Трактат «Шаббат» — Глава первая — Мишна девятая

трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне завершается обсуждение вопроса, при каких условиях разрешено заказывать мастеру-нееврею работу перед Шабатом.

В мишне также приведён закон, в отношении которого сошлись мнения школы Гилеля и школы Шамая.

אָמַר רַבָּן שִׁמְעוֹן בֶּן גַּמְלִיאֵל, נוֹהֲגִין הָיוּ בֵית אַבָּא שֶׁהָיוּ נוֹתְנִין כְּלֵי לָבָן לְכוֹבֵס נָכְרִי שְׁלשָׁה יָמִים קֹדֶם לַשַּׁבָּת. וְשָׁוִין אֵלּוּ וָאֵלּוּ, שֶׁטּוֹעֲנִין קוֹרוֹת בֵּית הַבַּד וְעִגּוּלֵי הַגַּת:

Сказал наш наставник Шимон, сын Гамлиэля: в доме моего отца было принято отдавать белое белье в стирку нееврею за три дня до Шабата.

И согласны эти и эти (т.е. ученики Шамая и ученики Гилеля), что нагружают [перед наступлением Шабата] бревна в маслодавильне и каменные круги в винодельне.

Комментарий раби Овадьи из Бартануры:

Белое белье – его труднее отстирать, и нужно три дня.(1) [В доме отца рабана Шимона бен Гамлиэля] устрожали в отношении самих себя в соответствии с мнением школы Шамая. Но закон определен не по [обычаю, принятому в доме отца] рабана Шимона бен Гамлиэля, а, по мнению школы Гилеля, которая разрешает [отдавать даже белое белье в стирку нееврею перед самым Шабатом вплоть] до [захода] солнца.(2) 

И согласны школа Шамая и школа Гилеля, что перед наступлением Шабата закладывают маслины под бревно маслодавильни.

После того, как маслины перемалывали, на них нагружали тяжелые бревна, чтобы сок сам вытекал на протяжении всего Шабата.

Каменные круги, которые используют в винодельне, называют игулин («круги»). Это толстые каменные пластины, которым придана форма круга.

В отношении этого закона школа Шамая согласна со школой Гилеля, так как, даже если бы это действие было произведено [по ошибке] в сам Шабат, совершивший его был бы свободен от обязанности принести грехоочистительную жертву. Ведь в маслодавильне не нагружают бревно на маслины прежде, чем перемелют их жерновами. И так же с виноградом: сначала его давят ногами. И даже без нагруженного бревна масло вытекает [из перемолотых маслин] само, только не так хорошо, как теперь (т.е. под прессом). Поэтому [такое выдавливание с помощью пресса] не подобно запрещенной в Шабат работе «даш» («молотить»).(3)(4)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Белое и цветное

В семье родителей рабана Шимона бен Гамлиэля было принято отдавать белое белье в стирку нееврею самое позднее за три дня до Шабата именно потому, что такое белье трудно отстирать – оно требует длительного замачивания, а порой и повторной стирки. Но цветное белье, которое отстирать легче, отдавали в стирку даже в канун Шабата.

Из этого обычая родителей рабана Шимона бен Гамлиэля в Гемаре делается практический вывод: плата за стирку белого белья должна быть выше, чем за стирку цветного. И тот, кто требует за стирку цветного белья ту же плату, которую принято брать за стирку белого, недобросовестно завышает цену (Шабат 19а, Раши).

(2) Устрожение, соответствующее мнению школы Шамая

Рабан Шимон бен Гамлиэль был главой Санэдрина в период восстания евреев против римских завоевателей и разрушения Второго Храма. Он был правнуком Гилеля, и именно от его имени в Талмуде приведены многие обычаи «школы Гилеля». Тем более интересно, что в доме его отца, который был внуком Гилеля, в данном случае «устрожали в отношении самих себя в соответствии с мнением школы Шамая» (см. коммент. р. Овадьи из Бартануры).

Многие комментаторы задают вопрос: разве разрешено следовать мнению школы Шамая, если закон был определен в соответствии с точкой зрения школы Гилеля – ведь в мишне из трактата Брахот (1:3) указано, что раби Тарфон, поступивший по мнению школы Шамая и вопреки школе Гилеля, «был достоин смерти за то, что преступил мнение школы Гилеля»?

И объясняется, что в этих двух ситуациях есть существенное различие. Там школа Шамая утверждала, что при вечернем чтении Шма нужно возлежать, а при утреннем – стоять, как написано: у-ве-шахбеха у-ве-кумеха. Школа Шамая истолковывала эти слова в буквальном смысле: «лёжа и стоя». Но школа Гилеля считает, что эти слова обозначают не положение тела при чтении Шма, а время для чтения, и их следует понимать так: «во время, когда ложатся спать [и спят], и во время, когда встают» (Дварим 6:7; см. также выше – мишна 1:2, коммент. 5). А раби Тарфон, находившийся в дороге, намеренно прилег при вечернем чтении Шма, чтобы выполнить решение школы Шамая, – и в этот момент на него напали разбойники. Таким образом, он совершил определенное действие, соответствующее мнению школы Шамая. Поэтому, если бы разбойники его убили, он был бы, по словам мудрецов, «сам виноват в своей смерти» – ведь он преступил решение школы Гилеля, в соответствии с которым определен закон.

В отличие от раби Тарфона, родители рабана Шимона бен Гамлиэля не совершали никакого активного действия, соответствующего решению школы Шамая, – они лишь воздерживались от того, чтобы отдавать белое белье в стирку в последние три дня перед Шабатом. А такое пассивное устрожение, соответствующее мнению школы Шамая, безусловно, не является нарушением закона, определенного в соответствии с решением школы Гилеля, ведь и школа Гилеля не требует, чтобы белье отдавали в стирку обязательно перед самим Шабатом.

Более того, иногда разрешается и даже приветствуется активное действие, совершенное в соответствии с мнением школы Шамая, а не школы Гилеля – хотя закон и определен по школе Гилеля. Так, в другой мишне из того же трактата Брахот (8:7) указано, что забывший прочитать послетрапезное благословение Биркат А-Мазон должен, согласно точке зрения школы Шамая, вернуться на место, где проходила трапеза, и там благословить. Однако, согласно мнению школы Гилеля, такой человек может благословить в том месте, где вспомнил (лишь бы он еще испытывал ощущение сытости после той еды, т.е. не позднее чем через 72 минуты после нее) – и закон определен в соответствии с точкой зрения школы Гилеля. Однако там же, в Гемаре, рассказывается, как один ученик мудрецов, который забыл благословить Биркат А-Мазон, вернулся на прежнее место, как того требует школа Шамая, и нашел там крупную сумму денег (ВТ, Брахот 53б). Комментаторы объясняют, что в данном случае школа Гилеля была согласна со школой Шамая, что забывшему лучше благословить именно там, где он ел, – просто школа Гилеля не утруждает человека, разрешая ему прочесть там, где он вспомнил. Поэтому в поступке ученика, возвратившегося к месту трапезы, не было никакого нарушения. Наоборот, он выполнил устрожение, с которым была согласна и школа Гилеля – и поэтому был вознагражден за серьезное отношение к заповедям. Однако раби Тарфон, который прилег в пути для вечернего чтения Шма, поступил вопреки точке зрения школы Гилеля, абсолютно не согласной с тем, будто слова Торы у-ве-шахбеха у-ве-кумеха подразумевают позу, в которой следует читать Шма.

И соответственно, устрожение родителей рабана Шимона бен Гамлиэля, о котором говорится в данной мишне, было не только разрешенным, но, вероятно, даже похвальным (Тосафот Йом-Тов; см. Тиферет Исраэль).

(3) В каких случаях школа Шамая разрешает?

При запрещенной в Шабат работе «молотить» (даш) зерна выбивают из колосьев, и суть этой работы заключается в отделении съедобной части плода от кожуры. Соответственно, выжимание винограда и маслин с целью получить из них вино или масло является производной от даш работой мефарек («отделять») – ведь при этой работе напиток, являвшийся до этого составной частью плода, от него отделяется.

Однако, согласно закону Торы (ми-де-орайта), запрещено выжимать именно цельные плоды. Но если они были раздроблены еще до выжимания (маслины – с помощью жернова, а виноград – раздавлен ногами), то при дроблении сок уже частично вышел из плода и продолжает выходить сам по себе. В таком случае дополнительное выжимание всего лишь ускоряет спонтанно продолжающийся процесс, и запрет Торы выжимать при этом не нарушается. И если такое «ускорение» совершается в Шабат без участия человека – только с помощью его утвари: давильного бревна или давильных камней, – это разрешено даже согласно мнению школы Шамая. Ведь, согласно мнению этой школы, повеление прекращать работу инструментов и утвари (швитат келим) относится только к таким видам работ, которые запрещены в Шабат из Торы: например, «замешивать» (лаш) и «отбеливать» (мелабен) (см. выше – мишна 1:5, коммент. 2 и мишна 1:6, коммент. 1). Поэтому в данном случае законодательные решения школы Гилеля и школы Шамая полностью совпадают (Шабат 19а; Раши, Шабат 18а).

Я слышал от своего учителя р. И. Полищука следующее важное объяснение. Первоначально сок винограда и масло оливок являются составной частью плода, и сами по себе эти жидкости еще не существуют. Работа мефарек как раз и заключается в том, чтобы разорвать  эту связь. Поэтому после того, как маслины раздавили жерновом, а виноград – ногами, работа мефарек завершена, и теперь существует смесь жидкости с остатками ягод. Потом, на протяжении Шабата, сок продолжает вытекать из остатков ягод с той или иной степенью интенсивности, и наличие пресса лишь увеличивает эту интенсивность. Но работой мефарек такое дополнительное выжимание не является, так как связь между плодом и заключавшейся в нем жидкостью уже разорвана.

(4) Даже без предварительного перемалывания жерновами и раздавливания ногами

Ряд авторитетных законоучителей считает, что разрешено нагрузить бревна в маслодавильне и каменные круги в винодельне даже в том случае, если маслины не были предварительно перемолоты жерновами, а виноград раздавлен ногами – ведь в самой мишне эти действия в качестве предварительного условия не названы. Но, когда пресс опускается на плоды за некоторое время до Шабата, он их неминуемо раздробляет, и после этого сок выходит сам по себе, а пресс лишь ускоряет этот процесс – поэтому запрет Торы выжимать при этом так же не нарушается. Но если пресс опустили буквально перед самым наступлением Шабата и раздробление совершилось уже в Шабат, это запрещено (см. Ран 7б).

Именно так определен закон в кодексе Шулхан арух (Орах хаим 252:5, Мишна брура 42). И если плоды были раздроблены еще до Шабата, а затем остались под прессом, то сок, вышедший из  них в сам Шабат, в тот же день разрешен в пищу (Шулхан арух 320:2, Мишна брура 13). Важно подчеркнуть, что если из цельных виноградин в Шабат вытек сок, его запрещено пить до исхода Шабата (Шулхан арух 320:1).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


https://www.beerot.ru/?p=51639