Язык и суть ТаНаХа — Ряд интересных открытий

Дата: | Автор материала: Рав Лейб Нахман Злотник

1463

Часть пятая. Слова в ТаНаХе с полным и сокращенным написанием

В ТаНаХе есть множество слов, которые иногда фигурируют в форме полного написания, а иногда – в сокращенном виде. Из этого множества слов приведем лишь несколько примеров.

В книге Шмот (21:33), где говорится о возмещении ущерба за причиненные материальные убытки, слово בוֹר – бор – «яма» (которую человек выкопал в общественном месте, и это привело к падению и ущербу) написано сокращенно, в нем «не хватает» буквы ו, вав. В законах о возмещении ущербов сказано, что если человек выкопал яму в десять тефахов (около одного метра) или глубже, он несет ответственность не только за материальные потери, но и за гибель упавшего в эту яму. Если глубина ямы была менее десяти тефахов, то выкопавший ее отвечает за материальные потери, но не за гибель. Известный комментатор Талмуда Рашаш (Бава Кама, 3а) пишет, что, когда речь идет о яме глубиной десять тефахов и больше, Тора использует полное написание слова בּוֹר – бор, а когда говорится о яме меньшей глубины, используется сокращенный вариант написания: בּ̇ר.

Часть шестая. Места в ТаНаХе, где слово читается не так, как оно пишется – кри ве-ктив

В ТаНаХе есть довольно много слов, которые читаются (кри) не так, как они записаны (ктив). Приведем три примера: два – из книги Ваикра и один из книги Теилим, где слово ל̇א – ло, которое написано в значении «нет», следует читать как לוֹ – ло – в значении «его», «ему», «у него».

«Но это можете есть: всякое летучее насекомое, ходящее на четырех лапах, у которого (ло) имеются голени над ступнями для того, чтобы прыгать с их помощью по земле» (Ваикра, 11:21).

«Если жилой дом, находящийся в городе, в котором (ло) есть крепостная стена, не будет выкуплен в течение года, то он останется у приобретшего его навсегда, на все поколения и не отойдет к бывшим хозяевам в юбилейный год» (Ваикра, 25:30).

«Знайте, что Г-сподь – это Б-г, Он сотворил нас, и мы – Его, народ Его (ло) и паства Его» (Теилим, 100:3).

Великий знаток Торы, гаон рав Шломо Фишер объясняет разницу между значениями написанного и читаемого в этих стихах Торы следующим образом: значение написанного слова показывает, как это кажется на первый взгляд, а значение читаемого указывает на то, как дело обстоит в реальности.

В первом примере говорится о лапках летающих насекомых, которых сначала не видно – ло – «нет», а потом они отрастают – ло – «у него», как это приведено в трактате Хулин (65а).

Во втором стихе говорится о возможности выкупить дом, находящийся в городе, окруженном крепостной стеной. Закон действителен и в том случае, если даже стены уже не существует ло – «нет», но если она была ло – «у него» – прежде («Сифра», Беар, 4).

В стихе из Теилим говорится о том, что мы народ Ло – «Его» (Всевышнего). И хотя, на первый взгляд, по тому, как мы страдаем, можно решить будто мы ло – «не» Его народ, истина заключается в том, что мы народ Творца навечно.

Ункелус всегда приводит слово ло только в том значении, в котором его следует читать.

В трактате Софрим приведены места в ТаНаХе, где слово ло написано как ламедалеф – «нет», а понимать его следует, как будто оно написано как ламедвав – «у него». Приведем некоторые из этих мест, кроме тех трех, которые уже были упомянуты выше.

В книге Шмот (21:8) говорится о том, что человек, приобретший еврейскую рабыню и не пожелавший взять ее в жены либо женить на ней своего сына, должен освободить ее, но не продавать другим людям. Отрицательная частица ло в выражении «который не пожелает» читается как ло в значении «ему», «у него». Объясняется это так: хотя на практике господин решает не жениться на рабыне и не выдавать ее замуж за своего сына, но с точки зрения желания Торы и исполнения заповедей, было бы правильно, чтобы либо он сам женился на ней, либо чтобы он женил своего сына на ней. И еще: известно, что согласно еврейской традиции, для того, чтобы обручиться с девушкой, необходимо подарить ей что-либо, в чем есть некая материальная ценность (сегодня это происходит во время хупы, когда жених одевает на палец невесты золотое кольцо). Во время приобретения еврейской рабыни, ее будущий господин дает отцу девушки плату, которая изначально уже потенциально включает в себя «подарок обручения». То есть последующая женитьба изначально уже подразумевается при приобретении еврейской рабыни (согласно Раши).

В начале книги Шмуэля (1, 21:10) приведена песнь Ханы, матери будущего пророка, в которой она восхваляет и благодарит всесильного и милосердного Творца, который даровал ей долгожданного ребенка. Среди прочего она произносит следующие слова: «Не говорите слишком высокомерно, не будьте столь уверены в речениях ваших, ибо лишь Всевышний всеведущ, и только Ему все деяния» (Шмуэль, 1; 2:3). В отрывке «Ему все деяния» слово ло, написанное как отрицание, следует читать как «Ему». Объяснить в данном стихе, почему написано «нет», а читать следует «Ему», исходя из вышеприведенного правила, можно так. Хотя влияние Творца в этом мире часто сокрыто, и может показаться, что события происходят спонтанно, либо ими управляет человек, однако истина в том, что только Творец является первопричиной всего, все происходит исключительно по Его слову.

Согласно этому правилу, связка «нет»-«ему» логически объясняется как «кажущееся»-«реальное». Таким же образом можно объяснить разницу между написанным и читаемым и во многих других местах. Однако есть случаи, когда совсем не просто объяснить различие между написанием и прочтением слов ло согласно этой схеме.

Часть седьмая. Глаголы, которые иногда выступают в активной, а иногда в пассивной форме

В качества примера возьмем глагол נַשַׁל – нашаль, означающий «падение», «свержение». Приведем три стиха из книги Дварим, где этот глагол используется в прошедшем времени, и один стих, где этот глагол используется в будущем времени.

«Когда приведет тебя Г-сподь, Б-г твой, в землю, в которую входишь ты, чтобы унаследовать ее, то свергнет Он множество народов перед тобой: хетийцев, гиргашей, эморейцев, кнаанеев, призеев, хивийцев и йевусеев, – семь народов более многочисленных и более сильных, чем ты» (Дварим, 7:1).

«И свергнет Г-сподь, Б-г твой, народы эти перед тобой понемногу, не сможешь уничтожить их быстро, дабы не умножился у тебя зверь полевой» (Дварим, 7:22).

«И тот, кто пройдет с ближним своим в лес рубить дрова, и размахнется его рука с топором, чтобы срубить дерево, и отскочит (нашаль) железо (топорище) от дерева и попадет в ближнего его, и тот погибнет, то пусть убежит (убийца) в один из городов этих (городов-убежищ)» (Дварим, 19:5).

«Маслины будут у тебя во всех наделах твоих, но маслом не будешь умащаться ты, ибо опадут (ишаль) маслины твои» (Дварим, 28:40).

Ибн Эзра (Дварим, 19:5) пишет, что по мнению «великого специалиста грамматики», глагол нашаль в двух указанных стихах (Дварим, 19:5 и 28:40) выступает в пассивной форме. А в другом стихе (Дварим, 7:1) – в активной. Сам Ибн Эзра считает, что во всех местах глагол нашаль имеет активную форму. Другими словами, согласно мнению «великого специалиста грамматики», оливки «сами» опадают с дерева, и топорище «само» соскочило с рукоятки. И только в стихе, где говорится о свержении народов великих (Дварим, 7:1), они не сами устраняются, а их свергает Творец. Ибн Эзра не согласен с этим и считает, что стих о маслинах (Дварим, 28:40) следует понимать как «дерево сбрасывает маслины», а стих о непреднамеренном убийце (Дварим, 19:5) как «топорище отсекает часть дерева».

Возможно, этот спор связан со спором в мишне из трактата Макот (7б). Согласно мнению раби Йеуды а-Наси, Тора, обязуя человека за непредумышленное убийство уйти в город-убежище, говорила о ситуации, когда во время рубки дров отскочил кусок дерева и поразил другого человека, находящегося там. Другие мудрецы, оппоненты раби Йеуды а-Наси объясняют, что речь идет об оторвавшемся от рукояти топорище. Можно предположить, что мудрецы, подобно «великому специалисту грамматики», считают, что нашаль здесь выступает в пассивной форме и топорище, убившее человека, выскочило из рукоятки «само». Раби Йеуда а-Наси считал, что глагол нашальв этом месте Торы выступает в активной форме (как Ибн Эзра), и часть дерева была отсечена с помощью топора. И в самом деле, некоторые комментаторы Писания, Мишны и Талмуда, такие как Ритва, Малбим и «Тиферет Исраэль», понимают спор в мишне именно так. Рав Элияу Мизрахи объясняет, что, согласно Раши (Дварим, 28:40), слово ишаль имеет активную форму и связывает это с приведенным выше спором мудрецов.

В Иерусалимском Талмуде (Макот, 2:5, согласно версии текста «а-Сде Йеошуа») раби Йеуда а-Наси слово нашаль, сказанное в связи со неумышленным убийством, происшедшим во время рубки деревьев, учит из слова нашаль, упомянутом в связи со свержением великих народов. Подобно тому, как там этот глагол выступает в активной форме, так же и здесь. Поэтому очевидно, что речь идет о щепке, отбитой топором, а не о топорище, которое «само» оторвалось от рукоятки.

Часть восьмая. Ряд интересных открытий

ויתרצצו – ва-итрацецу

Тора, рассказывая о нашей праматери Ривке, которая была беременна двойней – Яаковом и Эсавом, приводит выражение ва-итрацецу а-баним бе-кирба, что принято переводить как «И толкались сыновья в утробе ее» (Берешит, 25:22). На первый взгляд, корень глагола וַיִתֽרֺצֽצוּ – ва-итрацецу это ר-צ – рейшцадик, который образует слово רַץ – «бежит». И так говорят наши мудрецы о Яакове и Эсаве: «Этот бежит в дом учения и молитвы, а этот – в место, где поклоняются идолам». Но Раши объясняет выражение ва-итрацецу а-баним бе-кирба иначе: «близнецы сражаются за удел в этом и будущем мирах». Поясняет рав Элияу Мизрахи, что, согласно комментарию Раши, в основу словава-итрацецу заложен корень ר-צ-צ – рейшцадикцадик, образующий слово רַצַץ – «разбил», «раздавил».

В переводе Ункелуса также видится, что корень слова ва-итрацецу  ר-צ-צ – рейшцадикцадик, ибо он перевел это место как «и давили сыновья друг друга в утробе ее» (ведь если сильно давить, то можно разбить, раздавить).

Объясняя законы тумы – нечистоты, Рош (Оалот, 4:1) пишет, что тума рецуца – это «сдавленная нечистота», и опирается на то что, Ункелус перевел слово ва-итрацецу как «и давили (друг друга)». Согласно этому можно понять мишну в трактате Таарот (8:2): «Коробка, наполненная одеждой, в случае если она роцецет, становится нечистой». Исходя из мнения Ункелуса, это значит: «если коробка плотно забита одеждой, она нечистая».

זמזומים – замзумим

Писание называет народ могучих великанов זַמֽזֻמִים – замзумим. Вспомним два стиха из книги Дварим (2:20-21): «Страной рефаим считается она, в ней прежде жили рефаим, аамоним называли их замзумим. Народ великий, многочисленный и высокорослый, подобный великанам, и истребил их Б-г пред ними, и овладели они их землями и поселились там вместо них». На современном иврите слово лезамзем означает «напевать», «издавать определенные звуки». Между великанами и напевом связь не прослеживается. Ункелус переводит слово замзумим как «замышляющие», «делающие расчеты» – חָשֽבֵנִי – хашвени. Если так, то Ункелус считал, что замзумим происходит от слова זַמַם – замам, «замыслил». Представляется, что сила великанов замзумим была в их особом умении стратегически правильно вести войны, предварительно сделав верный расчет. Рамбан (Дварим, 2:10) также говорит, что корень слова замзумим – ז-מ-מ – заинмеммем, и удвоение замзум в этом слове говорит о том, что все, что эти великаны замышляли, они могли притворить в жизнь.

Еще одно слово с корнем ז-מ-מ мы встречаем также в связи с верблюдами нашего праотца Авраама. Для того чтобы верблюд не поедал чужих посевов, пока он находился в пути, ему надевали специальный намордник, который назывался זֽמַמַה – змама, а верблюдов, оснащенных такими намордниками, называли זֽמוּמִים – змумим («Мидраш Раба», 59:11; Раши, Берешит, 24:10). Какова связь между верблюдами с намордниками и глаголом «замышлять»? На этот вопрос отвечает автор книги «а-Ктав ве-а-Каббала» (Ваикра, 18:17): для того чтобы верблюды не могли сделать то, что «замыслили», то есть полакомиться чужой растительностью, им надевали намордники.

תמים – тамим

В разговорном иврите прилагательное תַמִים – тамим выражает человека наивного, которого легко можно провести. Каково же значение этого слова на святом языке? Ункелус во всех местах Писания, где встречается это слово, переводит его как шалем – «полный», «цельный», «гармоничный». Это следует и из языка Торы, где обязательным условием для животного, приносимого в жертву, является тмимут – цельность, отсутствие физических недостатков.

Как же в иврите слово «цельный» превратилось в «наивный»? Возможно, из-за комментария Раши (к книге Берешит, 25:27): «Там – несведущий во всех этих (хитростях) человек, у которого что в уме, то и на языке. Тот, кто не способен провести других, называется там». Но Раши говорил о слове תַּם – там, а не о слове тамим. А Ункелус и в этом месте переводит это слово как «полный», «цельный». Хотя в месте, где Тора говорит (Дварим, 18:13): «Тамим будь с Г-сподом, Б-гом твоим», Раши объясняет: «Следуй за Творцом, не думая о том, что будет». Если так, то и слово тамим Раши объясняет как «не будь себе на уме».

ערג – арег, ערוגה – аруга

עַרוּגַה – аруга – это «грядка». Слово с тем же корнем в стихе из книги Теилим (42:2) – תַעַרֺג (тарог) означает «острое желание чего-либо». Менахем бен Сарук объясняет, что слово аруга – «грядка» происходит от слова «вожделение»: растущие на ней цветы, благовония, овощи, зелень стремятся к влаге, ведь культуры, которые растут на грядках, очень зависят от воды. Однако Дунаш бен Лабрат и Раши считают, что слово таарог в приведенном выше стихе из Теилим означает «крик (оленя)» и никакой связи ни со словом «желание», ни со словом «грядка» не имеет.

שימלה – симла; שלמה – салма

В книге «Таамей Цвия», изданной более 150 лет назад сказано, что слово שִׂמֽלַה, симла, которое переводится как «платье», «одежда», Писание использует для обозначения важной одежды. Оно образовано слиянием слов שֵׁם – шем, «имя», и לָה – ла, «ей», то есть одежда, у которой есть «имя», важность. Когда в ТаНаХе приводится слово שַׂלֽמַה –салма, которое также означает «платье», имеется в виду жалкое одеяние. В основе этого слова лежат слова שֶׁל – шель и מָה – ма, «из ничего», то есть не представляющее ценность.

Согласно этому объяснению, можно легко понять, почему в соседних стихах книги Шмот (22:25-26) первый раз одежда, которую дающий деньги взаймы получает в качестве залога, названа салма, а второй раз, когда говорится о том, что залог необходимо вернуть хозяину, если это у него единственная одежда – симла. Для зажиточного заимодателя нищенское платье не представляет ценности, поэтому для его обозначения Тора использует слово салма. В то время, когда речь идет о неимущем хозяине, которому эта одежда очень важна, она названа словом симла. Хотя в книге Дварим (24:13) слово салма употреблено в контексте с неимущим хозяином одежды. Там Тора обращается к заимодавцу, обязывая его вернуть бедняку малоценный для заимодавца залог – салма.

Согласно приведенной разнице между словами симла и салма, можно очень хорошо понять, почему во Шир а-Ширим (4:11): «… благоухание одежды твоей, как запах Леванона» употреблено слово салма. Даже простые будничные одежды, которые обычно пропитаны потом и не отличаются приятным запахом, «Но твои, – говорит Всевышний сынам Израиля, – как ароматы Леванона».

Также в месте, где Тора говорит о том, что Яаков надорвал одежды свои, узнав, что его любимый сын Йосеф погиб (Берешит, 37:34), речь идет о дорогих одеждах, и там приведено слово симлотав.

Во время выхода из Египта по указу Всевышнего, сыны Израиля «позаимствовали» у египтян золотые, серебряные предметы и одежду. Одежда, о которой говорится вместе с золотом и серебром, очевидно, была дорогой, поэтому и названа она словом смалот(симла во множественном числе).

Слова симла и салма встречаются еще во многих местах ТаНаХа, и везде можно заметить, что симла означает дорогую одежду, а салма – дешевую. И только в двух местах не совсем понятно, почему речь идет о менее важной одежде: Теилим (104:2) и Млахим (1; 11:29).


https://www.beerot.ru/?p=24101