Изучение Мишны — Трактат Брахот — Глава шестая — Мишна пятая

на вино

Глава шестая. Мишна пятая

Предисловие

Данная мишна обсуждает, при каких обстоятельствах благословение, произнесенное на одно блюдо, распространяется также на другое блюдо, являющееся частью текущей трапезы.

בֵּרַךְ עַל הַיַּיִן שֶׁלִּפְנֵי הַמָּזוֹן – פָּטַר אֶת הַיַּיִן שֶׁלְּאַחַר הַמָּזוֹן. בֵּרַךְ עַל הַפַּרְפֶּרֶת שֶׁלִּפְנֵי הַמָּזוֹן – פָּטַר אֶת הַפַּרְפֶּרֶת שֶׁלְּאַחַר הַמָּזוֹן. בֵּרַךְ עַל הַפַּת – פָּטַר אֶת הַפַּרְפֶּרֶת. עַל הַפַּרְפֶּרֶת – לֹא פָּטַר אֶת הַפַּת. בֵּית שַׁמַּאי אוֹמְרִים אַף לֹא מַעֲשֵׂה קְדֵרָה:

Если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой, это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы. Если он произнес благословение на закуску [далее читателю станет очевидно, что данный перевод слова פַּרְפֶּרֶת (парперет) следует только одному из мнений; по другим мнениям оно означает «гарнир» или одно из основных блюд, которые едят с хлебом во время трапезы], которую он будет есть перед трапезой, это благословение распространяется также на закуску, которую он будет есть после трапезы. Если некто произнес благословение на хлеб, оно распространяется также на закуску. Если же он произнес благословение на закуску, оно не распространяется на хлеб. Школа Шамая говорит: «Оно также не распространяется на кашу».

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы. Это относится именно к Шаббатам и праздникам, когда люди обычно в конце трапезы пьют вино; когда человек перед трапезой произносит благословение на вино, то подразумевает также [вино, которое будет пить после трапезы]. Но в другие дни, в которые у людей нет привычки пить вино в конце трапезы, благословение на вино перед трапезой не распространяется на вино, которое пьют после трапезы. И везде, где в данной мишне написано «после трапезы», подразумевается, что уже перестали есть хлеб, но еще не произнесли благословение после еды.

Закуску. [Под словом парперет] подразумевается любая еда, которую едят с хлебом; например, мясо, яйца и рыба называются парперет. И иногда приносили закуски перед началом трапезы, чтобы вызвать аппетит. Потом, после трапезы, приносили другие закуски — после того, как участники трапезы оканчивали есть хлеб.

Каша — как, например, [сваренная] толченая пшеница [так переводят слово הָרִיפוֹת Раши (Мишлей, 27:22) и Радак (Шмуэль 2, 17:19): «Зерна пшеницы, раздробленные в ступе»], [сваренная] пшеница, которую смололи до того, как она полностью высохла [словосочетание גֶּרֶשׂ כַּרְמֶל используется в книге Ваикра (2:14), см. комментарий Раши там], или мучное блюдо, которое сварили в воде, то есть, вареники, и прочее. [В языке, на котором говорят сегодня в государстве Израиль, использованное здесь слово לְבִבוֹת часто употребляют в значении «оладьи». Но из комментария Радака (Шмуэль 2, 13:6) и из слов рава Овадьи видно, что это неправильно. Истинное значение этого слова — это «вареники».] Есть также мнение, по которому парперет – это мелко раскрошенный хлеб, пропитанный [медом или какой-либо другой жидкостью], и утративший облик хлеба, и благословение, которое на него произносится – это «сотворивший виды питания» [בּוֹרֵא מִינֵי מְזוֹנוֹת]. И по этому объяснению понятно, почему возникла необходимость написать, что «если он произнес благословение на закуску [парперет], оно не распространяется на хлеб» — хоть парперет и является разновидностью хлеба [и можно было предположить, что произнесенное на нее благословение распространится также на хлеб], это благословение на хлеб не распространяется; но оно распространяется на кашу. А школа Шамая считает, что так же, как благословение на парперет не распространяется на хлеб, так оно не распространяется и на кашу. И закон не соответствует мнению школы Шамая.

Комментарий «Полная чаша»

Объяснение мишны

Если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой, это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы и т. д. «Тосефта» (Брахот, 4:8) описывает обычный ход трапезы во времена составления свода Мишны (это описание поможет нам понять законы, о которых идет речь в данной мишне):

«Как проходит трапеза? Гости заходят и садятся на скамьи и на стулья, пока не зайдут все. А когда все зайдут, им дают [воду], и каждый омывает одну руку. Им наливают бокал [вина], и каждый произносит благословение отдельно. Им приносят закуски, и каждый произносит благословение отдельно. Потом они садятся [на кушетки] и возлегают. Им дают [воду], и хотя [все] они уже омыли одну руку, теперь они омывают обе руки. Им наливают бокал [вина], и хотя они уже произнесли благословение на первый бокал, теперь они произносят благословение и на второй бокал. Перед ними ставят закуски, и, хотя они уже произнесли благословение на первую порцию закусок, теперь они произносят благословение и на вторую порцию закусок, причем один [из них] произносит благословение для всех»

Это описание можно продолжить, основываясь на том, что написано в Талмуде. После этого хозяин дома произносил благословение на хлеб, и всем гостям раздавали хлеб и основные блюда. Перед каждым гостем, возлежащим на кушетке, стоял отдельный столик с едой. После того, как заканчивали основную трапезу, столы с хлебом и основными блюдами уносили. После этого снова приносили закуски и вино.

После того, как заканчивали эту часть трапезы, омывали пальцы, и один из гостей произносил благословение Зимун. После этого все гости произносили благословение после еды, а тот, кто произнес Зимун, произносил еще одно благословение на бокал вина. Потом заносили воскурения, и произносилось благословение на воскурения. [См. Брахот 46а и 46б-47а, где описывается, в каком порядке гостям подавалась вода для омовения рук, в каком порядке ставились кушетки, на которых возлежали участвующие в трапезе, и в каком порядке они на эти кушетки ложились, в каком порядке заносили и уносили столы, и кто пользовался приоритетом при произнесении благословений до и после еды. Талмуд утверждает, что многие правила этикета можно выучить у персов, которые следовали точному, хорошо продуманному порядку в вопросах, связанных с проведением трапезы.]

На первый взгляд, законы, описанные в книге «Тосефта», противоречат тому, что написано в мишне. В книге «Тосефта» написано: хотя уже произнесли благословения на вино и на закуски, их требуется произнести снова; в мишне что произнесенные в начале трапезы благословения распространяются даже на то, что подают в конце трапезы. Талмуд (Брахот, 43а) объясняет, что в действительности никакого противоречия нет. В книге «Тосефта» речь идет о случае, когда гости после первой серии закусок перешли в другое помещение. Благословения, произнесенные ими в начале трапезы, не распространяются на то, что подадут в другом помещении, поэтому требуется произнести благословения еще раз. В мишне же идет речь о случае, в котором гости возлегли в том же помещении, в котором начали трапезу.

«Вино, которое пьют перед трапезой» — это вино, которое подают гостям вначале, до того, как занесли столы и подали хлеб и основные блюда. «Вино, которое пьют после трапезы» — это вино, которое пьют после того, как вынесли столы, но до того, как произнесли благословение после еды, как пишет рав Овадья. Если же было произнесено благословение после еды, любая другая еда или питье требуют нового благословения (רי״ף ברכות דף ל ע״א בדפי הרי״ף וכל המפרשים).

Если некто произнес благословение на вино, которое он будет пить перед трапезой, это благословение распространяется также на вино, которое он будет пить после трапезы. Этот вопрос мы рассмотрим более подробно в комментарии к следующей мишне, в которой продолжается тема благословений на вино.

Если он произнес благословение на закуску, которую он будет есть перед трапезой, это благословение распространяется также на закуску, которую он будет есть после трапезы. Если некто произнес благословение на хлеб, оно распространяется также на закуску. Если стол уже накрыт, тому, кто готовится начать трапезу, нельзя произносить благословения на блюда, которые не требуют отдельного благословения во время трапезы. Ведь если он начинает есть их перед тем, как произнести благословение на хлеб, он искусственно создает ситуацию, в которой ему необходимо произнести на них благословение. Такое благословение называется «ненужным». Следует омыть руки, произнести благословение на хлеб и после этого начать есть эти блюда (מ״ב ס׳ קע״ו ס״ק ב).

Если он произнес благословение на закуску, которую он будет есть перед трапезой, это благословение распространяется также на закуску, которую он будет есть после трапезы. Если некто произнес благословение на хлеб, оно распространяется также на закуску. Возникает вопрос: зачем нужна первая часть этого высказывания? Ведь если после того, как принесли первую закуску, принесли хлеб, то благословение на хлеб распространяется также и на закуску, которую будут есть позже!

Тосфот Рош объясняет, что в мишне идет речь о двух разных случаях. Первый — это трапеза, которая не включает хлеб (ע״פ פני יהושע). Тогда понятно, что благословение, произнесенное в начале трапезы на первую закуску, необходимо и для второй закуски, которую приносят в конце трапезы. Второй случай — это трапеза, включающая хлеб. Благословение на хлеб распространяется на блюдо, которое едят во время трапезы, и неважно, произносили благословение на первую закуску перед тем, как начали есть хлеб, или нет.

Некоторые комментаторы (см. Меири, который приводит оба объяснения) дают другой ответ на этот вопрос. Слова «если некто произнес благословение на хлеб, оно распространяется также на закуску» относятся только к случаю, когда закуска находилась на столе в тот момент, что произнесли благословение на хлеб (ע׳ ספר ההשלמה). А благословение, произнесенное на закуску в начале трапезы, распространится на все закуски, даже те, которые принесли после того, как произнесли благословение на хлеб. Поэтому о первом варианте в мишне сказано «закуску, которую он будет есть после трапезы», тогда как о втором варианте написано просто «оно распространяется также на закуску». То есть на закуску, которую едят во время трапезы.

Объяснение комментария рава Овадьи из Бартенуры

Это относится именно к Шаббатам и праздникам. Комментарий Рабейну Ашера (פ׳ ו ס׳ לב) добавляет, что существуют также и другие ситуации, при которых не требуется произносить благословение на вино во время трапезы, если благословение уже было произнесено перед ее началом. Например, в банный день и в день кровопускания устраивали трапезу с вином (Недарим, 38), поэтому в эти дни не требовалось произносить благословение на вино второй раз. Более того, в местах, где вино доступно, и принято всегда пить его с едой, благословение, произнесенное на вино перед трапезой, всегда распространяется на вино, которое пьют во время трапезы.

И хотя фактически в будние и даже в праздничные дни (כהובא במ״ב) далеко не все пьют вино с едой, кодекс «Мишна Брура» (ס׳ קעד ס״ק ו) пишет, что тот, кто начал пить вино перед трапезой, не должен произносить еще одно благословение во время трапезы. И то же самое относится к случаю, когда перед трапезой сделали Кидуш: благословение на вино распространяется на все вино, которое пьют во время трапезы, даже если омыли руки на хлеб после того, как выпили вино. Тем более это относится к случаю, когда благословение на вино произнесли во время трапезы. И только в случае, когда совершенно очевидно, что произнесенное раньше благословение не относится к тому вину, которое хотят сейчас пить, нужно произнести еще одно благословение.

И везде, где в данной мишне написано «после трапезы» подразумевается, что уже перестали есть хлеб, но еще не произнесли благословение после еды. Талмуд оперирует понятием «перестали есть хлеб». Это означает, что в конце трапезы уже переставали есть хлеб и основные блюда, которые ели с хлебом, и переходили на закуски, десерты и вино. По некоторым мнениям, это также означает, что в это время выносили столы (ע׳ מ״ב ס׳ קעז באור הלכה ד״ה שאין). Так как в этот момент основная часть трапезы заканчивается, мишна называет это «после трапезы». Но благословение после еды произносили только после того, как ели десерт. Тосафот и другие комментаторы пишут, что в наше время это понятие отпало — у нас остается мысль о хлебе до начала благословения после еды.

Школа Шамая говорит: оно также не распространяется на кашу. В Талмуде (Брахот, 42б) описано сомнение, которое эта мишна вызвала у мудрецов: с каким из высказываний первого таны (который по многим мнениям принадлежит к школе Илеля) спорят сторонники школы Шамая? Возможно, спор между ними шел таким образом. Первый тана сказал: если некто произнес благословение на хлеб, то оно распространяется и на закуску, а тем более, на кашу. А школа Шамая высказала по этому поводу такое мнение: мало того, что благословение на хлеб не распространяется на закуску, оно не распространяется даже на кашу!

Но возможен и другой вариант спора между ними. Школа Илеля говорит: «Если некто произнес благословение на закуску, оно не распространяется на хлеб. И речь идет именно о хлебе, а на кашу оно распространяется». А школа Шамая говорит: «Оно не распространяется даже на кашу».

Закуску [парперет]: подразумевается любая еда, которую едят с хлебом, например, мясо, яйца и рыба называются «закуской»… есть также мнение, по которому «закуска» – это мелко раскрошенный хлеб, пропитанный [медом или какой-либо другой жидкостью] и утративший облик хлеба. Комментаторы-ришоним разделились во мнениях, что именно подразумевается под словом парперет. Раши (ברכות דף מב ע״א ד״ה ברך על היין כו׳) и Рамбам (הלכות ברכות פרק ד הלכה ו) считали, что имеются в виду любые блюда, которые едят перед едой чтобы пробудить аппетит, во время еды или после еды, чтобы во рту остался приятный вкус. В частности, Раши упоминает мясо, яйца, птицу и печеные изделия. Рамбам пишет: «вареное блюдо, приготовленное, например, из фруктов».

Тосафот (ברכות דף מב ע״א ד״ה ברך על הפת), Рашбо, Рабейну Ашер (פ׳ ו ס׳ לב) считали, что парперет — это именно размельченный хлеб. Ученики Рабейну Йоны добавляют, что по закону даже на очень мелкие хлебные крошки произносят то же благословение, что и на хлеб, и невозможно сказать «если же он произнес благословение на закуску, оно не распространяется на хлеб». Поэтому к объяснению Тосафот следует добавить, что эти крошки чем-то пропитаны, и это блюдо по форме и консистенции не похоже на хлеб.

И по этому объяснению понятно, почему возникла необходимость написать, что «если он произнес благословение на закуску, оно не распространяется на хлеб»: хоть закуска и является разновидностью хлеба [и можно было предположить, что произнесенное на нее благословение распространится также и на хлеб] это благословение на хлеб не распространяется. Рав Овадья подчеркивает, что понимание Раши и Рамбама, по которому закуска — это некое вареное блюдо, на которое произносят благословение «Все было создано речением Его» [שֶׁהַכֹּל נִהְיָה בִּדְבָרוֹ], приводит к вопросу: зачем мишна написала, что благословение, произнесенное на закуску, не распространяется на хлеб? Ведь это совершенно очевидно! Если же сама «закуска» сделана из хлеба, как написали Тосафот, то можно было предположить, что произнесенное на нее благословение распространится также на хлеб.

Комментаторы (פני יהושע) объясняют мнение Раши и Рамбама. Во второй мишне данной главы написано: «Тот, кто произнес благословение «все было создано речением Его» [שֶׁהַכֹּל נִהְיָה בִּדְבָרוֹ] на любой вид — выполнил обязанность благословлять». Поэтому можно было предположить, что благословение, произнесенное, скажем, на вареные яйца, автоматически распространится и на хлеб. Но, изучив данную мишну, мы понимаем, что слова «выполнил обязанность благословлять» относятся только к случаю, когда неадекватное благословение было произнесено непосредственно на данный вид. Если же оно было произнесено на что-то другое, даже если второй вид находился рядом, это благословение на второй вид не распространяется. Например, если на столе лежат хлеб, мясо и картофель, если некто произнес благословение на мясо или на картофель, это благословение не распространяется на лежащий перед ним хлеб, так как для хлеба оно неадекватно. Это правило действует, даже если тот, кто произнес неадекватное благословение, специально хотел, чтобы оно распространилось также на хлеб (מ״ב ס׳ קעו שער הציון ס״ק ב).

«Закуска» [парперет] – это мелко раскрошенный хлеб, пропитанный [медом или какой-либо другой жидкостью] и утративший облик хлеба, и благословение, которое на него произносится – это «творящий виды питания» … школа Шамая считает, что так же, как благословение на закуску не распространяется на хлеб, так оно не распространяется и на кашу. В связи с этим объяснением возникает вопрос: если на кашу и на закуску произносятся одинаковые благословения, то почему, по мнению школы Шамая, благословение на закуску не распространяется на кашу? (Выше мы также привели мнение, по которому этого взгляда придерживалась школа Илеля.)

Очевидно, по мнению авторов комментария Тосафот и более поздних комментаторов, которые следовали их мнению, в мишне идет речь именно о случае, когда кашу и закуску подавали неодновременно. В этом случае благословение, произнесенное на закуску, может распространиться на кашу только при условии, что произносивший это благословение сознательно или подсознательно хотел, чтобы оно распространилось и на кашу. Рашба пишет, что сделанная из хлеба закуска является «важным» блюдом. Поэтому тот, кто произносит благословение на нее, подразумевает, что оно распространится на менее важные блюда, такие, как каша. С другой стороны, каша — это менее «важное» блюдо, поэтому тот, кто не имел в виду, что его благословение также распространяется и на закуску, должен произнести на закуску отдельное благословение.

Если же следовать мнению, по которому закуска — это мясо, рыба и т. п., этот вопрос не возникает, так как на закуску и на кашу произносятся разные благословения.

Таким образом, среди комментаторов было несколько разных пониманий данной мишны. Есть правило, по которому в случае сомнения в отношении благословений поступают в соответствии с облегчающим мнением. Поэтому, что касается практического закона, любое благословение, произнесенное во время трапезы, распространяется на все блюда, которым оно адекватно, при условии, что их собирались есть во время этой трапезы. Это справедливо даже в отношении блюд, которые не находятся перед благословляющим в тот момент, когда он произносит благословение. Благословение на хлеб распространяется на все основные блюда, но не распространяется на десерты, фрукты и т. п. Эти законы подробно обсуждаются в кодексе «Шулхан Арух» («Орах Хаим» гл. 177).

Следуя этому правилу, Рамо (אורח חיים ס׳ קעו סע׳ א) пишет, что благословение на закуску распространяется на кашу, и наоборот. Под закуской подразумеваются хлебные крошки, пропитанные жидкостью.

Перевод и комментарий – рав Берл Набутовский


https://www.beerot.ru/?p=45478