Раби Йерухам Лейвовиц — Руководство Ешивой

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

140
Рав Йерухам а-Леви Лейвовиц

Атмосфера прежних дней

Раби Йерухам несколько раз говорил о своем желании «держать ешиву в духе прежних времен», и это ему действительно удавалось. Атмосфера в ней была, словно в эпоху великих мудрецов прежних поколений. Уровень понимания величия и всеохватности Торы были вне всякого сравнения с тем, что было привычным в том поколении. Заметная часть учащихся происходила из хасидских семей; поступив в ешиву, эти молодые люди меняли длинные хасидские одежды на европейские костюмы и даже брились, как все прочие учащиеся. Тем не менее, они говорили, что не чувствуют, будто стали более «модерными», а напротив, чувствуют, будто отступили на три века назад… («А-адам Бикар»).

Ешива – это не семинар для лекторов

Наш раби изо всех сил оберегал образ ешивы как места для роста в Торе в страхе перед Всевышним, без всяких отклонений и добавлений. Любые попытки привнести в ешиву  нововведения – даже кажущиеся важными и хорошими –  категорически отвергались.

Незадолго до Хануки 5696 (1935) г., моего первого года в ешиве, собрались несколько учащихся, в основном приехавших из-за границы, и стали обсуждать вопрос о том, почему ученики ешивы не прикладывают усилий повлиять на жителей городка, чтобы приблизить их к Торе и богобоязненности.

Было принято решение, что в дни Хануки учащиеся, отличающиеся особым умением говорить перед людьми, выступят в синагогах городка. Насколько мне помнится, синагог в городке было более сорока – «свои» для представителей разных профессий: сапожников, столяров и т. п. В первую ночь праздника были мобилизованы «великие ораторы» из числа учащихся для выступлений во всех синагогах – и духовное пробуждение было чрезвычайно сильным!

На следующее утро последовало незапланированное выступление нашего раби. Суть его беседы была такова: «Слышится критика в адрес нашей ешивы по поводу того, что в ее стенах не вырастают ораторы и писатели, которые могли бы влиять на общество… Но в этом – наша гордость! Я не хочу, чтобы в этом что-либо изменилось! Я хочу, чтобы в нашей ешиве выросли великие мудрецы Торы и мусара на самом высоком уровне. Согласно тому, что мы получили от наших учителей, путь истинного влияния состоит в том, что человек, прежде всего, сам переполняется Торой. И тогда, когда содержимое его выйдет из берегов, оно будет наполнять и всех окружающих. Влияние посредством вспомогательных инструментов, таких, как ораторское искусство и литературные способности, хотя и дает временный эффект, в долговременном плане неэффективно…

Мы видим, что один великий в Торе, даже не владеющий ораторским искусством, воздействует больше, чем все раввины, обладающие этим даром, но не великие в Торе!» (см. в книге магида из Дубно «Оэль Яаков», гл. Тазрия, где он приводит это от имени Виленского Гаона). 

«Я воспитываю только для Торы!»

Когда глава движения «Мизрахи» (религиозных сионистов) рав Меир Берлин спросил нашего раби, как возможно, чтобы из сотен учащихся ешивы «Мир» не было ни одного, кто солидаризировался бы с «Мизрахи», тот ответил: «Я воспитываю только для Торы… Если в результате этого воспитания учащиеся не солидаризируются с ”Мизрахи“ и не вступают в его ряды, то, как видно, это означает, что мировоззрение Торы не соответствует мировоззрению ”Мизрахи“!»

Исполнит заповедь и вернется к своей учебе

В период пребывания раби Йерухама в ешиве «Слободка» в городе случился большой пожар. (В те дни дома там были деревянные; один пожар мог уничтожить все и причинить большой материальный ущерб, а то и привести к  человеческим жертвам). Все учащиеся, и вместе с ними наш раби, трудились много часов подряд, чтобы погасить огонь. К вечеру, когда им удалось полностью погасить пожар, они все собрались вокруг раби, и он сказал: «Мы всё еще совершенно не учились! Пойдем же, поучимся немного!» Ученики, едва стоявшие на ногах после многих часов напряженной работы, смотрели на него, пораженные: как мы сейчас сможем сидеть и заниматься? Раби, уловив их смущение, ответил: «Идем в ешиву – и увидите, что сможем!» И так и было: направились в учебный зал – и только после нескольких часов учебы стали расходиться, чтобы поесть немного и лечь спать. («А-адам Бикар», стр. 15).

Как отец о сыне

Преданность нашего раби каждому из учеников была беспредельной. Заботы о них не ограничивались сферой духовной; он заботился обо всех их нуждах –   буквально, как отец о сыновьях. Следующую историю рассказывает гаон раби Давид Поварский [впоследствии глава ешивы Поневеж в Бней Браке], который учился в нашей ешиве, когда эта история произошла.

Наш раби был тогда в возрасте сорока с лишним лет, и борода его была совершенно черной. Однажды утром, когда он пришел в ешиву, все были потрясены, увидев, что она стала белой как снег. Что случилось?

Один из учащихся ешивы был схвачен русскими военными властями по подозрению в шпионаже. По тогдашним российским порядкам обвинение в шпионаже означало верную смерть. Накануне вечером нашему раби сообщили об аресте, и от волнения за того ученика борода его поседела – за ночь. («А-адам Бикар»).

Перевод – рав П. Перлов.


https://www.beerot.ru/?p=53254