Рав Хаим Шмулевич — Мир-Шанхай-Иерусалим

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

870
рав Хаим Шмулевич

…Гродно, ешива. Глава ешивы, великий мудрец Торы, рав Шимон Шкоп только что прослушал урок вместе с учащимися в ешива-ктана и, собираясь уходить, сказал: «Единственное, что я вам могу сказать про вашего нового ребе… Когда я был в его возрасте, я не дотягивался даже до его коленей в знании Торы…»

Великий мудрец Торы, наставник и гаон, рав Хаим Шмулевич родился в 5663 году в Ковно (Литва). Его отец, рав Рафаэль Алтер Шмулевич, был главой ешивы в небольшом городке Щучин (ныне – Беларусь), а мать Этель – дочь великого мудреца Торы и наставника мусара рава Йосефа-Юзла Горовица, Сабы из Навардока. Сандаком на брите мальчика стал рав Ицхак Блазер, ближайший ученик и последователь рава Исраэля Салантера и один из выдающихся наставников мусара.

Молодой рав Хаим обучался у своего отца, и относился к полученным от него знаниям как к величайшей ценности. Во время Шестидневной войны, когда снаряды иорданской артиллерии стали долетать до здания ешивы Мир, он передал рукописи отца раву Аврааму Яфену (он улетал в Америку) со словами: «Берегите. Это – вся моя жизнь».

Однажды великий машгиах ешивы Мир рав Йерухам Лейбович был проездом в Щучине. Отец рава Хаима, рав Рафаэль Алтер попросил великого наставника задержаться у них в ешиве и побыть в ней машгиахом: «Мне нечего вам предложить, кроме одной единственной рубашки, которая на мне. Но если вы согласитесь остаться – я отдам ее вам».

Рав Хаим комментировал эту историю в своей неповторимой манере: «Неужели действительно было необходимо иметь рава Йерухама машгиахом? Равом Щучина был рав Лейб Хасман, один из столпов движения мусар, ближайший ученик рава Исраэля Салантера. Разве не хватало рава Хасмана для щучинской ешивы? На самом деле, что мы можем понять из этого? Нужно быть готовым отдать последнюю рубашку ради того, чтобы выучить больше мусара, чем можешь выучить сейчас».

Когда раву Хаиму было всего 17 лет, его постигла страшная трагедия – за короткий срок он потерял отца и мать. Будучи старшим ребенком (в семье были еще две сестры и брат), рав Хаим полностью взял на себя заботу о пропитании семьи, тяжело работая почти целый день.

Брат рава Хаима рав Шломо вспоминал: «Он учился каждую свободную минуту, которая у него была. В то тяжелое время я редко видел его спящим. Не имея возможности учиться днем, Хаим учился и писал свои хидушим ночью». Эту полезную «привычку» рав Шмулевич сохранил на всю жизнь – он учился при любой возможности и в любом месте: за едой, во время поездки, на каком-либо торжестве.

Когда раву Хаиму только исполнилось 18 лет, он был приглашен великим мудрецом Торы, равом Шимоном Шкопом преподавать в ешиве в Гродно. Среди его учеников в ешиве ктана в Гродно были многие великие в будущем мудрецы Торы: рав Шмуэль Грозовский (глава ешивы Поневеж), рав Исраэль Густман (глава ешивы «Нецах Исраэль») и многие другие.

В возрасте 22 лет рав Шмулевич во главе группы учеников ешивы Гродно прибывает в Мир. В течение последующих 54 лет подход к изучению Торы, уроки и даже образ жизни рава Хаима Щучинера (как его называли в те дни) примут за образец многие тысячи учеников по всему миру.

Пока рав Хаим не был женат, он приходил на первую субботнюю трапезу в дом машгиаха ешивы – рава Йерухама Лейбовича. После трапезы машгиах всегда давал особый урок мусара для небольшой группы учеников. Однако рава Шмулевича на этом уроке никогда не было. Таково было решение самого рава Йерухама, которое он озвучил раву Хаиму так: «Вы все время погружены в учебу, даже на моих уроках. Возвращайтесь в ешиву и учитесь в спокойной обстановке».

Помимо постоянства в учебе, было у рава Шмулевича еще одно важное качество: феноменальная память. Это качество ученики ешивы Мир оценят в полной мере, когда, спасаясь из пылающей огнем войны Европы, попадут на дальний Восток, в Японию и Китай. Многие недостающие для учебы страницы книг будут в абсолютной точности восстановлены равом Хаимом.

Однажды, будучи в Вильно, рав Хаим остановился в доме у великого мудреца Торы и признанного лидера поколения рава Хаима Озера Городзенского. Как-то раз рав Хаим Озер принимал у себя дома важную делегацию раввинов и глав общин. Ничего не подозревающий рав Шмулевич вышел из своей комнаты и прошел рядом со столом, за которым шла беседа. Рав Хаим Озер, к огромному удивлению гостей, встал перед намного более молодым по возрасту знатоком Торы. Ошеломленным гостям рав Хаим Озер объяснил: «Когда в комнату входит вся библиотека ешивы Мир – невозможно не встать».

С началом Второй мировой войны для ешивы Мир началось страшное, но в то же время полное истинного величия время. Семь лет настоящего изгнания, с постоянной угрозой для жизни, но вместе с тем – с неослабевающей верой в добрый замысел Творца и упованием на Него.

Подлинное величие учащихся ешивы проявилось в те страшные для нашего народа дни. Служение Творцу даже в самое тяжелое время невзгод и лишений… Презрев опасность и проявив подлинный еврейский героизм, они продолжали учить Тору. Когда многие потеряли надежду, и сокрытие Лика Творца казалось темнее самой темной ночи, свет Торы продолжал сиять благодаря ученикам ешивы Мир.

Рав Хаим Шмулевич и рав Йехезкель Левинштейн перебросили мост Торы над огненной пропастью, поглотившей миллионы наших братьев. По этому мосту из уничтоженных ешив Польши, Беларуси, Литвы нам была передана Тора.

Коварный и жестокий враг не смог ничего поделать с небольшой группой евреев, которых Б-жественное Провидение наделило особой миссией – передать Тору для последующих поколений нашего народа.

«Представьте себе 600000 мужчин, а с ними еще женщины и дети. Они совсем недавно освобождены из египетского рабства. Они пришли к горе Синай получить Тору и стать избранным народом. Но этого недостаточно. Все эти люди не получили Тору как отдельные личности. Только как единый народ они могли удостоиться получения Торы…

Подобно этому те, кто попытались отделиться от ешивы в те страшные дни (их было около 30 человек), не смогли спастись. Только ешива как единое целое, управляемое Б-жественным Провидением, смогла остаться невредимой».

Для многих осиротевших учеников ешивы рав Хаим Шмулевич стал подобен отцу и матери. Когда ешива Мир находилась в Шанхае, он не знал покоя – практически непрерывно учился с разными учащимися. Иногда учеба сменялась просто беседой – рав Хаим старался морально поддержать юношей.

Один из учеников как-то заметил, что рав Хаим часто разговаривает с хозяином того места, где они остановились (это был ассимилированный еврей), и спросил рава Хаима: «Как такой матмид в учебе, как рав Шмулевич может тратить свое время на пустые разговоры, да еще и в такое страшное время»? Рав Хаим ответил: «Этот человек дал мне свой дом. Как я могу его отблагодарить? К сожалению, он не заинтересован в учебе, и я не могу поучить с ним Тору – и этим немного отплатить ему за его труды. Но простая беседа улучшает его настроение, и такую “плату” он очень ценит».

В 5707 году рав Шмулевич вместе со всей ешивой переезжает в Америку, а оттуда, спустя полгода, поднимается в Эрец Исраэль. Здесь он преподавал 32 года в обновленной ешиве Мир в Иерусалиме.

Рав Хаим имел привычку перед тем, как начать урок, несколько минут молча постоять у бимы. Великий мудрец Торы рав Шломо Вольбе объяснял это так: «Ему не нужно было какое-то дополнительное время на подготовку того, что будет говориться на уроке. Он готовил самого себя. Пока рав Хаим не был окончательно уверен, что все, что он хочет сказать, идет из сердца – он урок не начинал».

Через несколько дней после Суккота 5739 года, рав Хаим был доставлен в больницу, и в течение следующих двух месяцев его жизнь висела на волоске. Но даже в полубессознательном состоянии его губы продолжали бормотать слова Торы… В понедельник вечером, 3 Тевета, светлая душа великого праведника и мудреца Торы, рава Хаима Шмулевича была призвана в Небесную Ешиву.

Через 57 лет после событий, описанных в самом начале нашей статьи, тот самый «ребе», о котором говорил рав Шимон Шкоп, имел тысячи учеников. В те дни рав Хаим был прикован к постели, однако многие из учеников продолжали посещать его. Один из них как-то попросил рава Хаима помолиться за выздоровление. Дождавшись, пока парень ушел, рав Хаим позвал своего сына и безапелляционно сказал: «Я должен поехать молиться за выздоровление у Котеля». Ошеломленные домочадцы пытались как могли отговорить рава – уже долгое время он не мог самостоятельно встать с кровати, а тут такое…

Но рав был непреклонен. Сын помог ему одеться, и его довели до машины…

Когда они приехали к Котелю, рав вышел из машины без чьей-либо помощи и пошел исполнять просьбу юноши – молиться за выздоровление. Вернувшись, он с трудом сел в машину, а когда его положили назад в кровать – был не в силах повернуться.

Таким был рав Хаим Шмулевич всю жизнь… Его сила в Торе была способна побороть что угодно – во благо Творца!


https://www.beerot.ru/?p=37867