Трактат Шаббат — Глава седьмая — Мишна вторая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

611
трактат шаббат, трактат шабат

Трактат Шаббат. Глава седьмая. Мишна вторая

Предисловие

В мишне названы 39 основных работ (авот мелахот), которые, по закону Торы, запрещено выполнять в Шаббат. Согласно устной традиции, в Шаббат запрещены именно те работы, которые требовались для возведения Скинии Завета (Мишкана) – переносного Храма в пустыне, а также все подобные им работы (Шаббат, 49б).

Эта традиция опирается на последовательность стихов в Торе. Сразу же после того, как Творец повелел Моше построить Мишкан, Он сказал: «Но Шаббаты Мои храните» (Шмот, 31:13). И позднее, когда Моше собрал весь народ, чтобы передать ему заповедь о возведении Мишкана, он сначала предупредил: «Шесть дней совершайте работу, а седьмой день будет вам святыней…» (там же, 35:2), – и лишь затем сообщил конкретные повеления, связанные со строительством. Величайший комментатор Торы Раши интерпретирует это так: несмотря на то, что Творец заповедал евреям возведение Мишкана, им нельзя нарушать ради этого Шаббат – т.е. совершать в Шаббат те работы, которые необходимы для создания Мишкана.

В число 39 основных работ включены не только такие, которые необходимы для устройства самого Мишкана (например, «строит», «ткет» и т.д.), но и работы, необходимые для изготовления различных материалов для устройства Мишкана (например, «стрижет шерсть») (Меири).

Основные работы, перечисленные в этой мишне, называют, как уже упоминалось, авот мелахот (буквально: «отцы работ»), и они служат прообразами для подобных им работ, которые называют толадот – «производные» (Шаббат, 49б; Бава Кама, 2а-б).

Перечисленные в этой мишне основные работы принято разделять на четыре группы – в зависимости от их назначения при изготовлении Мишкана («Хаей Адам», 9:1).

Первая группа связана с покраской полотнищ, ведь сказано: «…и шерсть цвета тхелет, и багряницу, и червленицу» (Шмот, 25:4). И это весь цикл выращивания растений, из которых изготовляют краски, – от разрыхления почвы для посадки растений до вываривания красящего вещества из растительного сырья. Вместе с тем, этот цикл отражает порядок изготовления хлеба – от распашки поля и сева до самой выпечки.

Вторая группа – это работы, связанные с изготовлением самих полотнищ, как сказано: «А все женщины, мудрые сердцем, спряли своими руками и принесли пряжу…» (там же, 35:25). И это весь цикл изготовления ткани – от стрижки шерсти до шитья.

Третья группа включает в себя работы по изготовлению кожаных покрытий Мишкана, о которых сказано: «И сделай покрывало из окрашенных в красный цвет бараньих шкур…, а сверху – покрывало из шкур тахашей» (там же, 26:14). Тахашем в Торе называется животное, которое существовало в тот период, а затем вымерло (Шаббат, 28б; Раши, Шмот, 25:5). Этот цикл работ начинается с поимки животного и завершается разрезанием готовой кожи. Но в мишне приведены в пример не только те работы, которые выполнялись при изготовлении Шатра Откровение, но и обычные, часто встречающиеся в ту эпоху виды работ – поимка оленя и разрезание кожи на ремешки для сандалий.

И наконец, последнюю группу составляют работы, связанные с изготовлением деревянных и металлических частей Мишкана, а также с его установкой и разборкой. Так, например, сказано: «Все приношения, которые приносили сыны Израиля для дела священной работы…» (Шмот 36:3), – и это перенос материалов, необходимых для изготовления Мишкана, из семейных шатров на улицу стана, а затем – в лагерь левитов, где был Моше.

И еще сказано: «И сто кикаров серебра на отлитие подножий…» (там же, 38:27). А ведь отливали металл с использованием огня, – и это работы «разжигать [огонь]» и «тушить».

И еще написано: «И воздвиг Моше шатер» (там же, 40:18) – это работа «строить».

А в Мишне объяснено, что, когда Мишкан разбирали, на столбах обозначали их порядок расположения, а в случае ошибки надпись стирали, – и это работы «писать» и «стирать [написанное]» (Шаббат, 12:3).

В этой мишне каждая из работ обозначена названием, указывающим на то, что делает исполняющий ее человек – например, «сеет», «пашет» и т.д., а не просто названием самой работы («Тосфот Йом-Тов», «Зореа»).

אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת. הַזּוֹרֵעַ. וְהַחוֹרֵשׁ. וְהַקּוֹצֵר. וְהַמְעַמֵּר. הַדָּשׁ. וְהַזּוֹרֶה. הַבּוֹרֵר. הַטּוֹחֵן. וְהַמְרַקֵּד. וְהַלָּשׁ. וְהָאוֹפֶה. הַגּוֹזֵז אֶת הַצֶּמֶר. הַמְלַבְּנוֹ. וְהַמְנַפְּצוֹ. וְהַצּוֹבְעוֹ. וְהַטּוֹוֶה. וְהַמֵּסֵךְ. וְהָעוֹשֶׂה שְׁנֵי בָתֵּי נִירִין. וְהָאוֹרֵג שְׁנֵי חוּטִין. וְהַפּוֹצֵעַ שְׁנֵי חוּטִין. הַקּוֹשֵׁר. וְהַמַּתִּיר. וְהַתּוֹפֵר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַקּוֹרֵעַ עַל מְנָת לִתְפֹּר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַצָּד צְבִי. הַשּׁוֹחֲטוֹ. וְהַמַּפְשִׁיטוֹ. הַמּוֹלְחוֹ וְהַמְעַבֵּד אֶת עוֹרוֹ. וְהַמּוֹחֲקוֹ. וְהַמְחַתְּכוֹ. הַכּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. וְהַמּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. הַבּוֹנֶה. וְהַסּוֹתֵר. הַמְכַבֶּה. וְהַמַּבְעִיר. הַמַּכֶּה בַפַּטִּישׁ. הַמּוֹצִיא מֵרְשׁוּת לִרְשׁוּת. הֲרֵי אֵלּוּ אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת:

Основных работ (авот мелахот) – сорок без одной.

Сеет и пашет, и жнет, и собирает в снопы. Молотит и веет. Перебирает. Мелет и просеивает, и замешивает тесто, и выпекает.

Стрижет шерсть. Выбеливает ее и растрепывает ее, и красит ее, и прядет, и натягивает продольные нити, и делает две петли в рамах ткацкого станка, и ткет две нити, и распускает две нити. Завязывает и развязывает, и сшивает двумя стежками. Рвет для того, чтобы сшить двумя стежками.

Ловит оленя. Зарезает его и снимает с него шкуру. Солит и выделывает его шкуру. Скоблит ее и разрезает ее.

Пишет две буквы и стирает для того, чтобы написать две буквы. Строит и разрушает. Тушит и разжигает. Ударяет молотком. Выносит из одного владения в другое.

Вот эти основные работы – сорок без одной.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сеет и пашет – здесь не написано сначала «пашет» (1), а потом уже «сеет» (2), как это принято делать. Из этого мы учим, что, даже если земля очень твердая, и, перепахав ее и посеяв в нее, ее вновь перепахивают, второе пропахивание тоже считается запрещенной работой «пашет».

Жнет – это относится к зерновым. Но и собирающий с деревьев плоды тоже совершает запрещенную работу «жнет» (3).

Собирает в снопы – собирает уже сжатые зерновые и складывает их в одно место (4)(5).

Веет – бросает лопатой по ветру (6). Перебирает, удаляя отходы руками или через сито (7)(8). Просеивает через решето (9). Все эти три работы имеют единое назначение – все они выполняются для того, чтобы отделить отходы от еды. Но, поскольку все три работы выполнялись в Скинии Завета, каждая из них считается отдельной работой – пусть они и похожи между собой. Еще одна причина – они не совершаются вместе, а делаются последовательно, одна за другой (10)(11).

Выпекает – такой работы не было в Скинии, так как выпекают лишь хлеб, а хлеб при возведении Скинии не выпекали. Просто в мишне представлен порядок изготовления хлеба. Однако работа «варит», подобная работе «выпекает», совершалась и для возведения Скинии, когда изготовляли снадобья для окраски шерсти в цвет тхелет, а также в пурпурный и багряный цвета. Тот, кто помешивает в кастрюле или кладет крышку на кастрюлю, стоящую на огне, совершает работу «варит» (12). И все предыдущие работы, перечисленные в этой мишне, – «сеет», «жнет», «молотит» и т.д. – все они выполнялись при изготовлении красителей для Скинии (13).

Стрижет шерсть – эта и все другие работы по обработке шерсти нужны были для изготовления шерсти тхелет, которую использовали при возведении Скинии (14)(15).

Выбеливает ее – стирает в реке (16).

Растрепывает ее – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем (17)(18)(19).

Натягивает продольные нити – на старофранцузском языке «ордир» (20).

Делает две петли в рамах ткацкого станка – продевание двух нитей в кольца на рамах (21)(22).

Распускает – выплетает продольные нити из поперечных или поперечные из продольных для того, чтобы ткать дальше (23).

Завязывает и развязывает – ловцы хилазона, из которого изготовляют краситель для тхелет (24), завязывают (25) и развязывают (26). Ведь, поскольку иногда нужно взять веревки из одной сети и добавить их в другую, их отвязывают от одной и привязывают к другой.

Сшивает …рвет – это тоже при изготовлении полотнищ (27). Ведь если полотнище проела моль, проделавшая в нем маленькое круглое отверстие, нужно разорвать ткань выше и ниже этого отверстия, чтобы при зашивании не было складок (28). Сшивает двумя стежками и завязывает, ведь если он не завяжет, соединение не сохранится. При этом он совершает две запрещенные работы – и завязывает, и сшивает.

Ловит оленя – все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей (29)(30)(31)(32)(33).

Солит и выделывает его шкуру – в Гемаре (75б) задан вопрос: «Ведь засаливание – это и есть выделка?» (34). И отвечают: действительно, следует убрать из перечня одну из этих двух работ и добавить вместо нее «размечает», так как разметка – это тоже одна из основных работ (35).

Скоблит ее – соскребает волоски (36).

Разрезает ее – рассекающий и разрезающий ее на ремни и для сандалий (37).

Пишет …и стирает – при изготовлении Скинии подписывали брусья, чтобы знать, какие из них парные. Писали букву на одном брусе и букву на другом (38), а порой, когда ошибались, то букву стирали (39)(40)(41).

Тушит и разжигает – огонь разводили под чаном с красителями (42)(43).

Ударяет молотком – это завершение изготовления предмета. Так мастер, завершая работу, ударяет по наковальне. Поэтому запрещенная работа «ударяет молотком» совершается, когда завершают изготовление предмета (44)(45).

В начале мишны уже названо общее число: «Основных работ – сорок без одной», а затем все работы перечислены по порядку. Это сделано для того, чтобы научить: даже если человек сделает все работы, существующие на свете, в одном забвении и за один Шаббат, он не будет обязан принести больше, чем сорок [без одной] грехоочистительных жертв. Ведь все остальные работы являются производными от этих основных. А когда он сделал основную работу и производную от нее, он обязан принести лишь одну жертву (46)(47).

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Работа «пахать»

Работа «пашет» (חוֹרֵשׁ – хореш) заключается в разрыхлении земли (Раши, Шаббат 73б; см. Моэд Катан, 2б). Эта работа выполняется, как правило, для того чтобы подготовить почву к посеву.

Раши указывает, что производными работами (толадот) от основной работы «пахать» является, например, создание рытвины или рытье ямы в поле (Раши, Шаббат, 22а, «Алаха» и 46б, «Исура»).

Но Рамбам считает, что и распашка земли, и рытье ямы или рытвины – это разные проявления основной работы «пахать», так как все эти действия связаны со вскапыванием (Рамбам, «Шаббат», 7:2). А производными (толадот) являются, по мнению Рамбама, такие действия, как например, прополка сорных трав или выравнивание земли (сравнивание кочек и бугорков, а также заполнение углублений) – эти работы связаны с благоустройством земли и улучшением почвы для посадки растений (Рамбам, «Шаббат» 8:1; см. Шаббат, 73б; «Мишна Брура», 337).

К производным работам от основной «пахать» относится также очищение поля от мелких камней и внесение удобрений («Орхот Шаббат» 1, 18:32-33; см. ИТ, Шаббат, 7:2).

По одному из мнений, производной работой от «пахать» является и поливка поля, ведь вода тоже разрыхляет землю. Но, по-другому мнению, поливка является производной от работы «сеять», потому что способствует росту и плодоношению растений (Моэд Катан, 2б). А существует мнение, согласно которому поливка является производной работа от обеих этих работ – «пахать» и «сеять». Именно это мнение приведено в кодексе «Мишна Брура» (336:26).

Нарушившим запрет «пахать» считается совершивший даже минимальное действие, относящееся к вспашке поля или к производным работам, названным выше. И если это действие было совершенно неумышленно, то в период Храма нарушитель обязан принести грехоочистительную жертву (Рамбам, «Шаббат», 8:1).

В этой мишне работа «пашет» упомянута на второй позиции, после работы «сеять», хотя обычно землю сначала распахивают, а потому уже вносят в нее семена. Но в Земле Израиля, где земля часто бывает очень твердой, принято, что после того, как в распаханную землю уже внесли семена, ее перепахивают вторично, чтобы прикрыть семена землей. А, поскольку свод Мишны был составлен в Земле Израиля, он учитывает свойства почвы в этой стране – и поэтому работа «сеять» предпослана работе «пахать» (Шаббат, 73б). Из порядка работ в мишне видно, что второе перепахивание тоже является запрещенной в Шаббат основной работой (Раши; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры). Но в своде законов Рамбама эти работы названы в обычном порядке – сначала «пахать», а потому же – «сеять» (Рамбам, «Шаббат», 7:1).

Запрещено разрыхлять землю и поливать растения также в цветочном контейнере или горшке («Мишна Брура», 498:91; «Ам мекадшей швии», 2, 7:34).

Законы, связанные с работой «пахать», будут рассмотрены также далее – в мишне 12:2 (см. Шаббат, 103а).

(2) Работа «сеять»

Работа «сеет» (זּוֹרֵעַ – зореа) заключена во внесении семени в землю, чтобы оно проросло.

При изготовлении Скинии работы «пахать» и «сеять» производили для того, чтобы вырастить растения для изготовления из них красителей. Комментаторы указывают, что во время странствия по синайской пустыни евреи распахали участки земли и выращивали необходимые им растения, а поливали посевы из «родника Мирьям» («Ор а-Хаим», Бемидбар, 15:32; см. также Тосафот, Хулин, 88б, «Эла»).

Нарушителем запрета «сеять» является посадивший в Шаббат даже одно зерно. И если это нарушение было совершено неумышленно, то для искупления в период Храма нужно было принести грехоочистительную жертву (Рамбам, «Шаббат», 8:2).

И хотя зерно или семя, посеянное в Шаббат, укореняется только после Шаббата (а до этого оно просто лежит в земле, как в сосуде), тем не менее, нарушитель запрета подлежит наказанию сразу после того, как он поместил зерно в землю – ведь это приведет к тому, что оно укоренится и прорастет. Но если зерно посажено до Шаббата, а проросло и укоренилось в сам Шаббат, посадивший его не нарушил запрета [ведь точно также при определенных условиях разрешено поставить кастрюлю на огонь до Шаббата, чтобы пища варилась в Шаббат] («Орхот Шаббат», 1, 18:1/3/; см. «Мишна Брура», 336:33 и 51).

К основной работе «сеять» относится также посадка саженца, из которого вырастет, например, плодовое дерево (Раши, Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 8:2). Но некоторые комментаторы считают, посадку саженца производной работой («Иглей Таль», «Зореа», 1).

К основной работе (ав мелаха) также относят отведение от растения бокового ростка, прививку ветви, а также подрезку, т.е. удаление некоторых ветвей, чтобы благодаря этому ствол стал выше и толще (Рамбам, «Шаббат», 7:3, 7:9 и 8:2; см. Шаббат, 73б). Однако Раши считает подрезку производной работой – толада (Раши, Шаббат, 73б).

Как уже указывалось выше, производной работой (толада) от основной работы «сеять» является поливка растений, потому что она способствует росту и плодоношению растений (Моэд Катан, 2б; Рамбам, «Шаббат», 8:2; «Мишна Брура», 336:26). Но запрещено поливать именно в сам Шаббат – например, лейкой или включать оросительную систему. Но если оросительная система была включена до Шаббата, это разрешено (««Шулхан Арух»», 252:5). И соответственно, разрешено включать до Шаббата кондиционер, даже если известно, что в Шаббат вода из него будет стекать на плодородную землю («Ам мекадшей швии», 2, 7:7).

Производной работой от «сеять» является также опускание семени в воду или во влажное место, чтобы оно проросло (Рамбам, «Шаббат», 8:2; «Шулхан Арух», 336:11, «Мишна Брура» 51) – например, опускание в воду косточки авокадо («Орхот Шаббат» 1, 18:4).

Действия, связанные с работой «сеять», запрещено совершать не только в поле или в саду, но и на почве, которая отделена от земли и перенесена в другое место – например, на крышу («Тшувот а-Рош», 2:2; «Ам мекадшей швии», 2, 7:1).

Запрет «сеять» распространяется также на землю в цветочном горшке с отверстием, и поэтому запрещено поливать растение в таком горшке. «Отверстием» в этом отношении считается такая сквозная дырка, через которую может прорасти небольшой корешок – т.е. меньше маслины. И даже если отверстие находится не на дне горшка, а сбоку, на его стенке, но земля внутри доходит до этого места, такой горшок также считается «с отверстием». Если же отверстия в горшке нет, то совершать в нем работу «сеять» запрещено мудрецами («Мишна Брура», 336:41-42 и 45). Однако есть и виды горшков без отверстия, в которых запрещено «сеять», согласно закону Торы (примеч. редактора).

Запрещено ставить цветы в воду и даже возвращать их в случае, когда они были вынуты. Но ветки без цветов и бутонов разрешено возвратить в воду, в которой они стояли при наступлении Шаббата. Однако изначально ставить их в воду тоже запрещено. А если еще до Шаббата человек приготовил воду, но забыл поставить в нее ветки без цветов и бутонов, то в случае необходимости можно их поставить даже в Шаббат (Рамо, 336:11, «Мишна Брура» 336:54, «Шаар а-Циюн», 48; «Орхот Шаббат» 1, 18:5).

(3) Работа «жать»

Работа «жнет» (קּוֹצֵר – коцер) заключается в срезании растений, выросших на земле (например, колосьев или плодов). При изготовлении Мишкана срезали и срывали растения, необходимые для изготовления красителей.

Основной работой (ав мелаха) является сбор урожая с помощью специального инструмента, предназначенного для жатвы, например, серпа. К основной работе относится не только жатва зерновых, но и срезание плодов (с помощью специальных ножниц или ножа) – например, срезание гроздей винограда или бобовых (Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 7:4 и 8:3).

Производной от коцер является работа толеш («срывает»), при которой плоды срывают руками (Раши, Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 8:3). Но если данный вид плодов всегда снимают именно руками, то это считается основной работой («Иглей Таль», «Коцер», 4). Но разрешено срывать плоды с ветки, которая уже отломана от дерева – например, отрывать виноградины от лежащей на столе грозди (Рамо, 336:8).

Производная работа от «жать» совершается и когда трясут дерево, чтобы с него попадали плоды («Швитат Шаббат», «А-Коцер», 2).

Если растение срывается для еды, то минимальной порцией, за которую нарушитель подлежит наказанию (в случае умышленного проступка) или должен принести искупительную жертву хатат (в случае неумышленного нарушения) является ка-грогерет, «как смоква» – т.е. объемом с плод инжира (Шаббат, 103а; Рамбам, «Шаббат», 8:3 и 5). Этот объем соответствует, по одному мнению, трети яйца, а по-другому – двум третям. Но срезать или срывать растение меньшего объема также запрещено из Торы.

Запрет «жать» нарушается не только при сборе плодов, но и при отсечении любых частей растения (например, стеблей или веток) от места, на котором они растут.

Если человек подрезает дерево (например, виноградную лозу) для того, чтобы она лучше росла, и при этом нуждается в срезанных ветках для растопки или на корм скоту, он нарушает сразу два запрета Торы – «жать» и «сеять» [подрезка относится к работе «сеять»; см. выше] (Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 8:4).

Запрещенная работа «жать» совершается при срезании или срывании растений не только с земли, но и с другого места, на котором оно растет – например, при срывании травы, которая проросла на камне, на бочке или на стене (Шаббат, 81б; Рамбам, «Шаббат» 8:3; «Шулхан Арух», 336:5). Срывание грибов с земли или с другого места, на котором они растут, также является производной работой от «жать» (Шаббат, 107б-108а; «Мишна Брура», 336:34).

Горшок с отверстием, через которое может прорасти маленький корешок, приравнивается по своему статусу к «земле», и срезающий (или срывающий) выросшие в нем растения тоже совершает работу «жать». А срывать растение (или его часть) из горшка без отверстия (или горшка с отверстием, но отделенного от земли надежной преградой) запрещено мудрецами (Шаббат, 95а; Рамбам, «Шаббат» 8:3; «Шулхан Арух», 336:7, «Мишна Брура», 42; см. подробнее далее – мишна 10:6).

Запрещено переставлять стоящий на земле горшок с отверстием на «ножки», т.е. на подставку с ножками (Шаббат, 81б). По мнению Раши, это запрет мудрецов, связанный с тем, что при этом прерывается связь горшка с почвой, и это похоже на работу «жать» – хотя и через воздух растение в таком горшке продолжает получать от земли влагу. Но Рамбам считает, что при таком перемещении горшка совершается производная работа толеш, и поэтому это запрещено самой Торой (Рамбам, «Шаббат», 8:4).

Мудрецы вынесли ряд постановлений, предотвращающих даже неумышленное совершение работы «жать». Так, запрещено нюхать в Шаббат ароматные плоды на деревьях или кустах (например, персики), чтобы человек машинально не сорвал плод для еды. Но нюхать цветы и благовонную зелень, растущие на земле или на дереве, не запретили («Шулхан Арух», 336:10). Ведь основное применение плодов – именно для еды. Поэтому следует опасаться, что «вдохновленный» запахом человек может их сорвать. Но цветами наслаждаются в качестве источника приятного запаха, а запахом можно наслаждаться и когда цветы растут там, где растут. И хотя плод тоже возможно съесть прямо с ветки, это само по себе было бы работой толеш («срывать»), производной от «жать» («Мишна Брура», 48-49).

Кроме того, мудрецы вообще запретили пользоваться в Шаббат деревом: залезать на него, облокачиваться на него, вешать на него вещи и снимать с него вещи, а также привязывать что-то к самому дереву. Это постановление мудрецов продиктовано опасением того, как бы при использовании дерева не сорвали ветку или не сбили на землю плод. Но нижней частью дерева высотой до трех ладоней (тефахов) от земли пользоваться разрешено – например, сидеть на выступающих из земли корнях дерева, если они не превышают указанной высоты (Эрувин, 100а; Бейца, 36б; «Шулхан Арух», 336:1-2).

Разрешено ходить в Шаббат по траве, потому что вполне возможно пройти, не сорвав ногами траву («Шулхан Арух», 336:3). Но по высокой траве мудрецы запретили бегать и даже чересчур быстро ходить, так как при этом очень велика вероятность того, что какие-то стебли будут вырваны из земли («Мишна Брура», 25).

(4) Работа «собирать в снопы»

Работа «собирает в снопы» (מְעַמֵּר – меамер) заключается в том, что собирают вместе уже срезанные или сорванные растения (например, колосья или плоды) и складывает их в одно место (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Для изготовления Мишкана собирали в связки срезанные растения, из которых делали красители.

Основной работой (ав мелаха) является не только собирание уже сжатых колосьев в снопы, но также и собирание снопов в скирду (Меири; «Иглей Таль», «Меамер», 1), так как в отношении зерновых эта работа совершается в два этапа («Орхот Шаббат» 1, 18/118/).

Название работы происходит от слова עֹמֶר (омер) – «сноп», как написано: «Когда во время жатвы ты забудешь сноп (עֹמֶר) на поле…» (Дварим, 24:19).

Производной работой (толада) от основной «собирать в снопы» является собирание плодов в одну кучу или в корзину на том месте, где они выросли: например, сбор плодов, упавших с дерева. К этой работе также относится собирание в одну кучу веток или травы («Мишна Брура», 340:37).

Производной работой от меамер («собирать в снопы») является прессование плодов инжира в одну круглую «лепешку» (в Талмуде она называется «двела»), а также нанизывание ягод на шнур (Рамбам, «Шаббат», 8:6, 21:11; «Шулхан Арух», 340:10). Причем, запрет Торы нарушается, даже если человек прессует инжир или нанизывает ягоды на шнур дома, а не в месте, где они выросли. Ведь и в будни такую работу принято выполнять не только в поле, но и в доме («Мишна Брура», 38).

Минимальным объемом собранных плодов или трав, за которое нарушитель подлежит наказанию (в случае умышленного проступка) или должен принести искупительную жертву хатат (в случае неумышленного нарушения) является, как и при работе «жать», ка-грогерет – с ягоду инжира (Рамбам, «Шаббат», 8:5; «Мишна Брура» 340:37). Но и собирать меньший объем растений тоже запрещено из Торы («Иглей Таль», 5).

Складывание вместе даже двух маленьких плодов или колосков уже считается «собиранием» (там же, 3).

Из Торы запрещено «собирать» только растения – гидулей карка (Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат» 8:5; «Мишна Брура», 340:36-37). Но мудрецы запретили собирать даже соль из мест, где ее выпаривают (Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 21:11; «Шулхан Арух», 340:9, «Мишна Брура», 36), а также яйца из курятника – даже снесенные еще в канун Шаббата («Иглей Таль», 6; «Орхот Шаббат», 1, 18:82). Ведь и соль, и яйца в определенном смысле похожи на гидулей карка: соль как бы «выросла» в соленых водах, а яйца – в курятнике (см. «Тшувот раби Акива Эйгер», 20).

Согласно закону Торы, запрещено «собирать» плоды или другие растения только там, где они выросли – в поле или в саду (Тосафот, Бейца, 31а; «Мишна Брура», 340:37). Однако делать прессованную «лепешку» из инжира или нанизывать ягоды на шнур, как уже указывалось, запрещено даже в помещении, так как такую работу принято делать дома («Мишна Брура», 340:38).

Мудрецы запретили собирать в корзину или в коробку плоды, которые рассыпались во дворе и раскатились в разные стороны (Рамбам, «Шаббат», 21:11; «Шулхан Арух», 335:5). Но не потому, что при этом выполняется запрещенная работа меамер, а поскольку это выглядит будничным занятием и сопряжено с немалым трудом («Мишна Брура», 335:17). Однако в доме собирать рассыпавшиеся плоды в корзину или сосуд разрешено (там же, 340:37). А некоторые считают, что этот запрет распространяется даже на плоды, которые рассыпались по полу дома («Орхот Шаббат» 1, 18:85; см. «Хаей Адам», 13:1).

Собирать в сосуд плоды, которые упали во дворе в одно место компактной кучкой, разрешено, но при условии, что они не смешались с землей и грязью («Шулхан Арух», 335:5; «Хаей Адам», 13:1). И можно собирать даже рассыпавшиеся плоды по одному, чтобы сразу съесть – ведь это не похоже на работу меамер (Тосафот, Шаббат», 143б).

Этот запрет мудрецов касается лишь плодов (очевидно, потому что с ними связана запрещенная Торой работа «собирать в снопы»). Но собирать рассыпавшиеся вещи, бумаги или игрушки разрешено («Орхот Шаббат» 1, 18/126/; см. «Арух а-Шулхан», 340:3).

Продолжение следует

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


https://www.beerot.ru/?p=72254