Трактат Шаббат — Глава четвертая — Мишна вторая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1565
трактат шаббат, трактат шабат

ИЗУЧЕНИЕ МИШНЫ

Трактат Шаббат. Глава четвертая. Мишна вторая

В этой мишне продолжается обсуждение законов, связанных с закутыванием пищи.

Текст мишны

טוֹמְנִין בִּשְלָחִין, וּמְטַלְטְלִין אוֹתָן, בְּגִזֵּי צֶמֶר, וְאֵין מְטַלְטְלִין אוֹתָן. כֵּיצַד הוּא עוֹשֶׂה. נוֹטֵל אֶת הַכִּסּוּי וְהֵן נוֹפְלוֹת.

רַבִּי אֶלְעָזָר בֶּן עֲזַרְיָה אוֹמֵר, קֻפָּה מַטָּהּ עַל צִדָּהּ וְנוֹטֵל, שֶׁמָּא יִטֹּל וְאֵינוֹ יָכוֹל לְהַחֲזִיר. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, נוֹטֵל וּמַחֲזִיר.

לֹא כִסָּהוּ מִבְּעוֹד יוֹם, לֹא יְכַסֶּנּוּ מִשֶּׁתֶּחְשַׁךְ. כִּסָּהוּ וְנִתְגַּלָּה, מֻתָּר לְכַסּוֹתוֹ. 

מְמַלֵּא אֶת הַקִּיתוֹן וְנוֹתֵן לְתַחַת הַכַּר, אוֹ תַחַת הַכֶּסֶת:

Перевод мишны

Укутывают в шкуры и переносят их, в обрезки шерсти, но их не переносят. Как же он делает? Снимает крышку, и они спадают. 

Раби Элазар бен Азарья говорит: корзину, в которой закутан сосуд с горячей пищей, наклоняют набок и берут – вдруг возьмет и не сможет возвратить. А мудрецы говорят: берет и возвращает.

Не завернул еще днем, не завернет, когда стемнеет. Завернул и открылось, можно завернуть.

Наполняют кувшин и кладут под подушку или под одеяло. 

Комментарий раби Овадьи из Бартануры

Шлахин – шкуры, ведь слово ве-ифшит ( «и снимет шкуру»; см. Ваикра 1:6) переведено на арамейский язык как ве-яшлах (отсюда и слово шлахин). И переносят их (т. е. шкуры) – независимо от того, укутывали в них пищу или нет, ведь они годятся для того, чтобы на них сидеть.(1Но их не переносят, ведь они (обрезки шерсти) – мукце, поскольку предназначены для прядения и тканья. И хотя в них временно закутали пищу, они не утратили полностью статус мукце, так как их не предназначили именно для закутывания. Но если их предназначили именно для закутывания, то их переносят.(2Как же он делает – тот, кто в них закутал. Как он возьмет свою кастрюлю, если их запрещено перемещать, ведь кастрюля полностью в них закутана?! Снимает крышку с кастрюли, ведь крышка имеет статус «утвари» (кли).(3) И хотя обрезки шерсти были на крышке, это нас не волнует, ведь она не стала для них «опорой» (басис), поскольку она предназначена только для того, чтобы закрывать кастрюлю.(4)(5)

Раби Элазар бен Азарья говорит: корзину наклоняют набок и берут. Когда собираются ее взять,(6) наклоняют корзину набок. А иначе, когда кастрюлю возьмут, обрезки шерсти упадут с двух сторон в углубление, в котором была кастрюля. И если придется снова закутывать, не смогут раздвинуть обрезки шерсти по сторонам, чтобы восстановить углубление и поместить кастрюлю в него.(7А мудрецы говорят: берет кастрюлю, и если обрезки шерсти с разных сторон не упадут и углубление сохранится, он возвращает кастрюлю на ее место. Иными словами, мудрецы не запрещают изначально брать кастрюлю из опасения, что углубление будет испорчено (и тогда человек возвратит кастрюлю запрещенным образом). Но они признают, что, если углубление будет испорчено, то не возвращают. И закон определен в соответствии с мнением мудрецов.(8)

Не завернет, когда стемнеет – ведь в Шабат запрещено закутывать не только в материалы, добавляющие тепло, но и в материалы, не добавляющие тепло, если это совершается путем закутывания (т.е. для того, чтобы сохранить тепло).(9)(10)

Кладут в Шабат под подушку, которая в изголовье, несмотря на то, что она наполнена мягкими волокнами или птичьими перьями, – ведь таким путем не закутывают.(11Одеяло – оно больше, чем подушка.

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Шкуры для сидения

Поскольку на шкурах (имеются в виду шкуры крупного и мелкого рогатого скота) принято сидеть или возлежать, они пригодны для использования в Шабат, а значит, не являются мукце, и их «переносят» (Шабат 49аб, Раши; Рамбам, Шабат 26:12; Шулхан арух 308:25, Мишна брура 107).

Соответственно, если перед Шабатом кастрюлю с пищей укутали в шкуру, эту шкуру разрешено снять и переместить в сам Шабат.

(2) Для чего предназначена овечья шерсть? 

Основное предназначение состриженной овечьей шерсти – для изготовления нитей, а затем тканей. Но поскольку изготовлять нити в Шабат запрещено, основное предназначение обрезков шерсти не может быть реализовано, и они являются мукце, – поэтому их «не переносят». Даже если до Шабата в них закутали кастрюлю с горячей пищей, такое использование является лишь временным и побочным, и при наступлении Шабата они все равно становятся мукце. И только в том случае, если до Шабата эти обрезки шерсти предназначили для постоянного использования в качестве материала для закутывания пищи, это становится их основной функцией. Тогда их можно перемещать – в данном случае снять с кастрюли, а при необходимости – положить на нее снова (Шабат 50а; Раши, Шабат 49а; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

В Гемаре приведено также объяснение Равины, согласно которому в мишне говорится об обрезках шерсти, предназначенных для продажи, и лишь один раз взяли немного обрезков шерсти из большой кучи, чтобы закутать в них пищу перед Шабатом. Такие обрезки шерсти берегут, и после одноразового использования для закутывания снова возвратят в кучу, предназначенную для продажи. Поэтому даже после одноразового закутывания они остаются мукце, и их «не переносят». Именно для таких обрезков шерсти нужно совершить особое «предназначение» для постоянного использования в качестве материала для закутывания. Но если обрезки шерсти предназначались не для продажи, а для домашнего использования, достаточно одного закутывания (даже без особого «предназначения»), чтобы их разрешено было перемещать (Шабат 50а). Именно так определён закон в кодексе Шулхан арух (259:1, Мишна брура 7).

(3) Утварь не нуждается в особом «предназначении»

Термином кли («утварь») называют предметы домашнего обихода (например, посуду или одежду) и различные рабочие инструменты. Если некий предмет домашнего обихода предназначен для дела, которое разрешено в Шабат, то его можно перемещать – в данном случае снять крышку с кастрюли, и такой предмет не нуждается для этого в каком-то специальном «предназначении». И хотя в будние дни кастрюля используется для варки (а это работа, которая запрещена в сам Шабат), тем не менее, кастрюля с крышкой пригодна и для разрешенного в Шабат использования – например, для хранения пищи и т.п.

Однако, предметы, которые не являются кли (т.е. домашней или хозяйственной утварью), например, камни, песок, птичьи перья, а также кусочки металла или стекла, – всё это приобретает в Шабат статус «мукце мехамат гуфо» («мукце из-за них самих», а не из-за той работы, которую ими делают). Соответственно, эти вещи запрещено перемещать, а если их собираются использовать в Шабат, то для некоторых из них необходимо особое «исправление» (тикун) в канун Шабата. А в ряде случаев достаточно мысленно предназначить их для использования в Шабат: например, камень – для того, чтобы колоть им орехи, или для того, чтобы подпереть им дверь. Но подумать об этом необходимо именно до Шабата. И также можно сорвать до Шабата ветку, чтобы отгонять ею мух и т.п., и поскольку ее предназначили для использования, она приобретает законодательный статус «кли». Если же применение, для которого предназначаются в Шабат камень или палка, является спорадическим, и после единичного использования их обычно сразу же выбрасывают, то следует мысленно предназначить их для постоянного использования в этой функции (т.е. этим предметом собираются пользоваться до тех пор, пока он не сломается или не потеряется). А еще лучше совершить до Шабата некое действие, наглядно показывающее, что данный предмет предназначен именно для этой цели (Шулхан арух 308:20-24 и 38, Мишна брура 92-93 и 97; Хаей адам, Шабат 66:7-8).

Такое «предназначение» необходимо также и для «обрезков шерсти», которые были подготовлены для продажи (см. выше).

(4) Кто кого «обслуживает»?

Выше уже указывалось, что предмет, на который поместили мукце, также становится мукце. Например, если субботний светильник поставлен на пустой стол, то запрещено передвигать не только сам светильник, но и стол, так как он становится «опорой для мукце» – басис ле-мукце (Шабат 47а, Раши; см. комментарии 2 и 3 к мишне 3:6). Но в данном случае крышка кастрюли, на которую были положены обрезки шести, не становится такой «опорой» – несмотря на то, что сами обрезки шерсти обладают статусом «мукце» и «их не переносят» (см. выше – коммент. 2). В комментарии тосафистов объяснено, что закутывавший кастрюлю с горячей пищей в обрезки шерсти, не намеревался оставить их на крышке на весь Шабат – наоборот, он собирался в сам Шабат поднять крышку и достать из кастрюли пищу. А предмет становится «опорой» только в том случае, если изначально подразумевалось, что мукце останется на нем в течение всего Шабата (Тосафот, Шабат 43б-44а, «Де-кула алма», Эрувин 77б, «Микцат»).

Согласно другому объяснению, крышка кастрюли не становится «опорой для мукце» потому, что она вообще не является подставкой для шерсти, как например, стол становится подставкой для светильника. В данном случае не крышка выполняет служебную функцию по отношению к шерсти (как стол по отношению к светильнику) – наоборот, шерсть «обслуживает» кастрюлю, помогая сохранить в ней тепло. А статус басис («опора») предмет приобретает только в том случае, если выполняет служебную функцию по отношению к положенному на него мукце (Ран, Шабат 22б; Ритва). Об этом же говорит и р. Овадья из Бартануры: крышка «предназначена только для того, чтобы закрывать кастрюлю», а не для того, чтобы быть подставкой для обрезков шерсти – поэтому «она не стала для них опорой». И поэтому человек, завернувший кастрюлю до Шабата в обрезки шерсти, в сам Шабат «снимает крышку, и они (т.е. обрезки шерсти) спадают».

(5) «Перемещение со стороны»

Вместе с тем, получается, что, когда человек «снимает крышку», он перемещает также и шерсть, которая является мукце.

В Гемаре уточнено, что имеется в виду случай, когда часть крышки не покрыта шерстью, и за это место можно ухватиться (Шабат 51а) – например, торчит ручка, за которую можно взяться. А если крышка полностью покрыта обрезками шерсти, то можно просунуть сквозь шерсть какой-либо тонкий предмет (палочку или шпильку) и стряхнуть обрезки шерсти с крышки (Маген Авраам 259:5).

Такое передвижение мукце с помощью другого предмета (например, крышки или палочки) называется «перемещением со стороны» (тилтуль мин а-цад). Это разрешено, потому что, человек передвигает разрешенный предмет, не прикасаясь к мукце, а мукце лишь перемещается вместе с ним. Кроме того, это совершается для того, чтобы воспользоваться разрешенным предметом, который недоступен из-за прикрывающего его мукце (в данном случае, это кастрюля, которая покрыта шерстью). Но для использования самого мукце (т.е. шерсти), это запрещено (Шулхан арух 311:8; Мишна брура 309:17; Шмират Шабат ке-илхата 22:35).

Понятно, что, когда сам предмет, с помощью которого перемещают мукце, тоже является мукце или «опорой для мукце», такое перемещение, безусловно, запрещено. И если крышка кастрюли становилась бы «опорой для мукце» (см. выше – коммент. 4), стряхнуть с нее обрезки шерсти с помощью самой крышки не разрешалось бы. 

(6) Что «берут»?

В этой части мишны рассматривается случай, когда кастрюля с горячей пищей закутана в обрезки шерсти внутри корзины (разумеется, это было сделано еще до наступления Шабата).

Как в Шабат извлечь из кастрюли пищу, если прикрывающие ее обрезки шерсти являются мукце?

Раби Элазар бен Азарья поясняет, что «корзину наклоняют набок (чтобы обрезки шерсти упали с крышки) и берут». Что берут? Раши поясняет: берут кастрюлю (Раши, Шабат 49а). И так же объясняет Рамбам (Перуш а-мишнайот 4:2), и, по всей видимости, так же понимает рав Овадья из Бартануры.

Но другие комментаторы полагают, что, по мнению раби Элазара бен Азарьи, из кастрюли «берут» лишь необходимое количество теплой пищи, а остальное оставляют для следующей трапезы. Но если возьмут саму кастрюлю, то уже не смогут поставить ее обратно, потому что обрезки шерсти упадут в углубление, где она стояла, а переместить их будет запрещено, ведь они – мукце. Об этом и написано: «вдруг возьмет (в данном случае «возьмет» кастрюлю) и не сможет возвратить» (Ран, Шабат 22б; Тосафот Йом-Тов).

(7) В чем заключается особое мнение раби Элазара?

По мнению некоторых комментаторов, раби Элазар бен Азарья запрещает вынимать кастрюлю их корзины, где она была закутана. Ведь он опасается, что при извлечении кастрюли обрезки шерсти попадут в углубление, а затем человек попытается возвратить кастрюлю на место и при этом передвинет шерсть, которая являются мукце (см. Шабат 50б). И хотя обрезки шерсти можно было бы сдвинуть с помощью самой кастрюли, а это «перемещение со стороны» (тилтуль мин а-цад; см. выше – коммент. 5), тем не менее, раби Элазар бен Азарья, в отличие от большинства мудрецов, считает, что «перемещение со стороны» тоже запрещено (Меири).

А поскольку кастрюлю не вынимают, то «корзину наклоняют на бок и берут» из кастрюли лишь необходимое для ближайшей трапезы количество пищи.

Однако Рамбам считает, что, по мнению раби Элазара, доставать кастрюлю разрешено, но при этом следует проявить особую осторожность, чтобы обрезки шерсти не попали в углубление. Именно поэтому для того, чтобы извлечь кастрюлю, «корзину наклоняют набок» (возможно, имеется в виду, что при этом все обрезки шерсти смещаются в одну сторону, а с другой, верхней, стороны остается углубление для кастрюли) (см. Рамбам, Перуш а-мишнйот, Шабат 4:2; см. также коммент. р. Овадьи из Бартануры).

(8) «Берет и возвращает»

В отличие от раби Элазара бен Азарьи, другие мудрецы не опасаются того, что обрезки шерсти упадут в углубление – поэтому человек «берет» кастрюлю из корзины, а затем, если углубление сохранилось, то «возвращает» (Шабат 50б; см. коммент. р. Овадьи из Бартануры). Ведь если запретить доставать кастрюлю из опасения, что затем человек передвинет мукце, это было бы «оградой для ограды» (т.е. постановлением мудрецов, ограждающим от нарушения другого постановления мудрецов). А, как правило, подобные постановления мудрецов выносятся лишь для того, чтобы предохранить людей от нарушения запрета Торы (Ритва, Шабат 50б).

Однако если при извлечении кастрюли из корзины обрезки шерсти все-таки упадут в углубление, и оно будет испорчено, то и большинство мудрецов запрещает возвращать кастрюлю в корзину (Шабат 50б; Шулхан арух 259:3). И хотя, на первый взгляд, обрезки шерсти можно было бы раздвинуть днищем самой кастрюли, и это было бы «перемещением со стороны», которое, по мнению большинства мудрецов, разрешено, в данном случае они запрещают это из опасения, как бы человек, несведущий в законах Торы, не стал бы перемещать обрезки шерсти прямо руками (Меири). А Рош полагает, что в такой ситуации человек, наверняка, не стал бы раздвигать обрезки шерсти днищем (ведь он побоялся бы выплеснуть пищу через край), но передвинул бы шерсть именно руками – поэтому в испорченное углубление кастрюлю не возвращают (Рош, Шабат 4, 10). По мнению же составителей Тосафот, даже если бы для этого воспользовались днищем кастрюли, это не было бы обычным «перемещением со стороны». Ведь пришлось бы многократно передвигать шерсть в ту и в другую сторону (а такое многократное перемещение приравнивается к перемещению руками) (Тосафот, Шабат 50б, «А-коль»Маген Авраам 259:3:8, Мишна брура, Шаар а-циюн 10).

И наконец, Рамбам считает, что, если обрезки шерсти упали в углубление, то возвращать кастрюлю в корзину запрещено совсем по иной причине: это выглядит как новое закутывание, совершаемое в сам Шабат (Рамбам, Перуш а-мишнйот, Шабат 4:2; Шулхан арух 259:3). И хотя, если до Шабата пища была завернута, а затем раскрылась, ее разрешено снова закутать («завернул и открылось, можно завернуть»), тем не менее, устраивать для кастрюли с пищей новое углубление (т.е. фактически новое место для закутывания) все же запрещено (Рашаш, Шабат 50б; см. также р. Акива Эйгер).

(9) «Не завернул еще днем…»

Выше уже указывалось, что в сам Шабат запрещено закутывать горячую пищу в любые материалы – даже в не добавляющие тепло (например, в покрывала или в «обрезки шерсти», о которых говорится в данной мишне). Мудрецы запретили это из опасения, что пищу разогреют в Шабат. Ведь, собираясь укутать кастрюлю, человек может обнаружить, что она уже остыла, и машинально поставить ее на огонь, как привык делать в будни (Раши, Шабат 34а; см. коммент. 9 к мишне 4:1). Поэтому если человек «не завернул горячую пищу еще днем, то он не завернет ее и когда стемнеет» – т.е. в сам Шабат. Но это запрещено только в том случае, если хотят завернуть горячую пищу, чтобы сохранить тепло (такое условие р. Овадья из Бартануры и называет в своем комментарии «путем закутывания»). Но завернуть сосуд с холодной пищей, чтобы предохранить его от лучей солнца, разрешено, как об этом сказано в конце данной мишны: «Наполняют кувшин и кладут под подушку или под одеяло» (см. далее – коммент. 11).

(10) «Завернул и открылось»

В данной мишне также подчеркивается, что в Шабат запрещено лишь «новое закутывание» – когда горячую пищу закутывают в первый раз. Но если полностью готовая горячая пища уже была закутана до Шабата, а затем развернулась, ее разрешено снова закутать – «завернул и открылось, можно завернуть».

В Гемаре указано, что разрешено также добавлять дополнительные покрывала на сосуд, закутанный еще до Шабата. Кроме того, можно прямо в Шабат заменить легкое покрывало на более теплое, например, тканые простыни на одеяла из шерсти, которые сохранят тепло лучше (Шабат 51а, Рашба; Ран, Шабат 23б) – ведь это закутывание является лишь продолжением того закутывания, которое было совершено разрешенным образом еще до Шабата.

Слово «открылось» в данной мишне подразумевает также и случай, когда закутанный сосуд намеренно развернули своими руками, чтобы достать пищу или поменять покрывала, – и это изначально разрешено (Мишна брура 257:25).

И если пищу переложили из первого сосуда, в котором она сварилась в канун Шабата, в другой сосуд, то этот второй сосуд разрешено закутать даже в сам Шабат. Ведь переложив пищу в другой сосуд, человек тем самым несколько охладил ее, и после этого уже не следует опасаться, что он ее разогреет на огне – поэтому и не запрещают закутывать второй сосуд в сам Шабат (Шабат 51а, Раши; см. Рамбам, Шабат 4:4-5; Шулхан арух 257:4).

Понятно, что все эти послабления относятся лишь к материалам, которые не добавляют тепло, ведь в материалы, добавляющие тепло, запрещено закутывать даже в канун Шабата (см. выше – коммент. 8 к мишне 4:1).

(11) Закутывание холодной пищи

В Гемаре указано, что холодную пищу или напиток разрешено закутать прямо в Шабат (Шабат 51а), и соответственно, в Шабат «наполняют кувшин (например, холодной водой) и кладут под подушку или под одеяло». Это разрешено как для того, чтобы сохранить его холодным (Раши), так и для того, чтобы немного согреть его. Причем, даже холодную пищу разрешено закутывать только в материалы, не добавляющие тепло, но в материалы, добавляющие тепло – запрещено (Рамбам, Шабат 4:4; Шулхан арух 257:6).

Здесь заканчивается четвертая глава трактата Шабат. Завершив, повтори ее. Ведь тот, кто изучает, не повторяя, подобен, по словам наших мудрецов, тому, кто сеет, но не собирает урожай.

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


https://www.beerot.ru/?p=3327