Шаарей Тшува — Врата первые — Основы возвращения — тшувы (продолжение)

Дата: | Автор материала: Рабейну Йона

1112
Основы возвращения

(9) Много ступеней есть в возвращении, и соответственно ступени возвращения приближается человек ко Всевышнему.

Хотя на всякой из них найдет для себя человек прощение, – ни на какой не достигнет душа его такой полноты очищения, чтобы грехов его как бы и не было, кроме той, на которой он очистит сердце свое и приготовит дух свой, как будет поясняться далее. И об этом сказано (Теилим, 32:2): «Хорош удел того, кому Г-сподь не вменяет вины, и в чьем духе нет обмана». Это подобно одежде, которая нуждается в стирке: даже небольшой стирки достаточно, чтобы удалить с нее видимую грязь, но только большая стирка отбеливает, и об этом сказано (Теилим, 51:4): «Великой [стиркой] отстирай меня от провинности моей и от грехов моих очисть». И будет отстирана душа от греха в той мере, в какой «отстирает» человек свое сердце, как сказано (Ирмияу, 4:14): «Отстирай от зла свое сердце, Иерусалим!» Сказали наши мудрецы (Авода Зара, 19а): «”Хорош удел мужа, боящегося Г-спода” (Теилим, 112:1), – пока он “муж”», – и это означает: человеку лучше всего возвращаться к Всевышнему, пока он молод и полон сил, и потому сможет справиться со своим дурным побуждением. Верно, что всякое возвращение оказывает свое действие, как сказано (Теилим, 90:3): «Ввергаешь Ты человека в немочь и говоришь: “Возвратитесь, сыны человеческие!”», и сказали наши мудрецы (Йерушалми, Хагига, 2:1): «Доводишь до того, что душа его разбита и подавлена» [и нет больше сил грешить; и, тем не менее, даже такое возвращение принимается].

А теперь объясним основы возвращения.

(10) Первая основа – раскаяние.

Поймет сердце человека, насколько это зло и горько – оставить Всевышнего. И утвердит он в сердце своем, что есть наказание, и месть, и воздаяние за грех, как сказано (Дварим, 32:35): «У Меня отмщение и воздаяние», и также сказано (Иов, 19:29): «Бойтесь меча, ибо гнев за грехи – сокрушает». Раскается человек в своих злых делах, и скажет в сердце своем: «Что я сделал?! Почему не было страха перед Б-гом пред взором моим, и не страшился я наказаний за грех и сурового суда, – ведь много боли предстоит испытать злодею! Не сжалился я над телом моим, и не жалел его глаз мой, оберегая от погибели; и это – ради кратковременного удовольствия! И уподобился я человеку, который грабит, и отнимает, и ест, и насыщается, – и знает, что после еды его и питья раздробит судья его зубы щебнем, как сказано (Мишлей, 20:17): “Сладок для человека хлеб лжи, но после рот его наполнится щебнем”. И хуже того: жестоким я был с моей драгоценной душой, и осквернилась она мерзостью моего дурного побуждения; и что пользы от всех ее приобретений, если дурна она для Владыки ее? И как променял я на мир преходящий – мир, существующий вечно? Как же сделался я скоту подобным, и влачился за дурным побуждением своим как лошадь и как мул неразумный, и сбился с пути разума? А ведь Творец вдохнул в меня дух жизни, мудрость сердца и благо разума, чтобы познавать Его, и трепетать пред Ним, и властвовать над телом и всяким порождением его, подобно власти над прочими животными, лишенными дара речи! Драгоценна [душа моя] в глазах Его – в том честь ее, ведь для того я и был сотворен; иначе же – зачем мне жизнь? И сказано об этом (Мишлей, 21:16): “Сбился человек с пути разума – в сонме мертвецов почивать будет [в геиноме]”. Хуже того: не как скотина я вел себя, а еще низменнее: ведь “знает вол хозяина своего и осел – ясли владельца своего” (Йешаяу, 1:3), а я – не знал и не задумывался, и отпустил душу мою на волю от Хозяина ее! Отведывал я то, что сладостно мне, и обременил тяжелым долгом грядущее мое; и грабил, и отнимал, и неимущего топтал, и не помнил о дне смерти, который ничего не оставит перед душой моей, кроме мертвого тела моего и земли под ним».

Обо всем, что мы здесь объясняли, сказал Ирмияу, мир ему (8:6): «Нет человека, который раскаивается во зле своем, говоря: “Что я наделал?!”».

(11) Вторая основа – оставление греха.

Ибо человек должен оставить дурные пути свои и принять от всего сердца решение не возвращаться более на них; и если творил дела презренные, – не делать их более, как сказано (Йехезкель, 33:11): «Вернитесь, вернитесь с путей своих дурных», и сказано (Йешаяу, 55:7): «Оставит злодей путь свой».

Знай, что если человек согрешил случайно [без предварительного замысла], когда атаковало его вожделение, и одолело дурное побуждение, и не пришли ему в момент той атаки на помощь помыслы его [к добру] и чувства, и не поторопились грозным окриком своим «осушить» то «море вожделений» [дурное побуждение], и из-за этого попал человек в его сети на время, устрашенный им, – но не потому, что изначальным желанием и целью его было найти возможность совершить тот грех и повторить его после. В таком случае началом возвращения должно быть раскаяние. Он должен внедрить в свое сердце скорбь из-за греха, чтобы в душе его были смирение и полынная горечь. А после того – пусть умножает каждый день страх перед Всевышним в душе своей, и утверждает страх перед Б-гом в сердце во всякий час, пока оно не станет твердым в своей уверенности во Всевышнем. Чтобы, когда атакует его опять дурное побуждение и приумножит вожделение его, как прежде, – не соблазнилось бы его сердце, и оставил бы он прежний путь, как сказано (Мишлей, 28:13): «Кто сознается и оставляет [свой грех] – милосердия [удостоится]» – сначала «сознается и признается», а потом – «оставит».

Не так у того, кто постоянно держится дурных путей, – у человека, каждодневно творящего грехи и повторяющего их по глупости своей, и даже много раз к греху направляющего свои стопы. У того, кто постоянно любит зло и соблазн греха ставит пред собою – вожделение и побуждение дурное; все стремление его – чтобы ничто не останавливало его на пути к тому, что вознамерился он сделать. Начало возвращения его – оставить свой путь и свои дурные помыслы и согласиться осуществить и принять на себя обязательство больше не грешить. После этого он должен раскаяться в своих негодных делах и признаться в них Всевышнему, чтобы вернуться к Нему, как сказано (Йешаяу, 55:7): «Оставит злодей путь свой, и человек нечестивый – помыслы свои; и возвратится к Г-споду, и Он помилует его». Пример этому таков: тот, кто держит шерец[источник нечистоты – мертвое животное одного из восьми видов, перечисленных в Торе (Ваикра, 11:29-30)] и хочет погрузиться в воды микве, чтобы очиститься, должен сначала выбросить шереца. Но все время, пока шерец у человека в руке, он остается нечистым, и погружение в микве не помогает. Оставление помыслов о грехе – как выбрасывание шереца, а раскаяние, признание в грехе и молитва – как погружение [ведь неотъемлемая часть возвращения – это молитва о прощении]. И когда постигнут страдания и муки злодея, все помышления которого всегда были шествовать путями грехов своих, – пусть он, прежде всего, претерпит страдания [то есть примет их всем сердцем], и отвратится от дурного помысла своего, и отряхнет с рук своих дела дурные. Пример тому – теленок, которого бьют, приучая идти по борозде. Так и тот, кто приучил себя идти путями дурными, пусть усвоит вначале урок – как оставить дороги смерти и идти путем прямым, как сказано (Ирмияу, 31:17): «Ясно слышу Я, как горюет Эфраим: “Ты наказал меня, и я наказан, как необученный телец”». А после этого сказано (там, 31:18): «Ибо после того, как я обратился, – раскаялся». Это означает: после того, как Ты мучил меня, и я претерпел муки, сошел я с моего дурного пути, – и после того отказался от помыслов прежних и раскаялся в произошедшем – в том, что шел я путями греха.

Перевод – рав П. Перлов


https://www.beerot.ru/?p=20987