Трактат Брахот — Глава вторая — Мишна седьмая

Дата: | Автор материала: Рав Берл Набутовский

983
трактат брахот

За возвышение души

Анатолий бен Михаил

Хана бат Лейб

Александр бен Наум

 Предисловие

Мишна продолжает описание серии поступков, совершенных Рабаном Гамлиэлем.

 

וּכְשֶׁמֵּת טָבִי עַבְדּוֹ – קִבֵּל עָלָיו תַּנְחוּמִין. אָמְרוּ לוֹ תַּלְמִידָיו: לֹא לִמַּדְתָּנוּ, רַבֵּנוּ, שֶׁאֵין  מְקַבְּלִין תַּנְחוּמִין עַל הָעֲבָדִים? אָמַר לָהֶם: אֵין טָבִי עַבְדִּי כִּשְׁאָר כָּל הָעֲבָדִים, כָּשֵׁר הָיָה.

И еще один поступок рабана Гамлиэля: когда умер его раб Тави, он принимал утешения. Сказали ему его ученики: «Разве наш учитель не учил нас, что не принимают утешения, связанные с кончиной рабов?» Рабан Гамлиэль сказал им: «Мой раб Тави не был как остальные рабы. Он был праведным».

 

Комментарий «Полная чаша»

Объяснение мишны

Раб Тави… был праведным. Этот раб рабана Гамлиэля несколько раз упоминается в Мишне и в Талмуде. В трактате Сукка (2:1) написано: «Сказал раби Шимон: вот поступок, который совершил Тави, раб рабана Гамлиэля: он спал [в сукке] под кроватью. Рабан Гамлиэль сказал старцам: видели ли вы моего раба Тави? Он мудрец Торы и знает, что рабы освобождены от заповеди сукка [рабы-неевреи обязаны выполнять все заповеди, кроме повелительных заповедей, зависящих от времени; Брахот, 3:3, Кидушин, 1:7], поэтому он спит под кроватью». Талмуд Йерушалми объясняет, что Тави спал под кроватью, чтобы не теснить мудрецов, которые были обязаны находиться в сукке.Почему же он не спал дома? Он хотел находиться в сукке, чтобы слышать разговоры о Торе, которые там велись.

В трактате Смахот (1, алаха 12) приводится, что Тави накладывал тефилин. И хотя рабы освобождены от заповеди тефилин, рабан Гамлиэль разрешал Тави накладывать их, так как тот был чрезвычайно благочестив. В трактате Йома (87а) написано, что Тави был достоин получить смиху – специальное посвящение, которое было начато Моше и передавалось величайшими мудрецами Торы из поколения в поколение. [Первое условие для получения такого посвящения — это доскональное знание всей Торы. Мудрецы, получившие смиху, имели право приговаривать подсудимых к смерти и к телесным наказаниям, решать вопросы, связанные с денежными штрафами, обладали другими особыми полномочиями.]

Аризаль учил, что Тави – это перевоплощение души сына Ноя, Хама. Так как Ной проклял своего внука Кнаана, сказав ему, что он будет рабом, то Тави был рабом рабана Гамлиэля.

Он принимал утешения. Вернувшись с кладбища, рабан Гамлиэль сидел в месте, где обычно становятся в ряд, чтобы успокоить скорбящих, и люди встали в ряд, чтобы утешить его, как это делают в случае смерти свободного человека [מלאכת שלמה בשם ה״ר שלמה שירילי״ו].

Возникает вопрос, почему рабан Гамлиэль принимал утешения по поводу смерти Тави? Ведь по закону скорбят и принимают утешения только в случае смерти одного из семи родственников (отца, матери, брата, сестры, сына, дочери и супруги). Талмуд Йерушалми объясняет, что учитель горячо любит своего верного и близкого ученика, а хозяин горячо любит своего раба, который служит ему верой и правдой, и относится к нему как к сыну. Поэтому Рабан Гамлиэль принимал утешения по поводу смерти Тави.

Что касается практического закона, скорбят только по семи родственникам, и это не зависит от теплоты отношений между покойным и тем, кто обязан по нему скорбеть.

Не принимают утешения, связанные с кончиной рабов. Запрещено становиться в ряд, чтобы успокоить хозяина, у которого умер раб. Также хозяину запрещено принимать утешения по поводу смерти раба. Эти запреты связаны с тем, что, увидев, как скорбят по этому человеку, люди могут подумать, что он не был рабом, ошибочно приписать его детям статус евреев и вступить с ними в брак, что запрещено. (И даже если общеизвестно, что этот человек когда-то был рабом, можно предположить, что в какой-то момент его освободили. Освобожденный раб или рабыня имеют статус гера и могут вступать в брак с евреем или еврейкой.)

Существует также противоположное опасение. Увидев, как хозяин скорбит по рабу, люди могут подумать, что он его родственник и, следовательно, сам имеет статус раба.

Почему же тогда рабан Гамлиэль не опасался этого? Так как рабан Гамлиэль и его домочадцы были чрезвычайно известными людьми, не было опасений, что может возникнуть ошибка по поводу их происхождения [ע״פ מאירי ושיטה מקובצת כאן]. Кроме того, рабан Гамлиэль полагал, что следует пренебречь этими опасениями для того, чтобы оказать почет мудрецу Торы [תפארת ישראל, יכין אות לה].

Перевод и комментарий – рав Б. Набутовский


https://www.beerot.ru/?p=26912