за какие заслуги комар удостоился такого почета, но нам не это сейчас важно.

Папа повторял: «В присутствии царя недопустимо никакое движение без его согласия». В Шаббат мы не можем совершать никаких движений без согласия Всевышнего, ибо мы находимся у Него! Есть движения, которые в другие дни мы делаем автоматически. В Шаббат мы все время напоминаем себе, что есть движения разрешенные, и есть движения запрещенные. Рав Йонатан Эйбешиц говорил, что обязательно нужно учить законы Шаббата, чтобы не нарушить их, ведь, нарушая их, мы наносим удар в сердце иудаизма.

Хедер ихуд

Но не следует забывать, что наряду с запретами есть столько всего разрешенного! Какой это великий день! Всевышний проводит его с нами! Это не просто красивые слова, это – реальность! Мы забываем обо всем, что тревожило и заботило нас в течение недели. Только мы и Ты, Всевышний! В этом сила Шаббата.

И как печально, что именно в Шаббат может возникнуть пренебрежение молитвой. Девушка, которая каждое утро с чувством молится, в Шаббат решает подольше поваляться в кровати. Она бросает взгляд на часы, поворачивается на другой бок, еще немножко, еще… Потом, за пять минут до возвращения мужчин из синагоги, она вскакивает и вылетает на автостраду молитвы, делая знаки домочадцам: «Э! О-о! Ну, э-э…», скорей-скорей заканчивает и вваливается в Кидуш.

Шаббат – день, когда стоит встать пораньше и помолиться. Я вспоминаю, как молилась моя мама… В любой день ее молитва была особенной. Она молилась три раза в день. Шахарит она молилась нараспев, проговаривая каждое слово… Каждая ее молитва была для нас волнующим переживанием. Но мелодию, на которую ложились «Псукей дезимра» в Шаббат, я не могу забыть… Когда мы стали постарше, мама уходила утром в Шаббат в синагогу, а когда мы были маленькими, она ходила только на чтение Торы и на Мусаф. (Пропустить чтение Торы в синагоге – для нее это было немыслимо!) Шахарит она молилась дома, и я помню, как просыпалась под мелодию «Псукей дезимра». Для меня эта мелодия была неотъемлемой частью Шаббата.

В Шаббат есть немного больше времени, мы не такие уставшие. Мы можем по-другому помолиться, почитать недельную главу. Провести этот день с Всевышним.

Мои ученицы признаются иногда, что они не чувствуют этого, для них Шаббат на уровне ощущений не отличается от других дней. Поболтать с подружками, почитать интересную книжку, выспаться… Не более того.

Папа объяснял, что у евреев есть 613 заповедей. И почти каждую из этих заповедей могут выполнять и неевреи. И получать за это награду! Кроме Шаббата… Тот, кто проходит гиюр, не имеет права соблюдать Шаббат, пока не станет евреем. Мудрецы объясняют это при помощи аллегории. Если царь беседует с царицей, и в это время к ним врывается посторонний, неужели его не казнят?! Папа переводил эту аллегорию на понятный нам язык.

Еврейская свадьба. Строится новый еврейский дом. Жених и невеста в самый важный день в их жизни. Хедер ихуд. Они впервые остаются наедине. Вдруг распахивается дверь, и заходит уборщик со шваброй: «Извините, я должен тут убрать… Я вам не помешаю…». Конечно, его выставят из комнаты. Он еще как мешает! В хедер ихуд не место посторонним!

Папа объяснял, что Шаббат – это хедер ихуд Всевышнего и еврейского народа.

В нашем поколении чуждое нам мировоззрение запросто проникает к нам домой. Необязательно через дверь. Через книги, которые мы читаем, через одежду, которую мы надеваем, через стиль разговора… Все это нарушает наше уединение с Всевышним. Папа описывал ситуацию, которую он считал абсурдной.

Еврейская мама зажигает субботние свечи, молится. Потом она садится на диван, усаживает возле себя своих еврейских детей и … читает им нееврейскую сказку!

Шаббат – особенный день, когда нам следует трепетнее отнестись к тому, что мы читаем и о чем мы говорим. Если в Шаббат рядом с нами не будет ничего чуждого, там найдется место для Всевышнего. Мы будем наедине с Всевышним, и никто нам не помешает! Мы сможем запастись на всю неделю близостью к Всевышнему, верой во Всевышнего, ощущением Его присутствия.

Личные просьбы

В Шаббат мы не обращаемся к Всевышнему с личными просьбами, если только речь не идет об опасности для жизни в этот же день. Казалось бы, должно быть наоборот! Всевышний здесь, с тобой – проси, что хочешь!

Простой ответ заключается в том, что в Шаббат ничто материальное нас не интересует, мы просим только о духовных вещах: «Освяти нас своими заповедями… Дай нам удел в Торе Твоей… Очисть сердце наше, чтобы мы могли служить Тебе по-настоящему». Это – то, чего мы желаем в этот день!

Папа объяснял немного по-другому. Он рассказывал притчу.

Некто должен собрать за границей деньги для ешивы. Он приезжает на место и начинает интересоваться, где он может получить пожертвования. Ему говорят, что есть один богач, который, если удастся его убедить, возможно, даст тысячу долларов! Он выясняет данные богача, и приезжает к нему. Дверь открывает слуга. Посланник просит доложить богачу, что он живет по соседству с его сыном, и пришел передать привет. Богач, услышав, что пришел сосед его сына, спускается к нему. Он слышит от гостя слова восхищения его ребенком, и, конечно же, ему это очень приятно: «Спасибо, Вы так меня порадовали. Я могу Вам чем-нибудь помочь?» – «Нет, нет, я просто зашел передать привет» – «Но Вы так порадовали меня… Заходите еще» – «Конечно, я зайду». Назавтра он приходит опять. Богач уже не говорит с ним в дверях, а приглашает в свой кабинет. И снова он слышит дифирамбы сыну, невестке, внукам… «Чем же я могу Вам помочь?» – «Спасибо, не надо» – «Мне так нравится с Вами общаться… Заходите завтра». На следующий день они уже сидят в салонных креслах. Разговор продолжает крутиться вокруг сына, но речь идет уже не только о сыне… Потихоньку они становятся друзьями. Окружающие не понимают, что происходит: «Почему ты не просишь у него денег? Он может дать тебе несколько тысяч долларов! Ты же попусту теряешь время, стучась в разные двери и собирая понемногу». Он не отвечает им. Так проходит год. Теперь они с богачом – закадычные друзья. В один прекрасный день богач обращается к нему: «Я навел справки. Мне рассказали, что ты собираешь деньги для ешивы. Скажи мне, чего не хватает вашей ешиве?» – «Здания. У нашей ешивы нет помещения» – «Вам нужно здание? Я оплачу его!!!» Если бы он с самого начала попросил деньги, сколько бы он получил? Тысячу долларов? Что же произошло, что теперь богач готов оплатить здание, которое стоит миллионы долларов? Между ними возникла близость, дружба.

В Шаббат мы не просим от Всевышнего ничего. Мы хотим лишь быть близкими к Нему. И вот молитва уже выглядит по-другому. Мы не злословим, гневу не место в нашем доме… Нас переполняет любовь к Всевышнему. На исходе субботы Всевышний говорит: «А теперь просите…» Это – особое время для личных просьб. Есть специальная молитва, которая приводится в Иерусалимском Талмуде, она есть в молитвенниках. Удивительная молитва: «Открой нам врата света, врата благословения, врата избавления, врата… врата… врата…». Что происходит? Всевышний говорит: «А теперь просите…».

Он хочет нам дать. Но он хочет, чтобы мы попросили, чтобы мы приблизились к нему, чтобы мы осознали, что Он – источник всего. На исходе Шаббата мы так близки к Нему, это повод дать нам то, о чем мы просим!

Ради Всевышнего

Шаббат – драгоценный подарок. Чистый дом, вкусная еда, красивая одежда – это не просто внешние атрибуты, если мы понимаем, для чего мы это делаем, если мы делаем это ради Всевышнего. Ему нужна красивая одежда? Ему нужен убранный дом? Да! Всевышний послал нас в этот материальный мир, и в этом мире мы можем проявить свою любовь к Нему посредством материальных вещей.

Но! Внимание, проверка! Если к приезду свекрови мы готовим дюжину салатов и четыре пирога, а в честь «обычного» Шаббата покупаем рогалики в магазине, возникает вопрос, для кого мы стараемся. Для Всевышнего? Или для свекрови? Если мы стараемся для Всевышнего, Он возвращает нам расходы на Шаббат. А если для свекрови – пусть свекровь и возвращает!

Всевышний возвращает расходы не только на еду, но и на одежду. Но, опять-таки, если мы действительно одеваемся ради Всевышнего. Если в зимний Шаббат, когда я все равно не выхожу из дому и не встречаюсь с подружками, я не вижу смысла наряжаться, значит, когда я наряжаюсь, я делаю это не для Всевышнего, а для подружек…

Шаббат – драгоценный подарок. Вы печете пирог, сугубо материальный, и, тем самым, приобретаете удел в Вечности! Вы моете пол – зарабатываете кусочек Будущего мира. Вам не хочется пуститься в пляс от радости? Мы получаем бесплатно чистый дом, изысканные кушанья и красивые наряды, и по дороге зарабатываем награду за выполнение заповеди. Но все это – только если мы хорошо осознаем, ради чего мы это делаем.

Понятно, что у всех бывают Шаббаты, когда тяжело полноценно к ним готовиться. Не всегда есть настроение. Не всегда есть силы. Всевышний проверяет нас, наши истинные намерения.

У всех все по-разному. Для моей мамы, например, было важно, чтобы Шаббат а-гадоль (перед Песахом) не отличался от других Шаббатов. Не было одноразовой посуды! Мама не чистила духовку до последнего момента, потому что в Шаббат а-гадоль должен быть свежеиспеченный пирог! (Я так не поступаю, я так не могу, я только рассказываю об этом, чтобы вы получили представление о том, что такое Шаббат.) Мама говорила, что Песах придет с Б-жьей помощью, но ведь Шаббат а-гадоль придет раньше! Шаббат – более святой день, чем праздники, просто для нас он стал чем-то обыденным.

«У меня припрятан для вас драгоценный подарок. Имя ему – Шаббат».

Кто получает этот подарок? Тот, кто готовится его получить, тот, кто понимает его ценность.

Что внутри упаковки? Всевышний, который пришел к нам.

Да будет Ему угодно, чтобы мы удостоились провести много Шаббатов в радости и с правильными намерениями!

Подготовила Х. Берман


https://www.beerot.ru/?p=53557