Рав Дов Бериш Вайденфельд из Чебина — Глава вторая

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1022

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЕДИНЫМ СЕРДЦЕМ – С ВЕЛИКИМИ ЛЮДЬМИ ПОКОЛЕНИЯ

С Хазон Ишем

Духовные руководители нашего народа Хазон Иш и рав Ицхак Зэев из Бриска чрезвычайно чтили и ценили рава Дова Бериша. Приведу здесь два эпизода, свидетельствующие об этом.

Во время одной из предвыборных кампаний в муниципалитет Бней Брака сложилось так, что единственной возможностью обеспечить успех кандидатам, преданным Торе, было выступление единым списком с движением «Мизрахи». Наш учитель Хазон Иш принял решение, что ради спасения представительства общины харедим в муниципалитете «Агудат Исраэль» один раз пойдет на этот шаг.

Но Хазон Иш хотел получить согласие рава Дова Бериша. После того, как рав из Чебина отпустил ни с чем делегацию деятелей «Агудат Исраэль», Хазон Иш послал к нему личным образом своего доверенного человека, гаона рава Шрагу Файвла Штейнберга, чтобы тот убедил рава Вайденфельда написать письмо в пользу упомянутого объединенного списка, и дал посланцу благословение на удачу в этом деле.

Рав Шрага Файвл объяснил раву из Чебина позицию Хазон Иша, который смотрел на данный шаг как на одноразовую необходимость. Рав из Чебина, однако, стоял на своем, полагая, что не может дать подобному списку свое письменное одобрение. Он объяснил свою позицию так: «Если бы я жил в Бней Браке, я бы тоже голосовал за объединенный список, поскольку наш учитель Хазон Иш поддерживает его. И все же я не готов дать мое письменное одобрение. Я опасаюсь, что через несколько десятков лет его представят как мое согласие на сотрудничество с движением “Мизрахи”, и не будут знать, что указание это было одноразовым, ради спасения общины Бней Брака».

Получив отказ, рав Шрага Файвл выразил раву из Чебина свое удивление: «Но ведь Хазон Иш дал мне благословение на успех в этом поручении, а я возвращаюсь ни с чем, без письма с одобрением!» Рав Дов Бериш ответил ему очень точно: «Благословение Хазон Иша исполнилось в том, что я не оступился, сделав что-то, чего не следовало…»

Рав Шрага Файвл вернулся в Бней Брак и передал Хазон Ишу все, что сказал рав из Чебина. Хазон Иш ответил так: «Я и раньше знал, что он велик. Но теперь я ценю его чрезвычайно!»

Однажды Хазон Иш сказал одному из посетителей его дома: «Знаете ли Вы, кто это – рав из Чебина? Книга Торы, которую мы все должны почитать. Ему открыты все сокровища Торы…!»

«Рав из Чебина – единственный, кто меня понимает»

Один из глав движения «Мизрахи», Й. Л. Маймон, опубликовал в газете «а-Цофе» статью с резкими нападками на нашего учителя гаона рава Ицхака Зэева из Бриска, посягательствами на его честь. Харедимное еврейство бурлило из-за тяжкого оскорбления, нанесенного Торе, подобного которому еще не было в Земле Израиля.

Сразу же после опубликования этого злобного пасквиля собрались несколько общественных деятелей и людей, преданных Торе, во главе с равом Шаломом Швардоном и равом Хаимом Шаулем Карелицем, чтобы подготовить достойный ответ – в печати, в ходе выступлений в синагогах, и всеми другими возможными способами. Когда ко мне обратились с просьбой содействовать организации этого протеста, я обратился к самому раву Ицхаку Зэеву, чтобы выяснить его мнение об этом. (Я поступил так согласно его прямому указанию: никогда не предпринимать ничего, имеющего к нему отношение, не спросив его об этом).

Услышав о происходящем, рав из Бриска категорически воспротивился каким бы то ни было действиям в его защиту. [Эта история подробно описывается в 1-й части данной книги, в разделе, посвященном р. Ицхаку Зэеву; в русском переводе – стр. 250. Здесь мы рассказываем лишь то основное, что связано с равом Довом Беришем.]

На следующий день состоялось заседание руководства «Совета ешив» с участием всех глав ешив в Земле Израиля под руководством гаона рава Йехезкеля Абрамского. Было решено следующее: поскольку речь идет об оскорблении величайшего мудреца поколения, учителя и наставника всей общины Израиля, невозможно пройти мимо этого безучастно, и наш долг – дать на то, что произошло, достойный ответ.

По завершении заседания ко мне пришли посланники принявших это решение и попросили меня взять на себя организацию протеста. Поскольку мне было известно мнение нашего учителя рава Ицхака Зэева, согласно которому не следовало реагировать на тот пасквиль никоим образом, я обратился к гаону из Чебина и изложил ему мои сомнения. С одной стороны – решение всех глав ешив об обязанности протестовать, а с другой – четкая и определенная просьба нашего учителя рава Ицхака Зэева не предпринимать ничего…

Рав Дов Бериш ответил мне так: «Если бы это дело касалось меня, я разделял бы мнение рава из Бриска. Но поскольку он – величайший мудрец наших дней, я не могу принять решение».

Позднее, когда я передал эти его слова раву Ицхаку Зэеву, тот сказал: «Рав из Чебина – единственный, кто меня понимает. Он – по-настоящему великий мудрец…»

Подпись – с закрытыми глазами

Однажды наш учитель рав Ицхак Зэев из Бриска послал рава Берлина к раву Дову Беришу с просьбой подписать Коль коре – «Призыв». Как только посланник подал его, рав из Чебина взял ручку и подписал не читая, после чего сказал: «А теперь можно и прочитать». И только затем прочитал от начала до конца.

Закончив чтение, он снова взял ручку и подписал еще раз, поверх своей первой подписи, и объяснил: «Первый раз я подписал потому, что это указание рава из Бриска… А второй раз – в знак согласия со сказанным там».

Когда рав Берлин рассказал об этом раву Ицхаку Зэеву, тот выразил свое восхищение тем, что сделал рав из Чебина.

«Это – слова, сказанные в Торе!»

В своем письме, адресованном раву Дову Беришу, наш учитель гаон рав Яаков Исраэль Каневский (Стайплер) обращается к нему такими словами: «Уважаемому истинному гаону, украшению поколения, сар а-Тора [букв. “влаcтвующему в Торе”] – нашему господину гаону раву Дову… После пожеланий мира, как подобает от ученика раву, раввину раввинов, да удостоится он долгих и добрых дней; Амен».

В конце письма он написал: «И то, о чем он постановит в совершенстве мудрости своей, это слова, сказанные в Торе, – и так будет!» (Напечатано в «Ковец Йешурун», ч. 14, стр. 129).

«Мы видели своими глазами»

Однажды гаон рав Шломо Залман Ойербах говорил со своими учениками о величииахароним, мудрецов последних веков. Он сказал, что Талмуд был «расстелен перед ними, как ковер». Один из учеников заметил: «Это были прежние ахароним [принято считать, что период ахароним начинается с составления кодекса «Шульхан Арух», то есть с рава Йосефа Каро и рава Моше Исерлиса]!» Ответил ему рав Шломо Залман: «Не торопитесь с суждением! Мы своими глазами видели рава из Чебина!» В другой раз, когда мы говорили об историях, которые рассказывают о великих мудрецах и которые кажутся преувеличениями, рав Шломо Залман сказал: «Я знал рава из Чебина – и реальные истории о нем превосходят всякие фантазии…»

Ожидает в коридоре гаона рава Ицхака Зэева

Через несколько месяцев после приезда в Землю Израиля рав Дов Бериш пришел к нашему учителю, гаону раву Ицхаку Зэеву. Домочадцы рава из Бриска, не знавшие рава из Чебина, сказали ему, что у рава Ицхака Зэева находится глава ешивы, и разрешили подождать в коридоре. Через какое-то время глава ешивы вышел из комнаты, и рав из Бриска провожал его. Увидев рава Дова Бериша, сидящего в ожидании в коридоре, он воскликнул: «Рав из Чебина сидит в коридоре?!» Он попросил прощения, они вошли в комнату и беседовали об учебе. Когда рав Дов Бериш ушел, рав из Бриска стал укорять своих домочадцев: «Почему вы не сказали мне, что пришел гаон из Чебина? Хотя у меня и находился глава ешивы, я бы прервал разговор с ним, чтобы сразу же встретить гаона из Чебина!»

Перевод – рав П. Перлов


https://www.beerot.ru/?p=25565