Трактат Шаббат — Глава шестая — Мишна восьмая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1059
трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне рассматривается, с какими протезами и приспособлениями разрешено выходить в Шаббат увечному человеку.

הַקִּטֵּעַ יוֹצֵא בְקַב שֶׁלּוֹ, דִּבְרֵי רַבִּי מֵאִיר. וְרַבִּי יוֹסֵי אוֹסֵר. וְאִם יֶשׁ לוֹ בֵית קִבּוּל כְּתוּתִין, טָמֵא. סָמוֹכוֹת שֶׁלּוֹ, טְמֵאִין מִדְרָס, וְיוֹצְאִין בָּהֶן בַּשַּׁבָּת, וְנִכְנָסִין בָּהֶן בָּעֲזָרָה. כִּסֵּא וְסָמוֹכוֹת שֶׁלּוֹ, טְמֵאִין מִדְרָס, וְאֵין יוֹצְאִין בָּהֶן בַּשַּׁבָּת, וְאֵין נִכְנָסִין בָּהֶן בָּעֲזָרָה. אַנְקַטְמִין טְהוֹרִין, וְאֵין יוֹצְאִין בָּהֶן:

 Одноногий выходит со своим протезом. Это слова раби Меира, а раби Йоси запрещает. А если в нем есть углубление для ветоши, то он нечист. Лишенный двух ступней – его подкладки нечисты как опоры, но с ними выходят в Шаббат и входят во двор Храма. Тот, у кого отсохли ноги – его сиденье и подкладки нечисты как опоры, и с ними не выходят в Шаббат и не входят во двор Храма.

Маска чиста, и с ней не выходят.

Комментарий рава Овадьи из Бартануры:

Одноногий, у которого была отсечена нога, выходит со своим протезом. Для него изготовляют протез в форме ступни, а в нем делают выемку, чтобы он вставлял туда свою голень, – но на него не опираются.(1) И разрешено выходить с ним, потому что это как бы его обувь. А раби Йоси говорит, что для него это не украшение.(2) И закон определен по мнению раби Йоси.(3) А если в нем есть углубление для ветоши – если высечено углубление для тонкой ветоши или ваты, чтобы на них ставить голень, эти протезы принимают нечистоту от соприкосновения. Но если есть место только для самой голени, без ветоши, это не считается емкостью, по наличию которой определяется, принимает ли предмет нечистоту. Такой протез рассматривается как простое деревянное изделие. Ведь [деревянный предмет, принимающий нечистоту] должен быть подобен мешку, а внутренняя емкость мешка предназначена для того, чтобы переносить положенное в него – но его голень не переносится этим протезом.(4)

Его подкладки – тот, у кого отсечены обе ступни, ходит на своих голенях и коленях. А под голени он прикрепляет кожаные подкладки.(5)  Нечисты как опоры – если он зав(т.е. у него истечение из полового органа).(5) Ведь они сделаны именно для того, чтобы он на них опирался, и являются опорами (мидрас). И они приобретают статус ав а-тумъа («отец нечистоты»).(6)  Но с ними выходят в Шаббат – ведь для него они подобны украшениям.(7И входят во двор Храма – и хотя мы учили в мишне: «Пусть не входит на храмовую гору в своей обуви» (Брахот 9:5), эти не считаются обувью, поскольку одеваются не на ступню.(8)

Его сиденье – безногий, у которого отсохли и атрофировались голени, не может ходить даже на коленях. Для него делают низкий стульчик, на котором он сидит. А, когда он передвигается, он опирается руками на невысокие подпорки, отрывает свое тело от земли, переносит вперед и затем снова опускается. А сиденье привязано к его тазу.Подкладки – этому калеке делают кожаные или деревянные подкладки, которые закрепляют на его свисающих голенях или ступнях. И когда он опирается на руки и отрывает себя от земли, он чуть-чуть опирается и на ноги.(9С ними не выходят в Шаббат – ведь, поскольку его ноги свисают, а не опираются на землю, порой он может снять подкладки и перенести их. А есть объясняющие: поскольку он в них не очень нуждаются, они являются ношей.(10)(11И не входят во двор Храма – ведь они считаются обувью.(12)

Маска – причудливая физиономия, которую накладывают на лицо, чтобы пугать детей. Другое объяснение: форма осла, которое делают кукольники и носят его на своих плечах. Чиста – не принимает нечистоту, ведь это – не утварь и не украшение.(13)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Протез одноногого

В первом фрагменте этой мишны имеется в виду человек, у которого отсечена (или ампутирована) одна ступня (Раши, Шаббат 65б). Для него изготовляют протез в форме ступни, в котором делают небольшую выемку сверху, и он вставляет в это отверстие свою культю. Но при ходьбе он опирается, в основном, не на этот протез, а на палку, привязанную к его голени, и на костыли, которые он держит в руках (Раши, Йевамот102б, ТосафотТосафот, Йома 78б).

Согласно другому объяснению, его увечная нога согнута в колене так, что культя обращена назад, а «протез» (точнее, муляж ступни) прикрепляют к культе лишь для того, чтобы казалось, будто это ботинок с его ступней. А опирается он, как и при первом объяснении, на палку, привязанную к увечной ноге и доходящую до земли, а также на костыли (Тосафот, Йома 78б и Йевамот 102б).

В любом случае этот протез сделан не для того, чтобы ходить на нем (для этого увечный использует палку и костыль), а лишь для того, чтобы частично скрыть свой физический недостаток: с протезом он выглядит не одноногим, а лишь хромым (Шулхан арух301:15).

 (2) Обувь или не обувь?

По мнению раби Меира, одноногому разрешено выходить в Шаббат со своим протезом, потому что это для него «обувь». Но раби Йоси считает, что это не обувь и даже не украшение, а «ноша», и поэтому он запрещает выходить с таким протезом в Шаббат (Раши и ТосафотШаббат 65б-66а).

Некоторые комментаторы поясняют, что, по мнению раби Йоси, «обувью» считаются лишь изделия из кожи, но не из дерева или других необычных материалов. И хотя одноногий использует протез для того, чтобы частично скрыть свое увечье, все же он не считается «украшением», потому что большинство людей подобными «украшениями» не пользуется (Раши и Тосафот, Йома 78б; Тосафот, Йома 78б и Йевамот 103а).

Согласно другому объяснению, обе стороны согласны с тем, что такой деревянный протез может считаться «обувью». Но раби Йоси запрещает выходить в нем в Шаббат из опасения того, как бы протез не отцепился и не упал, и его бы не пронесли в руке по «владению многих» (Йома 78б; Ран, Шаббат 30а). Это опасение особенно актуально в случае, если увечная нога согнута в колене и обращена назад, а протез служит лишь для того, чтобы скрыть отсутствие ступни (ТосафотШаббат 65б и Йома 78аб-79а).

Вместе с тем, если увечный все же выходит с таким протезом на голени во «владение многих», то и по мнению раби Йоси, запрет Торы при этом не нарушается. Ведь это необычный способ выноса (ле-ахар яд), а выполнение работы необычным способом запрещено только по постановлению мудрецов, а не из Торы (Мишна брура 301:70).

 (3) Протез для ходьбы

Рамбам в своем своде законов указывает, что «одноногий не выходит со своим протезом» (Шаббат 19:15) – а это соответствует точке зрения раби Йоси.

В кодексе Шулхан арух закон определен тоже по мнению раби Йоси: в таком протезе запрещено выходить, потому что «он нужен не для ходьбы» (301:15). А поскольку этот протез не обязателен для ходьбы, существует опасение, что он отцепится, и его пронесут в руке по «владению многих» (Мишна брура 56). Таким образом, «протез» запрещен вовсе не потому, что считается «ношей», а лишь из опасения, что его пронесут в руке (Шаар а-циюн 59).

Запрет выходить с «протезом» в Шаббат относится только к такому муляжу ступни, который практически не используется при ходьбе. Но выходить с более современным протезом, приспособленным для ходьбы, безусловно, разрешено, и такой протез считается как бы частью его тела. Ведь в таком случае не следует опасаться, что инвалид снимет протез и понесет его в руке по владению многих (Орхот Шаббат 3, 28:173/277/).

 (4) Емкость для переноса

Деревянные изделия (а также изделия из ткани и кожи) принимают нечистоту только в том случае, если у них есть внутренняя емкость (бейт кибуль), предназначенная для хранения или перемещения содержимого. Этот закон выводится из слов Торы: «Всякий предмет – деревянный или из ткани или из кожи или мешок – …должен быть очищен в воде» (Ваикра 11:32). Иными словами, нечистоту принимают и требуют очищения от нее лишь предметы, подобные «мешку» – у которых имеется емкость для хранения и переноса (Раши, Шаббат 66а).

В данном случае в протезе выдолблено отверстие, в которое вкладывают ветошь, чтобы соприкосновение культи с деревом было более мягким. Когда одноногий ходит, эта ветошь переносится им вместе с протезом, – и поэтому подобный протез «нечист», т.е. принимает нечистоту (Рамбам, Келим 25:19).

Но если выдолблена лишь неглубокая выемка, в которой есть место только для самой культи, она емкостью не считается. И хотя в выемку вкладывают культю, тем не менее, не ее носят в протезе, а наоборот, нога влечет за собой протез. Поэтому протезы, в которых нет места для ветоши, имеют статус «простых деревянных изделий» (пшутей кли а-эц) и не принимают нечистоту (Раши, Шаббат 66а; Тосафот, Шаббат 81а). И хотя, на первый взгляд, даже в неглубокую выемку можно было бы положить какие-либо мелкие предметы вместе культи и носить их в протезе, выемка предназначена не для этого, и она не считается «емкостью для переноса» (бейт кибуль) (Тосафот, Шаббат 64а, Минаин; см. также Раши 123б, «Ве-амай»).

(5) Тот, кто передвигается на коленях

Во второй части этой мишны говорится об инвалиде, у которого нет обеих ступней. Такой человек передвигается на коленях. К его коленям и голеням прикрепляют кожаные «подкладки» (סָמוֹכוֹת – самохот) – чтобы облегчить ему передвижение и защитить колени от острых камней и тому подобных неровностей дороги (Раши,Шаббат 66а).

В мишне указано, что такие «подкладки» принимают нечистоту, но с ними «выходят в Шаббат» – хотя с «протезом», как указано выше, запрещено – «и входят в двор Храма» – хотя в это святое место запрещено входить в обуви.

(6) «Нечистота опоры»

В мишне рассмотрена ситуация, когда этот безногий инвалид пребывает в статусе зав(«истекающий») (Раши, Шаббат 66а).

Как уже упоминалось, словом зав в Торе назван мужчина, у которого имеются особые выделения из полового органа, как написано: «Всякий мужчина, у которого будет истечение из плоти, это его истечение нечисто» (Ваикра 15:2; см. также 15:1-18). В отличие от мужского семени, которое исходит, как правило, из напряженного органа, «истечение» выходит из расслабленного органа. И если мужское семя похоже на свежий яичный белок, истечение гораздо более жидкое (Нида 35б). Комментаторы подчеркивают, что «истечение у мужчины, порождающее нечистоту, является болезнью» (Рамбан, Ваикра 15:11-15; см. также выше – коммент. 11 к мишне 1:3).

Тело зава – один из основных источников нечистоты (его статус называют ав а-тумъа – «отец нечистоты»), и оно передает нечистоту другим людям или предметам (см. коммент. 8 к мишне 1:4). Причем, нечистота передается не только при прямом соприкосновении, но и в случае, когда зав опирается на некий предмет, сделанный специально для того, чтобы быть опорой для тела (например, стул или кровать) – даже если он при этом не касается его напрямую (а лишь через одежду или простыни). Такую нечистоту называют тумъат мидрас (מִדְרָס) – «нечистота опоры». И если при прямом соприкосновении источника нечистоты с другим предметом «сила» нечистоты, как правило, снижается на один уровень (принимающий нечистоту от ав а-тумъаприобретает более низкий уровень ришон ле-тумъа – «первый уровень нечистоты»), то при передаче нечистоты к «опоре» она обретает тот же статус ав а-тумъа, что и самзав.

И соответственно, «подкладки» (самохот), на которые опирается безногий зав при ходьбе на коленях, становятся «нечисты как опоры» (טְמֵאִין מִדְרָס – тмеин мидрас), т.е. принимают «нечистоту опоры» и приобретают статус ав а-тумъа (Раши, Шаббат 66а).

(7) Вместо обуви

Для безногого, ходящего на коленях, «подкладки» (самохот) выполняют ту же функцию, что у обычных людей выполняет обувь – они защищают ноги и облегчают ходьбу. Поэтому «с ними выходят в Шаббат», т.е. в них разрешено выходить во «владение многих» (Шулхан арух 301:16) – ведь они необходимы для ходьбы, и инвалид их, безусловно, не снимет и не пронесет по улице (Мишна брура 58).

Раши (а вслед за ним и р. Овадья из Бартануры) употребляет для обозначения функции этих «подкладок» термин тахшит – «украшение» (Раши, Шаббат 66а). Возможно, этот термин подчеркивает, что «подкладки», безусловно, не считаются обычной обувью, но в то же время они являются неотъемлемой частью экипировки безногого, подобно тому, как украшения – это неотъемлемый элемент убранства женщины. Таким образом, слово тахшит употреблено здесь в значении «элемент убранства».

(8) «Во двор Храма»

В мишне из трактата Брахот (9:5, 54а) указано, что запрещено заходить в обуви на Храмовую гору, и тем более, во двор Храма. Этот запрет связан с рассказом Торы о том, что, когда Моше увидел на горе Хорев пылающий куст, который горел, но не сгорал, Всевышний сказал ему: «…Сбрось обувь с твоих ног, ведь место, на котором ты стоишь, – святая земля» (Шмот 3:5; Брахот 62б).

Комментаторы поясняют, что, «когда Шехина опустилась на вершину горы Хорев, вся гора освятилась, как это было и при даровании Торы». И хотя сам «куст был на вершине горы, вся она стала святой землей, на которой запрещено оставаться в обуви» – а Моше «находился именно на горе и поднимался по ней» по направлению к кусту (Рамбан, Шмот 3:5).

Знатоки сокровенного учения указывают, что обувь, плотно облегающая ногу, сравнивается с телом человека, которое служит материальной оболочкой его души. И так же как Моше должен был «сбросить обувь со своих ног», ему следовало временно освободиться от своей материальности и телесности, чтобы быть готовым к восприятию пророчества (р. Бхайе, там же).

В связи с этим мудрецы установили, что «во всяком месте, где открывается Шехина, запрещено быть в обуви» (Шмот раба 2:6, Эц Йосеф; см. также Йеошуа 5:13-15). А Храм – это место, предназначенное для величайшего раскрытия Шехины.

Но «подкладки» (самохот), с помощью которых передвигался на коленях увечный, не считаются обувью, поскольку одеваются не на ступню, а на колени и голени (Раши,Шаббат 66а). Поэтому с ними «входят во двор Храма».

(9) Передвижение с помощью рук

По объяснению Раши, далее в мишне говорится об инвалиде, у которого не только отсутствуют нижние части ног, но и оставшиеся культи полностью атрофировались, и он не может передвигаться даже на коленях. Для такого больного изготовляют невысокое «сиденье», которое привязывают к его тазу. А при передвижении он опирается на подпорки (деревянные чурки с ручками), которые держит в руках, и переносит свое тело вместе с привязанным к нему сиденьем вперед. При этом культи болтаются перед ним, свисая с сиденья вниз. На неровных участках дороги они касаются земли. Поэтому для них изготовляют кожаные или деревянные «подкладки» и закрепляют их на концах культей, чтобы не травмировать их при периодическом соприкосновении с землей (Раши, Шаббат 66а; р. Овадья из Бартануры; Шулхан арух 301:16).

В случае, если этот инвалид пребывает в статусе зав (см. выше), «его сиденье и подкладки нечисты как опоры (тмеин мидрас)» – ведь иногда при передвижении он немного опирается также и на свои культи (см. Раши).

(10) По улице в Шаббат

С такими «подкладками» на культях «не выходят в Шаббат» во «владение многих».

Согласно объяснению учителей Раши, эти подкладки «ему не очень нужны» (Раши,Шаббат 66а). А поскольку инвалид вполне может без них обойтись, они не являются необходимым элементом его одежды и поэтому считаются «ношей» (см. р. Овадья из Бартануры).

А по объяснению самого Раши, «выходить» в них запрещено по иной причине: из опасения того, что, поскольку большую часть времени его культи просто болтаются, не касаясь земли, инвалид может снять «подкладки» и перенести их по улице (Раши,Шаббат 66а; р. Овадья из Бартануры; Шулхан арух 301:16).

Но свое «сиденье» инвалид не отвяжет, потому что без него ему очень сложно передвигаться, и поэтому «выходить» с ним во «владение многих» разрешено (Тосафот, Шаббат 65б; Шулхан арух 301:16).

(11) С костылями и на инвалидной коляске

Из того, что калеке запрещено «выходить» в Шаббат лишь с «подкладками», а с его «сиденьем» и подпорками разрешено, следует вывод: инвалиду, который не может передвигаться без костылей, разрешено ходить в Шаббат с костылями. И так же «одноногому» запрещено «выходить» только с его «протезом», на который он практически не опирается, а с костылями разрешено – ведь без них он не может передвигаться (Тосафот, Шаббат 65б и Йома 79а; Ран, Шаббат 30а; Орхот Шаббат 3, 28:171). В таком случае костыль или палка рассматриваются как его «обувь» (Мишна брура 301:63).

В кодексе Шулхан арух закон определен так: «Хромому, который не может ходить без палки, разрешено ходить с ней, даже если она к нему не привязана. Но если он может ходить без нее, а берет ее лишь для большей устойчивости, запрещено» (301:17). Причем, больной или старый человек рассматривается в этом отношении как «хромой» (Рамо). И если старый или хромой ходит дома без палки, то считается, что он «может ходить без нее», и в таком случае в Шаббат она является для него «ношей» (Мишна брура 64). Но некоторые законоучители считают, что если на улице скользко или ему предстоит идти по неровной местности, то разрешено выходить с палкой даже в том случае, если дома обходятся без нее. Однако большинство законоучителей запрещает. И, разумеется, запрет касается только тех мест, где нет эрува – «субботнего ограждения» (Мишна брура 64-65; Шмират Шаббат ке-илхата 18:13/59/; Орхот Шаббат 3, 28:168).

Выдающийся законоучитель нашего времени р. М. Файнштейн полагает, что инвалиду разрешено выезжать в Шаббат на инвалидной коляске, колеса которой он сам вращает руками. С его точки зрения, такая коляска подобна «сиденью» безногого, о котором говорится в этой мишне (Игрот Моше, Орах хаим 4, 90). Но другие законоучители указывают на существенное отличие: если «сиденье» привязано к калеке, и, действительно, является как бы частью его «одежды», то на инвалидной коляске он просто сидит, как на стуле (Орхот Шаббат 3, 28:172/276/). И есть законоучители, разрешающие передвигаться на такой коляске только по кармелиту, но не по «владению многих». А если помощник-нееврей подталкивает коляску, то для нужд заповеди разрешено передвигаться и по «владению многих» (например, в синагогу) – при условии, что коляску приводят в движение оба: и сам инвалид, вращающий колеса руками, и нееврей, подталкивающий ее сзади. Но помощнику-еврею не следует везти такую коляску даже по кармелиту. А внутри эрува инвалиду разрешено передвигаться любым способом, как внутри дома (но, понятно, что в любом случае запрещено использовать электрический привод или мотор) (Шмират Шаббат ке-илхата 34:27). И во всех сомнительных случаях необходимо обратиться с вопросом к знатоку Торы. 

(12) Как увечному войти во двор Храма?

Далее в мишне указано, что с кожаными или деревянными «подкладками», закрепленными на концах культей, «не входят во двор Храма». Раши поясняет, что, поскольку их одевают на самые концы оставшихся у него частей ног, они считаются «обувью» (Раши, Шаббат 66а) – и даже если они сделаны из дерева (Ритва, там же). А в обуви, как уже указывалось, запрещено заходить в Храм (см. выше – коммент. 8).

Но ни сиденье, ни деревянные подпорки в этом отношении, безусловно,  не считаются обувью – ведь они не одеваются на концы культей. Поэтому заходить в них во двор Храма разрешено (если конечно, человек чист – таор) (Тосафот Йом-Тов). И хотя сидеть во дворе Храма запрещено (точнее разрешено только царю из дома Давида), а инвалид, на первый взгляд сидит на своем «сиденье», все же, по сути, оно предназначено не для сиденья, а для «ходьбы». Соответственно, человеку, который совсем не может ходить, вероятно, было бы разрешено в случае крайней необходимости заезжать во двор Храма на современной инвалидной коляске. И хотя он на ней сидит, она предназначена для передвижения и как бы заменяет ему ноги. Это разрешение основывается, в частности, на законодательном постановлении р. Й.-Ш. Эльяшива, который разрешил сидеть в автобусе и другом транспорте в первой половине дня скорби Девятого ава, когда сидеть на обычных, высоких, сиденьях запрещено. Но транспорт предназначен для передвижения, и в него заходят не для того, чтобы посидеть, а лишь для быстрого перемещения с одного места на другое. Так и инвалидная коляска предназначена, в первую очередь, именно для передвижения – на ней не «сидят», а «ходят». В то же время, инвалидная коляска, безусловно, не является «обувью» (во всяком случае, в отношении закона о святости Храма) – так же как и «сиденье», о котором говорится в данной мишне (р. И. Зильберштейн, Хашукей хемед, Шаббат 66а).

(13) Что такое «анкатмин»?

По одному из объяснений, анкатмин (אַנְקַטְמִין), о котором говорится в данной мишне, – это причудливая маска, которую накладывают на лицо для смеха или чтобы пугать детей. По другому объяснению, это изображение осла, которое кукольники надевают себе на плечи – как будто они на нем едут (Шаббат 66б, Раши). Эту вещь изготовляли из полого дерева (Рамбам, Шаббат 19:15).

В мишне указано, что эта вещь «чиста», т.е. не принимает нечистоту, поскольку не является ни предметом утвари, ни украшением (Раши, Шаббат 66а; Сефер А-Арух, Анкатмин). И «с ней не выходят» в Шаббат во «владение многих» – ведь такая вещь считается «ношей», поскольку не является ни одеждой, ни украшением (Рамбам,Шаббат 19:15; Шулхан арух 301:20, Мишна брура 70).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» — рав Александр Кац


https://www.beerot.ru/?p=16768