Трактат Шаббат — Глава шестая — Мишна третья

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1299
трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне указано, с какими вещами женщине запрещено выходить в Шаббат во владение многих, поскольку эти вещи не являются ни украшениями, ни элементами одежды.

Текст Мишны

לֹא תֵצֵא אִשָּׁה בְּמַחַט הַנְּקוּבָה, וְלֹא בְטַבַּעַת שֶׁיֵּשׁ עָלֶיהָ חוֹתָם, וְלֹא בְכֻלְיָאר, וְלֹא בְכוֹבֶלֶת, וְלֹא בִצְלוֹחִית שֶׁל פַּלְיָטוֹן. וְאִם יָצְתָה, חַיֶּבֶת חַטָּאת, דִּבְרֵי רַבִּי מֵאִיר. וַחֲכָמִים פּוֹטְרִין בְּכוֹבֶלֶת וּבִצְלוֹחִית שֶׁל פַּלְיָטוֹן:

Перевод Мишны

Женщина не выходит ни с иглой, имеющей ушко, ни в кольце с печатью, ни с обручем, ни с подвеской, наполненной благовониями, ни с флаконом с ароматическим веществом. А если вышла, то должна принести грехоочистительную жертву. Это слова раби Меира. А мудрецы освобождают от грехоочистительной жертвы, если вышла с подвеской, наполненной благовониями, или с флаконом с ароматическим веществом.

Комментарий рава Овадьи из Бартануры

С иглой, имеющей ушко, которой шьют – ведь это не украшение. Женщина должна принести грехоочистительную жертву, даже если выносит такую иглу, воткнув в одежду, а не в руке. Ведь ремесленник, выносящий предмет так, как принято у таких ремесленников (например, портной, воткнувший иглу в свою одежду), обязан принести грехоочистительную жертву.(1)(2) С обручем – это предмет утвари, подобный кольцу, которое женщина надевает на голову; оно окаймляет голову по окружности. Это ноша, поскольку большинство женщин таких вещей не носит.(3) С подвеской – подвеска из серебра или золота, в которую помещают благовония, чтобы перебить у женщины дурной запах.(4) Ароматическое вещество мор, называемый также муск.(5) А мудрецы освобождают [от жертвы], так как считают, что эти [подвеска и флакон с ароматическим веществом] подобны украшениям. Но изначально с ними не разрешено выходить [из опасения, что], женщина может снять их и пронести по владению многих. И закон определен в соответствии с мнением большинства мудрецов.(6)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) «Игла с ушком» и «игла без ушка»

«Игла, имеющая ушко» предназначена для шитья. Поэтому, даже если такая иголка воткнута в одежду, все равно она считается не украшением, а «ношей», и выходить с ней в Шаббат запрещено по закону Торы (Рамбам, Шаббат 19:5; Шулхан арух 301:8 и 303:9, Мишна брура 21). При этом не считается, будто женщина выносит иглу «необычным образом» (бе-шинуй). Ведь у портных принято втыкать иголку в одежду и так выходить на улицу. А, согласно мнению раби Йеуды, выносящий в Шаббат предмет так, как принято у ремесленников (например, портной, воткнувший иглу в одежду), нарушает тем самым запрет Торы (Шаббат 11б). Ну а женщины, как правило, шьют и чинят одежду своих домашних, – поэтому они в этом отношении считаются «портными», и для них это обычный способ переноса иглы (Тосафот, Шаббат 11б, «Ве-им»; Мишна брура 301:33, Шаар а-циюн 28; см. также выше – коммент. 1 к мишне 1:3).

Однако «игла без ушка», о которой говорилось в первой мишне этой главы, считается для женщины украшением или элементом одежды. Ведь такие «иглы» (например, булавки и шпильки) используют, чтобы скреплять части одежды или закреплять волосы (Шулхан арух 303:9, Мишна брура 24). В частности, в Шаббат женщине разрешено выходить во владение многих, если какие-то части ее одежды скреплены булавками (например, английской булавкой). И также разрешено выходить во владение многих, когда парик или головной платок прикреплены к волосам шпильками (Шмират Шаббат ке-илхата 18:29; Орхот Шаббат 28:175 и 181; см. также выше – коммент. 11 к мишне 6:1).

(2) «Кольцо с печатью»

В данной мишне указано, что, согласно закону Торы, женщине запрещено выходить в Шаббат во владение многих также «в кольце с печатью». Ведь такое кольцо предназначено, в первую очередь, для запечатывания писем и других документов. Такие «кольца с печатью» носят, как правило, лишь мужчины – поэтому для женщины оно считается не украшением, а «ношей» (Шаббат 59б, Раши; Шулхан арух 303:10, Мишна брура 26).

Но, хотя женщины такие кольца с печатью обычно не носят, все же выход с таким кольцом на пальце не считается «выносом необычным способом», который запрещен мудрецами, а не из Торы. Ведь иногда в будние дни женщина переносит кольцо с печатью на пальце для своего мужа – например, если муж забыл его дома или, наоборот, просит отнести домой на хранение (Рамбам, Шаббат 19:3; Мишна брура 303:26).

Однако обычное кольцо, без печати, безусловно, является для женщины украшением (см. коммент. 11 и 14 к мишне 6:1).

(3) Корона или застежка?

Что такое כֻלְיָאר (кульяр – выше это слово переведено как «обруч»), о котором говорится в данной мишне?

В Гемаре слово кульяр переведено на арамейский язык как מכבנתא (махбанта) (Шаббат 62а). Раши поясняет, что это особая, снимаемая застежка – наподобие броши, с помощью которой закрепляют ворот рубахи (Раши, Шаббат 62а; Шулхан арух 303:11). А в другом месте Раши добавляет, что это украшение имеет форму круга или кольца, т.е. «обруча» (Раши, Йома 25а).

В этой мишне рассматривается случай, когда кульяр не выполняет свою основную функцию – скреплять ворот, а просто закреплен на одежде, чтобы продемонстрировать богатство женщины. В таком случае он считается «ношей». Но если им, действительно, закреплен ворот рубахи, то он рассматривается в качестве украшения, и выходить с ним во владение многих разрешено. Причем, это не подпадает даже под запрет мудрецов, ведь не следует опасаться, что женщина снимет эту застежку на улице, чтобы показать подруге. Скромность не позволит ей так поступить, ведь при этом распахнулся бы ворот рубахи, и стало бы видно ее тело (Мишна брура 303:29).

Но другие комментаторы объясняют совершенно иначе. Согласно их точке зрения, кульяр – это кольцо или «обруч», окаймляющие голову по всему кругу (р. Хананель, Шаббат 62а; Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шаббат 6:3). Это украшение подобно короне (Тосафот, Бава батра 156б). А поскольку большинство женщин такое украшение не использует, оно считается «ношей» (см. коммент. р. Овадьи из Бартануры).

(4) Подвеска с благовониями

Как поясняет Раши, כוֹבֶלֶת (ковелет) – это подвеска с благовониями, которую женщины носили на шее, чтобы перебить дурной запах, исходящий от тела (Раши, Шаббат 62а; Шулхан арух 303:11, Мишна брура 30).

А, по объяснению Рамбама, это маленькая коробочка из серебра или золота, в которую положены благовония (Перуш а-мишнайот, Шаббат 6:3; р. Овадья из Бартануры). Ковелет подвешивали на шнурке на шее (Тиферет Исраэль, Яхин 29).

В некоторых рукописных версиях мишны написано не כוֹבֶלֶת (ковелет), а כוכלת (кохелет или кухелет) (Сефер а-Арух; Шинуй нусхаот). В связи с этим комментаторы отмечают, что название на иврите происходит от латинского слова кукулус, обозначающего небольшой сосуд с ароматическим веществом (Тиферет Исраэль, Яхин 29).

(5) Флакон с ароматическим бальзамом

Еще одно украшение, которое названо в этой мишне – этоצְלוֹחִית שֶׁל פַּלְיָטוֹן  (цлохит шель пальятон – «флакон с ароматическим веществом»).

По Раши, слово пальятон подразумевает ароматический бальзам, изготовленный на основе растения афарсемон (Раши, Шаббат 62а; Мишна брура 303:31). Эссенция афарсемона обладала особенно сильным и быстро распространяющимся ароматом.

Из этого же растения изготавливалось бальзамовое масло цари, входившее в состав храмовых воскурений – кторет. Важно подчеркнуть, что название афарсемон относится в талмудической литературе к «бальзамовому дереву», а не к хурме, называемой так в современном разговорном «иврите», где многие слова не соответствуют своим исконным значениям (см. также выше – коммент. 8-10 к мишне 2:2).

Однако, комментируя другой трактат Талмуда, где также упоминается цлохит шель пальятон, Раши указывает, что речь идет о «сильном ароматическом веществе, но это не афарсемон» (Раши, Санэдрин 108а).

А Рамбам считает, что «пальятон – это мор, называемый также муск» (Рамбам, Перуш а-мишнайот, Шаббат 6:3; р. Овадья из Бартануры).

Благовоние мор (мирра) – это тоже одно из составляющих храмовых кторет, как написано: «А ты возьми себе лучших благовоний – чистой мирры… и т.д.» (Шмот 30:23). Как считает Рамбам, «мор (а, согласно его точке зрения, это муск) получают из крови определенного вида животных, обитающих в Индии, и люди пользуются этим благовонием повсеместно» (Рамбам, Клей а-Микдаш 1:3; см. там же 1:2 и 2:4). Но, по мнению других комментаторов, муск «образуется в [особой полости] на шее оленей» (Ибн Эзра, Шмот 30:23; Тур, Орах хаим 216). Такое расхождение во мнениях связано с тем, что в течение многих веков производители и торговцы муском скрывали подлинный способ его добычи.

А многие другие комментаторы убеждены, что мор – это благовоние растительного, а не животного происхождения, ведь в «Песне песней» написано: «Пришел я в сад свой, …набрал я своего мора с [другими] своими благовониями» (Шир а-ширим 5:1). А значит, это благовоние собирают «в саду» (Ибн Эзра и Рамбан, Шмот 30:23).

Во всяком случае, Рамбам указывает, что «флакон с ароматическим веществом», о котором говорится в данной мишне, закрепляли на руке (Рамбам, Шаббат 19:7; Мишна брура 303:31). По мнению других комментаторов, такой «флакон» подвешивали на шнурке на шею, так же как и ковелет (Тиферет Исраэль, Яхин 30).

(6) Запрещено мудрецами

По «словам раби Меира», такие маленькие сосуды с благовониями, которые женщины подвешивали на руку или на шею, являются не украшениями, а «ношей», ведь, в первую очередь, они предназначены для того, чтобы переносить в них благовония. Поэтому женщина, выходящая с такой коробочкой или флаконом в Шаббат во владение многих, нарушает тем самым запрет Торы, и если она поступила так неумышленно, то «должна принести грехоочистительную жертву».

Но большинство мудрецов считает, что эти маленькие сосуды с благовониями подобны украшениям, и по букве закона Торы выходить с ними разрешено. Однако мудрецы запретили это из опасения, как бы женщина не сняла украшение во владение многих, чтобы показать его подруге, а потом бы машинально не пронесла в руке на расстояние в четыре локтя. А если она ненамеренно все-таки вышла с таким сосудом на шее, то «мудрецы освобождают» ее от грехоочистительной жертвы, которая приносится лишь при нарушении запрета самой Торы.

В Гемаре приведено также мнение раби Элиэзера, согласно которому выходить с этими сосудами в Шаббат во владение многих вообще не запрещают. По его мнению, такие сосуды обычно носят лишь женщины, от которых исходит дурной запах. Поэтому они не станут хвастаться подобными украшениями, снимая их и показывая подругам, ведь то, что они вынуждены пользоваться ими – это порочащий их факт. А раз женщина не снимет эти украшения, чтобы показать их, то и не следует опасаться, что она пронесет их по владению многих.

Однако если в коробочке или во флаконе вообще не осталось благовоний, то в таком случае, согласно всем мнениям, этот сосуд не подобен украшению, и переносить его – запрет Торы (Шаббат 62аб, Раши).

Закон определен в соответствии с мнением большинства мудрецов: в этих сосудах с благовониями запрещено выходить во владение многих из опасения, что женщина снимет их, чтобы показать подруге, а затем машинально пронесет на расстояние в четыре локтя (Шулхан арух 303:11, Мишна брура 30-31, Беур алаха).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


https://www.beerot.ru/?p=10189