Трактат Шаббат — Глава пятая — Мишна четвертая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1189
трактат шаббат, трактат шабат

В данной мишне названы дополнительные предметы, с которыми запрещено выпускать свой скот и домашних животных из одного субботнего «владения» в другое.

Текст Мишны

אֵין חֲמוֹר יוֹצֵא בְמַרְדַּעַת בִּזְמַן שֶׁאֵינָהּ קְשׁוּרָה לוֹ, וְלֹא בְזוּג, אַף עַל פִּי שֶׁהוּא פָקוּק, וְלֹא בְסֻלָּם שֶׁבְּצַוָּארוֹ, וְלֹא בִרְצוּעָה שֶׁבְּרַגְלוֹ. וְאֵין הַתַּרְנְגוֹלִין יוֹצְאִין בְּחוּטִין וְלֹא בִרְצוּעוֹת שֶׁבְּרַגְלֵיהֶן. וְאֵין הַזְּכָרִים יוֹצְאִין בַּעֲגָלָה שֶׁתַּחַת הָאַלְיָה שֶׁלָּהֶן. וְאֵין הָרְחֵלִים יוֹצְאוֹת חֲנוּנוֹת. וְאֵין הָעֵגֶל יוֹצֵא בְגִימוֹן. וְלֹא פָרָה בְּעוֹר הַקֻּפָּד, וְלֹא בִרְצוּעָה שֶׁבֵּין קַרְנֶיהָ. פָּרָתוֹ שֶׁל רַבִּי אֶלְעָזָר בֶּן עֲזַרְיָה הָיְתָה יוֹצְאָה בִרְצוּעָה שֶׁבֵּין קַרְנֶיהָ, שֶׁלֹּא בִרְצוֹן חֲכָמִים:

Перевод Мишны

Не выходит осел ни в попоне, когда она к нему не привязана, ни с колокольчиком, хотя он и заткнут, ни с «лесенкой» на шее, ни с ремнем на ноге. А куры не выходят ни с нитями, ни с ремешками на ногах. Бараны не выходят с тележкой под своим курдюком. Овцы не выходят со щепками от дерева ханун. Теленок не выходит с ярмом, а корова – ни со шкуркой ежа, ни с ремнем между рогами. Корова раби Элазара бен Азарьи выходила с ремнем между рогами к неудовольствию мудрецов.

Комментарий раби Овадьи из Бартануры

С колокольчиком – с таким колокольчиком, который подвешивают к шее животного, чтобы он звенел при ходьбе. Хотя он и заткнут обрывками мягкой ткани, и в таком случае его «язычок» не издает звуков.(1) Но это выглядит так, будто осла ведут продавать на рынок. (2)
С «лесенкой» на шее – когда у осла есть рана, у него на шее закрепляют конструкцию из перекрещенных палок, чтобы он не поворачивал голову и не бередил рану.(3) С ремнем на ноге. Если у животного ноги ударяются одна об другую при ходьбе, ему закрепляют кольца из толстой кожи в тех местах, где ноги задевают одна другую.(4)
С нитями, которые закрепляют [на ногах у кур] для распознавания, чтобы не спутать с другими курами.(5) Ни с ремешками – две ноги связывают коротким ремнем, чтобы [петухи] не скакали и не разбивали посуду.(6)
С тележкой под своим курдюком – овцам под курдюк подвязывают некое подобие маленькой тележки, чтобы они не поранили свой огромный курдюк об камни и валуны.(7)
Со щепками от дерева ханун (ханунот). Есть дерево, называемое ханун. Щепочку от него вкладывают в ноздрю овцы, чтобы она чихала и с ее головы падали насекомые. Но с баранами нет необходимости делать это, ведь, когда они бодаются, насекомые падают сами.(8)
С ярмом – на шею теленка накладывают подобие ярма из тростника, чтобы, подрастая, он приучился склонять голову.(9)
Со шкуркой ежа – зверька, иглы которого остры, как иголки. Его шкурой обвязывают сосцы коровы, чтобы мелкие животные не сосали ее молоко.(10)
Ни с ремнем между рогами – это запрещено и для красоты, и ради охраны, ведь всякая утварь, используемая для избыточной охраны, является грузом.(11) Корова раби Элазара бен Азарьи – это была не его корова, а его соседки. Но поскольку он не упрекнул соседку, корова названа по его имени.(12)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) С заткнутым колокольчиком
Почему в мишне подчеркивается, что колокольчик «заткнут»?
В талмудическом трактате Эрувин (104а) указано, что мудрецы запретили производить в Шабат музыкальные звуки. При этом запрещено не только играть на музыкальных инструментах (Шулхан арух 338:1), но и отбивать такт на столе или ритмично хлопать в ладоши (там же 339:3). И также в Шабат запрещено производить с помощью предметов или игрушек, предназначенных для производства мелодичных звуков, – и в том числе, с помощью колокольчика (Рамо 301:23; Орхот Шабат 2, 21:23 и 25).
Поэтому колокольчик, подвешенный к шее животного, перед Шабатом заткнули обрывками мягкой ткани, чтобы его «язычок» не издавал звуков (Раши, Шабат 54б).
Важно отметить, что, хотя человеку запрещено, чтобы его животное производило запрещенные в Шабат действия (например, позвякивало колокольчиком), на сами предметы этот запрет не распространяется. Ведь человеку повелевается, чтобы отдыхал его скот (швитат беэма), а не его утварь (см. коммент. 4 и 7 к мишне 1:5, коммент. 5 к мишне 1:6, а также коммент. 1 к мишне 5:1). И если предметы, заведенные до Шабата, производят мелодичные звуки без участия человека или его животного, это в ряде случаев разрешается. Так, например, разрешено использовать в Шабат часы с мелодичным боем, которые заведены до Шабата (Шулхан арух 338:3) – ведь все знают, что часы заводят именно до Шабата (Мишна брура 13-14).

(2) В качестве украшения
Но если «колокольчик …заткнут», то почему же запрещено, чтобы осел переходил с ним из одного субботнего «владения» в другое (например, из загона на улицу)?
В Гемаре объяснено, что это выглядело бы так, будто этого осла ведут продавать на рынок (Шабат 54б). Ведь в таких случаях хозяева обычно подвешивали к животным колокольчик в качестве украшения (Раши).
Из того, что запрет выпускать осла с колокольчиком объяснен именно таким образом, можно заключить, что сам по себе колокольчик не является «грузом» (ведь иначе с ним было бы запрещено выходить и без дополнительной причины, о которой говорится в Гемаре). А значит, предметы, обычно используемые для украшения животного, не считаются «грузом», и с ними разрешено переходить из одного субботнего «владения» в другое (Рашба, Шабат 53а; см. также Раши, Шабат 52а).
Однако составители Тосафот объясняют эту мишну иначе: в ней подразумевается, что колокольчик вшит в повод и является его интегральной частью, а повод необходим для того, чтобы животное не сбежало, и поэтому переходить с ним из одного субботнего «владения» в другое разрешено. Но в общем случае предметы, используемые только для украшения животного, являются «грузом» (Тосафот, Шабат 54б, «Мишум де-мехези»; см. выше – мишна 5:1, коммент. 2-3).

(3) Осел с «лесенкой»
Словом «лесенка» в мишне названа небольшая конструкция из перекрещенных палок, которую закрепляют на шее осла, вплотную к его челюсти. Эта деревянная накладка предназначена для того, чтобы осел не мог повернуть голову и не теребил бы зубами рану на своем теле (Шабат 54б, Раши; Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4; см. коммент. р. Овадьи из Бартануры).
Мудрецы запретили, чтобы осла выпускали с такой накладкой из опасения, что «лесенка» упадет и хозяин осла, подняв ее, машинально перенесет во владении многих на расстояние в четыре локтя, а это запрещено Торой (Раши,  Шабат 54б; Мишна брура 305:53).

(4) В чем причина запрета?
Поскольку у ослов ноги ударяются при ходьбе одна об другую, в местах их соприкосновения, над щиколотками, закрепляют кольца из толстых ремней, чтобы защитить ноги от повреждения (Раши, Шабат 54б; Шулхан арух 305:17). Согласно другому объяснению, ремнем подвязывают пораненное копыто (Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4; Мишна брура 305:54).
Как поясняет Раши, переходить из одного субботнего владения в другое с «ремнем на ноге», а также с другими предметами, перечисленными далее в этой мишне, мудрецы запретили из опасения, как бы эти предметы не упали и их бы не пронесли во владении многих на расстояние в четыре локтя (Раши,  Шабат 54б; Мишна брура 305:53). Однако, с точки зрения Рамбама, и «лесенка», и «ремень на ноге», и все последующие предметы считаются «грузом», и именно поэтому в них запрещено выпускать животное из одного субботнего владения в другое (Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4).
Что же касается первого случая, о котором говорится в этой мишне, – «Не выходит осел …в попоне, когда она к нему не привязана», то и Раши согласен с тем, что такая попона является «грузом». Ведь в Гемаре объяснено, что в мишне речь идет о попоне, которая «не привязана» к ослу с кануна Шабата (Шабат 53а), и в таком случае при наступлении Шабата не было очевидно, что она необходима ослу в качестве согревающей «одежды», и поэтому она – «груз» (Раши, Шабат 54б; Мишна брура 305:25). А если попона вообще не привязана, то с ней, разумеется, тоже запрещено выпускать осла из-за опасения, что она упадет и ее пронесут на расстояние в четыре локтя (Шабат 53а; см. также коммент. 1-3 к мишне 5:2).

(5) Чтобы не спутать с чужими курами
Запрещено выпускать из одного субботнего «владения» в другое кур «с нитями» на ногах. Эти нити закрепляли для распознавания – чтобы не спутать своих кур с чужими (Шабат 54б, Раши; Шулхан арух 305:17).
И соответственно, запрещено выпускать на улицу, где нет эрува, собак или кошек с ошейником, закрепленным для того, чтобы обозначить, что животное имеет хозяина, – ведь такой ошейник считается «грузом» (Арух а-шулхан 305:5). Однако р. Ш.-З. Ойербах полагает, что, поскольку такой знак тоже служит для охраны животного – чтобы его не убили или чтобы оно не потерялось, выпускать собаку (или другое животное) с таким опознавательным знаком разрешено (Шмират Шабат ке-илхата 27/33/).

(6) Стреноженный петух и пес в наморднике
Мудрецы также запретили выпускать на улицу петухов «с ремешками на ногах». Эти ремни использовали для того, чтобы петух не мог задрать ногу и разбить какой-либо предмет утвари (Шабат 54б, Раши).
Некоторые авторитетные законоучители отмечают, что, если ремни закреплены на ногах для охраны (чтобы петух не убежал), то ремень – не «груз», и с ним разрешено выпускать петуха во владение многих (Хаей адам 2, 57:8; Мишна брура 305:55). Однако это законодательное решение соответствует лишь мнению Рамбама, согласно которому причина запрета заключена в том, что предметы, используемые не для охраны животного, считаются «грузом». Но Раши видит причину запрета в том, что названные в этой мишне предметы могут упасть и их пронесут на расстояние в четыре локтя. И в соответствии с его мнением, выпускать петухов «с ремешками на ногах» должно быть запрещено даже ради того, чтобы петухи не сбежали (Шаар а-циюн 305:50; см. выше – коммент. 4, а также коммент. 2 к мишне 5:3).
Во всяком случае, согласно всем мнениям, запрещено выпускать на улицу, где нет эрува, собаку или другое животное в наморднике (Орхот Шабат 3, 31:11). Ведь намордник используют для того, чтобы животное не причинило вреда окружающим, и в этом смысле его функция такая же, как у «ремешков на ногах», о которых говорится в данной мишне.
В связи с этим, авторитетные законоучители объясняют, что не считаются «грузом» и приравниваются к «одежде» только такие виды утвари, которые предназначены для охраны самого животного – например, для того, чтобы оно не сбежало или не замерзло. Но то, что служит для охраны других предметов или людей от этого животного – например, ремни на ногах петуха или намордник собаки, считается «грузом», и запрещено, чтобы домашнее животное переходило с этим предметом из одного субботнего «владения» в другое (Шмират Шабат ке-илхата 27:7).

(7) Курдюк на колесах
К баранам с массивным курдюком, который волочится по земле, привязывали маленькие тележки, чтобы не поранить курдюк о камни (Шабат 54б, Раши). Согласно другому объяснению, это делалось для того, чтобы от постоянного соприкосновения с землей курдюк не покрылся плесенью (р. Хананель). Рамбам отмечает, что и в его время в Египте были такие овцы, к которым приходилось привязывать тележки для сохранения курдюка (Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4).
Однако в Шабат «бараны не выходят с тележкой под своим курдюком» – по Раши, из опасения, что она упадет и ее пронесут во владении многих, а по Рамбаму, из-за того, что она считается «грузом» (Мишна брура 305:53, Шаар а-циюн 49).

(8) Чтобы овца чихнула
В Гемаре рассказано, что существовало оригинальное средство, которое помогало овцам избавиться от многочисленных мелких насекомых, которые скапливались на их мордах и головах. В ноздрю овцы вставляли щепку от дерева ханун (или яхнун – хна). Это заставляло овцу чихать, а при резком движении насекомые падали с головы. Но для баранов такое средство не требовалось, так как насекомые падают, когда бараны бодаются между собой.
Овец с подобными «щепками» в носу называли ханунот – по названию дерева, от которого взяты щепки (Шабат 54б).
В Шабат выпускать овцу с такими щепками в носу запрещается – либо из опасения, что щепка упадет и ее понесут (Раши), либо потому, что она считается «грузом» (Рамбам).

(9) «Склонять свою голову, как тростник»
На теленка с раннего детства накладывали подобие ярма из тростника, чтобы приучить его ходить в настоящем ярме, со склонённой головой.
Слово гимон, переведенное здесь как «ярмо», родственно слову агмон (тростник), которое употреблено в стихе: «Склонять свою голову, как тростник (ке-агмон)» (Шабат 54б, Раши; см. Радак и Мецудат Циён, Йешая 58:5).

(10) Чтобы сохранить молоко
Корове обвязывали вымя «шкуркой ежа», чтобы мелкие животные не могли сосать ее молоко, когда она спит (Раши, Шабат 54б; Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4).
Составители Тосафот указывают, что зверек с острыми иглами на шкуре, названный в данной мишне а-купад (еж), является тем же животным, которое в Торе названо а-анака (см. Ваикра 11:30). И возможно, вымя защищали с помощью шкурок от самих ежей, которые являются большими любителями коровьего молока (Тосафот, Шабат 54б).

(11) Ремень между рогами
Для чего корове привязывали «ремень между рогами»?
В Гемаре объяснено, что иногда это делали в качестве украшения (в таком случае использовали цветные, плетеные ремешки), а иногда «для охраны» – чтобы удержать корову, схватив за этот ремень. Причем, один из мудрецов Талмуда – Рав считает, что переходить с таким ремнем из одного субботнего «владения» в другое запрещено в любом случае – даже если он предназначен для охраны (Шабат 52а, 54б). Раши поясняет, что для коровы такой ремень является «избыточной охраной» (ведь, как правило, корова подчиняется и без этого), и поэтому он считается «грузом» (и в данном случае мнение Раши совпадает с точкой зрения Рамбама: причина запрета в том, что предмет считается «грузом»).
В Гемаре приведено также альтернативное мнение Шмуэля, согласно которому выпускать корову с «ремнем между рогами» запрещено только в том случае, если он предназначен для украшения. Но если он предназначен для охраны – разрешено (там же).
Закон определен в соответствии с мнением Рава: корову не выпускают на улицу с ремнем между рогами, даже если он предназначен для того, чтобы ее удержать (Шулхан арух 305:17).

(12) «Корова раби Элазара бен Азарьи»
В заключительном фрагменте данной мишны сообщается, что «корова раби Элазара бен Азарьи» все же выходила в Шабат на улицу «с ремнем между рогами» – вопреки запрету мудрецов.
Однако в Гемаре разъяснено, что, хотя у раби Элазара бен Азарьи, действительно, были многочисленные стада, в данном случае речь идет не об его корове, а о корове его соседки. Но поскольку он не упрекнул соседку и не воспрепятствовал этому нарушению воли мудрецов, в мишне «корова названа по его имени». Ведь с каждого человека, который мог воспрепятствовать греху и не сделал этого, взыскивается за этот грех. Это касается грехов, которые совершают члены его семьи или его соседи – если он мог остановить их своими убеждающими словами. А глава народа Израиля – царь или руководитель Санэдрина – несет ответственность за весь свой народ (Шабат 54б, Раши). И поскольку раби Элазар бен Азарья был одним из величайших мудрецов Израиля, и одно время даже возглавлял Санэдрин, он был обязан воспрепятствовать нарушению законов Шабата, во всяком случае, в своем городе.
Важно подчеркнуть, что человек несет ответственность за поступки других только в том случае, когда он, действительно мог воспрепятствовать греху и его слова были бы услышаны (см. Рамбам, Дэот 6:7).
По мнению некоторых комментаторов, раби Элазар бен Азарья не упрекнул свою соседку из-за того, что он сам не считал ремень на рогах коровы запрещенным грузом (возможно, он считал, как Шмуэль: если ремень предназначен для охраны, то это разрешено). Но он не полемизировал по этому вопросу с большинством мудрецов. И лишь, когда корова его соседки вышла с таким ремнем, а он не воспрепятствовал этому, мудрецы поняли, что у него есть по этому вопросу иное мнение (Бен Йеода, Шабат 54б; см. Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шабат 5:4). Однако даже если сам раби Элазар бен Азарья придерживался иного мнения, ему, вероятно, следовало предостеречь свою соседку, что она обязана поступать в соответствии с решением большинства законоучителей. Именно поэтому его бездействие вызвало «неудовольствие мудрецов».

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац


https://www.beerot.ru/?p=7967