Памяти гаона рава Моше Шапиро

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

2654

Наш народ пережил тяжелейший удар… Ушел из этого мира наш учитель, гаон рав Моше Шапиро. Это был человек, величие которого в Торе было уникально для нашего поколения. Известны слова Раши о написанном в Торе (Берешит, 28:10): «И вышел Яаков из Беэр Шевы…». Вместе с праведником город буквально покидает и «красота». Мудрецы Торы являются истинным украшением любого места в этом мире. И потому, несмотря на то, что в Беэр Шеве остались Ицхак и Ривка, «величие и великолепие» покинули это место с Яаковом. К сожалению, в нашем поколении мы плохо понимаем роль величия в Торе и ценность великих мудрецов нашего народа. Не в наших силах оценить, какое великое достоинство покинуло наш народ со смертью гаона рава Моше Шапиро… Тем не менее, в меру нашего понимания мы обязаны поговорить о нашем учителе раве Моше, чтобы удостоиться хотя бы немного понять тяжесть постигшей нас утраты.

Величие мудрецов Торы

Есть очень интересная алаха, которая гласит, что если есть выбор, кого спасти – царя Израиля или мудреца Торы – спасают мудреца Торы. Почему так? Царем может стать каждый еврей, но настоящему мудрецу Торы нет замены. У каждого мудреца Торы есть свое, уникальное понимание. Это понимание является, по сути, уникальным раскрытием Торы в нашем мире, которое с уходом носителя из нашего мира никак не восполнить.

В еврейском календаре есть посты, связанные с величайшими трагедиями нашего народа – пост Гедальи, 10 Тевета, 17 Тамуза и 9 Ава. Как в одном стихе ТаНаХа, в котором упомянуты эти четыре поста, говорится про гибель одного (пусть даже великого!) праведника в одном ряду с трагедией разрушения Храма? Говорят наши мудрецы, что смерть праведника равноценна разрушению Храма! Подобно тому, как присутствие Творца раскрывалось в Храме, оно раскрывается в нашем мире через праведников и мудрецов Торы.

Сказано в писании (Йешаяу, 29:13-14): «И сказал Г-сподь: за то, что приблизился (ко Мне) народ этот устами своими и губами своими прославлял Меня, а сердце свое держали далеко от Меня, и стал страх их предо Мною заученной заповедью людей. Поэтому вот, Я опять удивлю народ этот чудом дивным (הפלא ופלא), и пропадет мудрость мудрецов его, и разум разумных его исчезнет». Здесь говорится о том, что если наше служение станет чем-то машинальным, заученными действиями, повторяемыми по привычке, то Всевышний пошлет наказание: пропадет мудрость мудрецов. Необходимо вдуматься и понять, что написано в этом месте.

Слово пэле (פלא) переводят как «чудо». Это не совсем верно. Это слово означает «нечто поразительное». Но поражают не только чудеса. Тяжелое наказание также поражает. И в приведенном отрывке слово пэле упомянуто дважды.

Раши приводит страшный комментарий к этим стихам. Источник слов Раши – мидраш, то есть слова наших мудрецов поколения составления Талмуда. Так вот, Раши пишет, что если мы будем служить Всевышнему по привычке, то Он добавит нам «сокрытие над сокрытием» – пропадет мудрость мудрецов Торы. Далее Раши добавляет, что «тяжел уход от нас мудрецов Торы – в два раза больше (сказано הפלא ופלא – дважды), чем разрушение Храма и все проклятия, написанные в книге Дварим».  

Наши души находятся в этом мире в страшнейшем галуте. Часто мы даже не понимаем, чего нам не хватает. Мы ощущаем неудовлетворение, нехватку чего-то… Человек создан для связи с Творцом, и причина всей нашей неудовлетворенности – в ее отсутствии. Адам а-Ришон обладал пророческим даром. Это не было чем-то особенным – с таким уровнем связи со Всевышним человек и был создан изначально. У нас нет пророчества, а для связи со Всевышним есть Тора. Поэтому величайшие мудрецы нашего народа – те, кто раскрывают для нас свет Торы. Именно они связывают нас со Всевышним, источником жизни и всех благословений. Мудрецы – величайший канал раскрытия света Торы, света Творца. В Талмуде великие мудрецы нарицательно называются «Моше» – в честь Моше-рабейну. Мудрецы во всех поколениях спускают свет Торы Всевышнего в потемки нашего мира, подобно Моше-рабейну на горе Синай. Именно поэтому уход от нас мудрецов Торы является страшнейшей катастрофой.

В качестве примера хочется привести слова великого рава Арье Лейба Малина, выдающегося ученика ешивы Мир, основателя ешивы «Бейт а-Талмуд» в Бруклине. Когда умер рав из Бриска, он сказал, что теперь мы не можем говорить сварот(понимания в Торе), как вчера, когда рав Ицхак Зэев был еще жив. То есть со смертью рава из Бриска из нашего мира ушла сила его постижения в Торе, мир еще больше отдалился от Творца. И даже если мы серьезно трудимся над Торой, – все равно не сможем постичь то, что могли, когда рав из Бриска был жив.

Ценность великих мудрецов Торы в том, что они – наша связь с передачей Торы от горы Синай до наших дней. Они – наша связь с Торой и Всевышним. Сегодня раскрытие Шехины – Б-жественного присутствия – происходит через них, через их великий труд над Торой. Поэтому уход мудрецов из нашего мира для нас подобен катастрофе разрушения Храма.

Связь с прошлыми поколениями

Великий рав Яаков Каменецкий, соратник рава Аарона Котлера и рава Моше Файнштейна в деле восстановления мира Торы в США, говорил: «Я – человек маленький. Но я видел многих больших людей». С тем, как видел рав Яаков самого себя, мы могли бы поспорить… Но вдумаемся в то, что он говорит о связи с великими мудрецами Торы прошлого. Эти люди не просто передали нам некое знание. Они – наша прямая связь с горой Синай!

Я не раз удостаивался в своей жизни встречаться с людьми, которые видели Хафец Хаима. И я думал: «Сейчас на меня смотрят глаза, которые видели великого Хафец Хаима! Эти люди учились у него, слушали его слова. И сейчас они смотрят на меня… Это люди, которые оценивают и меня, и всю окружающую жизнь совсем иным взглядом». Те люди, которые учились у великих мудрецов прошлого, по сути, несут в себе частицу их Торы и взгляда на мир.

Говоря о нашем учителе, гаоне раве Моше Шапиро, нельзя не упомянуть то, что он сам получил от своих предков и учителей. Двадцать один год назад умер отец рава Моше, рав Меир Ицхак. Я поехал в Бней Брак, чтобы исполнить заповедь утешения скорбящих. Отец рава Моше был учеником великой ешивы Кельм. И это был не простой факт биографии. Рав Моше сказал тогда мне так: «Тот, кто не видел тех, кто учился в Кельме, тот не видел, как выглядит настоящий человек». Затем он привел пример, ярко иллюстрирующий то, что такое «настоящий человек». Кем был отец рава Шапиро? Он был машгиахом в ешиве в Петах Тикве. Этот пост подразумевает постоянные выступления перед учениками ешивы, общение с ними. И при этом отец рава Моше болел раком голосовых связок… Об этом никто не знал! Но мы с вами можем понять, что с такой болезнью человеку очень тяжело даже нормально говорить. Уже исходя из этой истории можно понять, в какой семье рос наш учитель.

В возрасте 13-14 лет рав Моше учился в ешиве Поневеж в Бней Браке. Чем была эта ешива в те дни? Там преподавали величайшие мудрецы Торы тех дней: рав Йосеф Шломо Каанеман (Поневежер Ров), рав Шмуэль Розовский, рав Давид Поварский, рав Элазар Менахем Шах, рав Элияу Элиэзер Деслер, который приехал из Англии, чтобы быть машгиахом. Рав Деслер приблизил к себе совсем юного рава Моше (в те дни, он, безусловно, не назывался равом), и, очевидно, понял великий потенциал ученика. Именно поэтому он передал раву Шапиро такие знания, которые обычно в таком возрасте не передают.

Семья рава Шапиро была связана и с нашим великим учителем Хазон Ишем. Дом главы поколения был открытым для всех. Юноша, ищущий Тору и Всевышнего, по имени Моше Шапиро заходил к Хазон Ишу. Именно по совету Хазон Иша, после нескольких лет обучения в Поневеже, рав Моше отправляется учиться в ешиву Хеврон в Иерусалиме. В те дни это была ешива учеников Сабы из Слободки, рава Носона Цви Финкеля, со множеством великих в Торе и мусаре учеников. Во время учебы в Иерусалиме рав Шапиро сблизился с равом из Бриска. Рав Авиэзер Пильц, глава ешивы Тифрах, говорил о раве Моше, что в нем были буквально видны черты рава из Бриска. В течение нескольких лет рав Шапиро посещал рава из Бриска и разговаривал с ним. Далее рав Моше учился в ешиве Мир, в частности, у великого рава Элиэзера Йеуды Финкеля, а потом и у рава Ицхака Гутнера. Друзья рава Моше говорили, что буквально с детства ему всегда было мало Торы, и он впитывал ее буквально отовсюду.   

Величие в Торе

Изучение Торы – это не просто запоминание материала. Это не учеба ради сдачи какого-то экзамена. Это огромный душевный и интеллектуальный труд, которым человек должен быть занят постоянно – всю жизнь. Недостаточно просто «пройти материал». Тора должна стать частью человека.

Глава ешивы Поневеж в наши дни, рав Берл Поварский, лично знал рава Шапиро с юных лет. Он сказал о раве Моше поразительные слова, которые из уст другого человека могли прозвучать как преувеличение. Рав Поварский привел место из трактата Сукка, где говорится об учениках Илеля. Самым младшим из них был раби Йоханан бен Закай, про которого говорится, что не было части Торы, которую он бы не знал. Это то, что рав Берл сказал про рава Моше.

Двадцать четыре года назад мы делали сиюм трактата Эрувин у нас дома. Мы пригласили рава Моше Шапиро и рава Ицхака Зильбера. Рав Моше спросил, что мы учили. Получив ответ, он начал говорить, и я просто потерял дар речи… Мы учили Эрувин год-полтора, а рав Моше вроде бы только сейчас узнал об этом. Но рав Шапиро говорил так, как будто трактат Эрувин и комментарии к нему лежали открытыми книгами перед ним. В Талмуде рабби Йоханан бен Закай называется сар лифней а-Мелех, буквально – властитель перед Царем (Всевышним). Почему его так называли? Он властвовал над Торой Царя. И таким человеком был рав Моше Шапиро.

Мы не в силах оценить величие рава Шапиро в Торе. Рав Ицхак Зильбер говорил о нем двадцать девять лет назад, что в области Агады он – хад бе-дара – единственный в поколении. Что это означает? Что больше таких людей нет. Важно отметить и отношение самого рава Моше к раву Ицхаку. На протяжении многих лет канун Рош а-Шана рав Шапиро проводил таким образом: он давал урок в ешиве «а-Ран», затем навещал вдову одного из своих учеников в Рамоте, чтобы пожелать ей хорошего года, а потом ехал к раву Ицхаку Зильберу – получить у него благословение перед Днем суда.

Рав Пильц также привел от имени одного из величайших знатоков тайного учения – каббалы – рава Элияу Вайнтруба, что рав Моше Шапиро являлся хад бе-дара и в этой части Торы. Такие люди, как рав Ицхак Зильбер и рав Элияу Вайнтруб понимали истинное величие рава Моше в Торе несоизмеримо лучше нас с вами.

При всем этом рав Моше никогда не прекращал изучение Талмуда. Для него было принципиально важно каждый день давать урок по Гемаре, что само по себе означало постоянную подготовку.

Вся Тора – едина. Невозможно изучать ее «по частям». Не бывает полноценного знания Устной Торы без знания Письменной Торы. Понимание каббалы невозможно без углубленного изучения и понимания Талмуда. Чтобы достичь высочайшего уровня в Торе в целом, человек обязан постоянно трудиться над каждой ее частью.

Когда-то у меня состоялся разговор с моим учителем, равом Хаимом Камилом, о том, как нужно учить Тору. Я сказал, что всю Тору нужно учить глубоко – бе-июн. Он сказал, что это не для нас, и мы так не можем. А как нужно? Часть – бе-июн (глубоко анализируя материал), а часть – бе-бекиют (с большей широтой охвата изучаемого материала, но меньшим анализом изученного). Я ему сказал: «Но ведь Виленский Гаон учил всю Тору бе-июн!» Рав Камил ответил: «Ты говоришь про ангелов!» Я привел в пример Хазон Иша, но рав Хаим Камил снова сказал: «Еще один ангел!» Про рава Моше Шапиро говорили, что он знал всю Тору, в частности, весь Талмуд, бе-июн.

Как становятся великими в Торе?

Еврейский народ никогда, слава Б-гу, не был обделен способными людьми. Однако далеко не каждый способный в Торе человек удостоится стать на один уровень с равом Моше. Как же он удостоился такого величия? Безусловно, он постоянно учился, постоянно тяжело трудился над Торой. Как сказал один из его друзей, рав Моше буквально «убивал» себя ради изучения Торы. Другой мой друг много лет назад спросил у матери рава Моше, в чем секрет его успеха. Она ответила, что он постоянно работал над Торой, не расставаясь с книгами.

Однако помимо постоянной учебы рав Шапиро обладал качествами, не упомянуть о которых было бы нельзя, ибо они – неотъемлемая часть его величия. Первым из таких качеств стоит назвать желание и умение дать Тору людям. При том, что сам рав Моше в своих мыслях был далек от этого мира, и глубину его постижения нам не дано оценить, свою Тору он доносил до многих тысяч людей, даже очень далеких от такого величия. Это уникальное качество – симбиоз желания человека принести Тору своему народу и помощи Свыше. И люди, даже далекие от еврейства, в словах рава Моше видели красоту Торы Всевышнего.

Есть много способов приближения людей к Торе, того, что называется кирувом. Один из них – то, что сказано в мидраше: «Свет Торы возвращает человека к добру». Свет Торы рава Моше – даже из переведенных на русский язык статей по его урокам – доходит до людских сердец. Рав Шапиро самоотверженно нес Тору нашему народу, давая великое множество уроков для самой разной аудитории. Его слушали как те, кто сам полностью посвятил себя изучению Торы (в том числе – большие мудрецы поколения), так и простые люди. И Тора рава Шапиро светила и тем, и другим, хотя, безусловно, неодинаково.

Великие мудрецы нашего поколения (рав Берл Поварский, глава ешивы Поневеж, рав Авиэзер Пильц, глава ешивы Тифрах, или рав Йеуда Адас – хаврута рава Шапиро в изучении каббалы и глава ешивы «Коль Яаков») говорили, что их собственное величие в Торе гораздо меньше величия рава Шапиро. Это не пустые слова. Такие люди знают цену сказанному. Величие рава Шапиро уникально именно тем, что оно было доступно и для других людей, находящихся на совершенно другом уровне в Торе и соблюдении заповедей.

Сказанное выше – это не претензия к людям. У каждого человека свой уровень, и дай нам Б-г всем работать над тем, чтобы расти духовно. Но очень важно подчеркнуть то, что высочайший духовный уровень рава Моше Шапиро был доступен для самых разных людей, в том числе и далеких от Торы.

Еще одним великим достоинством рава Моше была необычайная сила веры. Его жизнь не была простой. Сколько боли он пережил с тяжелой болезнью дочери? Больницы, поэтапная ампутация ноги… Сколько довелось пережить ему как отцу? Несколько лет страданий, а потом и смерть совсем юной дочери! А ведь это – только один пример. Но что из этой трагедии вынес сам рав Шапиро? На протяжении многих лет он давал уроки по разделу Таарот ради возвышения души своей дочери. Седер Таарот – сложнейший раздел Устной Торы, и считанные люди в нашем поколении по-настоящему глубоко разбираются в нем. Личную трагедию рав Шапиро обратил в способ раскрытия сложнейших разделов Торы в нашем мире. Для этого нужна невероятная сила веры. Такую силу нельзя унаследовать от великого отца, нельзя в полной мере воспринять даже от величайших учителей. Это требует колоссальной работы человека над самим собой.

Еще одним качеством рава Моше было пренебрежение почестями и всеми прочими внешними атрибутами. Есть в русском языке такое понятие – позиционировать себя. Многие люди даже разговор по телефону начинают со слов «Говорит рав такой-то», то есть видят себя именно на такой позиции, и не иначе. Это не упрек, и такой подход тоже нужен и важен. Тем не менее, видится важным привести известную историю про адмора рава Исраэля Фридмана, основателя Ружинской хасидской династии. Он был известен как человек, живший в красивом и большом доме и носивший дорогую одежду. Одной из частей его одеяния были золотые ботинки, украшенные драгоценными камнями. Окружающие считали его этаким аристократом, пока однажды зимой хасиды не заметили после церемонии «Кидуш Левана» кровавые следы на снегу там, где стоял Ружинский адмор. У золотых ботинок ребе не было подошв! Он ходил по земле голыми ногами… Чтобы окружающие воспринимали его определенным образом, ребе из Ружина ходил в золотых ботинках, но сам для себя он ходил босиком и зимой, и летом…

В наши дни это трудно совмещается. Вряд ли можно найти человека, которые носит дорогую одежду и туфли без подошв. Но про рава Шапиро я помню одну очень показательную историю. Это было около двадцати пяти лет назад. Мы с женой думали, как сделать что-то для молодых девушек из России. Возникла идея организовать семинар. Я посоветовался с равом Моше Шапиро, и он одобрил. Даже более того – активно помогал нам с женой. И вот как-то я возвращаюсь домой, и супруга говорит мне: звонил рав Моше Шапиро, и представился: «Говорит Моше Шапиро». Это был рав Моше, о котором мы говорили, как о человеке, знающем всю Тору. Говорят наши мудрецы, что тот, кто избегает почета, обретает богатство Торы. Гордыня есть у того, кто на самом деле беден в Торе. Иногда меня возмущало, как люди, которые были бесконечно далеки в духовном величии от рава Моше, позволяли себе разговаривать с ним «запанибрата». Но он сам совершенно не обращал на это внимания, как будто так и должно быть!      

На похоронах рава Моше рассказали одну удивительную историю. За четыре месяца до похорон рав Шапиро перенес тяжелейшую операцию в США на головном мозге. Его сын был с ним тогда. Когда рав Моше начал приходить в себя после операции, его первыми словами были: «Все делает ради почета Всевышнего». Сын спросил: «Папа, кто делает?» Рав Моше ответил: «Моше-рабейну». Можете себе представить, что думал этот человек до операции, где был его разум во время нее, если с этими словами он очнулся…

Найдется ли замена гаону раву Моше Шапиро – большой вопрос. Именно поэтому смерть рава Моше – огромная потеря. Тем не менее, в утешение всем нам стоит привести слова рава Дона Сегаля на годовщине смерти рава Ицхака Зильбера. Тогда тоже у многих было ощущение, что основа этого мира пошатнулась. Рав Сегаль сказал так: «Да, рав Ицхак ушел от нас. Но Б-г рава Ицхака с нами». Рав Моше Шапиро ушел от нас, но Всевышний, Которому он служил – Он с нами. Тора Всевышнего, которая была источником его величия, осталась с нами. Нужно только трудиться над ней.

Безусловно, мы не сможем удостоиться полного величия в Торе рава Моше Шапиро, но мы обязаны взять что-то себе из его качеств, из того, как он жил и учился. Также видится важным напомнить сказанное в шестой главе Пиркей Авот от имени рабби Меира: тот, кто изучает Тору лишма (ради нее самой), удостаивается многого. Об этом говорит великий рав Хаим Виталь, воспринявший и передавший нам Тору великого Аризаля: «Многие люди думают и говорят, что изучают Тору ради нее самой, но тана(рабби Меир) их опровергает». Почему? Просто не видно, чтобы они удостаивались многого. Видится, что рав Моше Шапиро действительно учил много Торы лишма, и танаего не опровергает. Это урок и для всех нас – каким образом можно удостоиться истинного духовного величия.

Рав Моше Шапиро обладал несокрушимой верой во внутренние духовные силы нашего народа. Этими силами обладают даже очень далекие от Торы наши братья. Вера и знание о Б-жественной искре в каждом из нас давали ему силы и желание тратить драгоценные время и энергию, чтобы пробудить Б-жественную душу в нашем народе. Рав Моше Шапиро верил в огромный потенциал русскоязычного еврейства, верил в нас с вами!

Подготовил рав Арье Кац     


https://www.beerot.ru/?p=30216