Трактат Шаббат — Глава шестая — Мишна седьмая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1230
трактат шаббат, трактат шабат

Эта мишна является продолжением и завершением предыдущей.

Текст мишны в оригинале

פּוֹרֶפֶת עַל הָאֶבֶן וְעַל הָאֱגוֹז וְעַל הַמַּטְבֵּעַ, וּבִלְבַד שֶׁלֹּא תִפְרֹף לְכַתְּחִלָּה בַּשַּׁבָּת

Перевод мишны на русский язык

Застегивает на камешек, на орех и на монету. Но только изначально не следует застегивать в сам Шаббат.

Комментарий рава Овадьи из бартануры

Застегивает (פּוֹרֶפֶת – порефет) – соединяет. Слово קרסים (красим – «крючки»; Шмот26:6, 26:11) переведено на арамейский язык как פורפין (пурфин).(1)(2)(3)(4Но только изначально не следует застегивать… – эти слова относятся только к монете, чтобы изначально не застегивали на монету, поскольку её запрещено перемещать. (5)(6)(7)(8)(9)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Старинная «пуговица»

В комментарии к предыдущей мишне указывалось, что в качестве пуговицы в древности использовали какой-либо мелкий предмет – камешекорех или монету. Этот предмет закрепляли на вороте накидки (вероятно, плотно обвертывали в саму ткань), а вокруг него обматывали ремешок или шнур, закрепленные на вороте с другой стороны. Таким способом накидка «застегивалась» под подбородком, чтобы она не спадала.

Различные застежки называли словом פריפה (перифа), которое, вероятно, пришло из арамейского языка. Ведь слово הַקְּרָסִים (а-красим – «крючки») из стиха Торы «И сделай пятьдесят медных крючков, и вдень крючки в петли, чтобы соединить полотнища, из которых состоит покрытие Шатра» (Шмот 26:11) переведено на арамейский язык как פורפין (пурфин) (Таргум Ункелус). Отсюда и глагол פּוֹרֶפֶת (порефет – «застегивает»), употребленный в данной мишне (Раши, Шаббат 65а; Мишна брура 303:72; см. также выше – коммент. 8 к мишне 6:6).

(2) Не для того, чтобы вынести

При подобном использовании ореха или монеты, как правило, абсолютно ясно, что этот предмет закреплен на одежде в качестве «пуговицы», а вовсе не для того, чтобы вынести его из дома во «владение многих» (Тосафот, Шаббат 64б, «У-бильвад ше-ло титен»; Мишна брура 303:72). И поскольку такой предмет являлся обычным и необходимым элементом одежды, в Шаббат он не считается «ношей», и выходить в нем разрешено (Рамбам, Шаббат 19:12; Шулхан арух 303:22).

(3) Чтобы вынести орех для ребенка

В Гемаре рассматривается вопрос, разрешено ли закрепить орех в качестве пуговицы, сделав это только ради того, чтобы вынести его на улицу – например, для ребенка (Шаббат 65б). С одной стороны, использовать орех в качестве пуговицы разрешено. Но с другой стороны, в данном случае это делается ради того, чтобы скрыть истинное намерение: обойти запрет Торы выносить предметы из частного владения во владение многих.

В Гемаре это сомнение не разрешено. И, поскольку это сомнение по поводу запрета Торы, законоучители последующих поколений запретили прибегать к такой уловке для выноса ореха во владение многих  – ведь это «выглядит как обман». Однако разрешено выносить таким способом на кармелит, ведь выносить из частного владения на кармелит – это запрет мудрецов, а, когда сомнение касается запрета мудрецов, принято облегчать (Шулхан арух 303:23, Беэр а-голаМишна брура 76; см. также коммент. к мишне 1:1).

(4) С ключом на поясе

В этой связи важно понять обычай выходить на улицу в городах, где нет эрува(«субботнего ограждения»; см. коммент. 2 к мишне 1:1), с ключом, который закреплен на брючном ремне или на специальном «субботнем поясе».

Выдающийся законоучитель Рамо в своих примечаниях к кодексу Шулхан арухуказывает, что некоторые законоучители разрешают выходить с металлическим ключом, присоединенным к поясу и закрепленным на нем (Рамо 301:11). В комментарии Мишна брура уточнено, что разрешающие имеют в виду только тот случай, когда ключ стационарно закреплен на конце ремня, на пряжке, и выполняет там роль «крючка», посредством которого застегивается ремень. В этом случае ключ считается интегральной частью ремня (Мишна брура 301:45).

В наше время ключи, которые можно использовать в качестве крючка, практически вышли из употребления, а на большинстве ключей нет даже зубчиков и бородок. Поэтому принято продевать эластичный шнур через отверстие в ключе, а затем, подпоясавшись этим шнуром,  продевать его концы в отверстие ключа и завязывать бант на самом этом отверстии (Шмират Шаббат ке-илхата 18:48). Существует и другой вариант: берут два небольших шнура, общая длина которых равна длине необходимого пояса. На концах шнуров закрепляют разъемные кольца, которые вставляются в отверстие ключа, а другие концы шнуров завязывают бантом на поясе (Орхот Шаббат3, 28:150).

Этот обычай выходить на улицу с ключом, выполняющим роль застежки, основывается, в частности, на данной мишне, ведь в ней разрешено выходить с орехами и монетами, которые закреплены на одежде в качестве пуговиц. Но если орехи или монеты закрепляли на одежде именно для того, чтобы ее застегивать, то ключ закрепляют на ремне в первую очередь для того, чтобы вынести его с собой во владение многих – как женщина, которая хотела вынести на улицу орех для своего сына (см. там же 3-5). В связи с этим выдающийся законоучитель р. Ш.-З. Ойербах указывал, что выходить с таким поясом во владение многих разрешено только в том случае, если человек закрепил ключ на этом поясе на весь Шаббат. Но если он поместил ключ на пояс лишь на короткое время, чтобы донести до определенного места, ему разрешено выходить только на кармелит – как и женщине, закрепившей орех только для того, чтобы вынести его на улицу (Шмират Шаббат ке-илхата 18:48/191/; Орхот Шаббат 3,Бирурей алаха 17:6).

Рав Ш.-З. Ойербах также считал, что выходить в таком поясе разрешено только в том случае, если благодаря ключу он держится лучше, чем без него. Ведь иначе становится очевидным, что ключ поместили на пояс не в качестве элемента одежды, но ради выноса (Шулхан Шломо, Шаббат 1, 301:11/8/; Шмират Шаббат ке-илхата 18:48/190/). Однако другие законоучители полагают, что, хотя и можно завязать пояс без ключа, все же, поскольку для этого используют именно ключ, он становится неотъемлемой частью пояса (Орхот Шаббат 3, Бирурей алаха 17:2-3). В любом случае, рекомендуется пользоваться только специально изготовленными «субботними поясами», в которых учитываются все требования закона: в частности, ключ жестко закреплен и, действительно, является составной частью пояса (р. Н. Карелиц, Хут шани 4, с. 125).

(5) Предназначенная монета

Возвратимся к обсуждению самой мишны.

В Гемаре разъяснено, что завершающие слова мишны «Но только изначально не следует застегивать в сам Шаббат» относятся лишь к использованию монеты (Шаббат65б). Ведь она входит в категорию мукце, и ее запрещено перемещать в сам Шаббат (Раши; р. Овадья из Бартануры).

В категорию мукце включены предметы, которыми не пользуются в Шаббат, например, из-за того, что совершаемая с их помощью работа запрещена – такой предмет как бы «изъят» (укца) из сознания людей на весь святой день. Само слово мукце имеет значение «изъятый» и «отделенный». А поскольку, согласно постановлению мудрецов, в Шаббат запрещено заниматься торговыми операциями, деньги тоже «изъяты» из употребления, но сами по себе они обычно не используются, и поэтому их статус приравнивается к камням.

Но в данном случае монета используется в качестве пуговицы. Застегивая на эту монету еще перед наступлением Шаббата, человек своим действием выводит ее из  обычного употребления в качестве денежной единицы, и она утрачивает статус «мукце» (Мишна брура 303:75). Поэтому в Шаббат разрешено ходить с такой пуговицей – в том числе выходить во владение многих.

И по той же причине «монету сэла», о которой говорится в предыдущей мишне, необходимо закрепить на ранку еще до наступления Шаббата (там же 301:109).

(6) Монета всегда остается монетой?

Составитель комментария Мишна брура считает, что, если монету начали использовать в качестве застежки еще перед наступлением Шаббата, а затем в Шаббат расстегнули и сняли накидку, то разрешено застегнуть снова, ведь монета стала одним из элементов одежды (Шаар а-циюн 303:62).

Однако Хазон Иш (Орах хаим 42:13) полагал, что даже после того, как монету начали использовать в качестве пуговицы, она все равно остается «мукце», поскольку ее основное предназначение – выступать в роли денег. И от того, что теперь ее используют в качестве пуговицы, она не перестает быть монетой, и затем, вероятно, вернется к своему основному предназначению. А ходить с такой «пуговицей» разрешается, по мнению Хазон Иша, лишь потому, что это – «перемещение со стороны» (тилтуль мин а-цад), т.е. передвижение мукце с помощью другого предмета (в данном случае, одежды). Такое перемещение разрешено, потому что, человек передвигает разрешенный предмет, не прикасаясь к мукце, а мукце лишь перемещается вместе с ним. Кроме того, это совершается для того, чтобы воспользоваться разрешенным предметом (см. коммент. 5 к мишне 4:2).

(7) «Мукце само по себе»

Комментаторы отмечают, что и «камешек», о котором говорится в мишне, тоже нуждается в особом предназначении для использования в Шаббат, поскольку все вещи, которые не являются ни утварью, ни пищей, относятся к категории мукце – например, камни, песок, скот, домашние животные и т.д. Этот вид мукце называют мукце мехамат гуфо, т.е. «мукце само по себе», а не из-за той работы, которую им выполняют.

Если эти вещи намереваются использовать в Шаббат, то необходимо предназначить их для использования. В ряде случаев эти вещи можно предназначить мысленно: например, камень – для того, чтобы колоть им орехи, или ветку, чтобы отгонять ею мух. И поскольку эту вещь предназначили для использования, она приравнивается по своему статусу к «утвари» – кли (Шулхан арух 308:20-24; Хаей адам, Шаббат 66:7). Мысленное предназначение имеет силу только в том случае, если совершенно до наступления Шаббата, но в сам Шаббат изменить статус вещи таким способом невозможно (Мишна брура 303:73; Орхот Шаббат 2, 19:236).

Соответственно, в этой мишне имеется в виду такой «камешек», который еще до наступления Шаббата был предназначен для застегивания плаща (Раши, Шаббат 65б).

(8) На один Шаббат или навсегда?

Если вещь, относящеюся к категории мукце мехамат гуфо мукце само по себе»), принято использовать для определенной цели, то в случае необходимости достаточно мысленно предназначить ее всего на один Шаббат. Но если эту вещь не принято использовать для такой цели, то для того, чтобы предназначить ее к использованию, необходимо предназначить ее для этой функции «навсегда». Иными словами, нужно принять мысленное решение, что этой вещью собираются пользоваться до тех пор, пока она не потеряется или не станет непригодной. Только при таком «вечном» предназначении эта вещь приравнивается по своему статусу к «утвари», и ее можно перемещать в Шаббат (Шулхан арух 308:22, Рамо; Шаар а-циюн 312:7; Орхот Шаббат2, 19:235/326/).

Поэтому, если для застежки использовали круглый камешек – такой, какими обычно пользовались для пуговиц, достаточно было предназначить его на один ближайший Шаббат. Но если брали камень иной формы, из тех, которыми, как правило, не употребляли в качестве пуговиц, необходимо было более «сильное» предназначение – навсегда (Мишна брура 303:73).

Причем, согласно мнению автора Мишны бруры, такого мысленного предназначения «навсегда» достаточно даже для использования в Шаббат монеты в качестве «пуговицы» – несмотря на то, что это необычное использование монеты (303:74). Но Хазон Иш считает, что монету вообще невозможно предназначить для такой цели «навсегда», потому что впоследствии человек наверняка передумает, и вновь использует ее как монету (Орах хаим 42:13).

Некоторые законоучители предполагают, что в отношении монеты, которую нумизмат внес в свою коллекцию или в свой альбом, Хазон Иш согласится с автором Мишны бруры: такая монета, действительно, навсегда предназначена для коллекции и поэтому она утрачивает статус мукце (Орхот Шаббат 2, 19:240/336/).

(9) Подпереть камнем дверь

Составитель Мишны бруры указывает, что, если вещь из разряда мукце мехамат гуфо – например, камень – постоянно использовали в данной функции в будние дни, то специального предназначения на Шаббат вообще не требуется (308:93). И даже если ею воспользовались всего один раз, не подумав о том, что воспользуются также в Шаббат, этого достаточно – но только в том случае, если эту вещь принято использовать для данной цели. Например, если человек хочет воспользоваться в Шаббат камнем, лежащим около двери, для того, чтобы подпереть ее – чтобы она не закрывалась (а это обычное использование таких камней), то, если он хотя бы раз воспользовался им для этого в будние дни, этого достаточно. В таком случае камень не считается мукце, и им можно подпереть дверь в Шаббат (Орхот Шаббат 2, 19:237).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац


https://www.beerot.ru/?p=16164