Рав Эльханан Буним Вассерман — Часть 4 — Его обычаи

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1493

Глава четвертая. Его обычаи.

Проверяет всю книгу – лист за листом

Во время моего посещения Барановичей я обратился к раву Эльханану Васерману с просьбой купить его книги, и когда он их принес, спросил, сколько я за них должен. Он ответил: «Но ведь Вы – ученик ешивы, а с учеников ешивы я не беру денег!»

На это я сказал: «Верно, что я ученик ешивы, но я в состоянии заплатить». Он же, к моему удивлению ответил: «Если так, то верните мне книги!» Я не понял его ответ, но он тут же объяснил: «Если мне платят за книги, я должен быть осторожным, чтобы это не была меках таут – ошибочная сделка. Я должен просмотреть все листы книги – нет ли пропущенных или недостаточно хорошо отпечатанных». И он, действительно, так и сделал – просмотрел книги, лист за листом. Затем он сказал: «Если бы я дал Вам их в подарок, как я намеревался, то мне не надо было бы так трудиться, проверяя каждый лист!»

Слова Торы «выпрямляют разум»

Во всех своих делах рав Эльханан поступал лишь в соответствии с мнением Торы, ни в чем от него не отступая.

Однажды пришел к нему один еврей, из жителей Барановичей, чтобы посоветоваться по делам торговли и заработка. Он подробно рассказал нашему учителю обо всех своих сомнениях и колебаниях – открывать ли ему свое дело. Рав Вассерман открыл Гемару и на несколько мгновений углубился в нее; тот еврей сидел и ждал ответа. Закрыв Гемару, он дал ему ответ.

Когда он вышел, рав Эльханан заметил удивление на лице одного из учеников – постоянных посетителей его дома. Тот спросил: «Какое отношение имеет вопрос из области коммерции к углублению в Гемару?» Наш учитель ответил ему так: «Слова Торы “выпрямляют разум”. После того, как я немного поучился, Всевышний помог мне дать правильный совет».

«Не давай им даром»

Во время своей поездки в Ригу рав Эльханан выяснял у своего двоюродного брата, рава Гирша Вассермана, сколько, согласно принятому здесь, нужно дать «чаевых» нееврейской горничной в гостинице, в которой он остановился. «Хватит ли монеты в одну лату?», – спросил он.

Двоюродный брат был удивлен этим вопросом. Он казался проявлением чрезмерной скупости. Рав Эльханан объяснил ему суть своего вопроса так: «Мы находим у нашего праотца Яакова, когда он посылает подарок своему брату Эсаву, он приказывает своим рабам, чтобы стада скота, предназначенные в дар Эсаву, шли на расстоянии друг от друга – чтобы “насытить” жадный глаз этого злодея. Спрашивается: почему Яаков скупится? Разве мало было у него мелкого скота? Почему он не добавил еще стада, чтобы подарок был побогаче? Объяснение в том, что есть запрет Торы (Дварим, 7:2): “И не давай им даром”. Это означает, что нельзя делать им подарки “просто так”. Яаков старался не прибавлять сверх необходимого, и там, где можно было оставить промежуток, оставлял его и не заполнял».

Для других – есть время

Рав Эльханан Васерман дорожил каждым мгновением и никогда не занимался делами малозначительными. Обуваясь, он с сожалением вопрошал: «Зачем придумали шнурки, которые надо завязывать? Ведь это отнимает лишние мгновения!» Но делам, касающимся других людей, даже если это был маленький ребенок, он уделял время и терпение.

По соседству с ним жила семья, в которой был мальчик лет четырех, любивший играть пустыми спичечными коробками. Наш учитель собирал для него освобождавшиеся коробки в своем доме. Мальчик часто входил к нему и кричал: «Раби, дайте коробочку!» Услышав его крик, рав шел на кухню и, улыбаясь, протягивал коробку мальчику, и тот, довольный, уходил. (Со слов р. М. Каплана, «Ор Эльханан»).

Точность и стремление использовать каждое мгновение были основами его жизни. Один из его учеников, у которого был постоянный ежедневный урок с равом Эльхананом в его доме, опоздал однажды на три минуты. Наш учитель спросил его: «У Вас есть часы?» И когда тот ответилутвердительно, рав Вассерман удивился и спросил: «Если так, то как же Вы опоздали на три минуты?» (Со слов того, с кем это произошло, рава Яакова Неймана из Чикаго. «Ор Эльханан»).

Наш учитель прекращает уроки

Однажды после урока ученики увидели, что рав Эльханан, вместо того, чтобы вернуться, как обычно, к себе домой, спускается в кухню ешивы. Им было очень интересно: что может делать глава ешивы на кухне?

Несколько учеников спустились вслед за ним и стали подсматривать в окно, что происходит на кухне. Рав Эльханан подошел к поварихе и попросил, чтобы она подала ему обеденную порцию, точно такую, какую она подает ученикам, без всяких изменений. Она сделала, как ей было велено. Наш учитель взял у нее тарелку и поднялся прямо в квартиру машгиаха (духовного руководителя ешивы), рава Исраэля Яакова Любченского, который занимался материальными вопросами в ешиве.

Рав Эльханан обратился к нему с открытой претензией: «Разве можно подавать ученикам такую “голодную” порцию? Разве можно морить молодых людей голодом? Ведь это приведет их к слабости и болезням…» И продолжал выговаривать ему далее в самых резких выражениях.

Машгиах отвечал, что всем ведь известно, что ешива находится в чрезвычайно тяжелом положении и каждый, кто приходит сюда учиться, сознательно идет на это. «Я сообщаю каждому молодому человеку, который приходит к нам, о том, какую еду он здесь будет получать, и принимаю только тех, кто соглашается на это по доброй воле. Я беру с него даже подписку об этом! Еще не бывало, чтобы тот, кто приходит к нам, не согласился с этим – люди проходят, чтобы слушать уроки главы ешивы и стать знатоками Торы!»

Рав Эльханан ответил ему так: «Но ведь это называется “ставить условие, противоречащее сказанному в Торе”! И согласие, и подписка здесь ничего не стоят!»

Рав Эльханан прекратил свои уроки и отправился в Америку, чтобы организовать сбор средств для ешивы и позаботиться о том, чтобы ученики получали хорошее питание. (Со слов рава Аарона Давида Низника, ученика ешивы Барановичи – Мир, главы суда Торы в Монреале, Канада).

Ради освящения имени Всевышнего

В середине тамуза 5701 года (июль 1941 года) наш учитель вместе с другими большими мудрецами Торы были арестованы нацистами. Они поняли, что это конец, что их ведут на смерть. Рав Эфраим Ашрей, который был тогда в Ковенском гетто, описывает то, что случилось в последние мгновения:

Наш учитель говорил очень тихо, в душевном спокойствии, как всегда. И вот что он сказал: «Как видно, на Небесах считают нас праведниками, раз мы избраны искупить своими телами общину Израиля. Поэтому мы должны совершить полную тшуву – и немедленно. Времени мало, дорога к Девятому форту (месту, где были преданы смерти святые мученики ешивы Слободка и Ковно) недалека. Мы должны помнить, что наши жертвы будут желаннее, если мы совершим тшуву… Пусть не возникнет у нас какая-нибудь мысль недостойная, не дай Б-г, делающая жертву негодной. Мы исполняем сейчас самую великую заповедь… “Ибо в огне Ты сжег его (Иерусалим), и в огне Ты его в будущем отстроишь” (из молитвы). Огонь, который поглотит наши тела – это огонь, который восстановит заново дом Израиля».

14-го тамуза 5701 года наш учитель поднялся на небеса вместе с двенадцатью другими большими мудрецами Торы – ради освящения имени Всевышнего.

Перевод – рав П. Перлов.


https://www.beerot.ru/?p=3310